«Когда к нам пришел целлофановый пакет, никто не запрещал бумагу. И сейчас в замещении пластика логика такая же»

«Когда к нам пришел целлофановый пакет, никто не запрещал бумагу. И сейчас в замещении пластика логика такая же»
Честный чиновник: так бывает? Бюджетные места в вузах. Лжебанкиры. Россия и ПАСЕ. Производство мёда и чая
Александр Михайлов и Алексей Бинецкий. Коррупция в России: каков её реальный объем и возможна ли продуктивная борьба с ней?
Евгений Гонтмахер: Освободив от подоходного налога тех, кто получает меньше двух прожиточных минимумов, мы хотя бы чуть-чуть приблизимся к социальной справедливости
«Мы – деревнеобразующее предприятие, и этим гордимся!». Основатель компании «Медовый дом» Антон Георгиев
«Мы в значительной степени сами недорабатываем в ПАСЕ». Эксперт Александр Гусев – о необходимости активного членства России в Ассамблее
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Гости
Элмурод Расулмухамедов
первый заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны природы

Одноразовая посуда отравляет. Причем не только нашу природу, но и нас самих. Все эти стаканчики для чая и кофе, контейнеры для еды, минеральная вода в пластиковых бутылках - это яд, который всегда под рукой. Например, в каждой такой минералке эксперты обнаруживают взвесь из микрочастичек пластика, а алкоголь, если налить его в пластиковую стопку, впитает из стенок фенол и формальдегид. Министр природы заявил, что готовится запрет на одноразовую посуду. Когда она исчезнет с полок?

Александр Денисов: «Пластиковая посуда отравляет». Мы вот с Настей собрали небольшую коллекцию таких пластиковых «киллеров», которые всегда под рукой, – например, вездесущий стаканчик. Если налить в него алкоголь, то из посуды выделится формальдегид, там еще вредные вещества; в таком случае с такой посудой лучше на троих не соображать. Настя, а у тебя что, какой «киллер»?

Анастасия Сорокина: У меня вот такой вот одноразовый контейнер. Кто-то покупает, например, еду, берет с собой, в магазине что-то можно из него принести, его несколько раз можно использовать. Но делать надо это осторожно, потому что буквально через несколько месяцев из него тоже начинают выделяться разные вредные вещества, и когда мы кладем туда горячую еду, они еще больше начинают…

Александр Денисов: …отравляют нас.

Анастасия Сорокина: …отравлять, да.

Александр Денисов: Ну вот глава Минприроды сообщил, что в России планируют отказаться от использования одноразовой пластиковой посуды. Тем временем провели опрос, 70% граждан нашей страны положительно отреагировали на предложение отказаться от одноразовой пластиковой посуды, это данные исследовательского центра «Superjob». Только треть россиян пока не готовы сделать это.

Анастасия Сорокина: Готовы отказаться от пластиковой посуды или не готовы вы? Ответьте, пожалуйста, нам коротким сообщением, написав «да» или «нет», итог мы подведем в конце нашего прямого эфира.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Сейчас вы можете также к нам дозваниваться и высказывать свое мнение.

Александр Денисов: У нас в студии Элмурод Расулмухамедов, первый заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны природы, – Элмурод, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Элмурод Расулмухамедов: Добрый день.

Александр Денисов: Я вот когда готовился, с ужасом узнал, что вот пластик вездесущий, и вот даже минеральная вода, которую мы покупаем, провели исследование, там есть микрочастички пластика, то есть мы это пьем, даем детям и не задумываемся.

Элмурод Расулмухамедов: Ну, собственно, есть ситуация еще более сложная. Дело в том, что пластик, который мы выкидываем в природу, гранулируется, измельчается, попадает в животных. Соответственно у нас сейчас уже, например, океаническая рыба заражена такими микрочастицами…

Александр Денисов: Креветки…

Элмурод Расулмухамедов: …микрогранулами пластика и так далее. К сожалению, это факт, с которым мы столкнулись. Поэтому… Экологи уже лет 15 бьют тревогу, но вот сейчас за это взялись у нас и бизнесмены, и власти, осознав, что проблема выходит из-под контроля…

Александр Денисов: Почему врачи не бьют тревогу, ведь это путь к раковым заболеваниям, вот эти канцерогены, формальдегиды, которые выделяются? Все привыкли пить алкоголь из этого добра.

