Коммунальная доля

Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы
Андрей Костянов
заместитель исполнительного директора некоммерческого партнёрства «ЖКХ контроль»

Ксения Сакурова: Мы продолжим говорить про цены. В правительстве задумались не только о ценах на продукты питания, внимание обратили и на то, сколько россияне тратят на коммунальные услуги. Михаил Мишустин предложил срочно прописать стандарт допустимой доли расходов на ЖКХ. Те, кто тратят слишком большую часть семейного бюджета на оплату квитанций, будут получать федеральные дотации.

Константин Чуриков: Смотрите, какая информация. Сейчас (это данные РИА Новости, у них было свое исследование, так что это не мы так считаем) средний россиянин тратит на оплату коммуналки 4800 рублей в месяц (вот хоть бы оно так и было, хоть раз, да?), что чуть меньше, как говорят нам эти исследователи, 10% от бюджета средней семьи. Этот показатель этот варьируется от региона к региону. Я просто хочу подчеркнуть, что то, что поручил Михаил Мишустин, на самом деле – довольно срочное поручение. Более того, речь идет о том, что будет установлен стандарт предельно допустимой доли расходов граждан на оплату ЖКУ в доходе семьи с учетом экономических и социальных особенностей субъектов. Поручение адресовано Минэкономразвития, Минтруда, Минстрою и Минфину.

Уважаемые зрители, сколько у вас сейчас от зарплаты, от вашего дохода уходит на коммуналку? Просто напишите нам об этом. А мы приглашаем в эфир нашего первого эксперта.

Ксения Сакурова: У нас на связи Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Константин Викторович, здравствуйте.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Константин Викторович, кажется, что, если бы это было 10% от бюджета семьи, как некоторые эксперты посчитали, я думаю, вряд ли бы Михаил Мишустин давал такое поручение. А сколько на самом деле?

Константин Крохин: Я думаю, что все-таки близко к 20%, потому что у нас были передачи ранее, в том числе на вашем канале, и люди звонили из регионов, когда получалось и 17000, и 12000, и 9000. Учитывая, что в среднем по регионам зарплата где-то вокруг 15000-20000 рублей, то это существенная доля. Понятно, что человек может не один работать в семье, но больше всего, конечно, испытывают сложности одинокие пенсионеры, одиноко проживающие люди, у которых это серьезная доля в расходах для семейного бюджета.

Ксения Сакурова: Но ведь и сейчас есть возможность получить субсидию, по крайней мере, в федеральном размере. Если коммунальные расходы составляют более 22% семейного бюджета, то человек уже может рассчитывать на субсидию. Есть регионы, где этот порог снижен, то есть в принципе и сейчас уже действует определенное ограничение на эти услуги ЖКХ. Почему нужно снижать и почему нужно снижать именно на федеральном уровне?

Константин Крохин: Дело в том, что есть федеральный стандарт, однако исполнение этой обязанности возложено на регионы, и в зависимости от бюджетного состояния региона очень часто эти обязательства не выполняются. И то, что правительство господина Мишустина решило взять этот вопрос на контроль и участвовать в финансировании – это очень важный инструмент, потому что проблема регионов была в том, что они недостаточно финансировали. Если эти деньги будут федеральными, то они охотнее будут их распределять и охотнее тратить. Поэтому это верный шаг, потому что очень много есть льгот, которые переданы на местный уровень, и они не исполняются по причине того, что у регионов недостаточно средств.

Ксения Сакурова: А поможет ли это отрасли в целом? Сейчас, по словам Хуснуллина, собираемость платежей около 67%, то есть, в принципе, коммунальщикам не хватает денег, потому что, если следовать этой логике, россияне не платят, около четверти россиян, в принципе, не платят.

Константин Чуриков: Ксюш, я только поправлю, я, кстати, для себя еще не разобрался – это речь идет об апреле прошлого года или об апреле нынешнем?

Ксения Сакурова: Нет, это апрель нынешнего года, да.

Константин Крохин: В данном случае господин Хуснуллин не говорил, что россияне не платят, он говорил, что неплатежи выросли. И если рассматривать структуру неплатежей, то выяснится, что граждане-то платят, однако эти платежи не доходят, например, до ресурсоснабжающих компаний, до поставщиков энергии, коммунальных услуг и так далее.

