Коммуналка растёт

Гости
Наталья Чернышева
эксперт в сфере ЖКХ
Дмитрий Гордеев
заместитель председателя комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Да, вот здесь забавное сообщение еще пришло по вакцинации: «Кого принуждают прививаться, подавайте в суд», – Архангельская область пишет. Тут прикол-то в чем? – в суд теперь с QR-кодом пускают, так что...

Ксения Сакурова: Что, правда? Везде?

Петр Кузнецов: Ну, по крайней мере в московские суды да, поэтому... Шах и мат.

Июль ждем зажмурившись – просто не хочется нам заглядывать лишний раз в платежки, поэтому вот так вот мы это делаем, потому что там по традиции появляются новые тарифы, и по традиции возросшие. Обратного пока не было движения.

Ксения Сакурова: Ну, вообще общий рост тарифов по стране не должен превышать 4%, это отмечают в Федеральной антимонопольной службе. Как ожидается, в среднем цены на оплату ЖКХ увеличатся на 3,3%. С июля россиянам придется платить больше за газ, электричество и отопление.

Петр Кузнецов: Стоимость оплаты услуг повысится индивидуально для каждого региона. Больше всего «коммуналка» подорожает в Чечне, в Нижегородской и Ярославской областях, а еще в Якутии. В ряде областей повышение будет меньше, чем в целом по стране, но будет.

Ксения Сакурова: И вот как раз перед плановым повышением на сайте «Российской общественной инициативы» появилась петиция, в которой говорилось, что Россия – богатейшая ресурсами страна, а ее граждане не в состоянии оплачивать коммунальные услуги, потому что слишком дорого и цены растут постоянно.

Ну вот давайте для примера посмотрим, как изменятся цены на коммунальные услуги в Москве. В целом рост составит 3,6%, это меньше предела, установленного правительством. Больше всего подорожает электричество, особенно в домах с электроплитами, на 5,7%. Повышение тарифов на холодную и горячую воду, канализацию и отопление составит от 3 до 3,6%, то есть укладывается все в лимиты федеральные.

Петр Кузнецов: Уважаемые телезрители, что с платежками у вас? Какие они? Как приходят? Какие цифры? Сверяете ли вы, смотрите ли вы, есть ли повышение или нет? Добиваетесь ли вы пересмотра этих тарифов? Дозванивайтесь.

Ксения Сакурова: Вообще знаете ли вы, сколько вы теперь будете платить, с сегодняшнего дня? Позвоните нам, расскажите.

Ну а прямо сейчас с нами на связи Дмитрий Гордеев, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы по жилищной политике и ЖКХ. Дмитрий Павлович, здравствуйте.

Дмитрий Гордеев: Добрый день.

Ксения Сакурова: Ну вот мы, в общем-то, некоторые цифры назвали, но тем не менее получается, что от региона к региону ситуация меняется, и довольно значительно. Вот если посмотреть то самое распоряжение правительства, то у нас есть, с одной стороны, Чеченская Республика, где лимит роста тарифа составляет 6,5%, а с другой стороны, из областей, которым повезло, например, Мурманская область, где 3,2%. Почему такая разница почти в 2 раза? Почему у нас в одних регионах люди, скажем так, будут платить больше незначительно, а где-то действительно очень сильный рост?

Дмитрий Гордеев: Я думаю, что в разных регионах была разная исходная ситуация. То есть есть история увеличения тарифов: может быть, где-то тарифы сдерживались специально в каких-то популистских целях, поэтому сейчас возникла потребность эти тарифы увеличить. У нас есть, собственно говоря, два потенциальных источника финансирования коммунальных предприятий, про жилищные сейчас не говорим, потому что буква «ж» лишняя, только речь идет о коммунальных тарифах: это или тарифы, по которым платят все потребители, и промышленность, и население, и так далее, и может быть теоретически какая-то бюджетная составляющая. Вот если эти две составляющие были недостаточны, для того чтобы конкретные ресурсоснабжающие организации имели возможность выполнять свои функции, тогда необходимо повышать тарифы, потому что бюджетная составляющая, мы все понимаем, она практически нулевая, бюджет денег не выделяет фактически.

Ксения Сакурова: То есть получается, что за счет этого повышения люди платят не только за инфляцию, но и за те или иные коммунальные проблемы, которые накопились в регионе?