Элмурод Расулмухамедов: Ну вы знаете, вопрос в том, что врачей, наверное, больше волнует воздействие алкоголя, а не формальдегида, который туда попадает, скорее всего, их это больше волнует в данном случае. Вопрос в том, что у нас пластик практически идет как упаковка по нулевой цене, он создает такое ощущение, что все бесплатно, но это тот самый сыр, который в мышеловке бесплатный, то есть потом это нам приходит рикошетом от того, что сильно повреждаются природные ресурсы, и в конечном итоге это сказывается на благосостоянии, на благополучии человека.

Александр Денисов: На нашем здоровье.

Элмурод Расулмухамедов: Прежде всего на здоровье, да. В данной ситуации есть и прямое воздействие, и потом отсроченное воздействие. Поэтому сейчас многие… Вы знаете, у нас мусорная реформа идет, соответственно многие начали задумываться об этих вещах, ваш опрос говорит сам за себя, 60% – это люди…

Александр Денисов: 70%.

Элмурод Расулмухамедов: 70% – это люди, которые, скажем так, такое осознанное у людей поведение, кто готов что-то делать. Другое дело, что наша теперь задача предложить этим людям альтернативные варианты. И в рамках как раз альтернативного предложения идет очень много работы, дискуссий: мы взаимодействуем с крупными торговыми сетями, разрабатываем дорожные карты, в которых будет продуманный поэтапный отказ и от пластиковой упаковки в том виде, в каком вы представили, от пластиковых пакетов и так далее. То есть есть разные альтернативы.

Нам самой простой кажется вернуть в оборот бумагу, то есть в советское время, когда пластика не было, у нас вся упаковка разовая и так далее, часть одноразовых вещей, посуды был либо картон, либо бумага. Бумага перерабатывается, хотя это тоже довольно сложный процесс, но здесь мы можем… В нашем впечатлении, если правильно себя вести, то мы за 2-3 года можем наладить полностью оборот.

Александр Денисов: Что вы принесли с собой? Это вот как раз из бумаги все сделано?

Элмурод Расулмухамедов: Я принес различные версии. Вот это нам сейчас везут на испытание всевозможные упаковочные материалы альтернативные…

Александр Денисов: Из бумаги?

Элмурод Расулмухамедов: Нет, это сделано из косточек, вот эта конкретная история, то есть это сделано из органики, задекларированный производителем срок разложения в природе порядка 3-х лет. Мы сейчас это все положили, смотрим, как это будет разлагаться в различных средах, оцениваем риск, то есть ведем такую научную работу, чтобы потом уже рекомендовать сетям замену. Есть… Вот это вот картон…

Александр Денисов: Тарелка для пикника, грубо говоря.

Элмурод Расулмухамедов: Ну то есть одноразовую посуду заменить у нас несложно, мы можем это сделать, есть история, связанная с упаковочными материалами, в советское время мы паковали в фольгу, в алюминиевые такие штуки, в 1990-е гг. по какой-то неведомой причине поменяли санитарные требования, алюминий был изъят, то есть должны вернуть алюминий, который хорошо собирается, много раз перерабатывается. То есть если бумагу мы можем переработать 3-4 раза, то алюминий почти бесконечное число раз, он как цветной металл хорошо собирается. Мы ведем переговоры с нашими производителями алюминия, с ассоциацией, которая вторичным алюминием занимается, тоже будет отдельная программа по замене части вещей. Но самое простое решение, многоразовая история, я почему принес…

Александр Денисов: Как раз пластик – он не опасен для здоровья? Потому что мы вот перечисляли, выделяет, пару месяцев нужно использовать, дальше выкладывать. Никто же не знает об этом.

