Константин Калачев: Даже в условиях неконкурентных выборов губернаторы начали проигрывать. И задумались над рейтингом. А рейтинг - это только реальные дела

Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

Марина Калинина: Ну что же, закончился большой выпуск новостей на Общественном телевидении России. Через полчаса будем подводить итоги нашего опроса для рубрики «Реальные цифры». Напомню, что на этой неделе мы спрашивали вас: какое событие этого года стало для вас самым важным? Вот результаты будут уже в начале девятого.

Ну а прямо сейчас – наша рубрика «Личное мнение». И вот о чем будем говорить.

Александр Денисов: Владимир Путин сегодня встретился с пятью избранными главами регионов и напомнил, что у них, у каждого есть свой определенный период, когда нужно показать состоятельность и выполнить обещания. Для многих губернаторов такой период ожидания уже закончился, если судить по рейтингам. За последние полгода снизился рейтинг у лидеров Ингушетии, Северной Осетии, Ульяновской области, Ярославской области. Вот сегодня будем выяснять, по каким причинам и какие обещания они не выполнили, и вообще что ждут, каких шагов ждут регионы от своих руководителей.

Марина Калинина: Вот Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» опубликовал итоговое за 2018 год исследование национального рейтинга, посвященное оценки деятельности глав субъектов Российской Федерации. Так вот, по данным этого рейтинга, первые места в нем занимают мэр Москвы Сергей Собянин, губернаторы Тюменской и Тульской областей Александр Моор и Алексей Дюмин, соответственно, а также главы Татарстана и Дагестана – Рустам Минниханов и Владимир Васильев. Аутсайдеры – это главы республик Хакасия, Северная Осетия, Алтай: Валентин Коновалов, Вячеслав Битаров и Александр Бердников; а также губернаторы Волгоградской и Мурманской областей – Андрей Бочаров и Марина Ковтун.

Александр Денисов: Ну а лидеры роста – это в основном недавно избранные губернаторы. В десятку губернаторов-лидеров, работу которых за полгода граждане оценили выше, вошли следующие главы: Станислав Воскресенский (Ивановская область), Андрей Травников (Новосибирская область), Сергей Левченко (Иркутская), Мурат Кумпилов (Адыгея), Михаил Ведерников (Псковская область). Ну, как мы уже сказали, рейтинг более чем 30 губернаторов снизился за полгода. Среди лидеров падения – главы Ингушетии, Севастополя, Крыма.

Сегодня эту тему будем обсуждать с Константином Эдуардовичем Калачевым, политологом, руководителем «Политической экспертной группы». Константин Эдуардович, добрый вечер.

Константин Калачев: Добрый вечер.

Александр Денисов: Ну, сразу вопрос по списку. Очевидно, вопросов нет, что произошло с Юнус-беком Евкуровым – там причина на поверхности, спор территориальный с Чечней, передача этих территорий. У других какие поводы были для снижения рейтинга? Вот что ожидало население, каких шагов? И что они не выполнили?

Марина Калинина: Вот Севастополь, Осетия.

Константин Калачев: Есть ситуация завышенных ожиданий. Есть ситуация внутриэлитных конфликтов. Например, Овсянников в Севастополе никак не может найти общий язык с местными элитами, там продолжается борьба с Чалым и его командой. И я думаю, что вот это нежелание воспринимать реалии, нежелание воспринимать тех людей, которые пользуются уважением в городе, тоже играет злую роль. Но не в меньшей степени завышенные ожидания связаны с социально-экономическим развитием. То есть когда в Севастополь приходил Овсянников, ожидания были очень высокие.

Марина Калинина: Ну, наверное, и обещания были.

Константин Калачев: И обещания. Ну, обещания были, но я думаю, что отчасти люди сами придумывают, что бы они хотели, свой собственный образ будущего. А потом выясняется, что пляжи по-прежнему необустроенные, туалеты по-прежнему не работают. Ну, это частности такие.

Марина Калинина: Ну, это нормально, с другой стороны.