Дмитрий Гордеев: Да. Если бы тарифы в каждом регионе... Причем в каждом регионе тарифы устанавливаются не один для региона, а для каждой конкретной ресурсоснабжающей организации. Если бы эти тарифы были идеальными, то можно было бы ограничиться только индексацией на уровень инфляции, поскольку все составляющие тарифов растут в цене. Но поскольку тарифы не идеальны, то необходимо помимо инфляции учитывать еще другие какие-то аспекты. И каждый регион, прежде чем правительство издаст постановление вот с этой цифрой размера увеличения тарифов в конкретном регионе, они обосновывают необходимость, учитывая не только инфляцию, но и другие потребности инфраструктуры. Например, если в Чечне не вкладывали средства, например, в сети, а такая потребность есть, значит, надо помимо инфляции еще добавить источник средств, чтобы можно было ремонтировать, заменять сети и так далее.

Петр Кузнецов: Модернизация сетей. То есть на этом основании они совершенно законно, если они обоснуют повышение тарифов выше инфляционных той же самой модернизацией сетей, они могут это сделать? Вот многие ли пользуются подобным?

Дмитрий Гордеев: Они могут это сделать, но надо ставить вопрос не просто так, что увеличение – это плохо и надо тарифы сдерживать, чтобы они были маленькие. Будут маленькие тарифы, скажем так, не маленькие, а ниже потребности, значит, будет плохое качество коммунального обслуживания.

Петр Кузнецов: Да, но смотрите...

Дмитрий Гордеев: Поэтому тариф всегда должен быть правильный, тариф должен обеспечивать каждой отдельной ресурсоснабжающей организации возможность выполнить свою задачу, чтобы сети работали без аварий, чтобы менялись насосы, все реагенты покупались и так далее. Если этого не сделать, то будет просто-напросто плохое качество...

Петр Кузнецов: Ну и избежать сильной нагрузки при этом на плательщиков.

Да, но смотрите, при этом, Дмитрий Павлович, ФАС докладывает, что количество муниципалитетов, в которых тарифы на коммунальные услуги превышали предельные индексы, сократилось за последние годы более чем на 90%, то есть практически все. Как вам кажется, за счет чего это происходит, укладывание в эти правильные инфляционные рамки?

Дмитрий Гордеев: Я бы сравнивал вот эти вот ограничения роста тарифов с изменением качества коммунального обслуживания. Если в муниципалитете абсолютно новые сети, инфраструктура находится в идеальном состоянии, то, конечно, у них нет необходимости увеличивать тарифы, просто можно в пределах инфляции их поправить и все. Но мы знаем все, например, что по холодной воде у нас в Российской Федерации примерно 30–40% населения не получают питьевой воды, хотя это требование как бы СанПиНов, вода должна быть питьевого качества. Но в Российской Федерации в XXI веке в очень многих муниципалитетах нет такого качества, люди пьют техническую воду, она, так сказать, не приспособлена для потребления гражданами, для приготовления пищи...

Петр Кузнецов: Дмитрий Павлович...

Ксения Сакурова: Но при этом платят за нее.

Петр Кузнецов: Вот у нас как иллюстрация, знаете, как раз звонок из Саратовской области от Татьяны по качеству воды, по состоянию водопроводов, как мы понимаем. Сейчас Татьяна все расскажет, давайте выслушаем ее и прокомментируем. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: У меня вот такая вот ситуация. У нас, когда начинается весна, каждую весну начинаются прорывы водопроводных труб, то есть под землей. Копают, вот за весну было раза 4 или 5. Вы понимаете, дело в том, что это каждый год, ну то есть это... И зимой у нас та же ситуация. И вот сколько, как проложен этот водопровод коммунистами, как говорят, так он до сих пор есть, ничего не меняется. То есть хотя бы участками меняли эти водопроводные трубы, чтобы не было, чтобы как можно меньше было в городе этих прорывов, чтобы по полгорода не отключали воду.

Качество воды у нас я не хочу сказать плохое, у нас артезианская сейчас вода, не хоперская, хотя и хоперская у нас была неплохая. Про качество я не... ну нормальная вода у нас, хорошая, мягкая, хорошая вода без осадка, без каких-то еще чего-то, вот, только вот претензия к тому, что у нас ничего не меняется, но цены мы повышаем, ну то есть...

Петр Кузнецов: Цены меняются, конечно.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Татьяна, вы вот за динамикой следили – насколько сильно это повышение? Пытались ли вы его уложить в допустимое процентное повышение, понять, если нет, на что эти деньги... ?

