«Коммерсантъ»: Сельскохозяйственная техника может остаться без качественных шин

Гости
Пётр Чекмарёв
председатель Комитета ТПП РФ по развитию агропромышленного комплекса
Виталий Кравец
генеральный директор Международного аналитического агентства GIPA

Виталий Млечин: Сельскохозяйственная техника может остаться без качественных шин, об этом пишет газета «Коммерсант». Дело в том, что западные производители приостановили поставки и выпуск продукции в нашей стране, соответственно, растет импорт из азиатских стран.

Марианна Ожерельева: Уже прозвучало заявление из Минпромторга: там сказали, что существующих мощностей российских производителей сегодня достаточно для того спроса, который есть. Но специалисты говорят, что в России не делают ряд типоразмеров шин для специализированной аграрной техники, которая нам так нужна...

Виталий Млечин: Конечно.

Марианна Ожерельева: ...и для мощных тракторов. Соответственно, любой сбой в поставках из-за границы может вызвать тот самый дефицит и даже простой техники.

Виталий Млечин: Естественно: если не на чем будет ездить, то, соответственно, техника никуда и не выйдет на поля и, соответственно, куда еще она там должна выходить.

Марианна Ожерельева: Да.

Виталий Млечин: Насколько обоснованы эти опасения, будем обсуждать прямо сейчас. С нами на прямой связи председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по развитию агропромышленного комплекса Петр Чекмарев. Петр Александрович, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Петр Александрович, здравствуйте.

Тут на фоне заявлений о рекордах урожая, которые у нас грядут, господин Злочевский как раз-таки заявил, что все-таки подождите, и он там про технику говорил, что с ней могут возникнуть проблемы. Насколько сегодня критично состояние по тем же шинам, что мы можем этого недосчитаться, соответственно, не вся техника выйдет убирать поля?

Петр Чекмарев: Ну, во-первых, должен сказать, что действительно техники недостаточно в нашей стране...

Марианна Ожерельева: А, вообще недостаточно, даже до санкций?

Петр Чекмарев: Да, и большое количество поступает из-за пределов Российской Федерации. Понятно, что вся техника, которая поступает в Россию из-за границы, она, соответственно, на своих шинах и приезжает к нам, и каждый производитель техники, он заказывает шины, соответственно, на тех заводах, где производят, т. е. в Европе, и к нам едет европейская техника на европейских шинах.

Но та техника, которая производится у нас в стране, а это трактор К-700, соответственно, он полностью обеспечивается российскими шинами, тут никаких проблем нет. Комбайны зерноуборочные, которые «Ростсельмаш» выпускает, тоже никаких проблем нет, они ездят на российских шинах. Белорусские трактора, которые к нам в основном поступают, они тоже приезжают на белорусских шинах, это тоже большой плюс. То есть зависимость небольшая, это для маленькой техники, для небольших шин, допустим, специализированная техника, там сеялки специальные и т. д., но это не критично, это не так много, она в основном идет для весенне-полевых работ. Но думаю, что к весенне-полевым работам следующего года будут налажены в стране эти шины и они будут работать на наших полях.

Поэтому критичного ничего нет, потому что в мире вообще специализация шин шла по заводам для различных видов техники, потому что ее выпускается немного, а для того, чтобы наладить производство каких-то шин, соответственно, нужна техоснастка, нужна линия, нужны затраты, нужно, соответственно, большое количество выпускать, а не то что там 100–200, 300–500 штук на всю страну, нужно миллионами выпускать, чтобы была задействована эта линия. Так что никаких критичных моментов нет в этом, я думаю, что наши производители переориентируются, потому что 65 миллионов шин, которые выпускаются в нашей стране, они могут быть изменены по формам, по видам, по размерам и т. д., и будут обеспечены.

Марианна Ожерельева: А вот скажите, где мы до санкций покупали эти самые шины для аграрной техники? И вы сказали о том, что найдем замену, – какие государства готовы сегодня предложить нам взамен?

Петр Чекмарев: Ну вот смотрите, нам поставляли наши, так будем считать, дружественные страны, это Индия и Индонезия, Тайвань, Беларусь, Вьетнам. Но вот те европейские страны, Чехия, Германия, Израиль, Франция, США, Украина, это вот те, которые я опасения назвал, соответственно, их нужно будет заменить. Но это небольшой ассортимент, я думаю, что их быстренько заменят или наши предприятия...

