Когда прибавка?

Гости
Олег Шибанов
директор Финансового центра Сколково - Российская Экономическая Школа
Евгений Якушев
заведующий лабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики ВШЭ

Константин Чуриков: Ну довольно жарко было накануне в Государственной Думе, когда депутаты слушали выступление главы Министерства труда господина Котякова.

И вот в тот момент, когда он рассказывал о зарплатах, о прочих вещах, связанных с доходами граждан, Вячеслав Володин, председатель Госдумы, его поправил. Сказал, что «Надо, чтобы все-таки министр труда говорил конкретно, в каком регионе какая зарплата, да, а не просто в среднем по стране. Что вообще само понятие «средняя зарплата» очень сильно раздражает наших граждан. И вообще нужно, - например, когда речь идет о бюджетных учреждениях, да, - учитывать зарплату, - сказал Володин, - не только… не вместе, да, совместно руководства там - директора школы, например, и учителей, - а просто учителей отдельно, да. Чтобы была более правдивая реальная картина».

Оксана Галькевич: Там было объяснение, почему эта тема раздражает, - если в среднем по стране. Потому что регионы очень разные: достаточно велик разрыв в зарплатах между регионами. Если в среднем по каким-то учреждениям, то действительно получается, что у руководства достаточно большое… большие зарплаты, а у обычных сотрудников, в общем, совсем не то. А в среднем получается вроде как и ничего. И картина, соответственно, искажается по доходам населения.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители! Как вы считаете, о каких настоящих, реальных зарплатах надо сообщить министру труда и депутатам Государственной Думы? Вы можете нам сейчас позвонить и рассказать. А мы приглашаем в эфир Олега Шибанова, директора Финансового центра Сколково - Российская Экономическая Школа. Олег Константинович, здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Олег Шибанов: Добрый вечер!

Оксана Галькевич: Олег Константинович, а вот мне интересно, вы как экономист какую оценку такому предложению дадите? Считать зарплаты без учета зарплат руководства. Это с точки зрения вот экономической науки будет правильно? Сигнал будет четче?

Олег Шибанов: Абсолютно правильно. И называется это медианная зарплата. То есть, понимаете, лучше всего считать просто не по среднему значению, где все складывается и делится на головы, да, - сколько нас есть А лучше просто говорить: «А что там в середине распределения зарплат?» И тогда мы более-менее четко понимаем: вот 50% людей ниже, 50% людей выше этого числа.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Олег Константинович, как вы думаете, - вот что касается опять-таки зарплат руководства, - если их вывести из поля зрения, не получится ли так, что они вообще заживут своей собственной жизнью? Их же надо как-то, наверное, все-таки по логике вещей ну не то что контролировать, ну да. Но замечать. Это же… это же все-таки бюджетные средства, да?

Олег Шибанов: Ну все-таки нет. Руководители в основном - это люди в компаниях, да, не в бюджетных организациях в большинстве своем. Те, кто получает довольно большие зарплаты. Не бойтесь, они не пропадут из поля зрения, потому что налоговая уже берет с них повышенные налоги. Поэтому все будет хорошо. Этих людей тщательно «держат за руку», и все их белые зарплаты прекрасно налогооблагаются по 15-процентной ставке. А скоро - по более высокой.

Константин Чуриков: Это если…

Оксана Галькевич: Нет, подождите, это если больше…

Константин Чуриков: Это если больше пяти миллионов в год.

Оксана Галькевич: Это получается больше 400 тысяч.

Константин Чуриков: И с суммы, которая больше 5 миллионов берут – внимание – 15%. В то время как с зарплаты, извините, уборщицы, да берут 13. И ничего себе - нормально. Так

Оксана Галькевич: Нет, ну там просто дело в том, что это не обязательно такие большие зарплаты. Это могут быть и зарплаты до 400 тысяч рублей. Ну, допустим, в больнице или в школе зарплата среднего сотрудника, среднестатистического, или какого-то низшего звена ну может отличаться и в 10 раз, и в 12-13 раз. Это будет существенно весьма.