Элмурод Расулмухамедов: Нет, это пластик специальный, гигиенический, вот эта штучка стоит, стакан, из которого я пью кофе как человек, который пьет 3 стаканчика кофе в день, я экономлю примерно тысячу стаканов в год выбрасывания в природу. То есть традиционная история, у нас российская, русская экономика была построена на том, что все делалось очень надежно, очень долго служило и так далее…

Александр Денисов: Навсегда, короче говоря.

Элмурод Расулмухамедов: Да, а потом мы вошли в этот режим западный, когда надо все менять каждый год или каждые 2 года, в результате мы получили тот мусор, который у нас есть. Поэтому стратегически надо двигаться не просто в замену на разлагаемый, но в многократное использование. Вот этот стаканчик мне служит уже 2 года, я не знаю, когда я его выкину, он меня вполне устраивает. Стоит 77 рублей, стаканчик картонный стоит 2 рубля, то есть в моем случае, если мы, скажем, в тех же обычных кафешках, где нам дают разовый стакан, разделим и в чеке будет отдельно бумажный стакан или пластиковый стакан и отдельно сам продукт, то человек сразу будет чувствовать, сколько он может экономить, и все перейдут на вот это, элементарная мера, не запрет, элементарная мера просто.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем у наших зрителей, что они думают по поводу вот такого предложения. Из Липецка до нас дозвонилась Татьяна – Татьяна, здравствуйте. Татьяна, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Я бы с радостью отказалась от пластиковой посуды, от всех… пластиковых, но альтернативы-то нет. Возьмите тот же самый лимонад. Мы детям покупаем его, сейчас жара начнется, через день и каждый день. На речку стеклянную посуду… Я насколько помню, мне практически 60 лет, я помню эти разбитые бутылки на пляжах. По городу идешь, под каждым кустом эти бутылки, банки, склянки, вот эта вот грязь. Это нужна такая альтернатива, нужны приемные пункты или тогда магазины пускай принимают, как раньше принимали.

Анастасия Сорокина: Понятно, спасибо вам большое за звонок.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Давайте еще один звонок примем, из Забайкалья до нас дозвонилась Наталья. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Татьяна.

Александр Денисов: Да, Татьяна, добрый день.

Зритель: Нет, это совсем не Татьяна.

Анастасия Сорокина: Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста. Татьяна нам только что позвонила из Липецка.

Зритель: Больная, конечно, тема, наш мусор, это вообще кошмар, конечно. На улицу выйдешь, хоть у нас мусор, конечно, собирают, возле подъезда стоит урна, но его вывозят на мусорный полигон, он потом разносится благополучно ветром по всему городу. Это пластиковая тара, это пакеты на кустах, на траве – с ними как? Это же невозможно бороться, хоть бери и как-то, я не знаю, организованно поджигай его или что. Это же ненормально.

Александр Денисов: Ну а вы стараетесь поменьше использовать пластиковую посуду одноразовую?

Зритель: Раньше… Ну конечно, конечно, у нас некоторые магазины идут навстречу, они принимают пластиковую тару, такие небольшие скидки делают, это в общем-то не принципиально. Главное, что есть возможность у людей хотя бы, ну кто хочет по крайней мере, кто думает о городе, о чистоте, они сдают эту тару. Ну а так, конечно, раньше использовали бумажную упаковку, была бумага, плотнее сделать можно пакеты какие-то. За рубежом используют уплотненные пакеты, прекрасно все выглядит, и крепкие они. Я думаю, что все-таки надо вернуться к бумажной упаковке, к нашим старым, использованным средствам, сумки-сетки…

Александр Денисов: Авоськи.

Зритель: Авоськи как раньше, конечно.

Александр Денисов: Ну что же, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за идею.

Александр Денисов: Авоську вам в руки, как говорится.