Марианна Ожерельева: А кем, кем заменим? Кто придет на помощь?

Петр Чекмарев: Наши российские 16 заводов шинных, которые есть в стране, они выпускают большой ассортимент. Я думаю, что Минпромторг определит, кому что производить, и думаю, что это не такой большой проблемой будет для них.

Марианна Ожерельева: А вот у этих шин какой срок службы по годам? И хочется понять, как в этом смысле часто приходится замену производить.

Петр Чекмарев: Ну, не так сильно часто. Во-первых, конечно, в сельском хозяйстве шины значительно, может быть, чаще меняются, чем, допустим, на машинах, которые ездят по асфальту. Но вообще сельхозмашины используются не круглый год, а всего лишь в сезон, это весна, лето и осень, при уборке урожая самые большие нагрузки как раз на эти шины. Поэтому... Ну, как они часто? Я думаю, что в течение 5 лет, может быть, они заменяются один-два колеса, а так вообще, если посмотреть, наши сельхозмашины, трактора, комбайны ездят примерно на 3 миллионах шин на сегодняшний день, работая на полях.

Виталий Млечин: А запасы есть какие-то, удалось создать?

Петр Чекмарев: Запасы в стране есть, потому что всегда шины завозятся на полгода раньше, чем они используются, потому что, видите, цикличность производства. Если для весны, их уже зимой готовят; если для осени, то их, соответственно, тоже на полгода заранее готовят, потому что их нужно изготовить, привезти. Вообще это все планируется, вообще это заключаются контракты, договоры на производство, и они не останавливаются, и на сегодняшний день они еще поступают и работают, таких жестких отказов по поставкам шин пока нет.

Марианна Ожерельева: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое! Петр Чекмарев, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по развитию агропромышленного комплекса.

Идем дальше, обсудим в целом отрасль. С нами на прямой связи генеральный директор Международного аналитического агентства GiPA Виталий Кравец. Виталий, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Виталий, здравствуйте.

Телезрители пишут, что вот если бы был социализм и мы его не развалили, то, значит, все сейчас бы было. А оно правда бы сейчас было, никакие санкции были бы, в частности по шинам для агротехники, не страшны?

Виталий Кравец: Ну, вы знаете, действительно, автомобильный рынок не является исключением как отрасль от других отраслей. Мы достаточно глубоко интегрированы за это время в мировое промышленное производство, и, естественно, у нас есть международные автопроизводители, которые делают не только сельскохозяйственную технику, но и легковую технику, и легкий коммерческий автотранспорт. Безусловно, у нас есть достаточно, определенная у нас есть зависимость от поставщиков международных.

Но в то же время, во-первых, с точки зрения статистики, если говорить про легковой автотранспорт, то в России ежегодно меняется более 50 миллионов шин. Соответственно, этот объем в свою очередь восполняется и локальным производством, и с помощью, скажем, вновь появляющегося параллельного импорта. Вся надежда на то, что к пику потребления следующему, который является концом октября, началу шиномонтажа, складские запасы будут восполнены, но это потребует значительных усилий.

Марианна Ожерельева: А вся надежда на Китай сейчас?

Виталий Кравец: Китай не является единственным, безусловно, партнером, который может помочь с этим. На данный момент очень серьезная активность ведется со стороны дистрибьюторов и оптовых компаний помимо тех дилеров, к которым мы привыкли, непосредственно производителей автомобилей и коммерческого транспорта со стороны оптовиков в сторону и Турции в том числе. У нас действительно есть куда прийти с нашим спросом.

Положительным моментом является то, что, в отличие от периода до 1991 года, Россия не ограничивает импорт к себе, т. е. у нас есть платежеспособный спрос, наш потребитель исторически любит автомобиль, у нас есть деловая активность на данный момент, особенно связанная с сельским хозяйством. Но здесь очень большие усилия потребуются, для того чтобы действительно перекрыть все товарные группы, потому что некоторые... Если говорить конкретно про автомобильные шины и диски, то есть не совсем типичные типоразмеры, по которым может возникнуть некоторый дефицит, и стоит обратить внимание на поддержку, вероятно, тех, кто старается всеми силами данный дефицит...