Зритель: Ну вот у нас сейчас, вот нам... Вот сейчас я прочитала в Instagram, что да, у нас это, но насколько, я еще не читала, то есть насколько там, от 2 до 4%, по-моему. Еще в сумме там что-то у нас есть на 15 копеек, по-моему, электроэнергия увеличилась, про воду я вам не могу сказать сейчас на сколько. В принципе оно...

У нас же еще водоотведение, вот, то есть за водоподачу у нас одна цена, за водоотведение другая, но складывается все в одну сумму, естественно, мы платим и за то и за другое. И вот хотелось бы то, что... Мы не против, да, что повышают каждый год, но модернизации нет, мало очень запорной арматуры, на дом... Вот у нас случилась авария 2 года назад, естественно, отключили весь дом, и наконец-то у нашего подъезда сделали колодец с запорной арматурой, то есть, если что-то случится в какой-то квартире, мы можем перекрыть свой подъезд конкретно, понимаете?

Петр Кузнецов: Да. Татьяна, спасибо, спасибо. Дмитрий Павлович, это вот к вопросу о том, что народ-то, наверное, готов платить, ну как готов, делать нечего, повышение...

Ксения Сакурова: Ну, смирился бы, да.

Петр Кузнецов: Да, но дайте тогда соответствующего качества услугу, которая не меняется с каких уже годов...

Дмитрий Гордеев: Я предположу, что в этом населенном пункте тарифы у водоканала занижены и водоканал просто не имеет необходимых средств, для того чтобы делать замены уже вышедших, практически выходящих из строя труб. Надо тарифы повышать как раз в этом муниципалитете.

Петр Кузнецов: Простите за наивный вопрос, Дмитрий Павлович, а это...

Дмитрий Гордеев: И если из-за того, что большая часть населения не сможет платить за коммунальные услуги, то надо предоставлять тем, кто не может платить, адресные субсидии.

Петр Кузнецов: Дмитрий Павлович, да. А вот эта модернизация возможна только за счет повышения тарифов исключительно, да, чтобы мы понимали?

Дмитрий Гордеев: Нет. Есть второй источник, это если даст средства бюджет.

Петр Кузнецов: Местный.

Дмитрий Гордеев: Но без средств бюджета и без увеличения тарифа... Ну, можно не платить зарплату работникам водоканала и за счет средств зарплаты отремонтировать, но тогда как будут жить работники водоканала?

Ксения Сакурова: Дмитрий Павлович, а я такой вопрос задам, наверное, это на перспективу, наверное, на следующий год, сегодня мы обсуждаем тарифы 2021 года, но вот очень интересно все-таки. Вот сейчас у нас очень сильно выросли в цене стройматериалы, металл и так далее, то есть, собственно, все то, чем летом будут ремонтировать, чем летом будут модернизировать. Тарифы, которые мы сейчас обсуждаем, в конце 2020 года утверждались, то есть они явно не учитывали то, сколько сейчас все это стоит. Чего нам ждать еще через год? Я так понимаю, что будет некий дефицит в сфере и в 2022 году тарифы могут скакнуть еще выше, вот этот процент?

Дмитрий Гордеев: Тарифы будут только увеличиваться. И, я думаю, система, которая сейчас применяется, «инфляция минус», то есть чуть ниже, чем уровень инфляции в конкретном регионе, даже не по Российской Федерации, а в регионе, – это не совсем правильная система. Почему? Потому что сдерживание тарифов – это фактически оказание помощи безразборно, безадресно всем 100% населения. Но у нас в Российской Федерации, наверное, где-то 25–30% живет за чертой бедности, это как бы неофициальные данные, по официальным данным чуть меньше, но 70% не нуждаются в уменьшении тарифов, они могут платить больше.

Тариф должен быть правильный, услышьте меня, он должен обеспечивать работу организации коммунального хозяйства, чтобы хватило средств для выполнения программы. Но только тем, кто не может платить по этим нормальным, обоснованным тарифам, надо оказывать помощь, не всем 100% населения, а вот этим 30%. А у нас сегодня субсидии, между прочим, в Российской Федерации получает всего лишь 6% домохозяйств при нуждаемости 30%. Низкие зарплаты, низкие пенсии, высокие продукты питания, то, что у вас было в передаче перед этим, то есть фактически надо речь вести не просто о сдерживании тарифов коммунального комплекса, а надо вести речь о повышении доходов населения, раз, тарифы надо устанавливать правильные и помощь оказывать только адресно.