Анастасия Сорокина: Элмурод, вот сейчас такое количество у нас уже пластика, мы пока только перечисляли. Есть пластиковая посуда, то, что достаточно близко к нам каждый день, пластиковые пакеты, когда мы идем за продуктами, все упаковки, мы все покупаем… Понятно, что процесс перехода на другие какие-то материалы небыстрый. А что делать с тем, что уже у нас сейчас есть? Может быть, подумать о том, как это все переработать безопасно?

Элмурод Расулмухамедов: Можно думать о переработке, но я не соглашусь с мнением, что это небыстрый переход. Люди, кто постарше, помнят, что мы на целлофановые пакеты в 1980-е гг. перешли за 3 года практически, то есть он когда начал появляться массово в продаже, все стали им пользоваться, до этого был многоразовый целлофановый пакет. Соответственно ничего сложного в переходе нет. Вопрос в том, что население, люди поддерживают саму концепцию перехода, надо просто насытить, наладить оборот.

Вот женщина упомянула пакет, вот он, бумажный пакет, сделанный из отходов. Да, надо его немножко делать более плотным и так далее. Этот переход… Еще раз, мы вот дорожную карту формируем, можно реализовать за 3-4 года, никакой сложности в этом нет. Другое дело, что если будет поддержка государства в виде запретительных каких-то вещей, каких-то налогов дополнительных и так далее, чтобы подтолкнуть бизнес, потому что у нас бизнес эмитирует эту всю историю, то сложностей мы здесь не видим, потому что это, как говорится в пословице, глаза боятся, а руки делают, надо просто начинать. Ну и очень долго запрягаем, готовим государственные программы, много разговоров, много дискуссий, а решения принимает конкретный человек.

Анастасия Сорокина: Ну вот вы сказали про дорожную карту. Сейчас многие согласятся, кто на праздники отправлялся, в путешествия ездили по российским городам, – дороги усыпаны пластиковым мусором, он просто повсеместно, везде. Не исключается же, что опять-таки мы предложим альтернативу, но она просто будет дороже, и исподтишка будут продолжать использовать вот эту пластиковую тару?

Элмурод Расулмухамедов: Она не будет дороже прежде всего, потому что стоимость пластикового пакета находится у вас в цене, если вы перешли на многоразовую так называемую авоську, то у вас вообще сложностей нет. Если у вас идет оборот бумаги, то есть вы сложили яблоки в бумажный пакет, потом сдали его в макулатуру, отдали своему сыну-школьнику, который отнес в школу, и так далее, вы получаете компенсацию, это же товар тоже, то есть для вас это не становится дороже, вы наоборот продаете. Вы же не продаете сейчас целлофановый пакет, вы его выбрасываете, а макулатура – это сырье, оно продается.

Александр Денисов: Давайте посмотрим, у нас есть опрос, жители Якутска, Калининграда и Липецка высказались, готовы ли они перейти на вот такую экологичную форму упаковки.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну да, хорошая фраза: «Если не свинья».

Сначала глава Минприроды высказался, что мы готовы перейти, отказаться от пластиковой посуды. Потом, правда, когда журналисты тут же пристали за подробностями, ведомство пояснило, что законопроект они не пишут. Что мы тоже заявляем, то потом боимся чего-то, отказываемся?

Элмурод Расулмухамедов: Ну вы знаете, мы… У нас строгость запретов, к сожалению, компенсируется низкой исполнительностью. Поэтому мы считаем, что если будет предложена разумная альтернатива при высокой поддержке населения, действительно отдельный законопроект для этого писать не надо. У нас есть инструмент…

Александр Денисов: То есть без него обойдемся?

Элмурод Расулмухамедов: У нас есть инструмент, который называется утилизационным сбором, то есть если поднять пошлину для производителей такого рода посуды (не пошлину, а вот этот утилизационный сбор), то есть если им придется много платить, то пластиковая посуда, о которой вот здесь человек говорил, что она дешевая, поэтому мы ее выбрасываем в природу, то есть логика в этом. То есть если человек будет осознавать ценность этой тарелочки и так далее, будет знать, возможно, что ее можно куда-то сдать и компенсировать свои затраты, то это совершенно другая логика, никто уже не будет выкидывать. Мы с вами не выкидываем многие вещи, которые мы знаем, куда можно сдать и получить за это деньги или какую-то моральную компенсацию. Поэтому здесь логика такая, что мы тоже не видим необходимости писать законопроект.