Олег Шибанов: Конечно, да. Но просто я не очень понимаю тогда, что значит их «отслеживать». Потому что их все равно налоговая и так отслеживает. Ну то есть здесь нет такого, что кто-то их пропустил там и не налогообложил, например.

Константин Чуриков: Олег Константинович! Вот мы постоянно там говорим о том, что «Вот, значит, власти там начинают мониторить доходы. Значит, сейчас вот Володин хочет отслеживать эти зарплаты». Это на самом деле разумное желание, да, знать реальную картину, да? Только зная ее, можно как-то с этим бороться. Но вопрос: а как все-таки с самими зарплатами, с их повышением быть? Вот не получится ли так, что - ну как вот у нас в былые годы, мы все мерили какой-то как бы нереальной средней зарплатой, да – так же мы будем сейчас вот, ну скажем так, опять смотреть на какие-то странные цифры инфляции, совершенно неправдивые, например, да.

Потому, что люди видят одну инфляцию, да, Росстат считает другую инфляцию. И повышать будут эту зарплату, какую-то фантастическую. Или более реальную, да, но не по человеческой, не по людской инфляции, понимаете? А по какой-то кабинетной.

Олег Шибанов: Ну или, я бы сказал, инфляции, которая не относится к конкретным людям.

Константин Чуриков: Да.

Олег Шибанов: Потому что все-таки вот инфляция корзины Росстата, она специфическая именно тем, что туда много что включено. А люди, например, с низкой зарплатой, они больше потребляют продовольственных товаров, которые растут все-таки быстрее, чем вот эта средняя инфляция. Это абсолютно правильный вопрос. И здесь хорошего ответа нет. Просто это не привязка к медианной зарплате, к средней зарплате, к тому, что считает Росстат. Это, скорее, привязка именно к тому, как государство готово подойти к индексации зарплат и пенсий.

И здесь я хочу вас, к сожалению, огорчить: не только в России такая проблема. Везде более-менее. В том числе в богатых странах типа Великобритании то же самое: все время правительство уверено выбирает тот индекс, который больше нравится. И из-за этого получается, что привязка вот этой индексации зачастую совершенно не к той инфляции, которую люди ощущают.

Константин Чуриков: Я просто к тому, что если бы действительно узнали реальную картину, как она есть, да. И взвесили бы, да: на разные веса бы, да, поместили разные группы людей. И узнали бы, что ну предположим, да, большинство в стране - я сейчас условно, да - получают там, не знаю там, условно говоря 20-25 тысяч, например, да. Это… это могло бы как-то повлиять на решение власти в отношении, я не знаю, каких-то выплат, еще чего-то? Налогов тех же, снижения.

Олег Шибанов: Да. Смотрите, в прошлом году Росстат уже посчитал. То есть по итогам 2020 года у нас есть распределение по всем организациям. И медианная зарплата в России оказалась в районе 30 тысяч рублей. То есть в этом плане никак это ни на какие решения не повлияло, несмотря на то, что такое упражнение тщательно было уже проделано, да. То есть в этом смысле, наверно, индексацию выше, чем инфляция в государственных учреждениях себе государство пока не может позволить. То есть там принципиально просто не складывается тогда бюджет. Поэтому я не верю, что что-то изменится.

Оксана Галькевич: Олег Константинович, я это упражнение было проделано впервые в рамках работы Росстата? Или прежде тоже этот расчет производился? Ну просто, так скажем, может быть, не принимался во внимание. По привычке брали вот эту среднюю, а не медианную.

Олег Шибанов: Смотрите, расчет делается примерно раз в два года. Потому что тогда досчет происходит по всем малым и средним компаниям, что попадают в выборку Росстата. То есть, в принципе, это такая тяжелая очень работа, потому что объем просто информации очень большой. А вот что касается выводов… Ну выводы смотрите: динамика очень мало зависит от уровня.

