Кого уволят? О борьбе со скрытой безработицей и коронакризисе

Кого уволят? О борьбе со скрытой безработицей и коронакризисе | Программы | ОТР

наша ТЕМА ДНЯ

2020-11-10T14:57:00+03:00
Кого уволят? О борьбе со скрытой безработицей и коронакризисе
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Школа уже не та… Роспотребнадзор предложил продлить антиковидные меры в учебных заведениях до 2022 года
Регионы. Что нового? Новосибирск, Ижевск, Саратов
Люди и вирусы: правила сосуществования. Опять пора экономить. Жизнь с удобствами на улице. Новые санкции против России. Дорожные реагенты
Как долго нам еще придётся экономить?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Гости
Владимир Блинов
директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС
Виктория Пятница
управляющий партнер профессионального сообщества «HR -эксперты»
Андрей Быстров
заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова

Анастасия Сорокина: Возвращаемся в студию программы «ОТРажение», по-прежнему в прямом эфире Иван Князев...

Иван Князев: ...и Анастасия Сорокина. Переходим к главной теме этого дня.

Уважаемые друзья, два противоречия, которые могут сильно изменить нашу с вами жизнь, по мнению экономистов. Вот смотрите, с одной стороны, России нужны экономический рост и рост ВВП, с другой стороны, этого невозможно достичь, если не освободить экономику от лишних рабочих рук, ну попросту массово увольнять или сокращать людей. Так считают в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования.

Анастасия Сорокина: А вот в центре подсчитали: чтобы выполнить цель правительства по росту ВВП в стране на 3–3,5% в год, производительность труда ежегодно должна увеличиваться на 4–4,5%. Тем временем безработица в России резко выросла в этом году, в сентябре она составила 6,3%. Стабильный рост числа безработных наблюдается с весны 2020 года. Правительство прилагало максимум усилий, чтобы сохранить людям рабочие места, но...

Иван Князев: Ну вот получается, что экономисты считают, от этого нужно отказаться сейчас. Правда, предлагают определенные условия взамен. Какие? Прямо сейчас будем узнавать у наших экспертов. Ну а вы, друзья, расскажите, что с работой у вас сейчас, как это отражается на вашем благосостоянии, благополучии. Пишите, звоните нам в прямой эфир.

Анастасия Сорокина: Поговорим с первым экспертом – Виктория Пятница, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты». Виктория Григорьевна, здравствуйте.

Виктория Пятница: Добрый день, коллеги.

Анастасия Сорокина: Вот как не вам задать вопрос про эффективность. Если будут увольнять людей, которые, скажем так, создают некий балласт, станут ли другие работать лучше?

Виктория Пятница: Вы знаете, это вопрос всегда очень спорный, потому что, когда идет речь о массовом высвобождении персонала, об увольнениях и так далее, сложно ожидать, что у нас оставшийся персонал будет поддерживать высокую эффективность работы, ту же самую производительность труда. Поэтому здесь речь идет о том, что все меры должны быть осознанными, продуманными и правильными и никогда не нужно торопиться.

Безусловно, у нас есть прямая корреляция между тем, что нужно, я бы так сказала, не минимальное количество людей для выполнения тех или иных задач производственных, а оптимальное. Поэтому, когда у нас начинается история, что давайте высвобождать, надо сначала понять вообще, сколько нам надо человек для выполнения, качественного выполнения тех или иных бизнес-задач. Поэтому это вот посчитать, посмотреть и, конечно, параллельно продумывать все вот эти истории с перепрофилированием, переподготовкой людей, которые высвобождаются.

Что мы можем с вами добиться, если у нас массовое высвобождение людей, которые остаются без работы, у которых нет, извините, очень часто даже средств к минимальному существованию, которые не знают, куда им пойти и что им делать? Мы что, улучшаем нашу экономику? У нас падает параллельно потребительский спрос, опять же все это зациклено. Поэтому наша задача, и задача правительства в том числе, и задача коммерческих компаний максимально смотреть и думать, как это сделать безболезненно и для экономики, и для людей. Такие методы есть, так что...

