Кого отправить на «картошку»?

Кого отправить на «картошку»? | Программы | ОТР

В России некому собирать урожай

2020-05-27T19:48:00+03:00
Кого отправить на «картошку»?
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Олег Цапко
председатель Всероссийского студенческого союза
Александра Потапова
младший научный сотрудник центра агропродовольственной политики РАНХиГС

Оксана Галькевич: Вы знаете, с коронавирусом, между прочим, из нашей жизни не только ушли и уходят какие-то привычные вещи и явления, но и стали возвращаться старые, Константин, уже и хорошо подзабытые.

Константин Чуриков: Ностальгическая тема…

Оксана Галькевич: Да, я думаю, мы сейчас поднимем очередную волну. Возможно, скоро снова будут отправлять студентов на картошку. Ну, также на морковку и на прочие съедобные культуры. Вы знаете, сначала президент просил расширить возможности работы для учащихся вузов. А после эксперты уже подхватили: мол, у нас как раз нехватка рабочей силы на селе, особенно из-за того, что границы сейчас закрыты и мигранты соответственно не могут приезжать на работу.

Константин Чуриков: Не остался в стороне и наш Минсельхоз. Там сказали, что к сбору урожая неплохо было бы привлечь еще и зэков. Главный аргумент в том, что без дополнительных рабочих рук в разгар, собственно, сезона мы в этом году можем остаться вообще почти без всего: без овощей, без фруктов, без ягод. Вот сейчас как раз очень горячая пора у тех, кто собирает ягоды в нашей стране, на юге России.

Оксана Галькевич: Да, клубника почему-то очень волнует.

Константин Чуриков: Клубника, земляника.

Оксана Галькевич: Вы знаете, по прогнозам Минсельхоза, если в нужное время в нужное поле не выйдут достаточной численности сезонные рабочие, то мы можем потерять до 80% урожая. А убытки наших аграриев-производителей могут составить 1,5 млрд. руб.

Константин Чуриков: Но при этом вспомним, что накануне пришли новые данные Росстата по безработице в нашей стране. Картина грустная. Только за один месяц апрель работы в стране лишились 800 тыс. человек – почти миллион. В общей сложности сейчас на бирже труда без малого около 4,5 млн. человек. Это если считать по методике МОТ, насколько я понимаю (сейчас уточним). Но, может быть, часть этих людей смогут все-таки устроиться, как раз на сезонную вот эту работу на селе. Или все-таки без студентов нам никуда? И без зэков тоже?

Оксана Галькевич: Вот расскажите, друзья, что вы думаете по этому поводу. Телефоны, как мы сказали, у вас на экране.

А к нам сейчас, к нашему разговору, присоединяется Александра Потапова, младший научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС. Александра Андреевна, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, я вот обратила внимание, что в работах, которые изучают вот эту проблему нехватки рабочих рук на селе, упор на компенсации этих рук делается как раз на категории студентов и вот зэков, простите, заключенных, осужденных людей. Т. е., скажем так, на категориях, заведомо не очень высоко оплачиваемых. Почему?

Александра Потапова: Добрый день. Да, в нашем центре проводилось исследование по рискам трудовых мигрантов и вообще трудовой рабочей силы в сельском хозяйстве. Действительно, Минсельхоз принял решение о привлечении вот таких категорий граждан к сельскохозяйственным работам. Потому что заработная плата, конечно, в сельском хозяйстве на 40% ниже, чем в целом по экономике. И, естественно, местные кадры, которые обеспечены работой, не хотят что-то менять и присоединяться к сельскохозяйственным работам. Поэтому и привлекаются такие вот категории людей.

Мы изучали опыт зарубежных стран, какие меры принимаются у них там. И эта мера тоже распространена по привлечению местных кадров и также студентов. Но, к сожалению, она была не очень эффективна. Потому что, во-первых, эти категории граждан – как студенты, так и вообще местные ресурсы: безработные или те, кто потерял работу в условиях пандемии, – они не имеют опыта сельскохозяйственных работ. Для сбора урожая необходим все-таки какой-то опыт и какой-то навык.

Константин Чуриков: Александра Андреевна, извините, а как же в 80-е золотые, там, 70-е--80-е, собирали картошку? Что, какие-то специальные навыки требовались?

Оксана Галькевич: Да и в 90-х еще собирали, Костя.