То есть если мы говорим о том, как будет индексироваться зарплата, как она будет расти, то это очень слабо зависит от того, где она сейчас находится. Государство вот посмотрело на МРОТ, посмотрело на минимальный размер оплаты труда и прожиточный минимум. И что произошло? Ну они выросли, но выросли совершенно не до тех цифр, которые, наверное, россиян в среднем устраивают. То есть в этом плане, наверное, здесь динамика больше будет привязана к инфляции, а совсем не к абсолютным цифрам.

Константин Чуриков: Ну а сейчас давайте обратимся к методике расчета зарплат учителей в Бурятии. Вот учителя даже были вынуждены обратиться к Президенту нашей страны.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Конечно, это все унизительно. Конечно, стыдно, что учителя жалуются на… и, собственно, на сам факт таких «окладов». Сколько там, 6 тысяч, да? Ну это… это…

Оксана Галькевич: Как у молодого специалиста.

Константин Чуриков: Это просто позор, будем честны. Я уж молчу о том, что… о каком, в принципе, качестве образования можно говорить, если система мотивирована, заточена на то, чтобы было как можно больше учеников в классе. То есть что они там, в принципе, выучат?

Оксана Галькевич: Мне кажется…

Константин Чуриков: Олег Константинович! Вот для вас это иллюстрация чего?

Оксана Галькевич: Очень обидно, что это спустя много лет работы. У человека стаж, у человека опыт, авторитет какой-то.

Константин Чуриков: И коту под хвост.

Оксана Галькевич: И вот такие унижения.

Константин Чуриков: Олег Константинович, ваш комментарий!

Олег Шибанов: Ну… ну это иллюстрация того, что зарплаты у нас во многих местах в государственном образовании, государственной медицине и других каких-то направлениях деятельности довольно низкие. И это хорошо известный факт, да. Здесь единственное, что можно сказать, - это очень печально. И как государство дальше будет с этим работать, время покажет. Едино… в крупных городах хотя бы плюс в том, что можно репетиторством заниматься, да. Что люди имеют какой-то хотя бы другой шанс заработать. Здесь, в малых городах, ну а как они будут это делать?

Константин Чуриков: Дети, которые вот в этой школе будут учиться, они имеют большие шансы попасть, не знаю, в Сколково в РЭШ?

Олег Шибанов: Ну подождите. «Сколково-РЭШ» - это такая специфическая ситуация.

Константин Чуриков: Ну я условно, Вы поняли, о чем я говорю, да.

Олег Шибанов: В хороший университет можно с ЕГЭ попасть вполне. Там вопрос скорее в том, что если детей натаскивают сильно на ЕГЭ, тогда из разных городов люди приезжают, - ну я просто вижу по спектру людей, которые учатся в хороших университетах - они очень разные. Проблема в чем? Что они вот из этого села, если я правильно понял, чисто по зарплате родителей вряд ли смогут уехать. Потому что жизнь в большом городе - это дорого. И вот это - очень большая проблема.

Оксана Галькевич: Мне кажется, что большая проблема, что мы постоянно, знаете, пытаемся мотивировать людей. И говорить: «Ну у вас же вот, я не знаю там, призвание. У вас же такая важная работа». И работаете за еду фактически.

У нас Наталья из Воронежа. Олег Константинович, давайте с ней побеседуем. Наталья, здравствуйте!

Зритель: Добрый день!

Константин Чуриков: Добрый!

Зритель: Я бы хотела сказать о зарплате нянечки в детском саду, которая теперь называется «помощник воспитателя». Дело в том, что - я недавно выяснила, - что, оказывается, фонд оплаты труда делится: нянечки, уборщицы, дворники, прачка и воспитателей. Им всем положены стимулирующие или премиальные. И только, выясняется, что только нянечкам не положено. Фонда не предусматривается. В фонде оплаты труда стимулирующих и премиальных. Мы сидим на чистом, на 12,5 тысячах, на минимальном размере оплаты труда.