Мы понимаем, что мы столкнемся с лоббистским ресурсом производителей пластиков и так далее, за ними стоит нефтянка, это все очень строго, серьезно и так далее, поэтому здесь логика другая: предложить людям альтернативу, потихоньку замещать. Потому что когда пакет целлофановый к нам пришел, никто не запрещал бумагу, это было такое естественное замещение. Вот здесь логика примерно такая же.

Анастасия Сорокина: Элмурод, у нас совсем немного времени остается. Буквально коротко дадим возможность высказаться нашей зрительнице Юлии из Хабаровского края. Юлия, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я тоже хочу сказать по пластиковой посуде. У нас на… молоко даже в пластиковых бутылках продается, а многие это пластиковое молоко покупают для маленьких детей. У нас посмотрите, сейчас в стране идет онкология, маленькие дети онкологией как болеют. У нас же такого раньше не было. Сегодня в пластиковой таре йогурты идут – почему бы не перейти на стекло? Вы посмотрите, у нас везде леса, я вот живу в… области, везде все завалено стеклотарой: бутылки, банки. У нас ничего не принимается. Почему мы такие расточительные в России живем? Почему мы живем одним днем? В Японии, в Китае разве такое бывает, в этих странах? Там же все перерабатывается. Почему у нас посуда стеклянная нигде не принимается?

Анастасия Сорокина: Юлия, спасибо вам большое за звонок, понятны ваши эмоции, к сожалению, время ограничено, поэтому мы вынуждены прервать вас.

Давайте подведем итог и попросим его прокомментировать. Отказаться от пластика готовы 94% наших зрителей, которые нам ответили на этот вопрос, «нет» сказали всего лишь 6%.

Элмурод Расулмухамедов: Ну это как раз мы благодарны россиянам за осознание опасности, которая есть. Другое дело, что я обязан поправить: детской онкологии прироста у нас нет все-таки, это придуманная история, в том числе и экологические организации приложили руку ко всем этим страшилкам, здесь надо внимательно к этому относиться, у нас медицина справляется пока со всей историей, профилактика тоже. Но опасность для природы существует и в конечном итоге для людей, это надо признавать, это первое.

Второе: оборотная тара, вот стекло упоминалось, у нас очень много ГОСТов в 1990-е гг. подменялись под нужды наших крупных западных инвесторов, может быть, имеет смысл уже потихоньку возвращаться в тот режим, который есть, потому что на Западе сейчас возвращаются в старую советскую систему тоже во многих местах, – оборотная тара, многоразовость, так называемые…

Анастасия Сорокина: Вернуться, то есть все новое – это хорошо забытое старое, получается?

Элмурод Расулмухамедов: Это спираль, да, спиральное развитие, когда мы на очередном витке приходим к немного другому осознанию. У нас сейчас западные селебритис ходят с авоськами в магазины, ну не с нашими…

Анастасия Сорокина: То есть это еще будет и модно.

Элмурод Расулмухамедов: Мы сделаем это модой, если надо. А то, что 94% поддерживают, говорит о том, что, может быть, необязательно делать закон, а просто довериться населению, которое само решит этот вопрос.

Александр Денисов: Ну что же, оставляйте модные аксессуары нам тогда, Элмурод, раз это модно все, берем себе.

Элмурод Расулмухамедов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас был Элмурод Расулмухамедов, первый заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны природы. Спасибо, что были с нами.

Элмурод Расулмухамедов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Программа подошла к концу практически, нам еще есть, чем вас заинтриговать. Что будет вечером?

Александр Денисов: Расскажем, что будет у наших коллег вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео