Коммунальщиков не штафовать!

Коммунальщиков не штафовать! | Программы | ОТР

Штрафы за некачественные услуги заменят перерасчетом стоимости

2020-05-19T16:22:00+03:00
Коммунальщиков не штафовать!
Россия нацелилась на криль. Продуктовые карточки. В Новый год – с долгами по зарплате. Бюрократы. Борьба с безработицей. Регионы не рады гостям
Криль – один из последних нераспределённых биоресурсов на Земле
Поможет ли Минтруд безработным?
Сергей Лесков: Создание вакцины от ковида – это такой же фактор мягкой силы, каким был полёт Гагарина на заре космической эры
Как работают чиновники?
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций г. Москвы, юрист
Вера Москвина
член наблюдательного совета Фонда капитального ремонта г. Москвы

Ольга Арсланова: Российских коммунальщиков больше не будут наказывать за некачественные услуги. Точнее, штрафы заменят перерасчетом стоимости этих услуг. Новым законопроектом предполагается и возмещение морального вреда граждан.

Петр Кузнецов: Управляющим компаниям эта инициатива понравилась, но некоторым депутатам – нет. Так, например, первый зампред фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов считает, что отмена штрафов позволит коммунальщикам оставаться безнаказанными, а гражданам будет еще сложнее защищать свои права. Какова же картина сейчас с некачественными услугами по стране? Больше всего жалоб на качество оказываемых услуг поступило из Тверской области – 9% от всех обращений по стране. В тройке лидеров Тульская и Кировская области, а в топ-10 оказались также жители Татарстана, Воронежской и Смоленской областей, Красноярского края, Челябинской области, Курганской и Самарской.

На что чаще всего жаловались? Главное недовольство – то, как просто управляют домами. На втором месте по жалобам – возросшая плата за коммунальные услуги. Треплет нервы проблема и с вывозом мусора пресловутая, а также проблемы с капитальным ремонтом. Я думаю, что ничего нового в списке жалоб вы не увидели. Плюс-минус картина одинаковая по всей стране.

Ольга Арсланова: Мы хотим пообщаться с вами. Удавалось ли вам повлиять на работу коммунальщиков? Что из этого вышло? Жаловались ли вы? Как на ваши жалобы реагировали? Позвоните, расскажите, как это работает сейчас. Что может измениться, будем обсуждать с нашими экспертами.

Петр Кузнецов: Вера Москвина, член наблюдательного совета Фонда капитального ремонта Москвы. Вера Михайловна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Вера Москвина: Добрый день.

Петр Кузнецов: Вера Михайловна, мы знаем, что вы сначала были против этого законопроекта, с которого мы начали, но потом вдруг решили его поддержать. Так ли это, и что повлияло на перемену решения?

Вера Москвина: Понимаете, отрицать, поддержать… Середину золотую нужно искать всегда. Мы все в одной лодке – и собственники, и управляющие компании, и ресурсоснабжающие организации. Все 20 лет мы строим баррикады, причем, достаточно воинственные. А пора договариваться. Другого выхода нет. Управляющие компании, которые бегут от собственника и приходят только лишь заработать на наших домах, они, конечно, в зоне риска как были, так и останутся. Никто их защищать не будет. Ни одно СРО, ни одно правительство. Для этого есть лицензионный контроль. Они рано или поздно уйдут. Нужно сейчас заботятся о компаниях, которые хотят работать, которые пришли надолго в наши дома, которые выстраивают коммуникационные связи с собственниками и собираются потом оставлять не судебные дела за своей спиной, а передавать дело дальше, как семейное, своим детям.

Вот на такие компании мы должны ориентироваться и поддерживать их вместе с собственниками. Такие компании не найдешь. Собственники за ними в очередь выстраиваются.