Анастасия Сорокина: А вот про методы хочется поподробнее, потому что, конечно, рост ВВП, задачи понятные и конкретные, речь идет об эффективности. Но вот если мы смотрим, например, на Запад, что мы видим? Чтобы эффективнее работали сотрудники, им все условия: им, пожалуйста, чуть ли не личный массажист, психолог, комфорт, питание, все условия, чтобы было человеку удобно на своем рабочем месте, тогда он начинает лучше работать. А у нас, получается, немножко по-другому на это смотрят.

Виктория Пятница: Ну, я бы не сказала, что смотрят по-другому, смотрят по-разному. Потому что есть компании, у которых есть вот все абсолютно, о чем вы говорите, и чуть ли не личный массажист, и, не знаю, спортзал на территории предприятия, и все остальное прочее, бассейн. Поэтому здесь нужно просто смотреть, что у предприятия сейчас с финансами.

Конечно, мы не можем условно сейчас обязать работодателя, особенно коммерческие компании, чтобы они максимально поддерживали, не знаю, высокий уровень жизни тех сотрудников, которые у них работают, потому что у предприятий очень часто, простите, конечно, вообще, в принципе просто нет достаточного количества денег для этого, оно выживает вообще на нашем тяжелом рынке. Поэтому здесь, еще раз повторюсь, нужен баланс.

Мы знаем прекрасно, что, как и говорим, в Европе, в Соединенных Штатах очень серьезное внимание уделяется благосостоянию людей, работников компаний, но сколько это стоит предприятию, мы же тоже не считаем. Поэтому, конечно, может быть, личный массажист – это уже перебор, но какие-то базовые гигиенические пакеты в любом случае в компаниях, конечно же, должны оставаться.

Иван Князев: Виктория Григорьевна, а у нас вообще много лишних людей в производстве, в сфере услуг или еще где? Потому что, понимаете, наверное, каждый из нас может сказать, что вот я не знаю, чем занимается половина моих знакомых на работе. Много у нас таких?

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, такой провокационный немножко вопрос, но во многом правый. Дело в том, что, когда компания начинает внутри себя проводить аудиты, смотреть, сколько сотрудников в штатной структуре, кто чем занимается в течение дня, в моей практике не бывало еще случая, чтобы не вытащили какие-то резервы для повышения производительности. Другое дело, что это контроль, контроль и управление со стороны любого работодателя. И опять же, если мы говорим о том, что мы, допустим, проведя аудит, поняли, что у нас, я не знаю, загруженность людей в части, вот как раз главный вопрос производительности труда, что у них выработка, я не знаю, на 70% вместо 100%, так давайте их не выгонять, а подумаем, чем их занять в это время, чтобы они работали максимально производительно. Потому что подход другой просто должен быть, поэтому они...

Иван Князев: Ага.

Еще хотелось бы про сферы, про сферы понять. Просто нам тут телезрители сразу массово, такой целый шквал SMS, говорят, что чиновников очень много, вот там люди вообще непонятно чем занимаются, вот там в первую очередь нужно сокращать, сразу несколько регионов это пишут.

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, мы же все ищем, скажем, самую большую боль обычно там, где государство. Я думаю, что любую структуру если проанализировать, наверняка найдутся, скажем так, заделы по повышению производительности, и наверняка мы поймем, что там или там какая-то есть перегрузка. Чиновники, наверное, да, госструктуры, наверное, да. Но если брать любую коммерческую организацию, ну то же самое, иногда и в производственном персонале, и в управленческом персонале тоже очень большая беда предприятий, есть переизбыток рабочей силы, ну это действительно так. Еще раз повторюсь, очень важная тема не думать, как их уволить, а думать, чем их занять, чтобы они приносили пользу родине, компании и так далее, вот это важно.

Анастасия Сорокина: Что важно, по мнению наших зрителей, узнаем у Галины, она дозвонилась к нам из Кемерово. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я бы хотела по поводу темы вашей сказать. Ну что это за абсурд получается? Безработица, лишние люди... Куда еще нам безработицу плодить? Это что за экономика, что за рост экономики у нас в нашей стране?

Вместо того чтобы создавать производства, именно производство в нашей стране ведь у нас полностью остановилось практически, так мы, у нас работы сейчас только купи-продай, магазины, парикмахерские и все, больше ничего у нас нет. Вместо того чтобы заводы и фабрики строить, чтобы люди нашли рабочие места, так мы еще больше усугубляем ситуацию.

