Коммунальщикам виднее?

Гости
Илья Заливухин
архитектор-градостроитель

Иван Князев: Тема вот какая - в Москве закрасили граффити с Тургеневым, в Санкт-Петербурге с Виктором Цоем, Иосифом Бродским и панно ко Дню победы. Таких историй по стране сотне. Граффити - это когда вот на стенах что-то рисуют, какие-то картины, картинки, там все, что угодно, можно быть. И каждый раз общество возмущается. Но коммунальщикам видно виднее, что считать искусством, а что нужно закрасить. В Управлении Президента по общественным проектам уже тоже озадачились таким подходом.

Тамара Шорникова: Мол, кто и как должен определять, вандализм это или искусство. Как предлагают решать проблему, и как вы считаете, что можно и нужно рисовать на стенах домов или пусть все будет чистенько, ровненько, прилично в общем, без всяких художеств. Позвоните нам, поделитесь мнением. А пока вы набираете номер прямого эфира, предлагаем посмотреть репортаж Мереке Ульманова.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Вот на всех активистов, конечно, художества не напасешься, но когда вот шпателем по Бродскому, ну это, конечно, тоже...

Тамара Шорникова: Любопытно, когда под валик попадают как раз согласованные картины, то есть все вроде инстанции прошли, но в какой-то момент что-то пошло не так. Что именно, давайте разбираться вместе с экспертами. Вы позвоните, расскажите, вот то, что вы сейчас видели в сюжете, вам нравится такое? Вы бы хотели видеть такие картины на стенах домов в вашем городе?

Иван Князев: В своем городе, да.

Тамара Шорникова: Позвоните, расскажите, поделитесь мнением.

Иван Князев: Илья Заливухин у нас на связи, архитектор-градостроитель. Здравствуйте, Илья Вячеславович.

Илья Заливухин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Илья Вячеславович, ваше мнение прежде хотим узнать. Вы как относитесь к такому стрит-арту, уличному искусству?

Илья Заливухин: Ну, все, что вы показали в передаче, - это просто замечательно, и, конечно, я положительно отношусь к такому стрит-арту. И, конечно, стрит-арт или граффити может быть разным, поэтому тут необходимо все-таки выработать определенные регламенты, кто это согласовывает и как - какие процедуры согласования. И тогда, в таком случае, кто отвечает за то, чтобы это согласовывать. Потому что, конечно, когда пропадают такие можно сказать произведения искусства, как мы с вами видели сейчас... Это и портрет, конечно, Бродского, это очень жалко и совершенно непонятно, как это защитить.

То есть, по сути, такие объекты становятся культурным наследием. Кстати, как мы знаем, культурное наследие, когда оно создается, оно не является культурным наследием, и потом его ставят на охрану и принимают как культурное наследие. Поэтому тут важно разработать эти механизмы, скажем так.

Тамара Шорникова: Давайте подключим к разговору наших телезрителей. Мнение свое хочет высказать Анастасия из Москвы. Здравствуйте. Алло.

Иван Князев: Слушаем вас. Анастасия, слышите нас?

Зритель: Алло, да, слышу-слышу, а вы меня?

Тамара Шорникова: Да, отлично, говорите.

Зритель: Вот у меня пример с театром Ленком. Вот не так давно умер его режиссер, художественный руководитель Марк Захаров, и кто-то нашелся в театре, нарисовал его портрет на соседнем доме, напротив. Очень красивый был: голова, бюст режиссера, и как будто бы получалось, что он наблюдает за своим театром из-за домов. Очень было красиво. Но кто-то потом... Не прошло и трех месяцев, закрасили обычной краской. Но все равно потом перекрасили, опять нарисовали портрет и уже отвоевали, вроде все, это место никто не трогает, больше его не замазывают, все хорошо. Но действительно очень обидно, когда вот так вот...

Иван Князев: Ну да, когда какой-нибудь начальник участка ГБУ «Жилищник» придет, говорит: «Нет, Ленком - это ерунда. Закрасим».

Тамара Шорникова: А с другой стороны, Анастасия, а как вам кажется... Вот действительно вы привели пример: достойный рисунок, прекрасное место. Почему бы не оставить его там? Но если бы вот вдохновились многие художники и стали бы разрисовывать через одну стены домов и т.д., вы бы как отнеслись к такому? Вам бы хотелось жить в таком городе?

Зритель: Ну, я хотела бы, наверное, чтобы это как-то все равно регулировалось, чтобы это как-то... на это смотрели, проходило какую-то проверку. Потому что все равно какие-то такие портреты именно если человек художник с образованием, умеет рисовать красиво, то почему бы нет. А если это, извините, какие-то гениталии и матерные слова, по-моему куда красивее вот такие портреты, чем...

Тамара Шорникова: Это бесспорно, да. Спасибо огромное.

Иван Князев: Спасибо. Вот, какое мнение от телезрителей. Тверская область: «Разрешить рисовать цветы и природа». Оренбургская: «Я за приличное художество, чем однотонные грязные стены». Иркутская область: «Современное граффити уродливое и неэстетичное». Вот здесь самый главный вопрос, Илья Вячеславович, кто будет решать, что уродливо, что нет? Это какой-то общественный совет должен быть? Кто туда должен входить?

Илья Заливухин: Конечно, должен быть определенный согласованный регламент, как это делается. То есть если появляется граффити, и его замечают жители или даже коммунальщики или владельцы здания, они могут его сфотографировать и отправить, например, в службу главного архитектора, если, я надеюсь, такие службы существуют в городах. Во всех.

Есть малые города, соответственно, главному художнику или те, кто занимается благоустройством или художественный совет. То есть, в принципе, тут задача уже мэрии, скажем, каждого города создать такой совет, создать такой орган, то есть помочь, сказать всем, что «вот, у нас есть такой орган, он отвечает...» В каждом городе он может быть немножко по-разному, в зависимости от размера города, компетенции, но, конечно, такие чиновники, скажем так, кто-то должен определенно за это отвечать - за согласование этих граффити, которые уже возникли.

То есть, понимаете, очень сложно представить себе, что кто-то приходит и говорит: «Вот я хочу это нарисовать или это». Все-таки граффити - это такое искусство, которое возникает относительно спонтанно. Но оно все равно будет возникать, поэтому не надо его сразу замазывать. Если оно кому-то интересно, это граффити, его надо ставить на учет и, в общем, охранять.

Иван Князев: Ну и, как минимум, население бы спросить тоже все-таки не помешало. Там, я не знаю, каким-нибудь общественным голосованием или что угодно на сайте мэрии, где угодно.

Илья Заливухин: Да, но это вот уже процедура, которую, мне кажется, каждый город для себя должен выработать, как это сделать. Ну конечно, если это большой город, то спрашивать население нужно, наверное, тех людей, которые живут в этом районе, а не всех горожан. Но если город маленький, то можно и всех спросить, конечно.

Тамара Шорникова: Спасибо. Илья Заливухин, архитектор-градостроитель. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)