Петр Кузнецов: Это понятно. Но среди этих хороших компаний могут оказаться и нехорошие, которым на руку будет новый законопроект по смягчению этих штрафов. Так или иначе, это смягчение. И непонятно еще, каким образом кто будет контролировать возмещение некачественных услуг и все эти перерасчеты. Вот это дико интересно.

Вера Москвина: Там дело в том, что никто никакого штрафования не отменил.

Петр Кузнецов: Пока нет. По факту законопроект только рассматривается, если вы об этом. Никто ничего еще не принимал.

Вера Москвина: Одно дело – когда длинная бюрократическая процедура меняется моментальным перерасчетом в пользу собственника. Это же лучше. Результат видно сразу. Не идет речи о вообще отмене штрафных санкций, хотя надо бы какие-то отменить, потому что иногда управляющую компанию обкладывать три раза штрафом за одно и то же…

Петр Кузнецов: У вас есть понимание, кто будет следить за целесообразностью этого перерасчета и размера его?

Вера Москвина: У нас всегда жилищная инспекция следит за этими нарушениями. Другого наблюдателя у нас еще жилищный кодекс не придумал.

Ольга Арсланова: А как вы можете оценить качество работы жилищной инспекции с жалобами собственников?

Вера Москвина: Очень тяжелая тема. Ой какой тяжелый вопрос. С одной стороны, облагать управляющую компанию за сгоревшую лампочку в коридоре очень серьезной суммой (до 250 000) – это в голове не умещается. А, с другой стороны, иногда нам управляющие компании звонят и говорят такую фразу: «Жилинспекция выходит на охоту». И охотится она за штрафами. И управляющей компании не всегда удается, во-первых, доказать свою безнаказанность. А, во-вторых, трусят они доказывать свою безнаказанность. Я им говорю: «Почему? Вы же понимаете, что нет вашей вины. Что не прав жилищный инспектор». А они мне отвечают: «А жилищный инспектор нам потом сказал – ну-ну, считаете, что я не прав? Вот будете дома к зиме сдавать – поговорим».

Ольга Арсланова: Смотрите, а что происходит? Жилинспекция накладывает штраф на управляющую компанию. Например, эти 250 000 рублей, о которых вы сказали, за лампочку. А управляющая компания из каких-то средств (тоже интересно, из каких) этот штраф регулярно выплачивает. Нарушения часто бывают. А дальше что? С кого эти деньги в итоге взимаются, для того чтобы управляющая компания на этих штрафах не погорела?

Вера Москвина: А все штрафы из нашего с вами кармана, из кармана собственника. Дело в том, что в ЖКХ других денег нет. Инвестиций нет. Спонсорства нет. Понимаете? Все, что собственник заплатил управляющей компании, тем она и распоряжается.

Ольга Арсланова: То есть мы пожаловались на управляющую компанию – управляющая компания заплатила штраф. Мы в итоге его оплатили. Выгодно не жаловаться, получается, тогда вообще?

Вера Москвина: Нашими деньгами оплачивают эти штрафы. Разумеется. И, как правило, управляющая компания работает без прибыли. Ей из своей кармана что-то вытащить нереально. У нее нет этих денег. А вопрос – вот она отдала сегодня 250 000, завтра собственник написал еще жалобу – еще 250 000. До 1 млн штрафов в месяц иногда собирается в управляющей компании. Вопрос: управляющая компания эти деньги пойдет в банки, что ли, занимать? Да никогда в жизни. Она на эту сумму нам с вами работ не доделает. Поэтому замкнутый круг. Мы жалуемся, приходит жилищная инспекция, забирает эти деньги, управляющая компания на эти деньги опять недоделывает работы, мы опять жалуемся. И вот такое безумное колесо крутится уже 20 лет.

Ольга Арсланова: Как его остановить? Что нужно для этого?

Вера Москвина: Элементарно. Собственнику не с дивана надо лежать и наизусть знать телефон жилищной инспекции и фискалить, и докладывать. Знаете, вышел сегодня, семечки разбросаны по площадке – их кто разбросал-то? Разбросал твой сосед Васька. А управляющая компания убирала в 12 часов, а в 14 часов Васька разбросал.