И здесь существует системная проблема, которая заключается в том, что сейчас очень много управляющих компаний, в том числе государственных и муниципальных, которые задерживают платежи, накапливают долги. А если говорить о частных управляющих компаниях, которые, как правило, связаны с местными региональными, муниципальными чиновниками, они просто накапливают эти долги, собирают с населения, но не передают гарантирующим поставщикам. И если говорить об этом, то да, Хуснуллин прав, действительно. Если брать даже Московский регион (Москва, Московская область) у нас были случаи, когда 200 миллионов одна компания не заплатила тепловикам в Красногорске. В Москве долги – около 10 миллиардов, и на управляющую компанию приходится от 50 миллионов до 1,2 миллиардов. Понятно, что образовать такие огромные долги они не могли без сговора и покровительства местных жилищных инспекций. В Москве сейчас разгорается скандал с рейдерскими и мошенническими компаниями «Брестроп», «Омега», и многие связывают эти компании именно с руководством органов жилищного надзора.

Константин Чуриков: Смотрите, связь почему-то именно в этот момент стала пропадать. Константин Викторович, мы сейчас попробуем перезагрузить систему, и вы обязательно договорите, как раз ровно с этого места про Хуснуллина в Москве. Мне кажется, что скандал назревает еще по какой части (пока нам перезагружают Skype). На самом деле, что вы, какие 10% от дохода, как говорили некоторые эксперты, назовем их так. Мурманск, пенсия – 14500, коммуналка – 6300, не хотите, почти половина, да? Брянск, опять пенсионер. Пенсия – 10900, коммуналка – 4000. Москва (не говорят кто, пенсионер, не пенсионер) – 50%. Новгородская область – отдают всю пенсию. Слушайте, это что за казино? Сейчас еще звонок принимаем, у нас на связи Сергей, город Пермь, здравствуйте, Сергей. Сколько у вас?

Зритель: Добрый вечер.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Дело в том, что у нас платят, как и все, много, но услуги предоставляют очень плохо. Постоянно идет прорыв труб, постоянно проблемы, крыша, все; кругом одни проблемы, деньги все просят, и всем денег не хватает. Чтобы сделать капремонт, всем нужен откат, вот реально.

Константин Чуриков: Подождите, прямо откат за капремонт? Это вы говорите как потребитель услуг или как эксперт?

Ксения Сакурова: А как они это формулируют?

Зритель: Как старший по дому я это говорю.

Ксения Сакурова: А, как старший по дому.

Константин Чуриков: А, вот так. Расскажите про откат, как это, это значит – «мы вам сделаем капремонт, а вы нам что»?

Ксения Сакурова: Как это происходит?

Зритель: Не скажу, меня потом где-нибудь поймают.

Константин Чуриков: Нет, не надо, вы нам нужны еще, берегите себя.

Все, к нам вернулся Константин Викторович Крохин. Константин Викторович, давайте сначала про Хуснуллина договорите и потом прокомментируйте, пожалуйста.

Константин Крохин: Если бы Хуснуллин, как человек, знакомый с ситуацией в Московском регионе, и как вице-премьер, курирующий сферу ЖКХ, попытался решить эту проблему, то есть, у нас сегодня на рынке, по сути, отсутствуют независимые управляющие компании (будут после введения лицензирования), они все, так или иначе, связаны с местными органами власти. И вот здесь образуются неплатежи, когда люди, в большинстве своем, дисциплинированные плательщики, практически не имеют задолженностей за жилищно-коммунальные услуги, а вот дальше, поставщикам, таким как МОЭК или региональным теплосбытам, деньги не доходят.

И когда он говорит о том, что не поступают деньги, он говорит как представитель этих ресурсоснабжающих компаний, которым, в том числе, нужно менять сети, проводить инвестиции для того, чтобы обеспечивать надежность. И если он обратит внимание, и какие-то меры здесь будут приняты, а какие меры? Это, прежде всего, борьба с этим монополизмом и фальсификациями. Если бы они здесь навели порядок и вернули конкуренцию, которая была вначале, после принятия Жилищного кодекса, тогда бы была возможность, чтобы эти деньги не пропадали, и ресурсоснабжающие компании могли выполнять свои инвестиционные планы и обеспечивать надежность сетевого хозяйства.