Константин Калачев: Там есть конфликты и земельные. Ну, много разных проблем. Я думаю, что главное – это то, что те губернаторы, чей рейтинг идет вниз – как правило, это люди, не демонстрирующие высоких показателей социально-экономического развития. Причем замечу, это довольно интересная вещь. В 90-х годах показатель социально-экономического развития и популярность губернаторов (а мы проводили большое исследование) никак не соотносились, ну, практически никак, то есть корреляции прямой не было. То есть губернатор мог обеспечить высокие показатели социально-экономического развития, а при этом быть непопулярным.

Марина Калинина: А почему?

Константин Калачев: Ну, тогда мы проводили первые выборы еще, и избиратели только набирались опыта, еще не были так искушены, как сейчас. И я думаю, что как раз эта неискушенность играла роль. То есть очень часто проигрывали серьезные хозяйственники, а выигрывали популисты. Сейчас ситуация несколько меняется, и люди на все смотрят вполне прагматично. Я думаю, что теория рационального выбора в России работает. Соответственно, если ситуация с социально-экономическим развитием оставляет ждать лучшего, если те ожидания, те планы, которые были в отношении губернатора, не сбываются, то его рейтинг идет вниз.

Кстати, по поводу списка, который дали. Я не уверен, что в Дагестане поймут лидерство Васильева, потому что он все еще остается губернаторов надежды, главой республики, от которого много ждут, но разочарования первые уже имеют место быть.

Что касается остальных. Ну, Тюменская область, конечно, может похвастаться. У них самый благоустроенный город, как известно. На втором месте, кстати, по благоустроенности сейчас находится Казань, и Минниханов – явно очевидный драйвер развития республики, лоббист и защитник ее интересов. Собянин? Ну, некоторые москвичи не согласятся, я думаю, хотя как похорошела Москва при Собянине.

Александр Денисов: Про надежды речь зашла, сразу вас хотел спросить. К нам часто приходят губернаторы, каждую неделю у нас такая рубрика «Спросите губернатора». И я себя каждый раз ловлю на мысли. Вот звонят люди и говорят: «Я из такого-то района, у нас дорогу не сделали». Кто-то говорит: «Вот у нас на улице фонарь не горит», – и так далее. И я думаю: «Вот какой период ожиданий от губернатора, когда люди уже перестают задавать вопросы, когда им все про него уже ясно? Вот полгода, года? Когда они уже делают выводы, и когда рейтинг уже падает?

Константин Калачев: От двух-трех лет и более – обычно. Кстати, удивительно, что…

Марина Калинина: То есть конца-края нет ожиданиям, получается?

Константин Калачев: Конца-края нет, да. Кстати, удивительно – люди ждут от губернаторов работу, которую для них должны дать муниципальные власти. Но есть другие примеры. И губернаторы сами виноваты, потому что они говорили – о чем? – о том, что муниципальная власть должна ориентироваться на главу региона, строить свою собственную вертикаль для земли. И, собственно говоря, получилось так, что они ответственные за все. Плюс ко всему прочему они еще и играют роль громоотводов для федерального центра.

Так вот, уже не по поводу фонарей, а серьезных вещей. Возьмем губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова. Красиво заходил в регион после Боженова, были большие надежды и много обещаний, связанных с оживлением промышленного потенциала региона, с тем, что предприятия Волгограда заработают. Заработали? Не заработали. Собственно говоря, тут дело не только в лампочках. Если «Химпром» приказал долго жить, если есть проблемы у «Красного Октября», если есть проблемы у Волгоградского алюминиевого завода и у остальных, если не работает, закрыт Волгоградский тракторный, то чего можно ожидать?

То есть понятно, что люди ждут – что? – рабочие места, достойные зарплаты. И естественно, тема благоустройства их тоже волнует, то есть комфортная среда обитания. Но комфорт обеспечивают муниципальные власти. Когда губернатор отменяет прямые выборы глав муниципальных образований, расставляет своих людей, а те не справляются, то кто виноват? Естественно, губернатор. Поэтому лампочки сейчас и подъезды – тоже проблемы губернаторов.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Северной Осетии, нам дозвонилась Мария, у нее свое мнение по поводу работы губернатора, главы Северной Осетии. Мария, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу поблагодарить своего главу. Хотя недавно у нас было собрание, и говорили: «А за что благодарить?» У него есть сайт «Лица власти», и я часто там оставляю сообщения, и он отвечает на них. Внимательный к людям. Вот у него я вижу служение.