Приходит жилищная инспекция: «Точно, семечки валяются. Управляющая компания, плати бабки». Понимаете, да? Поэтому что нужно сделать? Совет дома крепкий нужен. И нужны связи с компанией дружественные. И нужно смету принимать. И потом акты управляющей компании подписывать за каждый этап работы. Совет дома и управляющая вот так должны работать вместе. Понимаете? А не стучать на управляющую компанию. Работать с ней надо.

Петр Кузнецов: Вера Михайловна, финальный вопрос к вам. Все-таки что произойдет с этим перерасчетом? Допустим, законопроект, скорее всего, примут, произойдет перерасчет. Но как это повлияет на улучшение качества этих услуг? Вот некачественная услуга. Происходит перерасчета. Ну, пересчитают. А что, вода из-под крана лучше, что ли, течь будет?

Вера Москвина: Глобальный вопрос задали. Может быть, и будет. Вообще все должно быть гораздо лучше. Не может в эти 20 лет вылететь в трубу ни за что. Столько лет мы боремся за качество работ и услуг и постоянно упираемся то ли в некомпетенцию местных органов, самоуправления, то ли в некомпетенцию управляющих компаний, то ли в потребительский экстремизм собственника. Вот нет этой точки отсчета, от которой мы подошли бы к ней – и пошло только вверх, вверх, лучше, лучше и лучше, как в той же Германии несчастной. Хотя чего она несчастная? Счастливая. Сколько лет мы учились у этой Германии, сколько мы туда ездили, смотрели – ну как так у них все получается? А потому что выстроено все на системе взаимоуважения друг к другу. Никто друг на друга с вилами не бросается. Управляющих компаний там вороватых нет. Там не дай бог тебя один раз записали в штрафы – больше ты не вернешься никогда на рынок.

Петр Кузнецов: Ну, да. А пока мы не в Германии. Спасибо, Вера Михайловна. Вера Москвина. Мы в Россию возвращаемся, в нашу страну. Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы, с нами на связи. Продолжаем вместе с ним обсуждать прежде всего готовящийся законопроект. Константин Викторович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ваше отношение к предлагаемым мерам. Чем перерасчет будет по форме, исполнению отличаться от штрафов, которые есть сейчас, за некачественные услуги?

Попробуем сейчас перенабрать. Как вы относитесь? Обращаемся к нашим телезрителям. Как вы относитесь к упомянутому законопроекту и предлагаемым нормам? Константин Викторович к нам вернулся, судя по всему. Еще раз приветствуем. Вы слышали вопрос, Константин Викторович?

Мы видим, но теперь не слышим. Хорошо. Сейчас все-таки со связью все будет хорошо. Мы верим в это. Сегодня все-таки день такой светлый. Давайте послушаем нашу телезрительницу. Наталья, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Из Москвы. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, как раз из Москвы.

Зритель: Здравствуйте. Я из Москвы. У нас управляющая компания «Жилищник района Восточное Дегунино». Но там творится что-то вообще всегда… Я бывший председатель ТСЖ. Все было хорошо, прекрасно. У меня мама была инвалидом I группы. И, соответственно, получила когда-то субсидию. Она просто… Вопрос состоит в том, что нашли какой-то долг 2008 года на 1500 рублей. Якобы за газ, за что-то еще. И там очень большая сумма за водоотведение. И этот долг повесили. Но, понимаете, дело в том, что у нас не платят субсидию людям, даже которые 1 рубль должны. Вы сами понимаете. И сейчас это все всплыло несколько лет назад. Суд мне присудил заплатить. Меня на суд не вызывали, ничего.