При этом сейчас период пандемии, а в основном соблюдение санэпидрежима возложено именно на помощников воспитателя. Труд стал значительно сложнее и труднее. Но хотелось бы знать: это действительно ли так, что не предусматриваются нянечкам стимулирующие или премиальные средства?

Константин Чуриков: Наталья! Вот вчера в Думе, да, значит, беседовал спикер с министром труда. Давайте мы вашу историю как-то положим на бумагу и направим, например, в Министерство труда. Зададим вопрос. И в Государственную Думу, да. Будьте добры, оставьте, пожалуйста, свои контакты, ладно? Просто зададим вопрос: положено - не положено. Я не понимаю, почему не положено, если честно.

Оксана Галькевич: Стала сложнее. Притом, что и была-то, в общем, непростой. Спасибо! Олег Константинович, спасибо вам большое!

Константин Чуриков: Спасибо!

Оксана Галькевич: Олег Шибанов, директор Финансового центра Сколково - Российской Экономической Школы был у нас в прямом эфире.

Константин Чуриков: Но это еще не все. Депутатам…

Оксана Галькевич: Депутатам захотелось не только настоящих зарплат, но и настоящих пенсий, друзья!

Константин Чуриков: Точно! Дело в том, что вот как раз шла речь о том, что - ну как сказал вчера министр труда - у нас инфляция несколько выше, чем ожидалось, да. А по бюджету, значит, пенсионерам в этом году должны проиндексировать пенсии только на 5,9%. Так вот, решили, собственно, в Министерстве труда подготовить предложение по большей индексации. Вот сейчас мы на эту тему - какая больше индексация, как вот ее правильно вообще считать, да, эту… эту инфляцию - сейчас мы спросим Евгения Якушева. Это заведующий лабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики Высшей школы экономики.

Здравствуйте, Евгений Львович!

Оксана Галькевич: Евгений Львович.

Евгений Львович, здравствуйте! Вот, вы знаете, инфляция ведь она тоже инфляции рознь. У нас тут некоторое время назад Эльвира Набиуллина сказала о том, что вот продовольственная инфляция серьезная наблюдается - уже двузначная в этом году. Есть среднегодовая инфляция. Есть там еще какие-то разные показатели с другими названиями. Так вот, по какому критерию, по какой инфляции, как вы думаете, будут индексировать пенсии наших пенсионеров?

Евгений Якушев: Ну у нас используется только один показатель инфляции, который утверждается правительством. Который рассчитывается Росстатом. Единственное, что я хотел обратить внимание, что в отношении пенсий есть два механизма повышения. Первый - это повышение снизу через повышение вот этой фиксированный добавки. Второй вариант - это пропорциональное увеличение. То есть умножить все размеры пенсий на какой-то коэффициент. Здесь есть такое большое противоречие, большая проблема.

Потому что если увеличить всем там на 5% - на 10%, то для маленьких пенсий как бы это ни… ни к чему не приведет. Поэтому какое-то время назад - в начале двухтысячных - было принято расщепить пенсию на базовую, что сейчас стало фиксированной частью. И вот такую переменную, которая связана со стажем и заработком. Большая проблема - это то, что до сих пор не определены, как будут рассчитываться эти пенсионные баллы. То есть потому что размеры пенсии, они как бы привязаны, ну при назначении, к этим баллам. Однако методика до сих пор не утверждена.

Константин Чуриков: Евгений…

Евгений Якушев: У нас есть…

Константин Чуриков: Да. Извините, пожалуйста, Евгений Львович! Это все… это все важное. Это все детали, понимаете. Нас смотрят люди, у которых вот сейчас вот дилемма, да, вот: откладывать деньги на новогодний стол или не откладывать, понимаете, да? То есть там ну пенсии совсем не средние по стране, я так мягко скажу, да. То есть им от этих всех как бы вот этих важных, так сказать, расчетов, понимаете, ни холодно ни жарко, да. Как сейчас оперативно, когда очень сильно растут и продолжают расти цены, помочь этим людям? Какие есть способы? Чтобы не заболтать проблему.