Марианна Ожерельева: А это по каким, по каким дефицит возможен?

Виталий Кравец: Например, у многих автомобилей более, скажем так, дорогих ценовых сегментов есть разноширокие шины, где передние и задние шины имеют разный размер, это автомобили класса «Е» и выше. Также это касается коммерческого автотранспорта в некоторой степени. Но надо понимать, что у нас порядка трети нашего автопарка – это, если говорить про легковые машины, например, это автомобили условно отечественного производства, для которых, естественно, будет потребность покрыта. Но действительно, есть политические решения некоторых компаний международных, которые на данный момент работу приостановили. Надеемся, что данный объем будет восполнен.

Еще раз повторюсь, конец октября – это та вот реперная точка, когда потребитель уже приходит после весеннего пика уже на сервис, на СТО, к дилерам в магазины за покупками.

Виталий Млечин: Ага. Виталий, вот сейчас сказали нам в эфире, что за полгода делается запас. То есть получается, что сейчас уже надо этот запас формировать, чтобы осенью он был.

Виталий Кравец: Ну да. Есть складские запасы на данный момент, т. е. острого дефицита по всем позициям такого, чтобы потребитель не мог найти свои шины, нет. Но, естественно, сужается выбор, и такого количества брендов нет, что является перспективным направлением для развития, для тех, кто хочет работать на российском рынке. Повторюсь, у нас достаточно высокий все-таки платежеспособный спрос, мы автомобили эксплуатируем достаточно интенсивно, и в прошлом году интенсивность эксплуатации была выше, чем в период локдауна. Поэтому надеюсь, что производители придут к нам. Но опять же, Китай – это не единственный, естественно, производитель, но нужно покрыть большой объем.

Марианна Ожерельева: А можно про локальное производство? Вот смотрите, нам же всякий раз сейчас объясняют, почему дорожает, зарубежное оборудование. А вот про локальное производство шин, значит, эти заводы в России есть, они локализованы зарубежными партнерами, или как теперь, «непартнерами», недружественными странами. Но сырье, материалы – это же тоже все заграничное. Откуда появятся эти «отечественные» условно шины, если все-таки есть проблемы с доставкой сырья и т. д.?

Виталий Кравец: Это вопрос, с которым не сталкивались, скажем так, 2 года назад, но проблема появилась не сегодня, проблема с комплектующими появилась не только из-за политических решений производителей и определенных санкционных действий, она появилась из-за кризиса, скажем так, с логистикой, который еще в ковидные времена возник. Слава богу, у производителей шин нет таких моментов, как, например, чипы, которые довольно тяжело достать для производства новых машин. У нас есть в принципе первоначальное сырье, но те же корды, например, для шин и некоторые металлические конструкции делаются для многих производителей, например, в Восточной Европе, которая сейчас не очень охотно работает с нами.

Поэтому это серьезная задача, которую, я уверен, помогут решить специалисты именно в логистике. Здесь основной упор и фокус, надо понимать всем, идет именно на тех высококвалифицированных специалистов, которые ищут и финансирование, и логистику и пытаются закрыть данные потребности по закупкам. Есть потенциал, естественно, в России, есть потенциал у партнеров, но нужно очень много товарных позиций закрывать. И времени у нас не так много, потому что, да, как минимум с момента размещения заказа на производство в другой стране до получения товара, даже таких простых запасных частей, как, например, воздушные топливные фильтры, может пройти до полугода. Поэтому именно сейчас максимальная активность закупщиков в сторону поиска таких решений.

Марианна Ожерельева: Виталий, ну вот из Ставропольского края на ваши слова приходят сообщения: «Получается, сначала зависели от одних, а теперь от других? Ни о каком своем отечественном, действительно российском, речи быть не может?» Мы не про то, что это хорошо или плохо, ни одна страна сегодня не производит все сама, но все-таки...

Виталий Кравец: Ну, я бы отметил, что, например, компания «Кама» являлась поставщиком вообще-то шин, например, на конвейер даже для немецких автопроизводителей, в свое время, например, Skoda Octavia поставлялась с шинами «Кама», это нормально. То есть у нас есть предприятия, которые могут выпускать качественную продукцию.