Константин Чуриков: А по поводу того, что зритель сейчас рассказал? Побоялся до конца рассказывать, мы понимаем, откат за капремонт, это что такое?

Константин Крохин: Это вторая проблема. Я полагаю, что он, как старший по дому, общаясь с подрядчиками, услышал проблему подрядчиков, в Московском регионе то же самое, цифра – 50%. То есть, если бригада или фирма хочет участвовать в капитальном ремонте и получить финансирование из регионального оператора, она должна таким образом вложиться в победу на конкурсе. И мы имеем очень много случаев, когда эти бригады не дорабатывают, потому что им не платят деньги. И жители, наши сердобольные старушки, они обращаются, подкармливают, и говорят: «Ребята, что же вы никак не закончите?», ответ: «Потому что нам не платят».

То есть, с одной стороны, фонд капитального ремонта говорит, что контракт заключен, деньги перечислены, а непосредственно до исполнителя они не доходят. Это и есть откат, когда между ними посредники, коррумпированные чиновники, они эти деньги присваивают, и по этой причине снижается качество работ, и по этой причине у людей недоверие. Гражданин, наверное, имел в виду это.

Константин Чуриков: Да, хорошо, спасибо вам большое.

Ксения Сакурова: Спасибо. Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы был у нас на связи. Продолжим обсуждать эту тему, у нас есть еще звоночек.

Константин Чуриков: Звонок, конечно, Мария.

Ксения Сакурова: Из Краснодарского края Мария дозвонилась. Мария, рассказывайте, как у вас с оплатой ЖКХ? Здравствуйте.

Зритель: Ой, мне много лет, мне 70 лет.

Константин Чуриков: Тогда, как ваше отчество, а то нам не сообщают?

Зритель: Мария Павловна. Я вижу как раз это по телевизору. Вот мы хотели бы узнать, все так чисто, гладко, хорошо говорят, 22%, а как же вам, а то пируй за десять.

Пенсия – 10200, за коммуналку уходит 6500 .

Ксения Сакурова: 6500?

Зритель: Да. Вот говорят 22%, а субсидию дали 200 рублей.

Константин Чуриков: 200 рублей?

Зритель: Да, да.

Ксения Сакурова: То есть, это получается больше 60%, да?

Константин Чуриков: Нет, подождите, вот просто интересно, это вот что за такая форма заботы? Кто-то в службе соцобеспечения, в департаменте соцзащиты решил, что 200 рублей Марии Павловне как раз хватит.

Зритель: Да, вот так они посчитали, что хватит. Перед этим было 300 рублей, сейчас 200 рублей дали, а летом вообще ничего не дают.

Константин Чуриков: Исходят из того, что население неуклонно богатеет. Мария Павловна, сейчас мы зададим этот вопрос и по поводу вас, пока не отключайтесь, пожалуйста.

Андрей Костянов у нас связи, заместитель исполнительного директора компании «ЖКХ-Контроль». Здравствуйте, Андрей Викторович.

Ксения Сакурова: Андрей Викторович, Здравствуйте.

Андрей Костянов: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Андрей Викторович: что это за такой сюжет, что это за надбавки такие – 200 рублей, при пенсии в 10200, на ЖКХ.

Андрей Костянов: Скорее всего, это субсидия, надо смотреть региональное законодательство, как субъект ведет определенные нормы-расчеты этих субсидий. Например, в некоторых субъектах – социальная норма, то есть, если человек владеет 64 квадратными метрами, то субсидия будет рассчитываться исходя из того, что ей было бы положено на одного человека.

Константин Чуриков: Андрей Викторович, у нас сегодня какие-то проблемы со связью, давайте мы сейчас попробуем перезвонить вам по Скайпу, потому что связь подвисает, заодно еще, если можно, трубку телефона при себе держите.

Пока расскажем дивную историю из города Саратова. Вот говорят, что чем больше платишь, тем лучше становится качество услуг. Далеко не всегда. В случае с ЖКХ вообще не факт, что всегда.