Александр Денисов: А какие сообщения вы оставляли, о чем писали, что просили, какую проблему решить?

Зритель: Я писала там много сообщений, честно говоря, о ситуации в республике. Даже за посадку деревьев я писала, попросила, чтобы посадили фруктовые деревья. Он внимательно и хорошо относится к людям.

Александр Денисов: И что, фруктовые деревья посадили?

Зритель: Нет. Но это же еще в октябре было только. Нет, я вижу, я же здесь на месте, я вижу. Может быть, знаете, как бывает? Когда мы стремимся куда-то, может быть, есть какие-то вопросы у людей. Я имею в виду – вот здесь мы недовольны. А в целом я, например, довольна его работой. Это мое субъективное мнение, но я думаю, что я должна его выразить. Я его благословляю и хочу ему пожелать удачи, счастья, здоровья в новом году, и всем нам тоже.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Вот видите – хвалят.

Константин Калачев: Ну, что же, столько мнений. Дело в том, что экспертный центр «Рейтинг» ориентируется не только на соцопросы, даже в меньшей степени, а на экспертные опросы. Эксперты к Битарову относятся достаточно прохладно. Хотя мне кажется, что он далеко не худший глава.

Александр Денисов: Почему прохладно?

Константин Калачев: Ну, не считают, что его позиции прочны. Там были проблемы и в отношениях с силовыми структурами. И многие вообще считают, что он чуть ли не случайный человек. На него накаты были с самого начала. Человек пришел из бизнеса во власть – не всех, может быть, это устраивает.

Марина Калинина: Но это не самое плохое, как мы знаем.

Константин Калачев: Хотя это не самое плохое, да, это далеко не самое плохое. То есть эксперты ловят, так сказать, флюиды, идущие из Администрации президента, со Старой площади, и пытаются потом это облечь в рейтинги.

Марина Калинина: Смотрите, еще несколько сообщений из Северной Осетии. Прямо они переживают за своего губернатора, за своего главу. «В Осетии много положительных изменений. Битаров – хороший глава».

Константин Калачев: Ну, видите, я не знаю, если лично отвечают… Есть, кстати, губернаторы, которые отвечают лично. Обратная связь в некоторых регионах работает таким образом. Вот недавно был скандал, когда глава Карелии с одной гражданкой поспорил в соцсетях. То есть вот есть те, кто лично ведут свои страницы в соцсетях. Возможно, Битаров это делает лично. Или кто-то за него это делает. Но то, что есть обратная связь – уже хорошо. То есть если можно обратиться через соцсеть или через мессенджер и получаешь ответ – ну, это уже большой плюс.

Другой вопрос – есть ли… У Северной Осетии есть много проблем, связанных с драйверами развития, то есть с точками роста. С точки зрения показателей, конечно, Северная Осетия – далеко не лидер. Но опять-таки есть регионы с разным потенциалом, с разными возможностями. То есть нельзя сравнивать возможности Тюменской области, например, и Псковской области. Хотя…

Марина Калинина: Или Тверской, например.

Константин Калачев: Тогда уж – Тульской. Потому что губернатор Тульской области весьма и весьма популярен. Тула у нас сейчас столица, новогодняя столица России, как известно. Даже это демонстрирует активность губернатора. И вообще в Тульской области своим губернатором довольны. Несмотря на его прошлое, он оказался и политиком, и хозяйственником, и просто хорошим человеком.

Марина Калинина: Давайте пройдемся еще по аутсайдерам. Вот Александр Бердников, глава республики Алтай, – чем он заслужил то, что попал в этот список? Он на 81-м месте находится.

Константин Калачев: Ну, его давно не любят. Он с трудом избежал второго тура. Я думаю… Это мутная история, как он избежал второго тура. Его главное достоинство – то, что он хорошо встречает гостей.

Марина Калинина: Гостеприимный.

Константин Калачев: Да. Ну, Республика Алтай – это место отдыха многих сильных мира сего. Думаю, поэтому…

Александр Денисов: В Белокурихе встречает?

Константин Калачев: Белокуриха – это, по-моему, Алтайский край. Так вот, его гостеприимность обеспечила ему политическую устойчивость. Но люди его не любят, и это проявилось на прошлых выборах, когда он избрался с большим-большим-большим трудом. И я думаю, что рано или поздно его должны будут поменять, потому что без скандала его в следующий раз не избрать точно.