Но естественно, что от интеграции с другими отраслями, с другими странами невозможно уйти за неделю или даже за месяц, это большой технологический путь от подготовки специалистов в профильных вузах и техникумах до их трудоустройства и в дальнейшем до построения тех самых целых полных предприятий полного цикла. Если сейчас у нас где-то этого не хватает, значит, рынок будет перекрывать это попытками импорта. С шинами это сделать чуть сложнее, здесь «серого» импорта будет меньше, потому что у нас есть собственная электронная сертификация этих шин и весь путь товара прослеживается.

Но да, действительно, у нас есть зависимость, это не так плохо, потому что мы не замкнуты в себе, мы импортируем и знания, и определенные инвестированы были средства партнерами-автопроизводителями в российский бизнес, в т. ч. в развитие инфраструктуры. Надеюсь, что мы сможем этим эффективно воспользоваться. Но полностью, на 100% перекрыть все потребности только российским производством в течение очень короткого времени невозможно. Мы будем работать как российский рынок со всеми поставщиками, кто готов это сделать. Спрос есть.

Марианна Ожерельева: Звоночек послушаем?

Виталий Млечин: Да. Из Московской области Ирина. Здравствуйте, вы в эфире.

Марианна Ожерельева: Ирина, слушаем вас.

Виталий Млечин: Ирина?

Зритель: Я просто слушаю параллельно ОТР, и ответ, который был, он мне не понятен.

Виталий Млечин: Так. Давайте, что непонятно?

Зритель: Я просто слушаю. Мой вопрос будет в прямом эфире?

Виталий Млечин: Вы сейчас прямо в прямом эфире, задавайте ваш вопрос.

Зритель: Да, слушаю.

Марианна Ожерельева: Мы слушаем ваш вопрос.

Виталий Млечин: Да, вы, пожалуйста, с нами говорите по телефону.

Зритель: У меня вопрос такой. Я работала, закончила Институт им. М. В. Ломоносова, МИТХТ, работала в «Союзшине». На сегодняшний день меня интересует, какие заводы работают на полную мощность. Потому что наши шины были достаточно высокого качества исходя из уровня наших дорог.

Виталий Млечин: Ага, понятен вопрос, спасибо большое.

Марианна Ожерельева: Спасибо большое. Виталий, вот эти наши – они наши 100%-но были? И по заводам – где они сейчас?

Виталий Кравец: Я думаю, что на этот вопрос вам лучше ответит представитель Минпромторга, с какой загрузкой работает каждое предприятие отечественное.

Марианна Ожерельева: Ну да.

Виталий Кравец: Но в целом уровень соответствия отечественных производителей шин достаточен для производства автомобилей новых, в т. ч. легковых, где потребитель очень капризный, в т. ч. на конвейер, для определенных моделей. Опять же, задача по производству и технологические карты, которые делаются, – это запрос производителя автомобилей изначально, а затем уже рынок под это подстраивается. Поэтому, если был определенный технический регламент для производства, под него в некой конкурентной борьбе подстраивались и поставщики, в т. ч. и российские успешно поставляли и поставляют шины в т. ч. для производства автомобилей на конвейер.

У нас есть качественная продукция, но мощностей текущих может оказаться недостаточно, чтобы абсолютно по всем автомобилям удовлетворить спрос, который возникнет текущей зимой с началом переобувки, например зимой, если говорить про легковые машины и легкий коммерческий автотранспорт.

Марианна Ожерельева: То есть мы говорим о том, что для тех, у кого уже есть эти машины? То есть говорить о том, что будут новые машины, появятся, учитывая, что падает спрос и продажи, соответственно, пока не приходится, и о том, что вот эти заводы, которые там ушли или остались, что сейчас на полную мощь или не на полную, тоже мы пока это не обсуждаем. Мы только говорим для тех, у кого уже есть машины, что они будут делать с зимней резиной, например.

Виталий Кравец: Я бы советовал по возможности озаботиться приобретением некоторых товаров для автомобиля на данный момент, если у вас какие-то уникальные отдельные типоразмеры. Но в целом проблем именно с дефицитом, с поставкой в ближайшие 2 месяца не будет по массовому сегменту совершенно точно.