Вот есть такой Ростислав Мхнкаян в городе Саратове, у него долг перед управляющей компанией почти 35000 рублей, он полгода принципиально не платил за содержание и обслуживание жилья. По его мнению, управляющая компания не убирала в подъездах, во дворе, даже не меняла перегоревшие лампочки. Недавно жильцы дома сменили обслуживающую организацию, и она навела порядок в многоэтажке, после этого Мхнкаян снова стал оплачивать счета.

Ксения Сакурова: Но старая управляющая компания, несмотря ни на что, все-таки требует погасить долги, звонят Мхнкаяну каждый день, иногда даже ночью, бросают листовки в почтовый ящик и ежемесячно присылают долговую квитанцию. Саратовец собирается жаловаться на это все в прокуратуру, в общем-то, имеет право.

Константин Чуриков: Поскольку у нас был беззвучный фрагмент, где он должен был говорить, он сказал, что ему без проблем новое окно поставили, лампочки не горели, теперь горят, потому что перестал платить.

Ксения Сакурова: Но это новая управляющая компания?

Константин Чуриков: Да, и новая управляющая компания пришла.

А теперь пробуем поговорить с Андреем Костяновым, заместителем исполнительного директора «ЖКХ-контроль». Андрей Викторович, еще раз здравствуйте, надеюсь, связь нас сейчас не подведет.

Андрей Костянов: Я, к сожалению, сейчас вот так вот.

Ксения Сакурова: Да, хорошо слышно.

Андрей Костянов: Продолжая разговор по поводу субсидий. В некоторых субъектах по-разному рассчитывается эта субсидия, во многих субъектах субсидия рассчитывается исходя из социальной нормы жилья на человека, то есть, если у человека есть лишние квадратные метры, то они в субсидию не входят. А где-то существуют различные ограничения на коммунальные ресурсы, где-то рассчитывается исходя из норматива потребления коммунального ресурса, а фактически собственник платит по индивидуальным приборам учета. Потом мы не знаем еще порядок, есть ли какие-то повышающие коэффициенты. Может быть, у собственницы не стоят приборы учета, или они вышли из строя, истек межповерочный интервал. Это тоже будет влиять, тут надо разбираться, конечно, и надо смотреть, убедится.

22% от совокупного дохода домовладения – это средний показатель. Возможно, есть какие-то отличия от субъекта. В Москве в этом отношении поступают хорошо. У нас, если оплата за жилищно-коммунальные услуги составляет больше 10% от совокупного дохода домовладения, то человек имеет право на получение субсидий. Но тут надо понимать, что у всех субъектов тоже разная экономическая ситуация, где-то у субъектов дефицит, где-то профицит.

Ксения Сакурова: Андрей Викторович, но она разная, но выше 22% быть не может, это федеральный предел на данный момент.

Константин Чуриков: Но нам каждый второй пишет, что у него и 20%, и 30%, и 50%.

Ксения Сакурова: Не повод ли это обратиться в прокуратуру или, может быть, куда-то обратиться, чтобы понять почему?

Андрей Костянов: Для начала я бы порекомендовал обратиться все-таки в центр социальной защиты населения или тот орган, который занимается выделением субсидий в том субъекте (он может называться «департамент» или «комитет», по-разному) и уточнить, как рассчитывается эта субсидия. Потому что по общему правилу мы оплачиваем жилищно-коммунальные услуги, относим оплаченные квитанции, предъявляем справки, что у нас доход составляет меньшую сумму, чем порог, и, соответственно, нам эту сумму компенсируют. Соответственно, обращаемся за разъяснениями. Если окажется, что какие-то начисления сделаны неправильно или не тех сумм, это повод обращаться в правоохранительные органы, безусловно.

Константин Чуриков: Вот что зрители нам пишут, Москва (вернее, Московская область, скорее всего): «Город пропах помойкой, такой же как и сама компания (пишут, как она называется), пешеходные дорожки отсутствуют, с детишками гулять негде, только напротив здания администрации города все чики-пуки, в других районах просто полный…» Дальше непереводимая игра слов. Давайте послушаем теперь культурную столицу. Санкт-Петербург, Валентина, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте: Я плачу за коммунальные услуги 7387 рублей, я пенсионерка, пенсия у меня около 30000, я ветеран, блокадница. Но все равно получается, что я не 10% плачу, как Мишустин хочет сказать, а получается у меня 25%.

