Когда стартует массовая вакцинация от ковида в России?

Когда стартует массовая вакцинация от ковида в России? | Программы | ОТР

Будет ли Россия экспортировать «Спутник-V» или всё оставит для внутреннего потребления?

2020-11-25T13:40:00+03:00
Когда стартует массовая вакцинация от ковида в России?
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Николай Крючков
генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог
Антон Гопка
генеральный партнер биотех-фонда ATEM Capital

Тамара Шорникова: Я думаю, что на этой стабильной ноте перейдем к следующей теме. Тем более что тут тоже все стабильно.

Эффективность – 95%. Разработчики «Спутника V» рассказали о новых результатах испытаний. А в Российском фонде прямых инвестиций назвали экспортную цену первой российской вакцины – менее 10 долларов за дозу. Их потребуется две. То есть – 20 долларов, или примерно 1,5 тысячи рублей. Это дешевле, чем у зарубежных производителей. Для сравнения: доза препарата Pfizer обойдется импортерам в 18 с лишним долларов, а доза американской Moderna будет стоить от 25 до 37 долларов, в зависимости от объема контракта.

Иван Князев: Где начнутся первые массовые прививки от коронавируса? Будем ли мы продавать нашу вакцину за рубеж? Кому? И будем ли импортировать зарубежные препараты? Спросим у экспертов.

Ну а вы расскажите нам, будете ли делать прививку от COVID – да или нет? Это наш SMS-опрос. Присоединяйтесь. 5445. В конце обсуждения посмотрим, подведем итоги.

Тамара Шорникова: И звоните, конечно.

Ну а мы подключаем экспертов. Николай Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук. Николай Александрович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Николай Крючков: Здравствуйте.

Иван Князев: Николай Александрович, дешевая – ведь не значит, что она некачественная, плохая? Ну, наша вакцина.

Николай Крючков: Конечно, конечно. Дело в том, что цена ведь зависит от себестоимости производства, а также от рыночных условий, а также, в частности, от тех рынков, на которых вакцина будет реализовываться.

Для примера скажу так. Например, Moderna, они заявили, что одна доза может стоить выше 30 долларов, где-то 35 долларов. У Pfizer чуть дешевле. Соответственно, «Спутник V» – заявили, что где-то 10–13 долларов. А AstraZeneca даже запускает специальную программу для бедных стран и стран, скажем так, небогатых, среднего уровня дохода, где будет реализовываться вакцина определенная, большое количество, и по цене всего 3 доллара. Но это же не говорит о том, что вакцина AstraZeneca менее эффективна.

Поэтому – нет. Цена, конечно, важна. То есть бесплатно – это всегда за чей-то счет, за счет субсидирования. Но в любом случае невысокая цена, высокая цена определяется не столько себестоимостью производства (хотя это тоже), сколько тем рынком, той страной, где эта вакцина будет реализовываться.

Тамара Шорникова: Нам уже посыпались эсэмэски. Должны прояснить. 10 долларов за «Спутник V» – это при продаже за рубеж. Для всех российских жителей вакцинация будет бесплатной. Правильно?

Николай Крючков: Ну, мы сейчас говорим о закупочной стоимости. Я говорю о реальной стоимости вакцины. Пока заявлено, что 10–13 долларов, без уточнения. Наверняка, если говорить о крупном опте для государства, то это будет цена ниже, но все равно это будет заметная цена. Естественно, это будет не бесплатно. Конечно, для людей, для граждан России, для людей, здесь проживающих…

Тамара Шорникова: Да, разумеется.

Николай Крючков: …ну, крайне желательно, чтобы вакцина была бесплатной. Но все равно за нее заплатит в данном случае государство.

Тамара Шорникова: Да-да-да. И что касается испытаний. Поделитесь подробностями. Во-первых, 95% – звучит здорово. Но кажется…

Иван Князев: А почему не 100?%?

Тамара Шорникова: Да. Почему не 100%? Что там сейчас с испытаниями? Какая это фаза? Хорошо ли это – 95%? И сравним с зарубежными аналогами.