Но коллеги из оптовых предприятий, в т. ч. из дилеров и дистрибьюторов, работают над тем, чтобы пополнять из тех стран, откуда возможно это сделать. Лучше, если есть возможность спланировать свою жизнь и затраты на автомобиль на будущее, сейчас хорошее время для того, чтобы все-таки это сделать. К сожалению, как показывает практика, опросы и статистика, у нас не более трети автовладельцев на данный момент готовы к увеличению, например, сроков ремонта или сроков поставки запасных частей. Это ситуация, с которой мы можем столкнуться.

Нужно отнестись с пониманием и все-таки выбрать то, что вам наиболее хорошо подходит, купить сейчас, потому что есть определенный все равно дефицит в некоторых товарных позициях, лучше это сделать и спокойно подойти к следующему сезону. Особенно если вы планируете, например, отпуск на автомобиле, можно пройти превентивное техническое обслуживание, пока у нас на данный момент проблем с наличием запчастей тех или иных марок нет.

Виталий Млечин: А как вы считаете, не станут колеса скручивать опять?

Виталий Кравец: Я не знаю, станут ли опять, но возможно, возможно, что увеличится доля угонов и разбора автомобилей, этот рынок действительно... Я имею в виду, использование утилизированных запасных частей и использование запасных частей, бывших в употреблении, – это бизнес, который развивается последовательно. Это не всегда именно «серый» какой-то нелегальный бизнес, это вполне легальные профессиональные компании, которые этим занимаются, и это тоже поможет некоторым образом восполнить дефицит.

Хотелось бы оставаться оптимистом. Положительный момент заключается в том, что наш рынок очень, скажем так, в большей степени готов к тому, чтобы запасные части и шины покупать. Наши предприятия обладают потенциалом для производства, но нам, конечно же, не уйти все равно от сотрудничества с теми поставщиками и странами, которые это делать готовы. На данный момент, к сожалению, по политическим решениям многих компаний у нас из ведущей десятки производителей шин осталось порядка четырех брендов, поэтому естественно, что эта нагрузка ложится на всех остальных. Смотрим в будущее.

Марианна Ожерельева: Виталий, еще много вопросов по общественному транспорту, с ним не случится сбоев из-за шин?

Виталий Кравец: Я думаю, что это направление руководством городов, муниципалитетов и государства приоритизировано, безусловно. Я не ожидаю, что возникнут здесь проблемы.

Безусловно, придется приложить больше усилий. Дело в том, что сейчас на рынке в связи с приостановкой деятельности некоторых автопроизводителей и компаний-поставщиков запасных частей освободилось очень много высококвалифицированных специалистов, которые руководили такими компаниями, выстраивали бизнес от логистики до дистрибуции. Я думаю, что они могут помочь в т. ч. и нашему государству в том, чтобы развить и правильно построить всю цепочку поставок. Я думаю, предполагаю, что это направление у нас приоритизировано по сравнению с другими.

Повторюсь, на ближайшие 2 месяца складских запасов достаточно, дальше будет зависеть от решений компаний. Потому что большинство производителей запасных частей не приняли решения официально о том, что они уходят полностью от работы с нашей территории, они приостановили свою деятельность, и мы также наблюдаем за решением непосредственно данных поставщиков. Ну а пока свято место пусто не бывает, есть партнеры из Турции, есть партнеры из Китая, есть партнеры из других стран, которые готовы начать работу. Но для того, чтобы что-то было произведено, повторюсь, нужно, чтобы был сделан соответствующий заказ, дождаться производства, поставки и логистики. Надеюсь, все условия для этого будут созданы.

Марианна Ожерельева: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое! Виталий Кравец, генеральный директор Международного аналитического агентства GiPA, был с нами на прямой связи.

Марианна Ожерельева: Сообщение (с чувством юмора у наших телезрителей хорошо, как ты помнишь), Ивановская область: «Не бойтесь, ребята, скоро опять на «Москвичах» будем рассекать, все готово уже для этого». Что, готов пересесть на «Москвич»?

Виталий Млечин: Ну, зависит от того, какой будет «Москвич». А какой он будет...

Марианна Ожерельева: Электромобиль «Москвич».

Виталий Млечин: С удовольствием, электромобиль – это вообще здорово.

Пора нам завершать наш эфир. Надеемся увидеть вас всех завтра. Спасибо вам большое, до свидания.

Марианна Ожерельева: До свидания.