Александра Потапова: Нет, естественно… Да, вот, и в 90-е, и в 80-е собирали студенты. Но местные кадры – в основном горожане, которых привлекают. Которые потеряли работу, как сейчас в условиях пандемии, и которых собираются привлечь в сельское хозяйство. Они – горожане и никогда не работали на полях.

Константин Чуриков: Ну, да, руки белые, маникюр…

Александра Потапова: А это очень важно. Например, в Германии эмигранты собирают, и которых сейчас заменяют местные кадры, собирают спаржу. И вот если повредить сам стебелек, то получается потеря урожая. Кроме того, вот этот ажиотажный бум, с которым столкнулись и сейчас население хочет помогать фермерам, через некоторое время он спадает. Т. е. в Европе, да, было местное население, которое хотело помочь фермерам, но через пару дней, когда они столкнулись с жесткими условиями работы на полях, они стали уходить и отказываться от этой работы.

Константин Чуриков: Да, Александра Андреевна, но вот есть данные Росстата о том, что средняя зарплата работников сельского хозяйства у нас в прошлом году составляла 28 396 руб. Это правда? Мне кажется, вот сейчас, в это сложное время многие бы не отказались от такой подработки. Да и студенты те же. Стипендия небольшая, у кого она есть.

Александра Потапова: Да, естественно. Если привлекать местных кадров, то надо поднимать, во-первых, заработную плату, потому что все-таки возможности трудоустроиться в городе и получения доходов – они намного выше. Согласитесь, что если мы работаем в городе, то мы не получаем 28 тыс., на эти деньги сложно прожить. Плюс сезонные работники получают намного меньше. Т. е. это мы привели данные в целом по занятости. Вот. Тем более, это низкоквалифицированная все-таки сила, которая занимается именно сбором урожая, и они не получают таких средств.

Константин Чуриков: У нас есть звонок?

Оксана Галькевич: Да, у нас есть звонок. Давайте выслушаем нашего зрителя из Москвы, Сергей нам позвонил. Горожанин, кстати. Житель мегаполиса. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Возможно, собирается на картошку?

Оксана Галькевич: А может быть, есть опыт, да, из студенчества. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Да, опыт студенчества есть, мы выезжали на картошку. Но я считаю, что направить студентов на картошку – это полезная вещь не только для студентов, но и для сельского хозяйства. Во-первых, студенты познают, что такое труд селян, какой он тяжелый, но в то же время благодарный. Но посылать их надо не просто так, за спасибо, но назначать заработную плату, достойную, считаю.

Но а также можно привлечь не только студентов, но и безработные которые остались, им предложить эту…

Константин Чуриков: Которых стало гораздо больше.

Оксана Галькевич: Да, об этом и говорим.

Константин Чуриков: Сергей, а вот что вы помните из своего этого картошечного опыта? Самое яркое что вам запомнилось, как на картошку ездили?

Зритель: Но вот смотрите, я вырос в деревне. Мы в школе всегда ходили собирали, ну не картошку, а сахарную свеклу. А вот уже студентом будучи, ну, не студентом, а в 10-м – 11-м классе, мы ездили на картошку. Нам, конечно, не платили, это понятно. Вот. Но это было интересно, мы помогали, мы были как бы горды тем, что вот мы что-то колхозу оказали такую помощь. Это первое.

И второе. Нехватка людей в сельской местности – это результат развала колхозов и совхозов. Села вымирают. Что-то с этим тоже надо делать.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Это тоже часть нашей ностальгической темы, да?

Оксана Галькевич: Хочешь, я тебе расскажу? Я школьницей еще ездила, да…

Константин Чуриков: И как там?

Оксана Галькевич: …на картошку и на морковку. Ну, как. Не знаю, был ли толк вообще, когда старшеклассников выводят.

Константин Чуриков: Интересно было?

Оксана Галькевич: Да. Вас не отправляли, да?

Константин Чуриков: Нет, только рассматривалось. Александра Андреевна, вот я хочу понять, какой урожай сейчас под особенной угрозой. У нас есть представители Ягодного союза, которые говорят, что вот уже сейчас надо клубнику собирать, а…

Оксана Галькевич: Что ты так к ягоде, Костя?

Константин Чуриков: Ну, ягоду надо есть, между прочим. Очень полезно. Так вот, они говорят, что если сейчас никого им не прислать, то, в общем, пропадет 80% урожая. Где еще нужны эти руки, срочно сейчас?