Ну это что за такое, что у нас за экономисты такие, что у нас за страна? Мы же завозим уже и гвозди, и все остальное, что ни купишь в магазине, все Китай, в лучшем случае Средняя Азия. Когда же мы будем думать о своем производстве, о развитии своей страны, чтобы ни от кого не зависели? Ну нельзя же так, ну?

Анастасия Сорокина: Галина, спасибо.

Иван Князев: То есть, по вашему мнению, наоборот, нужно создавать и создавать рабочие места, тогда и ВВП будет, и производительность труда, и больше производить будем, и все остальное. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Виктория Григорьевна, вот сейчас на фоне пандемии, наоборот, государство поддерживало те компании, которые сохраняли рабочие места, которые помогали в этой тяжелой ситуации, а тут вдруг, получается, совершенно поменялась модель поведения. Как вы для себя это увязываете?

Виктория Пятница: Вы знаете, я не думаю, что поменялась модель поведения. Мы просто сейчас услышали очередные определенные новости, ну как бы новостями их, конечно, не назовешь, потому что все, что касается повышения производительности труда на предприятиях в России, это проекты, которые еще с 2012 года идут, слава богу, уже почти 10 лет, ну 8 точно уверенных, поэтому ничего нового здесь нет. Другое дело, что мы начинаем это интерпретировать с обязательным сокращением персонала. Тут нельзя с Галиной не согласиться в том отношении, что, наверное, надо думать в той части, что уменьшение количества рабочих мест экономике пользы точно не принесет, ну вот точно не принесет.

Иван Князев: Ага.

Виктория Пятница: Мы что... Ну окей, мы поднимем искусственным образом производительность труда, ну снизим мы затраты на персонал внутри организаций, неважно, государственных, коммерческих, какая разница, но что дальше? Люди, которые будут высвобождены, они будут делать что? Мы можем наплодить с вами очень неприятные в этом отношении вещи, потому что чем заканчиваются такие истории, это, в общем-то, общеизвестные факты, нам же не нужны какие-то серьезные потрясения внутри, когда...

Иван Князев: Тут даже, Виктория Григорьевна, дело не в потрясениях, просто эти люди потом так или иначе станут малоимущими, поддерживать их опять же придется за счет государства.

Виктория Пятница: Государству, да, абсолютно верно.

Иван Князев: Я вот что хотел узнать – а у нас сейчас многие компании могут позволить себе, вот как вы говорите, вкладываться в своих сотрудников, занимать их чем-нибудь полезным, повышать их компетенции? Они финансово могут или хотя бы на уровне идей, есть у них такие вот возможности?

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, опять же очень многое зависит от политики самой компании. Из тех, с кем приходится работать и общаться мне, в основном это компании, которые достаточно серьезно относятся к своему персоналу и вне зависимости от того, что сейчас пандемия, изоляция, что компании очень многие потеряли свои позиции на рынке, потеряли достаточно серьезный доход, потому что снижается потребление, в любом случае, да, уменьшаются программы того же обучения и развития, да, они переходят в другой формат... Если раньше, я не знаю, крупные офлайн-тренинги, какие-то программы, семинары, выезды, корпоративы, ну да, убрали какую-то часть, какую-то часть обучения перевели на дистант, но это не убирают совсем, то есть в людей все равно вкладываются.

Да, если компании совсем тяжело и она вынужденно простаивает, людей переводят либо на частичную занятость, либо на удаленку с какими-то поправками в оплате труда в переменной ее части, либо где-то немножко компенсационный пакет балансирует. Но все равно в основном компании, конечно, стараются персонал сохранить, ну и государство, конечно, тоже не дает нам здесь расслабиться, потому что очень пристально за этим бдит.

Анастасия Сорокина: Еще звонок от зрительницы, выслушаем от Татьяны из Владимира. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Вот «Кого уволят?». Я уже говорила, что кого-то и нужно увольнять, а вот производительность труда, которая сейчас включает скорость конвейера и человек работает по 12–14 часов, это просто невозможно, это изнашивает организм, люди болеют часто, умирают. Поэтому у нас и людей-то где-то не хватает, где-то их лишние сидят, в носу ковыряют. Надо думать, кого увольнять и как сокращать, и так же весь народ.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам за звонок.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Виктория Григорьевна, вот вы как специалист именно по экспертной оценке, кого увольнять, кого не увольнять, грамотные ли люди вот в этой сфере сейчас предрекают судьбу работникам?

