Конец эпохи Фейсбука и другие шокирующие предсказания

Гости
Михаил Черныш
директор Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, доктор социологических наук
Василий Колташов
руководитель центра политэкономических исследований Института Нового общества

Тамара Шорникова: Каким будет следующий год? Экономисты, политологи делятся мнением. Врачи, ученые – их прогнозы сейчас всех волнуют.

А мы хотим обсудить десятку предсказаний, которые не могут оставить равнодушных. Датский Saxo Bank опубликовал список недооцененных событий, из-за которых, дальше цитируем издание: «мировые рынки может накрыть мощной ударной волной».

Виталий Млечин: Какие глобальные потрясения напророчил банк? Есть вероятность нового витка холодной войны и космической гонки. Зеленый переход замедлится, а наука разгонится.

Стоит ждать прорыва в биомедицине; возможно, в перспективе это позволит существенно увеличить продолжительность жизни аж на 25 лет. Но это приведет к другим проблемам, в первую очередь – перенаселению, естественно.

Тамара Шорникова: Еще молодежь покинет Фейсбук – такое предсказание. А США ждет конституционный кризис.

Обсудим, что из этого списка маловероятно, а что действительно может произойти.

Виталий Млечин: Это только часть прогноза, более подробно мы будем говорить прямо сейчас. Что вы думаете по этому поводу нас тоже интересует: 80-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – бесплатный номер для ваших СМС-сообщений.

А с нами на связи Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества.

Василий Георгиевич, здравствуйте!

Василий Колташов: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Василий Георгиевич, вы изучили прогноз Saxo Bank или вы такие глупости не читаете?

Василий Колташов: Нет, я изучил прогноз. Может быть, у них есть более развернутый вариант, но пресса его не дает. Но вообще, конечно, очень забавный прогноз.

Особенно интересно слушать от банкиров насчет роста продолжительности жизни на 25 лет. Я не очень понимаю, это все должно случиться в следующем году? Или, все-таки, потребуется два года на это?

Виталий Млечин: Как мы поняли, они ожидают прорыва в медицине такого, что он даст настолько мощный импульс, и настолько лучше мы станем жить, и настолько мы здоровее все будем, что аж 25 лет прибавим.

Тамара Шорникова: Или таблетки такие изобретем от старости, что это обеспечит.

Виталий Млечин: Или впадем в криосон. В общем, заморозят нас.

Василий Колташов: Я готов поверить в то, что мы будем жить на 25 лет больше. И здесь изменения произойдут именно за счет развития медицины, биологической науки, но я не могу ручаться насчет следующего года. Это такой тонкий вопрос.

Очевидно, что в следующем году в экономике, скорее всего, мы увидим новое рождение восходящей тенденции роста цен. На Западе сейчас заинтересованы в том, чтобы предсказывать крах, замедление роста мировой экономики, какой-то страшный деструктив, новый вирус, который сделает экономический рост и рост цен, самое главное невозможным.

Но, скорее всего, вирус будет, а падение цен, которое сейчас уже произошло, (последняя коррекция и по рублю немножко ударила – на 20% упала нефть, рубль на 10% к доллару) это не то, что может усилиться резко и довести нас до очень низких уровней цен, которые были в марте 2020 года. Я думаю, что будет дальше дорожать продовольствие.

То есть не только нефть, не только энергоресурсы, причем вполне возможно, что энергоресурсы сильно подорожают уже к лету 2022 года, и цены на продовольствие тоже поднимутся.

Причина здесь очевидна – это огромная избыточная денежная масса, которую создали западные центральные банки и, конечно, и правительства в этом участвовали. Это продукт во многом нулевых ставок. Что такое нулевые ставки? Это когда коммерческие банки получают при необходимости кредиты почти под 0%.

Это теперь уже установившаяся практика в США, в Англии, в Европейском союзе, потому что иначе будут корпоративные дефолты, а может быть и дефолт американского правительства, если повышать сильно ставку. Там все очень плохо. Это не предтеча некой катастрофы, а родимое пятно нового экономического подъема, т.е. это положение, которое у них там есть, оно будет сохраняться несколько видоизменяясь.

Я думаю, что стоит ожидать там сокращение среднего класса, снижение уровня жизни, уровня достатка. Наращивать потребление им будет очень сложно при такой денежно-кредитной политике. И как быть здесь с прогнозом? Это все будет происходить уже в следующем году.

А другие экономики – экономики товарные, экономики, которые презрительно называли отсталыми, потому что они еще не постиндустриальные, они пшеницу выращивают, добывают уголь, железную руду.

Зачем? Вот, смотрите, надо развивать индустрию услуг и промышленность офисов. Вот, видим, что это не самый правильный путь и это даже и не путь, а тупик. Там был еще интересный момент, касающийся...

Тамара Шорникова: Интересный момент, касающийся возможного нового витка холодной войны, космической гонки. Но это все так или иначе идет.

Василий Колташов: Да, это не надо прогнозировать.