Александра Потапова: В основном сезонная такая занятость зависит от отраслей плодоводства и овощеводства. Сбор овощей, фруктов, ягод, грибов и т. д. Это такие острые моменты у нас.

И еще бы хотелось затронуть такую тему, что привлечение вот таких массовых трудовых ресурсов необходимо на крупные предприятия. У нас сейчас очень много крупных агропромышленных предприятий, которые не соотносятся с размером населенных пунктов, в которых они располагаются. Т. е. местные кадры не могут восполнить вот эти трудовые ресурсы, которые необходимы им. Поэтому и у них возникает потребность в привлечении кого-то извне.

Если же поддерживать мелкий бизнес, который в основном не нанимает наемный труд, например, те же хозяйства населения. Они сейчас у нас производят более половины всего сбора картофеля и овощей. Если поддерживать таких мелких производителей, то и потребность в огромных массовых трудовых ресурсах отпадет, на самом деле.

Оксана Галькевич: Александра Андреевна, ну вот смотрите, мы с вами рассуждаем в категориях «студент Российской Федерации», т. е. молодой человек с нашим паспортом, таким, как у нас с вами, и вот гастарбайтер, мигрант. Это все равно ведь разные сотрудники? Я имею в виду даже не по производительности, а, может быть, по издержкам для работодателя. Наверное, студент не так выгоден нашему сельскому хозяйству?

Александра Потапова: Конечно, конечно. Т. е. иностранцы – крупным производителям проще завезти иностранную рабочую силу. Они получают меньшую заработную плату. Они не претендуют на какие-то социальные пособия, на хорошие жилищные условия. Т. е. студентов надо где-то размещать, их надо как-то кормить. Мигрант, приезжающий на заработки в Россию, готов жить где-то в вагончиках и получать, по нашим меркам, какую-то маленькую заработную плату.

Константин Чуриков: Извините, но наш разговор пока носит теоретический характер. Потому что в данный момент границы закрыты, мигранты, там, кто-то остался, но кто-то не смог приехать. Рассчитывал, что приедет, но не смог приехать. Так что делать-то? Советы какие?

Александра Потапова: Ну, мы изучали опыт зарубежных стран, что у них происходит. Во-первых, да, они привлекают мигрантов, которые уже есть в стране. Т. е. они продлевают рабочие визы, разрешения на работу, – что сделано и в России. И кроме того, есть специальные программы по привлечению все-таки иностранцев. Это формируются специальные группы работников, завозятся в страну. Их отправляют на карантин 14-дневный. Они живут и работают отдельно от местного сообщества, от местных работников. Но все-таки такие практики существуют.

Оксана Галькевич: Александра Андреевна, но есть ведь еще и такой опыт, как сбор урожая на продажу. Когда что-то поспевает и местных жителей приглашают и собирать, и соответственно забирать с собой часть урожая. Тоже очень распространенная история в этих зарубежных странах. Нам подходит, как вы думаете? Особенно вот в этот наш непростой год. Поедут, выкопают часть картошки, морковку соберут, я не знаю, ту же клубнику увезут. Часть оставят урожая, а часть заберут за какую-то там цену.

Александра Потапова: Естественно, такие практики есть. Но, опять же, восполнить весь дефицит рабочей силы – опять же, это не какой-то постоянный источник рабочей силы. Т. е. кто-то приедет в этот день, а кто-то не приедет.

Константин Чуриков: Да.

Александра Потапова: А урожай все равно есть, и его надо собирать.

Константин Чуриков: Да. Спасибо. Александра Потапова, младший научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС.

Вот, например, в Америке-то кто собирает урожай? Мексиканцы, пуэртоамериканцы.

Оксана Галькевич: Ты знаешь, Костя, там есть… Я тоже изучала этот зарубежный опыт, в оригинале причем его изучала. Там есть такой картофельный штат, и вот когда нужно собирать урожай, там в том числе и школьники выходят на сбор урожая…

Константин Чуриков: В Португалии…

Оксана Галькевич: …там в том числе меняют расписание работы школ, вот так вот.

Константин Чуриков: …много румын и украинцев. Кстати, есть информация, что наши студенты из Петербурга…

Оксана Галькевич: Я про американских детей, Костя. А не про мексиканских детей, которых завозят.

Константин Чуриков: Да. Ну хорошо. Давайте сейчас послушаем звонок. У нас на связи…

Оксана Галькевич: Петербург, у нас Леонид на связи, да. Здравствуйте, Леонид.