Николай Крючков: Ну смотрите. Сейчас сделаны промежуточные отчеты по клиническому исследованию третьей фазы. Промежуточные отчеты. Мы получили фактически пока лишь предварительные данные по эффективности. Почему? Потому что медианный период наблюдения за каждым пациентом составляет где-то месяц, ну, полтора. То есть это очень мало. В протоколе заявлено до двух лет. Ну, в зависимости от вакцины – от одного года до двух лет.

Понятное дело, что мы сейчас говорим о краткосрочной эффективности и о предварительных результатах, например, по вакцине AstraZeneca, собранных всего на менее чем трети от заявленного количества испытуемых. То есть это предварительная эффективность. Скорее всего, окончательная эффективность по всем вакцинам будет значительно ниже. Ну, я прогнозирую уровень 60–65%, вот так где-то, в итоге, когда мы обобщим все данные. Что тоже неплохо, вполне нормально.

Кроме того, когда мы говорим о конкретных цифрах, о точечных значениях – 90%, 92%, 94,5%, 95% – это не совсем правильно, поскольку исследования по своей природе выборочные. Соответственно, здесь мы должны говорить об интервале значений по каждой вакцине, внутрь которого со значительной, с 95-процентной вероятностью попадает истинное значение этой эффективности. То есть правильнее говорить об интервалах.

Если мы так на это посмотрим, то окажется, что эти 70% для вакцины AstraZeneca – это, в общем-то, не так и плохо, и даже не совсем сильно хуже, чем те же 90–95%, которые заявляются по другим вакцинам. Напомню, что последняя информация Института Гамалеи по промежуточному анализу данных – это 95-процентная эффективность. Что, в общем, сопоставимо с вакциной Pfizer, ну, практически равно тем результатам по эффективности, которые получены для вакцины Pfizer и для вакцины Moderna. А вакцина AstraZeneca показала в среднем 70% – ну, от 62 до 90%, в зависимости от той подгруппы, в которой анализировались данные.

Иван Князев: Николай Александрович, я привился – и я теперь в безопасности? И надолго?

Николай Крючков: Никто не знает, сколько будет длиться вакцинный иммунитет. Мы рассчитываем как минимум на год. Но точной, абсолютно стопроцентной гарантии никто вам дать не может, поскольку для того, чтобы дать гарантию, нужно большое количество людей провакцинировать и пронаблюдать их в течение этого длительного времени.

Иван Князев: Просто нас уже пугали, что не факт, если ты сделал прививку, что потом не заразишься.

Николай Крючков: Скорее – нет. В любом случае заразиться сто процентов можно. Вопрос: в течение какого времени? Одно дело – заразиться в течение первых трех месяцев. Другое дело – заразиться через полтора года. Есть некоторая разница в этом. То, что эта вакцина не дает пожизненный иммунитет – это практически гарантированно.

А сколько по времени длится иммунитет – ну, сказать сложно. Я думаю, что как минимум можно рассчитывать, еще раз повторяю, на длительность иммунитета в течение одного года. По крайней мере, мы на это рассчитываем. Может быть, полтора года.

Тамара Шорникова: И прямо в двух словах, действительно прямо в двух. Огромное количество совсем, пишут нам: «Прививаться не буду. Непонятно. Небезопасно». А можете как-то мотивировать этих людей? Объяснить, почему нужно, по вашему мнению?

Николай Крючков: Совершенно не нужно сейчас никого мотивировать. Дело в том, что просто количество вакцины в ближайшие месяцы будет крайне недостаточно, крайне, для того чтобы в России вакцинировать даже группы риски, не говоря уже обо всех желающих. Конечно, если даже половина людей… Насколько я знаю, по последним социологическим опросам, половина людей в принципе готова прививаться. Вот для того, чтобы эту половину привить, нам еще очень и очень много месяцев потребуется.

Поэтому я не вижу никакого смысла мотивировать. Есть особые профессии, которые действительно требуют… ну, которые связаны с большим количеством контактов с незнакомыми людьми. Они требуют, да. И эти профессии, скорее всего, потребуют более ранней вакцинации. Но если говорить в целом о населении, то нет такой потребности сейчас особо мотивировать кого-то.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Николай Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, был с нами на связи, иммунолог.