Петр Кузнецов: Да, да и сами субсидии, о которых вы сейчас говорили, их получает малое количество, ну вообще ничтожное, «сами субсидии – это унижение», пишет нам телезритель из Брянской области.

Дмитрий Гордеев: Нет-нет-нет. Конечно, люди должны иметь возможность сами заработать...

Петр Кузнецов: Я так понимаю, что унижение не в получении самой субсидии, а речь о размере этих субсидий.

Ксения Сакурова: Размер, размер, да.

Петр Кузнецов: Да, то, что они ситуацию не исправляют.

Дмитрий Гордеев: Мы живем в бедном государстве, на секундочку, у нас бедные регионы, вот этим все объясняется.

Петр Кузнецов: Спасибо, что многое объяснили. Дмитрий Гордеев, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы по жилищной политике и ЖКХ.

Несколько сообщений. «Модернизацией сетей нам ежегодно оправдывают сильное завышение тарифов». «Деньги платим, модернизации так и нет», – похожий случай был в звонке приведен, это нам в данном случае пишет Башкортостан, телезритель. «Почему в Абхазии наш свет стоит 40 копеек, в России 4,5 рубля? Кто объяснит?» «Дело не в ценах, мало денег у людей», – согласен с нашим экспертом телезритель из Мурманской области. «Да как это народ готов платить? – Челябинская область. – И так последнее за ЖКУ отдаем», – я же поправился: не готов платить, а вынужден.

Ксения Сакурова: Да, смирился бы.

Петр Кузнецов: Попробуйте не платить.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем еще один звонок. Людмила к нам дозвонилась, Ханты-Мансийский автономный округ. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вот такой вопрос. Мы за отопление платим круглый год, я плачу 5 500. Рядом с нами Белоярский район, они платят только в зимний период. Тепло если на улице чуть начинается, они убавляют, в квартире холодно. Начинаешь говорить, они говорят: «Вот на улице потепление». Так зимой у нас тоже потепление, включают, например, в октябре, если 3 дня температура не повышается 8 градусов, значит, они тоже убавляют. А платим мы сполна.

Петр Кузнецов: А у соседей все... «Они» – это кто? Это вы про управляющую компанию говорите, да, к ним обращались вы?

Зритель: Да-да-да, да.

Петр Кузнецов: А вот те соседи, у кого...

Ксения Сакурова: ...кто только зимой платит.

Петр Кузнецов: ...как вы говорите, только зимой, «управляйка» та же, или это как-то другая организация?

Зритель: Нет, это Белоярский район, совсем другой.

Петр Кузнецов: А-а-а, совсем другой.

Зритель: Они летом не платят, а мы платим круглый год.

Петр Кузнецов: Из чего мы совершенно логично получаем, что дело за управляющей компанией.

Давайте об этом поговорим. Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ, с нами на связи. Наталья Юрьевна, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Наталья Чернышева: Здравствуйте, здравствуйте, добрый день.

Петр Кузнецов: Вот смотрите, да, на «управляйки» начали жаловаться. Минстрой совсем недавно даже законопроект подготовил, в котором предлагается передать оплату коммунальных услуг от управляющих компаний ресурсоснабжающим компаниям. Скажите, пожалуйста, раз жалобы, сейчас сразу же мы начали с жалобы на управляющую компанию, насколько это от нее зависит, сколько человек в итоге платит за коммунальные услуги? И что будет, если мы вот это вот, на взгляд большинства наших телезрителей, лишнее звено уберем?

Наталья Чернышева: Проблема с управляющими компаниями бывает в том, что жители платят по счетам управляющей компании, а в свою очередь управляющая компания не перечисляет деньги ресурсоснабжающим организациям. Такое бывает, и этим должна заниматься прокуратура, потому что, если ресурсоснабжающие организации не получают деньги от управляющих компаний, они тогда прекращают поставку газа, тепла и так далее. И заключать договоры с ресурсоснабжающими организациями – это гарантия того, что, если жители заплатили, то ресурс им будет поставлен.

В принципе такие прямые договоры, конечно же, заключать хорошо; другое дело, что жители должны это делать, им как бы это делать тяжелее, потому что управляющая компания это делает централизованно. Если есть, например, грамотный и честный председатель ТСЖ или ЖСК, то он может заключать договоры с ресурсоснабжающими организациями напрямую сам, тогда это происходит гораздо проще.