Зритель: Здравствуйте. Добрый вечер. Вы как раз задели тот вопрос о том, что по сбору урожая. Так вот, мое как раз мнение. Нам эксперт рассказывала, что они проводили анализы. Так вот, мое мнение, что навыков собирать картофель – нагнуться, поднять картофелину и положить в ящик, – я не думаю, что особенные навыки нужны. Это первое.

И второе. Я готов даже собрать несколько сот человек за 28 тыс., которые не поехали, а бегом бы побежали в любое место, где показали, чтоб за 28 тыс. можно собирать картошку.

Оксана Галькевич: Леонид, но я вас должна расстроить. Это средняя, конечно, цена… средняя зарплата, простите, работников сельского хозяйства в нашей стране. Там, собственно, и агрономы, т. е. с высшим образованием люди, и люди, которые выполняют, и все это сложено и поделено.

Зритель: Ну конечно. Поэтому и надо рассказывать, что поедете на… Самое лучшее – это отдавать натуральным продуктом. Собрал 10 ящиков – 9 собрал, десятый твой.

Оксана Галькевич: Да, вот.

Константин Чуриков: Леонид, а может быть, причина здесь в какой-то дезинформации, вернее, неинформировании людей? Потому что, по идее, вот если бы какой-то внятный клич был бы брошен, все бы поехали…

Зритель: Конечно. Конечно, поехали бы.

Константин Чуриков: …А вот как-то так, знаете, оно тихонько так решается, и все. И приехали люди, там, ну…

Зритель: Вы знаете, я живу в таком городке Красное Село под Санкт-Петербургом. Очень друг другу люди передают, что в областях живут фермеры и они приглашают на работу. Приезжают на своих автобусах, забирают людей, собирают на уборку урожая, где говорят, что мы платим только не деньгами, а натуральным продуктом. И с удовольствием люди ездят. Полные автобусы.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо, Леонид.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте сразу Елену… Ты хочешь какие-то…

Константин Чуриков: Да, тут просто предлагают, кого отправить на картошку.

Оксана Галькевич: Так, кого?

Константин Чуриков: Во-первых, у нас вспомнили, что у нас в стране 10 млн. волонтеров, да? Вот, они же в стране есть.

Оксана Галькевич: Может, все-таки платить людям хоть копеечку?

Константин Чуриков: Предлагают, конечно, депутатов. Каждое второе сообщение.

Оксана Галькевич: А, это – таких волонтеров можно.

Константин Чуриков: Еще звонок. Елена, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, из Новосибирска. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте. У нас много вариантов, у нас всю жизнь школьники помогали селу. Помогали убирать урожай. Это очень хорошая помощь. А у нас в последнее время почему-то стараются растить тунеядцев. У нас и практику не проходят уже школьники на пришкольных участках. Сейчас коронавирус, нельзя. 12 человек можно учиться в классе, а практику по 5 человек проходить нельзя, запрещено. Так почему же не привлечь школьников на уборку того же урожая? Это очень хорошая помощь.

Константин Чуриков: Конечно.

Зритель: Мы работали всегда на уборке урожая. И это было очень весело, даже это…

Оксана Галькевич: Елена, скажите, а вы считаете, это эффективная была работа? Ну, вот я просто была школьницей и собирала картошку, морковку, и я не могу сказать, что прямо очень много было пользы от нас. Вы представляете, старшеклассники, ветер в голове. Надо побеситься, побросаться. Много мы там собрали? Ну, что-то собрали, конечно…

Зритель: Ну нет, извините. Не знаю, где, может быть, был настрой на только побеситься-побросаться…

Константин Чуриков: Да. Не все были, Оксана, такие, как ты.

Зритель: …а у нас в Мошковском районе школы всегда работали в Новосибирской области так, что тщательно убирали все поля. Это на неделю освобождали нас, школьников, и мы убирали абсолютно и картофель, и морковку, и турнепс, и все, что там было.

Константин Чуриков: Елена, я добавлю для Оксаны. А как я в детстве на огороде бабушкином боролся с колорадским жуком нещадно?

Оксана Галькевич: Да, Костя, ты о своем героизме, о борьбе с колорадским жуком расскажешь. Спасибо большое, Елена. Да, но все равно это что-то все-таки говорит о том, как организована работа в нашем сельском хозяйстве.