Звонок послушаем.

Тамара Шорникова: Да, послушаем. Ольга, Великий Новгород. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Добрый день, «Отражение». Рада вас видеть и слышать. Мое мнение: я против вообще любой прививки, и от этой тоже.

Иван Князев: Ну почему? Расскажите нам.

Зритель: Почему? У меня много знакомых прививают детей, а потом у кого-то ноги отказывают, даже глохнут дети, аллергии, астмы. И это все на фоне этих прививок. Я своих детей не прививаю, и – тьфу-тьфу-тьфу! – не болеют вообще ни гриппом, ни простудой.

Иван Князев: Ну знаете, на «тьфу-тьфу-тьфу!» рассчитывать как бы особо, наверное, стоит. Вы знаете, люди умирают.

Зритель: Я смотрю по людям. Вы знаете, я смотрю по людям. Кто не прививается, если иммунитет хороший, то они не болеют, и без всяких прививок.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Понятно, ваше мнение услышали.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем теперь мнение эксперта. Антон Гопка, генеральный партнер биотехфонда ATEM Capital. Здравствуйте.

Антон Гопка: Здравствуйте, приветствую.

Тамара Шорникова: Антон Сергеевич, расскажите, хочется от вас прогнозы услышать. Мы сейчас говорим о том, что в ближайшие месяцы нужного количества доз вакцины не будет. При этом все говорят о том, что вакцина, скорее всего, нам нужна, нам поможет. Ваш прогноз – когда будет?

Антон Гопка: Вакцина действительно нужна. Безусловно, нужно обеспечить популяционный иммунитет. Вакцина в этом смысле максимально может помочь. Производство налаживается в нормальные сроки, даже в рекордные сроки. Мы рассчитываем, что уже в декабре мы выйдем на многие миллионы, если мы говорим только про российскую вакцину. Если мы говорим в целом в мире, то вакцину будут производить десятками миллионов уже в декабре. Поэтому можно считать, по последним оценкам, что уже во втором-третьем квартале благодаря вакцине мы ожидаем, что мы преодолеем пандемию.

Иван Князев: Антон Сергеевич, просто понять хочется, в каких объемах мы на экспорт это будем поставлять. Может, себе нужно оставить?

Антон Гопка: Безусловно, приоритет будет у России. Если мы говорим опять же про российскую вакцину, то она прежде всего будет направлена для российских граждан. И понятно, что будет полностью бесплатно предоставляться вакцина.

Иван Князев: Понятно. А экспорт в каких объемах и куда?

Антон Гопка: А?

Иван Князев: Экспорт того же «Спутник V» – в каких объемах и куда?

Антон Гопка: Экспорт будет в десятки стран мира, как сейчас предполагается. Все это по-прежнему обсуждается. Есть только некоторые контракты. Это и африканские страны, и Латинская Америка, есть азиатские страны. Но в целом, предположительно… Это будет такой важный момент, что мы поможем этим странам преодолеть пандемию.

Иван Князев: Поможем или заработаем? Уже вакцину новой нефтью называют.

Антон Гопка: Если говорить… Ну смотрите. Здесь цена должна соответствовать той ценности, которую эта вакцина дает. Безусловно, ценность очень высокая, с одной стороны, поэтому можно говорить, что цена может быть любой. Любая сумма, конечно, несопоставима со стоимостью жизни человека.

С другой стороны, есть некоторый рынок, есть возможности систем здравоохранения. И тут появляется некоторый рынок цен. И наша цена, наша вакцина будет существенно ниже, чем цены, которые сейчас выставляют американцы и европейцы, кроме некоторых, которые готовы во время пандемии продавать вакцины по себестоимость, например, как компания AstraZeneca.

Тамара Шорникова: Антон Сергеевич, сейчас есть информация, что будет производить вакцину в той стране, в другой стране. А почему мы сами не можем все это сделать для себя же? Мы же такие умные!