После этого у меня был перерасчет воды. То есть за 3 месяца мне вернули. Остальное не вернули. Перерасчитывать никто не хочет. Это длится уже 2 или 3 года. Я главе управы как человеку, который находится в подчинении у управляющей компании. И мне отписали просто…

Ольга Арсланова: Наталья, я правильно понимаю, что теперь вы можете только через суд попробовать это вернуть?

Зритель: Вы знаете, у нас суды не рассматривают. У нас суды переполнены. Я должна заплатить большую сумму за то, что я должна адвоката нанять за 3 копейки отсудиться. Понимаете, какой-то бардак.

Ольга Арсланова: На это и расчет на самом деле, что судиться никто особо не хочет. В итоге эти суммы пропадают.

Петр Кузнецов: У вас в связи с этим какие-то дополнительные опасения, если штрафы полностью заменят на перерасчет? Есть версия, что еще сложнее будет защищать свои права.

Зритель: А они… Понимаете? Отсюда пляшем, отсюда не пляшем. А здесь рыбу заворачиваем. То есть они что назначат, что хотят, то и вытворяют. Понимаете? Не я одна. У нас все Восточное Дегунино плачет от них.

Ольга Арсланова: Да, Наталья, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Давайте вашу ситуацию (она довольно типична, судя по сообщениям) обсудим как раз с нашим экспертом. С нами снова на связи Константин Крохин, глава Союза жилищных организаций Москвы. Константин, здравствуйте.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрите, у нас очень многие зрители жалуются на то, что даже перерасчетов (о штрафах речи не идет) добиться практически невозможно. А что изменится то, если закон новый примут?

Константин Крохин: Я считаю, что защита граждан значительно ухудшится по той причине, что действительно система перерасчетов не налажена. И, на мой взгляд, именно система штрафов и угроза отзыва лицензии является серьезным стимулом, для того чтобы управляющие компании работали. К большому сожалению, коронавирус показал слабые места, которые заключаются в том, что на сегодняшний день управляющие компании практически не проверяются, жилищные инспекции не выходят на проверки. И по этой причине добиться правды крайне сложно. Если и отменится и эта последняя угроза, связанная с тем, что два штрафа в год и возможность отзыва лицензии, то в этом случае эти управляющие компании будут чувствовать себя безнаказанно.

У нас прям своеобразная эпидемия в Москве и Московской области о поддельных протоколах. Вчера была ситуация в Красногорском районе. То есть там, где строятся большие дома, где новостройки, которым 5-10 лет, где очень много граждан, подделываются протоколы, которые можно опровергнуть только через суд. И жилищные инспекции не выполняют прямых обязанностей по проверке таких протоколов и по проверке начисления тарифа. Вот вам реальная ситуация, когда с людей берут по 2-3 раза выше городской ставки, они не могут никак добиться правды, потому что жилищная инспекция не проверяет.

И, допустим, мы говорим о том, что жилищная инспекция теперь будет делать перерасчет. Но каким образом она это будет делать, если она не выходит уже сейчас (без всяких законодательных изменений) и не делает никаких мер по защите прав граждан?

Петр Кузнецов: Константин Викторович, а можете объяснить? Вот когда коммунальщик сейчас, допустим, штрафует за некачественные услуги, вот эти деньги в каком-то виде возвращаются пострадавшему потребителю?

Константин Крохин: Нет, эти деньги идут в бюджет, потому что административные штрафы зачисляются в федеральный либо в местный бюджет. Но проблема в том, что у нас очень высокая коррупция. По крайней мере, я могу говорить про московский регион, это московская жилищная инспекция. Практически все управляющие компании крышуются Мосжилинспекцией. И у нас есть вопиющие случай, когда нанесет ущерб по 200 млн рублей поставщикам ресурсов, гражданам, однако ни полиция, ни жилищная инспекция не проверяют эти управляющие компании.

То есть проблема в том, что мы говорим, что это будет делать орган жилищного надзора, но в реальной жизни он этим не занимается, он просто зарабатывает на этом.