У нас есть небольшой опрос, друзья. Давайте его посмотрим. Мы спрашивали наших зрителей в Саратове, Перми и Рязани, нужно ли отправлять людей на картошку и поедут ли они сами, собственно. Давайте послушаем.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот такие мнения. Вот, Оксана, сейчас пришло сообщение. Если бы я это от себя сказал, ты бы на меня косо посмотрела. Зритель пишет, Самарская область: «Вы знаете, в деревню на картошку можно завлекать деревенскими девчонками». Ну, имеется в виду – общение, коммуникация. У нас сейчас на связи, как раз и по поводу студенчества, Олег Цапко, председатель Всероссийского студенческого союза. Олег, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Олег.

Олег Цапко: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Олег, ну как все-таки привлечь студентов на картошку? Что надо сделать? Приказать, замотивировать деньгами или как-то там по профсоюзной части? Как это сделать?

Олег Цапко: Но ни в коем случае не принудительно. Здесь нужно понимать, что – даже озвучивали сегодня многие, скажем так, люди по телефону, – вот отменить всю эту прошлую некоторую якобы романтику, то, что нужно поехать, это каким-то образом поможет студентам развиваться. Мне кажется, это все осталось в прошлом. Люди все-таки должны четко понимать, зачем они туда едут. Т. е. это должно быть добровольно. Чтобы люди, которые действительно, студенты, если они хотят поехать, хотят заработать, они могут получить такую возможность. И я считаю, что это хорошая возможность. Тем более, что у нас – вы тоже сегодня говорили уже в эфире – много сейчас людей безработных. Можно их привлекать. И они будут, наверное, более даже в этом смысле замотивированы, чем студенты.

Что касается студентов. Нужно, если мы берем их на такие работы, приглашаем, то оплачивать. Причем оплачивать исходя из зарплат на рынке труда. Т. е. не так, что вот он студент, поэтому мы как бы добровольно-принудительно вывезем его на картошку, условно, заплатим там какие-то копейки, а может, ничего не заплатим. Вот такое недопустимо. Нужно со студентом все-таки обращаться как с любым человеком на рынке труда в этом смысле.

Оксана Галькевич: Олег, скажите, а какая на самом деле зарплата, если говорить о том, что этот труд должен быть оплачен, вот сейчас могла бы быть интересна нашим студентам? В среднем давайте. Понятно, что она по регионам может как-то отличаться. Если говорить об этом как о некой летней подработке.

Олег Цапко: Да абсолютно разные регионы, абсолютно разные зарплаты и абсолютно разные, скажем так, в том числе ожидаемые зарплаты у студентов. Т. е. тут нужно смотреть, сколько готовы платить на рынке. Сколько там, условно, платили тем же приезжим рабочим. Нужно платить не ниже, как минимум, это точно. Поэтому есть студенты, которые уже с первого курса активно работают в разных сферах, и для них, например, зарплата и 50 тыс. будет маленькой, потому что они уже успешно работают. А кто-то, например, начинает свой такой путь профессиональный либо вообще его не начал, а хотят какую-то летнюю подработку за несколько тысяч рублей.

Оксана Галькевич: А вы скажите, стипендия сейчас какая? Тогда будет хотя бы более-менее примерно понятно.

Олег Цапко: Для понимания, средняя стипендия, государственная академическая стипендия в районе 2 тыс. руб. находится.

Оксана Галькевич: Ага, понятно.

Константин Чуриков: Возможно, мы просто нагоняем панику. Потому что я сейчас вот почитал официальный ответ Минсельхоза России (Business FM запросила комментарии). «В настоящее время наблюдается тенденция по перетоку в сельское хозяйство работников из других сфер экономики. И в текущих условиях агропром становится все более привлекательным для работы сегментом». Вот такой официальный ответ.

Сейчас у нас есть звонок. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Звонок у нас, да. Звонок из Ростовской области. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ольга, какие предложения?

Зритель: Да предложений, конечно, много. Но одно – что студентов, наоборот, привлекать. Извините, у нас, я отойду сначала от темы, скажу, сколько у нас в том году платили на теплицах при сборе урожая.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: 12,5 тыс. в месяц. И не говорится о том, ты официально, неофициально. 12,5. И выше этого не поднимается.

Константин Чуриков: Т. е. вот это МРОТ, минимальный размер оплаты труда. А что у вас там собирать приходилось?

Зритель: Огурцы, огурцы собирали тогда.