Петр Кузнецов: То есть цепочка платежей разрывается как раз на управляющей компании. Вот то, что не в полном объеме до ресурсников доходят эти деньги, где они тогда? Они у «управляек» остаются? Просто, насколько я понимаю, не заинтересованы управляющие компании, как это ни странно, в 100%-м сборе, потому что они выполняют в данном случае некие агентские такие функции. Или не совсем правильно я понимаю, как это работает?

Наталья Чернышева: Управляющие компании, к сожалению, могут использовать эти деньги в своих каких-то целях и интересах, такое бывало...

Петр Кузнецов: Ага, все-таки заинтересованы, да.

Наталья Чернышева: Да, и вот такими вещами, я говорю, должна заниматься именно прокуратура, когда управляющая компания использует на свои какие-то нужды, на нужды своего руководства, потом банкротится и возникает под другим названием и, в общем-то, занимается примерно тем же самым. Такое, к сожалению, бывает, и с этими случаями нужно бороться, конечно же, именно правоохранительными органами.

Кроме того, я вот сразу хочу сказать, в чем еще может помочь прокуратура, потому что именно рост тарифов, в него закладываются неправомерные расходы. Недавно были данные, что прокуратура провела проверки в 42 регионах России и в 11 из них было выявлено, что, например, зарплата и бонусы топ-менеджеров включались, повышение бонусов топ-менеджеров включалось в неправомерные расходы, которые были как бы обоснованием для повышения тарифов. Это, конечно же, неправомерно, такие расходы должны исключаться из повышения тарифов.

У меня, честно говоря, большие сомнения, что только в 11 регионах такие вещи практикуются, я думаю, что это гораздо больше и нужно проводить проверки более тщательно и во всех регионах России. А самый главный момент по росту тарифов – это то, что мы не знаем базу, от которой тарифы растут.

Петр Кузнецов: Вот, как раз об этом, то есть проверки-то начинаются с кого? – с жалоб. Соответственно, жалоб этих, желательно, должно быть больше.

Наталья Чернышева: Да. И кроме того...

Петр Кузнецов: А человек не всегда знает вообще, куда обращаться, если тарифы завышены. Да он даже не сразу может понять, завышен он или нет, в пределах процентов инфляционных он завышен или нет, на копейки какие-то увеличились, ну ничего, а на самом деле не копейки.

Наталья Чернышева: Проблема еще и в том, что жители часто не могут сами никак влиять на тарифы. На тарифы может повлиять только их полный аудит. Эксперты говорят очень по-разному, то есть некоторые говорят, что тарифы завышены на 50%, кто-то говорит, что на 30%, некоторые эксперты говорят, что на клеммах электростанций, например, стоимость киловатт-часа в 4–5 раз ниже, чем то, что мы вынуждены платить, из-за цепочки посредников, которую нужно ограничить, соответственно, из-за их завышения, из-за неправомерных расходов. То есть пока мы не проведем полный, полномасштабный аудит всех тарифов ЖКХ, мы не поймем базу, от которой у нас постоянной, каждый год с 1 июля повышаются тарифы.

Петр Кузнецов: Ага.

Наталья Чернышева: Это обязательно нужно сделать как можно быстрее.

Ксения Сакурова: Давайте, может быть, вернемся к звонку нашей зрительницы Людмилы, которая жаловалась на то, что в ее доме все платят круглый год за отопление, а где-то в соседнем доме только полгода. Вот хотя бы с этой ситуацией... Я так понимаю, что в принципе такая ситуация может быть правомерной.

Наталья Чернышева: Да, такая ситуация может быть правомерной, но чаще всего тогда бывает, что в зимний период жители платят больше, ну потому что отопление идет больше, а в летний период, соответственно, меньше. Но тут есть еще один нюанс, что управляющие компании очень часто именно по своему разумению включают отопление в осенне-зимний период, вот как раз когда температура ниже в течение 5 дней 8 градусов Цельсия, то они включают. Дело в том, что они это делают, максимально ждут, пока вот 5 дней будет температура меньше 8 градусов, а на самом деле в законе говорится, что ждать необязательно, это производится по необходимости, то есть это максимальный срок оговорен в законе, а на самом деле управляющая компания по желанию жителей может включить и раньше. И вообще-то в некоторых регионах...

Петр Кузнецов: Ага, разбирайтесь, граждане, разбирайтесь, база нужна, как сказал наш эксперт. Спасибо большое. Наталья Чернышева была на связи.

Продолжим после новостей, большая тема: морковь против бананов.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Защищен ли плательщик от необоснованного роста тарифов ЖКХ?