Коллекторов не пустят в ЖКХ

Гости
Андрей Костянов
заместитель исполнительного директора некоммерческого партнёрства «ЖКХ контроль»

Иван Князев: Сейчас вот о чем. Коллекторов предложили не пускать в ЖКХ: в Совете Федерации посчитали необходимым защитить россиян от профессиональных взыскателей долгов. В Минстрое и почему-то еще в Минэкономразвития высказываются против этого, опасаются, что долги за «коммуналку» в стране вырастут еще больше. В целом по стране задолженность перед ресурсниками сейчас 1 триллион 400 миллиардов рублей, из них население должно 901 миллиард, предприятия, организации – 480 миллиардов рублей.

Марина Калинина: Так кто будет бороться с должниками, если это не будут коллекторы делать? Не приведет ли это все к росту тарифов за услуги ЖКХ? Обсудим это с экспертами и с вами. Звоните, высказывайте свое мнение.

Андрей Костянов сейчас у нас на связи, заместитель исполнительного директора НП «ЖКХ Контроль». Здравствуйте.

Андрей Костянов: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Андрей Викторович, вы на чьей стороне?

Андрей Костянов: Слушайте, на самом деле, как всегда, нет черного и белого, то есть тут нельзя говорить о том, что давайте все запретим или давайте все разрешим. Безусловно, дело, связанное с взысканием задолженностей, будь то за жилищные услуги, будь то за коммунальные услуги, конечно, это обязанность, соответственно, либо организаций, которые занимаются обслуживанием многоквартирного дома, либо которые поставляют ресурсы, ну так называемый исполнитель коммунальной услуги. И у них для этого есть инструментарий, вопрос в том, как они им пользуются.

Ведь зачастую у нас бывают такие ситуации, что людям выставляют долги за те года, когда уже, в общем-то, и все сроки прошли, по суду уже взыскать эту задолженность невозможно, потому что у нас применяется общий срок исковой давности 3 года. Вопрос возникает, а где были предыдущие 3 года, соответственно, поставщики этих услуг. В связи с этим, конечно, передача таких долгов организациям, которые профессионально занимаются взысканием задолженности, наверное, неправильно, потому что управляющая организация ничего не делала несколько лет, и потом вдруг они решили эти долги взыскать. Вопрос: за счет чего они существовали? – потому что у них денежные средства есть только те, которые мы им платим.

С другой стороны, какая-то текущая задолженность зачастую у маленьких управляющих организаций, у ТСЖ, у них нет возможности держать еще штат юристов, которые будут заниматься подготовкой исковых заявлений, подготовкой претензий и т. д., понимаете? То есть это действительно вопрос, он непростой.

Иван Князев: Ну смотрите, какой момент. Какой все-таки инструментарий есть у управляющей компании, чтобы бороться с должниками? Что вот они могут сделать?

Марина Калинина: Вот если конкретно.

Андрей Костянов: Вот смотрите, на самом деле очень правильно вы сказали. У управляющих организаций возможностей больше, чем у организаций, которые занимаются взысканием, потому что управляющая организация может приостанавливать либо ограничивать предоставление какой-либо коммунальной услуги, управляющая организация может писать претензии, управляющая организация может идти в суд. У служб, которые занимаются взысканием, таких возможностей нет, они могут только в рамках, по-моему, 230-го федерального закона действовать, звонить, направлять какие-то уведомления и т. д. Все, что связано с многоквартирным домом, все, что связано с ограничением каких-либо коммунальных услуг, все, что связано с прекращением предоставления каких-либо коммунальных услуг, у них таких возможностей нет. Поэтому, в общем-то, инструментов у управляющих организаций больше.

Марина Калинина: Но, Андрей Викторович, ведь есть люди, которые не платят за услуги ЖКХ сознательно, причем люди достаточно состоятельные...

Иван Князев: Годами.

Марина Калинина: Вот просто не хотят платить и все, плюют на это дело. Есть люди, которые оказались в какой-то сложной финансовой ситуации, что у них просто нет денег. И наверное, какие-то подходы нужно применять разные к этим категориям людей.

Андрей Костянов: Смотрите, ну безусловно, конечно, да. Но опять же мы возвращаемся к нашим общим срокам исковой давности 3 года, то есть если человек не платит осознанно, он явно не платит не день-два, вопрос, чем до этого занималась управляющая организация. Что касается сложных жизненных ситуаций, безусловно, у нас с вами есть механизм субсидирования граждан, у которых плата за коммунальные услуги превышает, в среднем по России это больше 22% от совокупного дохода домовладения. То есть, соответственно, если это больше, вы обращаетесь в центр социальной защиты или многофункциональный центр в зависимости от того, кто действует в субъекте, и получаете субсидию, соответственно.