Евгений Якушев: Ну единственный способ - это единовременная выплата. Ее как бы, в принципе, наверняка и запланирует правительство. Потому что это самый простой способ в короткий момент времени всем помочь. Соответственно, будет какая-то фиксированная выплата, которая будет рассчитана ну там по среднему. Для того, чтоб компенсировать ну, скажем, недостающий рост пенсий до инфляции.

Константин Чуриков: А вот по поводу самой системы, о которой вы начали говорить, извините, что я вас перебил. Но вам не кажется, что вот эта вся схема, она слишком хитро придумана, понимаете? То есть она… то есть это все сделано не потому, что надо так сделать, а просто потому, что в стране вот на проект под названием «пенсии», да, очень ограниченное лимитированное количество денег. Поэтому мы сейчас придумаем баллы, мы сейчас придумаем расщепление - вот это, вот это, вот. Как бы, так сказать, - работа идет, все заняты как бы бумагами, понимаете, расчетами. Но по факту люди имеют то, что имеют.

Евгений Якушев: Ну мне кажется, что тут можно много спекулировать на эту тему. Но если маленькие зарплаты, то будут маленькие пенсии. Никто ничего не может изменить в этой ситуации. Соответственно, основа - это экономический рост. Если будет опережающим темпом расти фонд оплаты труда, экономика будет развиваться, то, собственно говоря, доходов будет больше. Всех доходов: и налогов, и страховых взносов. И тогда появляется возможность пенсии индексировать. Но у нас, не забывайте, очень высокая доля «серой» занятости. У нас уже там миллионы человек оформили себя как самозанятые - не платят никакие налоги.

Звучат предложения там разрешить малым компаниям с небольшим оборотом тоже не платить никакие налоги для того, чтобы выйти из тени. Но, собственно говоря, это приводит к тому, что доходов нас не хватает. У нас основным источником, - ну не основным источником как бы, - а вся индексация, все… весь рост пенсии, он формируется за счет средств федерального бюджета. Поэтому все… все возможности связаны не только с экономикой, но и с размером федерального бюджета там, который тоже как бы ограниченный в росте своем.

Оксана Галькевич: Евгений Львович, у меня такой вопрос, знаете. Буду сейчас пытаться его аккуратно сформулировать. Вот мы сейчас в очень непростой период живем: переживаем пандемию. Нам демографы говорят о том, что у нас идут большие потери населения. И, к сожалению, первую очередь мы теряем людей старшего возраста. То есть это те самые люди, которые получают выплаты из Пенсионного фонда нашей страны.

Опять же - неприятно об этом говорить - но получается, что, исходя из этой математики пандемийной, смертельной, нагрузка на фонд выплат вот этих социальных по старости, пенсионного обеспечения, она снижается. Но, может быть… может ли быть, что, допустим, за счет вот… вот этой вот ситуации страшной, да, но, тем не менее, может быть, высвобождаются какие-то средства для того, чтобы помочь тем пенсионерам, которые еще по-прежнему с нами? Добавить им не 5,9 на индексацию, а чуть больше. Не одну единовременную выплату, я не знаю, ну хотя бы там еще какую-то. Они, в конце концов, нормальных продуктов себе купят. Они, в конце концов, ну, я не знаю, отдохнут где-нибудь.

Константин Чуриков: Еще неизвестно, сколько они проживут. Но пусть они проживут достойно.

Оксана Галькевич: Здоровьем, да, займутся своим. Заботой какой-то окружить этих людей.

Евгений Якушев: Я полностью вас поддерживаю как бы. Вопрос пенсионной системы, он крайне болезненный. То есть вы помните тот негатив, который был с ребалансировкой пенсионной системы и с повышением пенсионного возраста? То есть я бы сказал следующее, что вот нынешнее сокращение численности пенсионеров - это и есть результат того, что повысили пенсионный возраст. И, собственно говоря, приток новых пенсионеров, он сократился за счет этого.