Тамара Шорникова: Да, это очевидно. Но сейчас, под конец года очень много высказываний на тему напряженности, возможного вторжения одной страны в другую (понятно, о чем речь), НАТО все пытается расшириться и т.д. Возможны ли, по-вашему, реальные военные столкновения в 2022 году?

Василий Колташов: Да, конечно. Никаких сомнений нет. Пока что кризис идет по восходящей.

И даже встреча министров иностранных дел, которая была сейчас в рамках ОБСЕ, она отнюдь не показала, что в Вашингтоне осознали, что их игра на Украине, очень агрессивная игра Польши против Беларуси, ведет к такому напряжению, которое в какой-то момент может обернуться серьезнейшим военным конфликтом.

Американцы начали, по крайней мере, в Конгрессе догадываться. Они очень переживают, что Россия, как они говорят, сорвет джекпот. Но дело-то в том, что в таком случае вам нужно просто уходить с Украины, т.е. сделать так, чтобы Украина не была вот этой так называемой демократией, где сидят американские представители в СБУ, в Министерстве обороны и руководят. Это должно быть совершенно по-другому. Там должен быть снят запрет на настоящую оппозицию и Минские соглашения должны выполняться. Но это все сейчас невозможно. И кризис нарастает.

Этот кризис может сыграть на повышение на рынке нефти. Потому что американцы играют на понижение, они сейчас очень заинтересованы, чтобы вот эта избыточно-денежная масса была уравновешена избыточной массой энергоресурсов.

И заметьте, что про энергетический, про сырьевой кризис они говорят сейчас при ценах, которые в 2-2,5 раза ниже, чем они были на прошлых пиках, когда мы видели цену 145 $ за баррель в июле 2008 года (это максимум последний исторический), мы видели цену 110 $ за баррель еще несколько лет назад.

И никто не кричал про страшную энергетическую катастрофу, про то, что теперь при таких ценах у России в руках супероружие энергетическое, и она, как дубиной кого-то им может огреть. Почему-то этого не было. Эта тема появилась именно в силу внутренних проблем, которые накопились за это время на Западе и прежде всего, в Соединенных Штатах Америки. И отсюда вот эта риторика.

На самом деле мы можем говорить лишь только о какой-то прелюдии энергетического роста цен или роста сырьевых цен, но не кризиса.

Виталий Млечин: Василий Георгиевич, рост цен понятно. Но, Saxo Bank пишет, что зарплаты будут расти, по крайней мере, в Соединенных Штатах. Причем обещают аж двухзначный рост заработной платы. Как вы считаете, возможно такое? И только ли в Соединенных Штатах такое возможно?

Василий Колташов: Я не очень уверен в том, что такой рост зарплаты будет происходить на Западе, в Соединенных Штатах. Единственная причина, почему он может произойти – это просто безумный рост мировых товарных цен.

Это может означать, что деньги настолько обесценятся, что даже в Соединенных Штатах будут повышать зарплату просто потому, что при имеющихся социальных пакетах люди не будут работать. Их нельзя будет мотивировать работать, иначе как повышением зарплаты, в условиях, когда все дорожает.

Они уже жалуются на инфляцию. И это только первые жалобы, будут еще жалобы и в следующем году посерьезней, чем эти.

Нас это тоже касается. Но, в общем, этот прогноз по зарплате выглядит очень странным.

То, что зелёная экономика будет свертываться как проект – это уже очевидно. Видно, что это – терпящая крах инициатива. Потому что здесь делали ставку на то, что дороговизна переносима, что готовы увеличивать издержки на получение энергоресурсов.

Нам все равно, потому что у нас устойчивые постиндустриальные экономические системы – выясняется, что неустойчивые, что больные, что им нужны настоящие энергоресурсы.

И как-то вдруг обнаружилось, что ветра нет. Спросили бы любого моряка из XIX века, из XVIII века: «Бывает так, что ветра нет на море?» Он бы сказал: «Ну, конечно! Иногда есть, иногда нет». То есть как бы вот так. Западные ученые почему-то это не узнали, бортовых журналов не читали.

Виталий Млечин: Очень хотелось верить в это.

Спасибо! Спасибо вам большое! Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества, был с нами на прямой связи.

А сейчас побеседуем с Михаилом Чернышом, директором Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, доктором социологических наук.

Михаил Федорович, здравствуйте!

Михаил Черныш: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Михаил Федорович, специалисты Saxo Bank предсказывают, что медицина может такой скачок сделать, что аж на 25 лет увеличится продолжительность жизни.

Возможно это или нет, скоро узнаем. Но если все-таки возможно, как это скажется на нашем обществе? Мы как общество, как человечество, готовы так долго жить? Как вы считаете?

Михаил Черныш: Подобные прогнозы делаются лет уж так 50. Все время говорят о том, что вот-вот мы откроем некую волшебную пилюлю, которая существенно увеличит продолжительность жизни.