Другой вопрос в том, что вот зачастую бывает такая ситуация, опять же возвращаясь к зачастую ненадлежащему исполнению самими управляющими организациями своих обязанностей, когда начинают выставлять долги за какие-то года, которые превышают срок 3 года, получается замкнутый круг: человек не может получить субсидию, потому что у него долги, а с другой стороны, ему нужна эта субсидия, чтобы эти долги погасить.

И по-моему, в предыдущем созыве у нас в Государственную Думу заходил законопроект, который связан с обязательным судебным порядком таких задолженностей, то есть задолженность должна быть просужена. Если решения суда о взыскании этой задолженности нет, то она не может влиять на начисление субсидий. По-моему, даже этот закон был принят, но несколько раз уже переносилось начало, вступление в силу этого закона.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. У нас на связи Светлана из Московской области, что она думает по этому поводу. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу высказать свое мнение по поводу того, что согласна с тем, что нельзя пускать коллекторов в сферу ЖКХ. На своем примере могу только пояснить, что вот наш многоквартирный дом в городе Реутов получил огромную от коллекторов такую бумагу по каждой квартире, что якобы Фонд капитального ремонта недополучил деньги. И вот сейчас мы с этой ситуацией как раз разбираемся, никакого решения суда нет, но они каждому жителю, каждому собственнику выставили огромные долги.

При этом мы сейчас видим... каждую позицию по каждому месяцу и сталкиваемся с тем, что суммы просто управляющая компания, а потом «МосОблЕИРЦ» до конца не перечисляли. Поэтому без судебного решения ни в коем случае нельзя коллекторов пускать как раз-таки в сферу ЖКХ, я с вами полностью согласна.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Андрей Викторович, а управляющие компании, ну ресурсники, они коллекторам долги продают через суд же, я правильно понимаю?

Андрей Костянов: Нет-нет, ну это у нас с вами... Вообще, у нас с вами продавать долги запрещено уже, по-моему, с 2018-го или 2019 года...

Иван Князев: С 2019-го.

Марина Калинина: С 2019-го.

Андрей Костянов: Есть специальный... в законе 230-м, что должны не продаются по 230-му, но там есть возможность эти долги, привлекать по агентскому договору службы по взысканию и т. д. Нет, конечно, задолженность может быть не просужена... И кстати, очень хороший вопрос. Смотрите, когда у нас, если вдруг получится так, что у нас управляющие организации будут продавать долги, да даже когда они по агентскому договору привлекают такие организации, в любом случае они получают сумму с дисконтом, то есть они какие-то деньги все равно платят службе взыскания, то есть они опять денег недополучают. Вопрос, как они осуществляют деятельность по управлению многоквартирными домами надлежащим образом за определенный собственниками тариф, ну или за муниципальный тариф в зависимости от ситуации, но у них появляется какая-то дополнительная строчка расходов. То есть получается что, они нам что-то недовыполняют, какие-то услуги, или что? Тоже такой...

Иван Князев: Вот это интересный момент.

Марина Калинина: Да.

Иван Князев: Либо что-то недоделывают, либо, как пишет наш телезритель из Нижегородской области, «долги разбрасывают на всех остальных платежеспособных собственников».

Марина Калинина: А вот это, кстати, да, вопрос, потому что, вот вы говорите...

Иван Князев: Придумывают, может, новые услуги?

Марина Калинина: Да. Но ведь проще же раскидать потихонечку в течение тех же, кстати, вот 3 лет давности все эти деньги по добросовестным плательщикам и, в общем-то, как бы дырки прикрыты.

Андрей Костянов: И такие случаи тоже бывают. Но на самом деле тут надо... Во-первых, вы должны сразу обращаться в управляющую организацию, вам должны выдать акт о состоянии лицевого счета, как-то так называется этот документ, в котором вы увидите, есть ли у вас эта задолженность или нет. Если у вас остались платежные документы, а я рекомендую хранить платежные документы 3 года, в общем-то, как и все, наверное, такие значимые документы, соответственно, вы обращаетесь в управляющую организацию и говорите, что у вас нет этого долга. Если вам управляющая организация не может предоставить эти сведения, а такие сведения должны предоставляться сразу о наличии задолженности, то, соответственно, пускай доказывают это в суде.