Виктория Пятница: Вы знаете, люди у нас везде грамотные есть. Я не могу тут не согласиться со звонком предыдущим, даже, наверное, не являясь крупным специалистом в области производительности труда, человек совершенно правильные вещи говорит. Надо смотреть, надо считать и думать, кого увольнять, если в этом есть необходимость опять же. И опять же не просто думать, что надо кого-то уволить, а думать, вообще чем человек потом будет заниматься. Это глобальная, как мне кажется, работа работодателя и государственных наших органов, потому что люди не должны остаться на улице, у них должна быть возможность переквалификации.

У нас же очень многие, кто сейчас выходят на рынок, потеряв работу, ищут себя в качестве ИП, в качестве самозанятых, благо сейчас какие-то льготные налоговые режимы есть, которые позволяют таким людям выживать, а не заранее понимать, что они выходят в коммерческую жизнь и будут работать в убыток себе. Поэтому важно их научить каким-то вещам, которыми они смогут себе сами зарабатывать на жизнь, даже если мы убираем их из штатной структуры нашей организации. Давайте подумаем, как им обеспечить возможность безболезненного относительно существования.

Потому что вы посмотрите, что у нас происходит, у нас, я не знаю, остается без работы отец семейства, мы тоже работаем вот с такими проектами по аутплейсменту, сокращаемыми сотрудниками, и просто же, извините, сердце кровью обливается, когда ты разговариваешь со взрослым человеком, у которого, не знаю, жена, трое детей, больные родители, а он без средств к существованию, единственное бюджетообразующее звено в семье. То есть вот этих вещей допускать просто нельзя.

И надо смотреть, вот если мы хотим все-таки оптимизировать штат, окей, давайте смотреть, сколько людей у нас, на каких позициях, что с ними делать, с какой периодичностью, если даже мы хотим с ними расстаться, расставаться, как им помочь в трудоустройстве дальнейшем. То есть это не просто решение, не знаю, выбросить человека на улицу, это должны быть грамотные, продуманные подходы. И еще раз просто повторюсь, что увеличением безработицы, даже если она у нас сработает на повышение производительности труда, мы системно экономике нашей никак не поможем.

Иван Князев: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Виктория Григорьевна. Это была Виктория Пятница, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты».

Иван Князев: Ну а вот что пишут нам наши телезрители. «Уволить всех, поставить роботов, так и будет скоро», «Покупайте роботов и акции, уважаемые россияне», – пишут нам наши телезрители. «Как оценивается производительность труда чиновников?» – интересуются люди. Из Рязанской области тоже пишут: «Чиновников нужно сократить, у них зарплата огромная, пользы государству никакой». «Чтобы была экономика, наоборот, нужно создавать рабочие места с хорошей зарплатой», – это мнение из Челябинской области от нашего телезрителя.

Анастасия Сорокина: Звонок от зрительницы из Челябинской области. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Елена, мы слушаем вас внимательно.

Зритель: Я хотела бы, чтобы побольше заводов строилось. Все-таки людям надо где-то работать. Я вот до этого слушала, что женщина дозвонилась, говорит. И молодежи негде работать, понимаете? А это вот чтобы на биржу вставать, это что такое? Какие там могут деньги платить? До пенсии еще далеко, а работы нигде нет, где-то надо работать. Я за то, чтобы строились заводы, вот это прямо желание у нас такое, чтобы все восстанавливалось, а не рушилось ничего.

Иван Князев: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Елена, спасибо вам за звонок.

Поговорим с еще одним экспертом: на связи с нами Андрей Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ имени Г. В. Плеханова. Андрей Владимирович, здравствуйте.

Андрей Быстров: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Очень много сейчас говорится об эффективности, о том, какие показатели должны меняться, о том, что у нас должно расти ВВП. Вот как вы видите, промышленность сейчас может, промышленный сектор, быстренько переориентироваться, увеличить производительность и эти показатели в соответствии с планами поднять?

Андрей Быстров: Теоретически, конечно, все возможно, но на практике, для того чтобы этого достигнуть, нужны определенные условия. А условия – это, скажем... Вот Белоусов недавно выступил, вице-премьер наш, и предложил создавать нацпроекты, которых нет вроде бы, по профориентации, изменению, для этого предложил создавать маневр рабочей силы. Ну вот смотрите, у нас в стране так создано, что центры концентрации рабочей силы в основном вокруг мегаполисов, вокруг таких вот зон, где исторически были еще живые до сих пор массовые промышленные предприятия, либо это какие-то гиганты индустриальные, либо это какие-то сырьевые области, которые позволяют добывать углеводороды или еще какие-то полезные ископаемые.