А убыль, ну да, она возросла. В том числе возросла в связи с пандемией. Но основное как бы на количество пенсионеров повлиял вот этот вот пересмотр, ну в общем, установленного пенсионного возраста. К сожалению, как бы пенсионная система, она зависит от экономики. Она вторична по отношению к рынку труда. И, собственно, пока не будут изменения на рынке труда как бы каких-то прорывов в пенсионной системе нельзя делать.

Не надо забывать, что у нас пенсионная система - это огромный котел, который занимается перераспределением. Те, кто получают большие зарплаты, они получают чуть-чуть выше пенсии. И, наоборот, есть люди, которые получают очень маленькие зарплаты и пенсии. У них коэффициент замещения фактически близок к той зарплате, с которой они как бы выходили на эту пенсию. Поэтому вот это перераспределение, оно приводит к тому, что всегда есть те, чьи интересы ущемляются.

Константин Чуриков: Ну в том то и дело. А вы нам говорите про успех экономики. Что какая экономика, такие и пенсии. Вот у нас там в 2000-х, да, экономика бурно росла, да. Ну… ну и что нам вот от этого?

Евгений Якушев: Повышае… повышающими темпами индексировалась пенсия. Собственно, если вы посмотрите на статистику, вы увидите, что было принято политическое решение, в том числе зачли советский стаж, пересчитали. И пенсии росли гораздо быстрее. И, собственно говоря, сейчас мы видим обратную ситуацию. Уже несколько раз отменялась индексация пенсий. Вместо нее давали компенсационную выплату. Поэтому баллы снижаются. Поэтому реально как бы… реальный размер пенсий сейчас фактически снижается. И этот процесс будет и дальше продолжаться, потому что это объективная ситуация, связанная с изменением вот этих вот соотношений.

Константин Чуриков: Понятно. Все зависит от того, сколько лет мы прожили при процветании, сколько лет мы при этом процветании трудились. Но лет не так много.

Несколько СМС-ок, просто чтоб было понятно. Вы говорите, что люди там, так сказать, раздражались на пенсионную реформу. Они раздражаются до сих пор. И по поводу пенсий, да.

Значит, Челябинск: «Мы уже давно поняли: экономика не будет развиваться. Когда все-таки проиндексируют?»

Лилия пишет, зрительница: «Не нужны нам подачки до прожиточного минимума. Прекращайте унижать достоинство пенсионеров!»

Пишут, что единовременные выплаты необходимо пенсионерам выплатить по 20 тысяч рублей. Такое предложение из Москвы.

Оксана, не роняй ручку! И звонок.

Оксана Галькевич: Так я уронила ручку, потому что я посчитала. Вот там человек написал, что пенсия 10 тысяч. И 5,9% - планируемая индексация - составит 590 рублей.

Константин Чуриков: Игорь из Калуги.

Оксана Галькевич: Человек просто пишет: «Перестаньте уже в процентах индексировать, прибавляйте какие-то реальные деньги!»

Константин Чуриков: Да, кстати.

Оксана Галькевич: Игорь из Калуги, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Вот уже четыре года назад было принято решение, что ну сдвинуть пенсионный возраст до 65 лет. Владимир Владимирович, наш уважаемый Президент, сказал: «За счет этого мы каждый год будем на 7% индексировать пенсию». Он сказал с высокой трибуны, никто его за язык не тащил. Чтобы пенсия у людей – ну, пенсионеров - была достойная. А тогда еще 7% инфляция меньше была. А что на выходе: за это время даже до уровня инфляции не проиндексировали. Это не считая на то, что нет… не индексируют работающему пенсионеру пенсию. А если все работающие перестанут работать, уйдут в темную, и им придется полностью пенсию платить - рухнет тогда наша пенсионная система.

Константин Чуриков: Спасибо, Игорь, за ваш звонок. Но тоже извините… извините меня. Вот тоже время идет – вопрос забалтывается индексации пенсий работающим пенсионерам. Ведь тут вот 5,9%, да, а… а работающим вообще ноль прибавки.