Константин Чуриков: Так. Это вот 12,5 тыс. руб. за сколько? 8 часов в день?

Зритель: 8 часов. Но если вы остаетесь чуть дольше, ну, на 2 тыс. добавят.

Константин Чуриков: Так, ну хорошо, 14 тыс. А питание обеспечивают там?

Зритель: Нет, питание свое.

Константин Чуриков: Ого.

Зритель: Питание свое. Потому что запрещено им питать людей. Вода ихнина, а питание ваше, что вы привезете. Но люди, если приедет он бог знает куда и питание свое, у вас может это все пропасть, правильно?

Константин Чуриков: Нет, но подождите, т. е. мы вот сейчас удивляемся, почему только мигрантов привлекают, – так если такие условия, то в общем, наверное, вариантов-то и нет?

Оксана Галькевич: Ну, в общем, условия для мигрантов должны…

Зритель: Потому что вариантов даже в городе работать, многие говорят, что в городе есть работа и хорошо оплачиваемая. Я сама работаю, извините, не буду говорить конкретно, на какой сфере, но в сфере питания, тоже я работаю. И у меня самая большая зарплата была, когда я день и ночь работала на этой работе. Я получала 27,5 тыс., я дома вообще не находилась. А так самая маленькая зарплата, которую я получала, работая все свои дни, с выходными, 13-15, ну самое большее 18. Все. При этом я должна заплатить налог и я должна прописать на себя еще двоих своих детей. Сейчас я родила еще одну девочку, понимаете, что еще тяжелее программа будет у меня.

Оксана Галькевич: Ольга, спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вот…

Зритель: А студентов знаете почему… Еще, я отошла просто от темы, жалко. А студентов потому, что у нас, извините, девушка идет с большим маникюром, она открыла конфетку и тут же фантик бросила. Она его не подняла, не пошла в урну кинула. Т. е. для этого есть тот сброд, как одна девочка сказала: «Есть сброд, который этим занимается. Вот пускай берет и убирает».

Константин Чуриков: Вот так? Вот не любят городских в деревне, и понятно, за что. Да, спасибо большое, Ольга.

Оксана Галькевич: Просто очень интересные данные есть Росстата 28 тыс., да? А есть Ольга, которая звонит и совсем другие цифры называет.

Константин Чуриков: Есть жизнь. Олег, но смотрите, у нас времени мало, есть целая подборка опрошенных фермеров, это разные хозяйства: это совхоз имени Ленина в Подмосковье, это куча других хозяйств Новгородской области и т. д., которые просто ждут рабочую силу. Если студентов устроят зарплаты, может быть, как-то вас с ними соединить? Узнать, что надо на селе. Вдруг что-то получится?

Олег Цапко: Безусловно. Сейчас многие студенты жалуются на то, что они попали в трудную жизненную ситуацию финансовую, что они потеряли свою подработку, у них родители потеряли работу. Я уверен, что многие могут откликнуться на предложение поехать поработать в сельском хозяйстве, скажем так. Тем более, что эта отрасль не пострадала сейчас от коронавируса, и там все достаточно нормально. Я думаю, что зарплаты там понизиться не должны. А может быть, даже будут и выше, на фоне некоего спроса.

Поэтому – да, я думаю, что эти предложения могут быть интересны. Но только в формате добровольного привлечения студентов…

Константин Чуриков: Конечно.

Олег Цапко: …за заработную плату. Никаких вот историй, как раньше предлагалось, буквально еще месяц назад, что вместо практики, вместо образовательного процесса. Это не годится.

Оксана Галькевич: Ну да, конечно. Потому что учиться студентам надо. Это тоже уже чревато может быть для страны. Спасибо большое.

Олег Цапко: Спасибо.

Оксана Галькевич: Олег Цапко, председатель Всероссийского студенческого союза, был у нас на связи, руководитель правозащитного проекта «Студенческий дозор».

Константин Чуриков: Предлагают отправить на картошку артистов: «Пусть там поют и деньги зарабатывают». Еще предлагает Саратов студентов Оксфорда отправить, спрашивает: «Вообще они ездят на картошку?» И вот Краснодар пишет: «Лучше одного студента нанять, чем 5 алкоголиков». Это при условии, что студент – трезвенник.

Оксана Галькевич: Ну, и под конец расскажи мне, Костя, о борьбе с жуком колорадским.

Константин Чуриков: Это целый метод. Там потом его надо было поджигать, уничтожать. Мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)