Поэтому если говорить все-таки о повышении производительности труда, то нужно понимать, что... Вот была попытка у нас создать всякие Силиконовые долины, одна из них – это «Сколково», другая из них – это вот космодром «Восточный». Мы надеялись, что вот эти точки станут точками притяжения, даже начали на космодроме строить города, и что квалифицированная рабочая сила туда потянется. Но мы видим, что на практике этого не получилось. Значит, просто маневра рабочей силы, наверное, недостаточно или недостаточно каких-то условий для этого маневра.

Иван Князев: Но понимаете, Андрей Владимирович, тут же, понимаете, маневр-то не осуществился по каким-то конкретным причинам, а причина там, скорее всего, одна, там очень много воровали. Может, поэтому этот маневр не так удалось? А о том, что пишут в этом центре...

Андрей Быстров: Ну а где гарантия, что при других проектах, которые будут созданы, нацелены на такой маневр рабочей силы, этого не будет?

Иван Князев: Нет никакой гарантии 100%.

Андрей Быстров: Поэтому, скорее всего, будет точно так же. Поэтому, конечно же, можно создавать национальные проекты по переквалификации, несомненно, нам они нужны. Но понимаете, я считаю, что вот создавать нацпроекты на любую тему, конечно, можно, но, с другой стороны, давайте немножко в прошлое посмотрим. Ведь любая отрасль, какую ни возьми, которая существовала в Советском Союзе, параллельно существует и за рубежом, понимала, что повышение квалификации необходимо, мир живет, мир изменяется, появляются новые технологии, и не нужно делать из этого какую-то помпу, это вполне естественное желание и стремление любой отрасли...

Даже вот, посмотрите, врач, он постоянно проходит повышение квалификации. Почему? Потому что появляются постоянно новые медицинские технологии, приборы, лекарства, методики, и он должен владеть всем этим, и так в любой профессии.

Иван Князев: Ну да.

Андрей Быстров: Даже, скажем так...

Анастасия Сорокина: Восстанавливается у нас сейчас связь...

Иван Князев: Ну вот по поводу врачей так и сказали, из Томской области нам пишут, что с врачами, например, как раз-таки вот этот вид оптимизации уже и случился: тех, кто реально оказывал помощь, уволили, а остались работать сами понимаете кто.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим слово в виде опроса нашим зрителям. «Считаете ли вы, что на работе есть лишние люди? Каких специалистов вообще можно сократить?» – с такими вопросами наши корреспонденты подходили к жителям Владивостока, Бийска, Перми и Екатеринбурга. Посмотрим и обсудим.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот много раз уже, кстати, говорили сегодня про вот этот баланс и комплексный подход.

Анастасия Сорокина: Где-то убавить, где-то прибавить.

Иван Князев: Да. Восстанавливаем связь с Андреем Быстровым.

Анастасия Сорокина: С Андреем Быстровым. Андрей Владимирович?

Иван Князев: Здравствуйте.

Андрей Быстров: Еще раз здравствуйте.

Иван Князев: Андрей Владимирович, ну вот если брать вот этот действительно баланс, вот этот комплексный подход... Понимаете, вот в этом исследовании Центра макроэкономических прогнозов все-таки мысли-то, с одной стороны, дельные, то есть создавать какие-то промышленности агломерации, создавать рабочие места людям, строить им жилье, создавать еще какую-то инфраструктуру. В принципе идея-то более-менее здравая. Это ли не строительство заводов?

Андрей Быстров: Совершенно верно, идея здравая. Но вот с другой стороны, вот посмотрите, если любой бизнес, любая отрасль развивается, она как губка, ей нужны новые кадры, ей нужны специалисты, ей постоянно не хватает. А если отрасль не работает, то она, в общем-то, пытается избавиться от балласта, в первую очередь которым являются все-таки основные затратные средства, это затраты на заработную плату.

Иван Князев: Ага.