Марина Калинина: Давайте посмотрим небольшой сюжет. «Вы сталкивались с коллекторами?» – спрашивали наши корреспонденты в Екатеринбурге, Липецке и Кунгуре. Давайте посмотрим и послушаем, что люди отвечали.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот коллекторы тоже на самом деле люди-то хитрые, они ведь знают, с кем работать, они в основном с такими, с самыми, я скажу, скажем так, незащищенными людьми работают, которые отпор не могут дать, ну в основном пенсионеры, на них проще надавить же.

Андрей Костянов: Слушайте, на самом деле все-таки по работе с коллекторами лучше, наверное, вообще по процедуре, по методам взаимодействия лучше общаться с людьми, которые занимаются взысканием просроченной задолженности, возможно, банковские сотрудники и т. д. Единственное, я вам скажу, что в том же самом 230-м федеральном законе совершенно четко определено, какое может осуществляться взаимодействие с должником. То есть там прописано...

Иван Князев: Ну, что можно делать, что нельзя, конечно, угрожать и т. д.

Андрей Костянов: Какое-то огромное количество звонков в неделю, в месяц, в день и т. д. Соответственно, если там какие-то угрозы или еще что-то, фиксируйте, обращайтесь в правоохранительные органы. Или, если вы знаете, какое коллекторское бюро работает (но у нас, по-моему, надзор за коллекторской деятельностью осуществляет Федеральная служба судебных приставов), жалуйтесь судебным приставам, в любом случае на них управу найдут. Но да, к сожалению, есть такая вещь, что незнание закона не освобождает от ответственности, поэтому если вы попали в эту ситуацию, ну прочитайте вы закон, посмотрите, будет жить проще.

Марина Калинина: Андрей Викторович, ну, с одной стороны, есть недобросовестные плательщики за ЖКХ, а с другой стороны, есть недобросовестные управляющие компании. Может быть, ими тоже как-то заняться? Ведь иногда суммы, которые они выставляют, ну совершенно необоснованные, а бумажек, которые это якобы обосновывают, вы же сами понимаете, можно напечатать гору.

Андрей Костянов: Ну смотрите, одно дело напечатать, другое дело основание для этих бумаг. Зачастую и управляющая организация, и должностные лица управляющих организаций привлекают вплоть до уголовной ответственности, 159-ю у нас никто не отменял, «Мошенничество». Поэтому тут в каждом конкретном случае надо разбираться.

К нам зачастую тоже обращаются в национальный центр, в региональный центр общественного контроля с такими жалобами, но зачастую бывает и так, что собственник считает, что ему неправомерно начислили ту или иную сумму, а на деле оказывается, что, в общем-то, все и было правомерно: было общее собрание, на котором было принято решение поднять тариф или провести какую-то единовременную плату на какие-то работы, услуги, а он просто об этом не знал или не ходил на общее собрание.

С другой стороны, конечно, управляющая организация, тоже такое бывает, когда долги раскидывают на добросовестных плательщиков, но опять же надо просто внимательнее к этому относиться, потому что все-таки это наше имущество, мы несем бремя его надлежащего содержания, и никуда мы от этого не денемся. Конечно, ситуация осложняется тем, что я добросовестный плательщик, мне выставляют какие-то долги, зачем я должен этим заниматься и в этом разбираться. Но тут надо понимать, что нам, в общем-то, так или иначе придется это решать, потому что долг сам по себе никуда не исчезнет, то есть надо разбираться, конечно.

Иван Князев: Послушаем телезрителей. Людмила из Омска на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, алло?

Марина Калинина: Слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Город Омск, Людмила.

Вот меня интересует такой вопрос. Конечно, коллекторы для ЖКХ не нужны, потому что будут страдать соседи, которые регулярно оплачивают коммунальные услуги. Но с должниками должны работать юридические организации при ресурсоснабжающих организаций и при управляющих компаниях, которые на самом деле там есть, и они получают за это заработную плату.

А с должниками, вот я считаю, с должниками надо все равно решать какие-то вопросы конкретные, чтобы все оплачивали коммунальные услуги. Вот я пенсионер, я вовремя всегда оплачиваю коммунальные услуги. Я сначала оплачу с пенсии, а потом смотрю, покупать мне батон колбасы, есть его или нет. А некоторые просто покупают все что хотят, но платить за «коммуналку» не хотят. Так что вот... Все, до свидания.