Антон Гопка: Нет, мы очень замечательные. У нас действительно есть профессионалы, которые работают с аденовирусными вакцинами. Но тот объем, который требуется, абсолютно беспрецедентный. То есть мы говорим сейчас не о том, чтобы в каком-то возрасте кого-то провакцинировать.

Мы говорим о том, что мы хотим провакцинировать, скажем, 60% населения. В таком объеме, конечно, не производятся сейчас вакцины конкретные. Сейчас мы говорим о том, что, помимо всего остального производства, нужно неожиданно произвести десятки миллионов доз для населения страны в максимально короткие сроки.

Иван Князев: То есть речь не идет о том, что у нас не хватает производств? Просто нужно много доз?

Антон Гопка: Конечно, нужно очень много. Ни у кого в мире не хватает производств. То есть это абсолютно международная проблема. И масштабирование, конечно, занимает время. Нам важно получить ее можно быстрее.

Тамара Шорникова: Антон Сергеевич, а как провакцинировать 60% населения, если как минимум, по нашему прогнозу, 68% против, не хотят прививаться от COVID? Я думаю, что цифры могут колебаться.

Антон Гопка: Опросы делались, во-первых, до того, как появились данные, как правило. Сейчас появляются данные, и люди, которые профессионалы… Меня больше всего волновало, как отреагирует врачебное сообщество. Действительно, в первые месяцы разработки врачебное сообщество было категорически против вакцинации. Они знали, что они первыми, скорее всего, получат эту вакцину в качестве группы риска, и они были категорически против. А сейчас, когда данные появляются, врачебное сообщество начинает к этому лучше относиться. И дальше уже врачи будут убеждать многих людей в том, что вакцинироваться все-таки нужно. И по мере поступления данных эта ситуация будет улучшаться, конечно.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое. Антон Гопка, генеральный партнер биотехфонда ATEM Capital.

Давайте послушаем телезрителя. Надежда из Московской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Знаете, смотрю сейчас вашу передачу, вы говорите о прививках. Я бы хоть сейчас сделала от COVID эту прививку. У меня категория 65+. Я думаю, что нам будут делать дай бог летом, потому что пока до нас очередь дойдет… Сначала будут делать молодежи, детям. А нам, старикам, в последнюю очередь…

Иван Князев: Нет, подождите секундочку! Сначала – все-таки медикам и тем, кто в группе риска, то есть как раз пожилым людям. Не молодежи и не детям в первую очередь.

Зритель: Ну понятно, да. Наша категория останется, я так думаю, «на закуску», где-то к лету. Но почему-то не говорят о вакцинации… Есть такой препарат «Превенар 13» от пневмококка. Вот сейчас бы нам, пожилым людям, сделали бы всем эту прививку – и мы бы не стали так болеть. Я 3 сентября сделала эту прививку, перенесла очень легко и спокойно. Через месяц я сделала прививку от гриппа. И я защитила себя.

Иван Князев: Коронавирус?

Тамара Шорникова: Я думаю, что постпрививочный период прошел нормально. Я думаю, что здесь врачи, специалисты все-таки лучше знают, что нужно, чтобы…

Иван Князев: Возьмем на заметку ваше мнение, ваш звонок. Спасибо вам.

Кстати, общие российские цифры как-то коррелируют с нашим опросом. 66% не собираются пока прививаться. Наши телезрители спрашивают, а будем ли мы прививаться. Ну, я могу от себя сказать: как только будет возможность, я пойду делать прививку. Вы – как хотите. Ваше право.

Тамара Шорникова: Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Андрей
Да где ж они столько болванов-то найдут, прививаться непонятно чем не пойми от чего, чего никто в глаза никогда не видел за пределами телевизора?
Андрей Андрей
не судите о людях кто желает вакцинироваться , это их выбор , и незачем их оскорблять !!!
Яков
Очень надеюсь, что никогда: думаю, что умеющих критически мыслить всё-таки больше, чем жертв пропаганды. Несмотря на все старания власти и этой самой пропаганды.
Будет ли Россия экспортировать «Спутник-V» или всё оставит для внутреннего потребления?