Андрей Быстров: Поэтому если экономика работает, отрасль успешна, то ей нужны разные специалисты, и квалифицированные, и недостаточно квалифицированные, потому что разная работа есть в любой системе. Мы видим, что есть люди, которые, даже в любую школу придите, больницу, если школа и больница работает, нужны уборщики, нянечки, те люди, которые вывозят мусор, и нужны нейрохирурги, то есть это больница, нужны кардиохирурги, такая уникальная специальность, которые тоже должны постоянно совершенствоваться. Поэтому если экономика развивается, специалисты нужны; если экономика не развивается, то они не нужны.

Мы видим вот на примере стран, которые живут за счет иммиграции квалифицированной рабочей силы, в первую очередь это европейские страны, Германия и, например, более явный такой пример Соединенные Штаты. Они как губка, экономика развиваются, и они как губка впитывают в себя со всего мира лучшие кадры, которые участвуют в формировании потом, впоследствии национального продукта, они не тратятся так сильно на подготовку, а получают готовых специалистов из других экономик.

Иван Князев: Ага.

Андрей Быстров: Это говорит о том, что экономика развивается и поглощает в себя все-все-все с точки зрения рабочей силы. А с другой стороны, ведь, знаете, существует много предприятий, особенно это касается, наверное, оборонного комплекса. С одной стороны, мы понимаем, что это предприятия такие уникальные, которые делают уникальную продукцию, раньше они являлись все-таки локомотивом всей экономики, то сейчас, в общем-то, тенденция изменилась, наоборот, скажем так, предприятия оборонно-промышленного комплекса являются, в общем-то, отягощением экономики, они используют пусть и передовые для нас, но с точки зрения все-таки... Те заделы, которые они используют, в основном это заделы многодесятилетней давности, и, естественно, технологии, квалификация людей там тоже, в общем-то, с одной стороны, для нашего общества, может быть, и передовая, но в целом...

Я вот работал одно время на одном из крупнейших предприятий оборонных, могу сказать, что я пришел, у меня было несколько сотен человек в подчинении, и когда... Мне стало интересно, чем же такое количество людей занимается, вот первые недели. Я вышел в коридор и посмотрел, что многие люди толпами ходят по коридорам, носят документы на согласование, то есть работают SMS-сообщениями. Конечно же, говорить об эффективности работы даже таких предприятий не приходится, хотя вроде бы, казалось бы, это оборонное предприятие не должно быть таким, а оно есть. А когда начинаешь проводить сокращения, оргштатные мероприятия, то автоматически ты портишь показатель, допустим, руководителю субъекта федерации, который начинает на тебя жаловаться и говорить, что...

Я в целом на стороне вице-премьера Белоусова в этом случае, который говорит, что снятие ограничения на увольнения, то есть не наказывать менеджмент субъектов федерации, ну и зарплату платить людям на поддержку не через предприятия оборонно-промышленного комплекса, а через биржу труда, как это делается во всем цивилизованном мире. И тогда, в общем-то, показатели безработицы станут на свое место, и показатели производительности труда не будут отягощены излишней, ненужной, неквалифицированной рабочей силой.

Иван Князев: Ну и излишняя гонка за цифрами тоже здесь тогда, получается, и не нужна, чтобы у нас были хорошие цифры по безработице. Спасибо. Андрей Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ имени Г. В. Плеханова, был с нами на связи.

Анастасия Сорокина: Ну а сейчас опять слово зрителям. Нина из Нижегородской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый день.

Я хочу высказать свое мнение, кого нужно увольнять. Увольнять нужно работающих пенсионеров, чтобы места освобождались для молодежи, а пенсионерам дать достойную пенсию. Те средства, которые идут на выплаты по безработице, направить на пенсии, и молодежь пусть работает.

В советские времена, например, где-то в 1990-х гг., в начале 2000-х гг., работающим пенсионерам платили половину пенсии, вот. Сейчас я не знаю, вот два выхода, или какой-то процент от пенсии платить, или вообще не платить пенсию работающим пенсионерам, дать им достойную пенсию, а молодежь пусть на их местах работает, чтобы они освободили места, работающие пенсионеры.

Иван Князев: Это если молодежь придет работать туда. А мне вот интересно, вы предлагаете...

Анастасия Сорокина: За такие деньги согласятся ли они работать.

Иван Князев: Вы предлагаете сначала их уволить, а потом дать пенсию, или сначала дать достойную пенсию, а потом уже подумать, чтобы уволить?