Иван Князев: Да, спасибо, Людмила, за ваше мнение, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Из Челябинской области SMS: «У нас должников привлекают к работе в ЖКХ дворниками, уборщицами, разнорабочими. Некоторые так долг и отрабатывали», – видимо, хорошо работает управляющая компания.

Андрей Викторович, смотрите, у меня два вопроса в связи с долгами. 1 триллион 400 миллиардов долг, и львиная доля населения. Первый вопрос: а как вообще у нас ЖКХ-сфера выживает при таком долге, 1,4 триллиона, а у нас доходная часть бюджета на следующий год порядка 25 триллионов всего, и 1,4 триллиона – это долги только в жилищно-коммунальной сфере.

Андрей Костянов: Слушайте, ну смотрите, на самом деле тут надо помнить, что 1,4 триллиона, из них в районе, наверное, 700–800, может быть, 900 миллиардов – это долги так называемого населения и организаций...

Иван Князев: Нет-нет-нет, предприятия и организации 480 миллиардов, 900 миллиардов долги населения.

Андрей Костянов: Точно населения? Потому что население было в районе 30–40%...

Иван Князев: Мы перепроверяли, сейчас эта цифра выросла.

Андрей Костянов: Понятно. Ну смотрите, на самом деле у нас закредитованность населения больше, чем эти 1,4 триллиона. Конечно, отрасль страдает от этого, безусловно, потому что надо понимать, что любой долг как снежный ком будет тянуть за собой какие-то проблемы, в частности, это будет несвоевременный ремонт сетей, это будет некачественная уборка подъездов, это будет, я не знаю, возможно, невыполненный текущий ремонт, не теми материалами, которыми бы нам хотелось. То есть нам покрасят подъезд более дешевой краской, что в конечном итоге так же как снежный ком тянет за собой переделки, недоделки, возможные какие-то замечания в процессе тех же ремонтов, замечания в процессе обслуживания управляющей организацией нашего общего имущества. Поэтому, конечно, это важно и нужно вовремя платить, другой вопрос, нужно платить действительно за то, что мы потребляем, то есть не надо перекладывать с больной головы на здоровую долги людей, которые не оплачивают по каким-то своим там убеждениям.

Но тем не менее, вы видите, у нас отрасль старается, какие-то проходят и разрабатываются федеральные программы по модернизации коммунальной инфраструктуры и т. д. Но каждый собственник должен понимать, что если он где-то что-то недоплатил, то в результате, может быть, не сейчас, может быть, отложенно он недополучит какую-то услугу и возникнет такая ситуация, когда зимой в лютые морозы где-то прорвет трубу, у них дом останется без отопления на какое-то время.

Иван Князев: Ну да, сколько веревочке ни вейся...

Марина Калинина: Да.

Андрей Костянов: Конечно.

Марина Калинина: А с какими жалобами и проблемами к вам чаще всего приходят люди?

Андрей Костянов: Слушайте, на самом деле тут все зависит от кварталов. Мы составляем ежеквартальный рейтинг проблем или самых частых вопросов к нам. Ну, зачастую лидируют, конечно, вопросы по содержанию и текущему ремонту, по управлению многоквартирным домом, потом идет качество коммунальных услуг, потом уже идут вопросы капитального ремонта, вопросы вывоза твердых коммунальных отходов. Ну и в зависимости от квартала к кварталу немножко меняются места, что на первом, что на втором месте.

Ну вот, например, если III квартал мы возьмем, это традиционно вопросы по отоплению: где-то дали не вовремя, где-то батареи холодные, где-то, как считают собственники, холодно в квартире, хотя начинаешь выяснять, оказывается, что, в общем-то, не холодно, температура нормативная. Когда переходили на новую систему с твердыми коммунальными отходами, конечно, выросло количество обращений, связанных с содержанием мест временного хранения, с вывозом, с заключением договора с региональным оператором. Когда был капитальный ремонт, тоже он на первое место вырывался, но это уже было лет 5 назад, у нас в 2014–2015-х гг. вводилась система. Но, как правило, конечно, содержание и текущий ремонт, качество коммунальных услуг, они всегда в числе первых.

Марина Калинина: Смотрите, вы просто в начале нашего разговора сказали о субсидиях на ЖКХ. И вот пишут люди, что субсидии оформить невозможно совсем. Вы как-то с этим можете тоже помочь? Или куда людям обращаться?