Продолжительность жизни действительно растет, но растет не благодаря каким-то волшебным пилюлям, а благодаря некоторому изменению образа жизни людей, пониманию ими необходимости сохранять свое здоровье, изменение в подборе лекарств или новыми открытиями, которые делаются в медицине, новыми способами терапии.

Одним словом, все это делается постепенно, шаг за шагом. И никаких эволюционных изменений, я думаю, здесь не произойдет и в обозримом будущем. Тем более в следующем году.

Виталий Млечин: Тем не менее, все-таки мы все равно живем дольше и дольше. Как это влияет на наше общество?

Михаил Черныш: Во-первых, мы все очень разные. Кое-кто живет дольше и дольше. А кое-кто живет так, как и жил в прошлом.

Во-первых, разными являются люди, живущие в разных частях земного шара. Например, в Африке продолжительность жизни одна, в Европе – она другая. То есть такие различия существуют и внутри стран, и между разными слоями населения.

Одни люди живут дольше, думая о своем здоровье, сохраняя свое здоровье, имея ресурсы для того, чтобы поддерживать свое здоровье. А другие люди, к сожалению, довольствуются теми ресурсами, которые у них есть и живут во многом так, как жили их предки 30-40 лет назад. Вот такое тоже бывает.

Что можно сказать? Действительно, развитой мир постепенно движется к тому, что продолжительность жизни будет больше. И это будет означать целый ряд проблем, но прежде всего для развитого мира.

И прежде всего, как мне кажется, это развитие и эти открытия в развитых странах будут углублять различия между ними и остальным человечеством, людьми, которые живут в развивающихся странах, у которых не будет возможности покупать эти дорогие таблетки или прибегать к этим дорогим терапиям для омолаживания.

Вот одно из очень важных последствий, с которым придется иметь дело.

Виталий Млечин: Михаил Федорович, а разве общий общечеловеческий прогресс (понятно, что в каких-то странах быстрее приходят эти достижения и блага, в каких-то медленнее) по большому счету, не потянут ли все-таки богатые передовые страны за собой и бедные, автоматически?

Михаил Черныш: Конечно они тянут за собой. Это мы видим, например, по тому, как развивается мобильная связь. Первоначально она появилась в развитых странах, а сейчас мы можем увидеть мобильные телефоны в руках людей из бедных слоев населения, живущих в Африке, Азии или Латинской Америке. Да, это действительно так, они тянут их за собой, однако с большим-большим лагом, это, во-первых.

А во-вторых, все-таки тянут не во всем. В том, что касается стандартов жизни, развитые страны сохраняют свои существенные преимущества по отношению к людям, которые живут в развивающихся странах. И это факт.

Тамара Шорникова: Еще одна новость, вроде бы даже смешная, что молодежь покинет Фейсбук, якобы в знак протеста против политики компании Фейсбук, которая очень вольготно распоряжается личными данными, продает их и т.д.

Возможно ли, что в следующем году мы станем настолько осознанными, что сможем коллективно отстаивать свои интересы? Или эта новость из разряда самых маловероятных предсказаний?

Михаил Черныш: Во-первых, если мы сравним социальные сети, Фейсбук – это все-таки не молодежная социальная сеть. Давайте начнем с того, что молодежь уже, что называется, покинула в значительной степени Фейсбук.

Тамара Шорникова: Просто потому что неинтересно, да? Вся в ТикТоке уже?

Михаил Черныш: Потому что Фейсбук – это все-таки социальная сеть для людей среднего и, может быть, даже старшего возраста. А молодежь вся в Инстаграме, в ТикТоке, еще где-то.

Тамара Шорникова: Отойдем от возраста, мы действительно сможем кооперироваться в защиту своих интересов? Насколько это вероятный прогноз на обозримое будущее?

Михаил Черныш: Маловероятный. Маловероятно, чтобы мы все вдруг неожиданно скооперировались в защите своих собственных интересов. Во-первых, для этого мы должны иметь полную информацию о том, в чем эти интересы нарушаются, где, как и когда.

Конечно, какие-то факты просачиваются в прессу. И мы знаем примерно о том, что они нарушаются. Но как, в какое время, когда и кем – это знать мы не можем. И поэтому люди, насколько я вижу, по большому счету просто перестали об этом думать.

Да, они знают, что возможно, какие-то люди могут проникнуть в их телефон и прочитать их переписку, но перестали думать об этом. Потому что для них это перестало быть значимым фактором. Один из таких способов самозащиты, т.е. осознание того, что этого не избежать и просто отчасти даже с этим смириться.

Тамара Шорникова: Да, спасибо!

Виталий Млечин: Большое вам спасибо! Михаил Черныш, директор Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, доктор социологических наук, был с нами на прямой связи.

Давай подводить итоги.

Тамара Шорникова: «Многие уже сейчас отказываются от интернета. Вот итог». – Телезритель из Тверской области.

Виталий Млечин: Зачем?

Тамара Шорникова: Вопрос. Наверное, чтоб нас побольше посмотреть.

Виталий Млечин: Это точно!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)