Евгений Якушев: Ну в данном случае надо обращаться к депутатам, а не к экспертам. Эксперты могут посчитать баланс, могут посчитать долгосрочный прогноз, могут сказать, какие факторы влияют на будущие размеры пенсий.

Константин Чуриков: А посоветовать эксперты что-то могут?

Евгений Якушев: Ну, собственно говоря, у нас есть Конституция, которая была одобрена на Всенародном референдуме. Там было указано, что пенсии должны индексироваться не ниже инфляции. Поэтому любое решение, которое идет вразрез с Конституцией, оно будет выглядеть как нарушение основного закона.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите…

Евгений Якушев: Я полагаю, что это будет решение, которое как бы должно принимать Правительство. И гарант Конституции – Президент - тоже будет внимательно смотреть за этими предложениями, которые сделает Правительство и одобрит Государственная Дума.

Оксана Галькевич: Евгений Львович, но там сказано «инфляция», да. Так, может быть, просто взять продуктовую инфляцию, которая вот 10,8% составила в последнем месяце.

Константин Чуриков: Кстати, вот там вы сейчас видите - бегущая строка. Там 10,8% - продовольственная инфляция, да. Вот есть опрос ОТР - личная инфляция. Это вот несколько недель назад там, по-моему, 80 с лишним процентов, да. Вот вам какая инфляция ближе? Как вы думаете, кто… кто «правее»? Кто прав?

Евгений Якушев: Не, я согласен. То есть у нас же есть разные представления об инфляции. И, собственно говоря, продуктовых - все они имеют право на существование. Есть еще и ожидания как бы инфляции, на которые ориентируется там тот же Банк России, формируя там денежно-кредитную политику. Поэтому как бы в данном случае мы говорим о факте. Факт есть, поэтому не ниже этого уровня как бы Правительство должно изыскать резервы. Вопрос в том, что в долгосрочном плане нужно выводить экономику из тени, нужно увеличивать доходы пенсионной системы.

И это требует значительного как бы… усилий как бы всех… всех линий власти. Без этого как бы размер пенсий реально повысить невозможно. Второй вариант - это вводить безусловный базовый доход. Но это означает отказ от страховой модели - от того, что учитывать стаж, заработок. Платить всем одинаковую сумму, как бы пенсионное пособие, которое будет выше там минимального прожиточного минимума.

Константин Чуриков: Но она и так сейчас практически у всех такая же вот, да, маленькая и одинаковая.

Евгений Якушев: Да, мы сейчас, в принципе, фактически зависим от бюджета, и возможности бюджета всегда они ограничены у нас. Это вопрос национальных приоритетов.

Константин Чуриков: Да.

Евгений Якушев: Поэтому как бы у меня ответа нет, к сожалению.

Оксана Галькевич: Спасибо!

Константин Чуриков: Спасибо тем не менее!

Оксана Галькевич: Евгений Якушев, заведующий лабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики Высшей школы экономики.

Выводить, конечно, экономику нужно в какое-то другое состояние. Жаль только, как говорится, жить в эту пору прекрасную уж не придется… Ой…

Константин Чуриков: Через несколько минут о том, что цифровизация цифровизацией, но и нам не надо быть дураками. Тут совет дала Эльвира Набиуллина, что…

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (4)
Яков
Самая адекватная - модальная зарплата, то есть та сумма, которую получает большинство. Насколько мне известно, совсем недавно её величина по РФ составляла 23 тысячи рублей в месяц.
Не Яков Яков
Самая адекватная - медианная. Модальная - это наиболее часто встречающаяся. А медианная - зарплата, выше которой получает 50 % человек и ниже 50 % человек. Как и модальная - медианная устойчива к экстремальным значениям зарплат (как у миллиардеров).
Яков Не Яков
Смешно.
Яков Не Яков
А точнее глупо: обыгрывать имя оппонента, не возразив по существу.