Константин Чуриков: Валентина, а расскажите, как набегает такая сумма, сколько у вас, квадратные метры играют же роль?

Зритель: Да, квадратные метры, наверное, играют.

Константин Чуриков: Да, сколько у вас, получается, площадь, сколько вы потребляете? Откуда такая сумма-то берется?

Зритель: Горячая вода, холодная вода очень дорого стоят, и самое главное, что трубы у нас не меняются уже 20 лет, мы сами должны за свой счет менять эти трубы, так наша жилищная контора хочет.

Ксения Сакурова: А за воду вы по счетчикам платите?

Зритель: За воду по счетчикам платим, да. Мы счетчики за свой счет меняли, естественно.

Константин Чуриков: Валентина, извините, а как вы живете? Вот у вас остается, если 10000 пенсия, 7380 вы отдаете.

Ксения Сакурова: Нет, 30000.

Зритель: 30000 у меня пенсия, поскольку я блокадница, пенсионерка, 80 лет мне.

Константин Чуриков: Я выдохнул.

Зритель: Все равно, большой очень процент я отдаю за квартиру.

Константин Чуриков: Конечно, спасибо за ваш звонок.

Ксения Сакурова: Да, спасибо. Андрей Викторович, кстати, к вопросу о счетчиках. Они, получается, не входят в расчет этой субсидии, может быть, из-за них такая дорогая оплата воды по счетчикам, оплата электроэнергии?

Андрей Костянов: Смотрите, опять же, от субъекта к субъекту. Где-то рассчитывается исходя из норматива потребления воды, где-то рассчитывается исходя из показаний прибора учета, единой практики нет. И та, и другая форма расчета, в общем-то, справедливы.

Но опять же, если мы говорим о том, что идет расчет исходя из норматива, а у собственницы проживают (то есть потребляют) пять, шесть, семь человек, а зарегистрирован один, то таким образом, конечно, исходят из норматива на одного человека, но потребление будет, естественно, как за троих-четверых. Понятно, что если один человек живет, один потребляет, то по счетчикам это будет выгоднее и будет отражать реальные показатели расходов.

Константин Чуриков: Андрей Викторович, смотрите, у нас буквально чуть-чуть времени осталось, вернемся к поручению Михаила Мишустина, Михаила Владимировича: «Проработать вопрос об установлении стандарта допустимой доли расходов граждан на оплату ЖКУ в совокупном доходе семьи с учетом экономических и социальных особенностей субъектов и определения источников финансирования предоставить согласованные предложения нескольким министерствам».

Скажите, пожалуйста, а что ответят регионы, что вообще они могут ответить? Тут такое сложное поручение им дано, то есть, сколько семья себе может позволить с учетом экономических и социальных особенностей субъекта, региона. Будет какая-то польза от этого поручения, его вообще можно выполнить?

Андрей Костянов: Слушайте, надо смотреть, безусловно, субъекты у нас разные, о чем я уже говорил в начале, о том, что экономическая ситуация везде разная, кто-то может компенсировать и все, что больше 10% от совокупного дохода, а кто-то и 22% от совокупного дохода. И мы тут прекрасно понимаем, что если у субъекта есть определенная сумма денег, он не может прыгнуть выше, то есть на чем-то другом тогда придется сэкономить, на чем? На городском транспорте, на здравоохранении, на образовании? Поэтому давайте дождемся предложений, посмотрим.

Нет, безусловно, единые стандарты, единая формула расчета, должны быть. В свое время, когда эти 22% возникли, они же тоже возникли не просто так, не из головы.

Константин Чуриков: Исходя, наверное, из финансовой целесообразности?

Да, понятно, спасибо большое. Андрей Костянов, заместитель исполнительного директора некоммерческого партнерства «ЖКХ-Контроль».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О стандартах допустимой доли расходов на оплату ЖКУ. Когда их пропишут для россиян?