Зритель: Нет-нет, дать пенсию, кто пойдет на пенсию, и уволить, да.

Анастасия Сорокина: Может быть, и сами уйдут...

Иван Князев: Ну, я думаю, многие бы согласились не работать, да, сами бы ушли, увольнять бы никого не пришлось, если бы обычные пенсии у нас были соответствующие. Спасибо вам за ваше мнение.

Анастасия Сорокина: На связи Владимир Блинов, директор Научно-исследовательского центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС. Восстанавливаем сейчас связь...

Иван Князев: Тоже, тоже проблемы со связью у нас.

Несколько SMS. Вот из Рязанской области человек пишет: «А я не боюсь, что меня уволят, у меня все хорошо», – видимо, хорошей квалификации человек. Из Свердловской области: «Я на изоляции с апреля, мою работу никто не выполняет. Вот вопрос, могут ли меня уволить?» – ну неизвестно, все от работодателя зависит.

Анастасия Сорокина: «Сократить чиновников, шоуменов и бездельников», – предлагают нам зрители из Челябинской области.

Иван Князев: Не знаю, под бездельниками ли понимает из Омской области телезритель «юристов и экономистов, занимающих те должности, о которых речь идет, гнать нужно в первую очередь».

Анастасия Сорокина: Попробуем восстановить связь, Владимир Игоревич Блинов. Владимир Игоревич, здравствуйте.

Владимир Блинов: Здравствуйте, добрый день.

Иван Князев: Хотим ваше мнение узнать, если уж так вот резюмировать нашу дискуссию, наше обсуждение по этому вопросу, помогут ли массовые сокращения оптимизации нашей экономики, росту производительности, росту ВВП?

Владимир Блинов: Ну, вот моя точка зрения, наверное, очень проста. Дело в том, что безработица – это не только экономическая проблема, но и социальная. Так сказать, вот этот дисбаланс социальный неизбежно скажется и на самой экономике. И конечно, то государство, которое найдет разумный баланс, будет в выигрыше, то есть я бы так сказал. И есть тому средства. Дело в том, что многие люди готовы на изменение квалификации путем переподготовки, путем дополнительного профессионального образования, готовы занять эффективные, скажем так, рабочие позиции, и, наверное, такую возможность надо предоставлять.

Вот просто меры, связанные с таким, так сказать, увольнением, они могут сказаться очень отрицательно. Наверное, все-таки ценен каждый человек, желательно на своем месте, желательно, чтобы при этом, ну вот как приводили примеры многие работодатели, то есть лишние люди на производстве, конечно, этого надо избегать. Но, вводя строгие меры и разрешая, так сказать, массовые увольнения, конечно, надо людям что-то предлагать, какие-то другие возможности.

Анастасия Сорокина: Есть ли сейчас... Очень много зрителей говорило о том, что необходимо поднимать производства, что, в общем, вот это само распределение и эффективность сама восстановится, если людям просто предоставить шанс трудоустроиться. Есть ли предпосылки для того, чтобы сейчас какой-то вот такой вот путь найти для повышения эффективности сотрудников?

Владимир Блинов: Ну вот моя точка зрения, что просто, так сказать, произносить слова «давайте предоставим рабочие места», скорее всего, толку никакого не будет. Здесь, конечно, мы видим умные программы многих регионов по инвестированию в развитие определенных отраслей, сопровождающиеся вот той линейкой непрерывного дополнительного профессионального образования. То есть здесь вопрос глубже, не связан он просто, так сказать, с заклинаниями типа «давайте всем дадим работу», здесь, конечно, надо решать на уровне, с одной стороны, макроэкономики, с другой стороны, поддерживать тех, кто оказался, скажем так, ведь это любого из нас может ждать такая ситуация, когда, так сказать...

Анастасия Сорокина: А вот, кстати говоря, вы заговорили про ситуацию. Если этот механизм, будет дано разрешение на сокращение сотрудников, будут ли какие-то, скажем так, защитные механизмы для тех сотрудников, которые будут уволены? То есть можно ли проводить такую политику, заботясь о работодателях и, например, не думая о тех, кого будут увольнять?