Ольга Арсланова: Александр Викторович, смотрите, какой момент. Если действительно, как вы утверждаете, система настолько порочная, ее этим одним законом, естественно, не исправишь, что остается делать жителям? Если вдруг жители станут более ответственны и будут управление дома брать на себя, смогут ли они таким образом эту систему расшатать и создать естественную конкуренцию?

Константин Крохин: Конечно, конечно! Ключевой вопрос – каким образом в системе жилищного управления навести порядок, этот ответ давно дан. Это в 2005 году, когда жилищный кодекс вступил в силу. Нужно развивать конкуренцию. Развивать конкуренцию между частными управляющими компаниями, государственными и ТСЖ и кооперативами, когда люди сами берут в свои руки управление.

Если люди объединятся… И мой более чем 15-летний опыт работы в ЖКХ говорит о том, что единственный случай, когда люди защищены, когда не надо гоняться с жалобами и просить перерасчета – это когда в доме ТСЖ или жилищный кооператив. Вот единственный случай, когда люди могут контролировать своих управленцев, потому что они выбираются на общем собрании и живут в том же доме.

Во всех остальных случаях… ну нет идеальных компаний. Как ни крути, а после того как ввели лицензирование, на рынке остались одни блатные компании при Мосжилинспекции. И, к сожалению, эта система не работает. Вы можете в любой дом в Москве… далеко не надо ходить. Пойти и увидеть, что там пожарная безопасность нарушена, дезинфекция… это просто бутафория, а не дезинфекция. И в период самоизоляции просто вал этих жалоб. Никаких наказаний, изменений не происходит.

Петр Кузнецов: Константин Викторович, еще один небольшой вопрос. У нас вообще есть четкое определение некачественной услуги? Есть четкий перечень, нормативы?

Константин Крохин: Конечно. Если говорить о текущем ремонте, то должна быть ежедневная уборка 1-2 этажа. Это в течение месяца выше второго этажа должна быть влажная уборка. Есть норматив дезинфекции, есть норматив пожарной безопасности. А если говорить о коммунальных ресурсах (о воде, тепле), то там есть определенные градусы, в пределах которых у вас должна быть, допустим, температура в жилом помещении, температура в помещениях общего пользования и температура теплоносителя. Это все измеряется.

Но в большинстве случаев нарушения происходят – и они латентны, их не видно. Потому что орган надзора, который должен этим заниматься, он этим не занимается.

Ольга Арсланова: Константин Викторович, говоря все-таки о ТСЖ, какой процент россиян сегодня может и хочет взять на себя такую ответственность? Даже если сравнить по количеству ТСЖшников и управляек. Мы вообще к этому готовы? Или нам проще отдать коррумпированным управляющим компаниям и жилинспекции, и потом на них жаловаться?

Константин Крохин: Если вы сделаете опрос, то вам никто не скажет, что он готов отдать управляющим компаниям или коррупционерам. В этом никто не признается. И я думаю, что люди этого не хотят. Если брать процент активных граждан, это по аналогии с тем, сколько граждан пытались создать собственный спецсчет по капремонту, проведя сложные собрания с 2/3 голосов, это более 20% граждан хотели этого добиться. Смогли этого добиться в 2015 году только 12%, потому что процедура голосования очень сложная.

И еще очень важный момент. Что, в отличие от управляющих компаний, которым достаточно представить протокол с двумя подписями, для того чтобы создать ТСЖ, мы должны представить протокол, который подписан всеми проголосовавшими за ТСЖ. И вот представьте, у нас есть дома по 500-1000 квартир. Как вы себе представляете такое полотнище, этот протокол? То есть в 2011 году законодатель, та же Государственная Дума, сделала все, чтобы мы не могли создавать ТСЖ в наших домах.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое. Комментарий Константина Крохина. Впереди еще одна тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Лена
Ничего нового...
Штрафы за некачественные услуги заменят перерасчетом стоимости