Андрей Костянов: Слушайте, на самом деле там процедура-то несложная. Она может отличаться от субъекта к субъекту, где-то она оформляется в центрах соцзащиты, где-то надо обращаться в многофункциональные центры. Это такая история, она больше местная и региональная, то есть где-то проще, где-то сложнее. Да, действительно, зачастую бывают проблемы, связанные с предоставлением каких-либо документов из управляющих организаций в центры социальной защиты, знаю, есть такие случаи, у нас тоже к нам поступали такие обращения, но я бы не сказал, что их очень много, связанные с невыдачей каких-либо справок. Но, насколько я знаю, у нас же было постановление правительства об упрощении межведомственного взаимодействия и т. д., с какого-то периода у нас социальные службы будут запрашивать необходимые документы в нашей Государственной информационной системе жилищно-коммунального хозяйства, или это уже есть, или это вот планируется к введению, к сожалению, вот не помню срок вступления в силу.

Иван Князев: Что пишут нам наши телезрители? Свердловская область: «Ежемесячно за ЖКХ плачу, вовремя, долгов нет, но сильно меня беспокоят тарифы, вся пенсия уходит на оплату ЖКХ». Из Краснодарского края: «С января опять повысят тарифы и долгов будет еще больше, замкнутый круг. Вопрос, зачем они это делают». Вот я все-таки опять же возвращаюсь к этой сумме, 1,4 триллиона. Андрей Викторович, ну действительно, закрыть-то дыру можно одним способом, да, я правильно понимаю, тариф поднять либо долги выбить?

Андрей Костянов: Смотрите, это тоже такая история, тут надо делить, тариф на что. Если мы говорим про тариф на содержание и текущий ремонт, то вообще-то это прерогатива собственников, то есть собственники на общем собрании должны принять решение об установлении тарифа на содержание и текущий ремонт, который будет позволять и удовлетворять их потребностям...

Иван Князев: Нет, ну я так думаю, что здесь больше тарифы, которые поднимают ресурсоснабжающие организации, за воду за горячую и т. д., и т. п.

Андрей Костянов: С коммунальными услугами, с одной стороны, проще, с другой – сложнее, потому что коммунальные услуги у нас утверждаются на уровне субъекта, соответственно, сейчас они даже проходят проверку в Федеральной антимонопольной службе, и они утверждаются и защищаются в региональных энергетических комиссиях либо в региональных службах по тарифам в зависимости от того, как в субъекте называется этот орган. Здесь ситуация такая, что каждый поставщик коммунальной услуги свой тариф защищает, то есть он приносит комплект документов, где комиссия рассматривает и утверждает тот или иной тариф...

Иван Князев: Ну, примерно, да-да, примерно это выглядит так – приходит какой-нибудь там директор водоканала либо теплосетей, говорит: «Ребята, вот я смогу вам горячую воду (либо вообще просто воду) поставлять только по такому тарифу, потому что у меня здесь долг в несколько десятков миллионов, у меня инфляция и т. д., и т. п., мне сети надо модернизировать», – и таким образом защищает.
А я вот что хочу понять: если есть такой люфт в триллион в коммунальной сфере, так, может быть, все-таки как-то они справляются со всем этим? Или мы просто не замечаем, как падает качество коммунальных услуг?

Андрей Костянов: Тоже... Ну смотрите, у нас вообще источников получения денежных средств у управляющих организаций, у ресурсоснабжающих один – это потребители, которым они продают либо коммунальный ресурс, либо оказывают какую-либо услугу. Если растут долги, значит, где-то что-то недооказывается либо оказывается не того качества. Условно говоря, мы имеем по нашему минимальному перечню работ и услуг ежедневный в зимний период осмотр нашего общего имущества. Сколько нужно техников, смотрителей управляющей организации, чтобы они осуществляли надлежащий контроль за состоянием нашего общего имущества? Если появляются долги, то осмотры проводятся ли ежедневно и какого качества? В результате зимой мы имеем образование сосулек. И опять же, мы направляем наши обращения в Государственную жилищную инспекцию, чтобы они проверили качество надлежащее исполнения...

Иван Князев: Ну понятно, да-да.

Андрей Костянов: ...данного управления, выносится постановление, привлекается к ответственности в рамках лицензионного контроля управляющая организация либо в рамках жилищного надзора ТСЖ, ЖСК, соответственно, предупреждения, штрафы и т. д., которые тоже оплачиваются...

Иван Князев: ...которые опять же оплачивает потребитель.

Марина Калинина: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Андрей Костянов, заместитель исполнительного директора НП «ЖКХ Контроль».

Мы вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)