Владимир Блинов: Я вот об этом и хочу сказать, что, конечно, любая мера в одну сторону должна предусматривать подушки безопасности и для работников, и для работодателей. Это даже не в виде какой-то там финансовой поддержки небольшой постоянной, а речь, с моей точки зрения, должна идти о разумном инвестировании, и территории должны просто-напросто озаботиться этим вопросом. Потому что мы вот даже по выступлениям телезрителей увидели, что в одних отраслях безумная нехватка кадров, а в других избыток и лишние люди. То есть поиск вот этих балансов – это государственная проблема, поскольку она связана не только с работой предпринимателя, но и с социальной атмосферой.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. Андрей из Томской области к нам дозвонился. Здравствуйте, Андрей.

Анастасия Сорокина: Андрей, только коротко, пожалуйста, совсем мало времени остается. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот так скажу вам, что сокращать надо сейчас по большей части, допустим, кадровых работников, то есть ИТРовцы. Потому что их очень много, зарплаты большие у них, в разы больше, чем у работников.

Я вам просто приведу пример. Я работаю, город Северский, «Северский водоканал». Когда позвали директора и попросили зарплату поднять, допустим, есть аварийное отделение, что зарплаты не хватает, люди бегут, он говорит: «Ребята, почему вы бежите?» Мы говорим: «Поднимите зарплаты, нам не хватает зарплаты». Он нам просто сказал: «Ребят, сейчас времени на поднятие зарплаты нет». А работы прибавилось, люди с других подразделений бегут, работа переваливается с человека на человека, а зарплаты не прибавляется.

Анастасия Сорокина: Времени нет или денег нет на прибавку?

Иван Князев: Время не то.

Зритель: Просто говорят, что нет возможности. Зато в кадровой политике, то есть в самой основной конторе видно, что люди прибавляются, появились замзама, замзама, замзама.

Иван Князев: Ха, Андрей, так понимаете, замзама – это уже не ИТРовцы, это уже руководство, это начальство, у них-то, наверное, зарплаты не уменьшаются, уж точно не уменьшаются.

Зритель: О чем и речь, а люди простые, вот простые работяги, слесаря, сварщики, они бегут, потому что не хватает этой зарплаты.

Иван Князев: Бегут не только работяги, бежит и среднее звено уже.

Зритель: А насчет сокращения кадровой политики, я работал в свое время на «ТВЭЛ», на «СХК», допустим, несколько лет назад сократили больше 8 тысяч человек, а сами представьте, на 100-тысячный наш город, 100 тысяч человек, куда все эти 8 тысяч человек побежали? Я вам так скажу: у меня очень много знакомых, у которых две-три «вышки», и они работали после этого, из-за того, что им надо было платить кредиты, ипотеки, поднимать детей в школах, они работали дворниками или техничками.

Иван Князев: Спасибо...

Анастасия Сорокина: Да, спасибо вам за историю, Андрей.

Владимир Блинов: Да, таких примеров много, к сожалению.

Иван Князев: Владимир Игоревич?

Владимир Блинов: Да?

Иван Князев: Знаете, вот мы все говорим, что да, надо переобучать, надо повышать квалификацию. Я вот особо не видел людей, которые прямо взяли и сегодня либо вчера пошли на переобучение. А у нас вообще есть, где учиться, где переквалифицироваться? Или это все, знаете, только пока в виде идей каких-то и каких-то красивых слов? Я не видел ни одного человека на средней должности, который пошел повышать свою квалификацию.

Владимир Блинов: Такие люди есть, просто их не так много. Вот государственная программа как раз по переобучению тех, кто непосредственно пострадал от пандемии, в этом году составила 110 тысяч человек.

Иван Князев: Ну а кого и на кого переобучали? Переобучали продавщицу на техничку, на пекаря и так далее? Там же несерьезные квалификации были.

Владимир Блинов: Конечно, были попытки сделать это переобучение, так сказать, с опережающим характером. Не скажу, что 100%-но получилось, но требования к этим программам были предъявлены очень высокие, и они были сопряжены даже с международными стандартами. Правда, к сожалению, и эти меры вот абсолютной гарантии успешного и уверенного трудоустройства на сегодняшний день не дают, потому что переобучиться, так сказать, на другую отрасль, которая тоже вдруг начнет испытывать экономические трудности, здесь есть элемент риска, безусловно.

Иван Князев: Понятно...

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Увидимся через несколько минут.

Иван Князев: Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
наша ТЕМА ДНЯ