Марина Калинина: Марина Ковтун, Мурманская область?

Константин Калачев: Марина Ковтун? Ну, человек, представляющий интересы одной корпорации. Никто этого как бы и не скрывал, когда она стала губернатором. Я всегда относился довольно скептично к ее деятельности, потому что я знал предыдущего губернатора Мурманской области, который был не так плох, как многие говорили. То есть я считаю, что Дмитриенко был неплохим губернатором.

Я думаю, что у Ковтун есть масса проблем, связанных опять же и с элитными отношениями. То есть если спросить, что о ней думают, например, отдельные депутаты Государственной Думы от Мурманской области, вы там много интересного услышите и узнаете. И ничего хорошего, скорее всего, не прозвучит. Есть проблемы в отношениях с муниципальными элитами. Есть проблемы в отношениях с населением. У нее был своеобразный бэкграунд, да? Туризм, молодежь, пиар.

И я думаю, что Мурманская область, наверное, ожидала большего. Там же депопуляция, там есть проблемы высоких цен и достаточно низких доходов. Есть проблемы благоустройства. Есть проблемы не самой эффективной городской власти. Но чем-то она импонирует нашему президенту – видимо, смотрит на него большими красивыми глазами, и поэтому до сих пор остается губернатором. Хотя, в принципе, рейтинг у нее невысокий уже давно.

Марина Калинина: А вот Хакасия, Валентин Коновалов – что там не так? Он на 85-м месте.

Константин Калачев: Ну, его рано оценивать, он еще только избрался.

Александр Денисов: Только-только.

Константин Калачев: Рано оценивать. У него сегодня первая встреча была с президентом.

Марина Калинина: Ну, дело в том, что, смотрите, недавно избранные губернаторы – у них свой рейтинг, они тоже растут, рейтинги. Смотрите: Ивановская область – плюс 27%, Новосибирская – плюс 24%, Иркутская, Адыгея, Псковская область и так далее. То есть это тоже ожидания какие-то?

Константин Калачев: Ну, опять же это проекция экспертных отношений, которые проекция отношения Администрации президента. Вот Коновалова явным образом не любят. Кстати, я бы сказал, что первые шаги людям нравится, но мне не кажутся убедительными. В соцсетях, открываю Facebook, смотрю: Коновалов летит эконом-классом. И все пишут: «Ах, как здорово! Коновалов летит эконом-классом. Первый губернатор России летит эконом-классом». Да боже мой, ХМАО, Комарова летает эконом-классом, хотя богатый регион. Или уволил повара и официанта предыдущего главы, и все: «О, здорово! Уволил повара и официанта предыдущего главы. Скромный парень». То есть это тот самый случай, когда имиджевые характеристики пока компенсируют отсутствие реальных дел. Посмотрим, что он сделает.

Конечно, нет универсальных людей, есть универсальные команды. Для начала нужно сформировать команду. И это будет не очень просто. Но самое главное – республика под внешним финансовым управлением, одни сплошные долги. То есть я боюсь, что… Вот ему точно не позавидуешь.

Александр Денисов: Вопрос. Вот не секрет же, что у них сейчас сложности с пиар-кампаниями, там уже напрямую запрещено как-то тратить деньги на свое продвижение. Может быть, с этим и связано, что они не знают, как себя продемонстрировать, официально использовать это для своего рейтинга? И они поползли вниз. Это может быть причиной?

Константин Калачев: Знаете, я вообще не понимаю, зачем тратить много денег на традиционные СМИ, когда есть соцсети. То есть возьмем Бречалова в Удмуртии – у него 56 тысяч подписчиков. Это не так много, потому что у Воробьева в Московской области намного больше. Есть возможность обращаться к людям напрямую – через Instagram, через Facebook, через Twitter, через «Одноклассники», через «ВКонтакте» и так далее.

Александр Денисов: Так тут уже нужно обращаться с реальными делами, и это уже не пиар-кампания. Просто так про себя не расскажешь, какой ты хороший.

Константин Калачев: Конечно. Если нет реальных дел, не спасет пиар-отдел. Это точно. Если нет реальных дел, не спасет пиар-отдел. Но вот что касается некоторых новых губернаторов – понимаете, их рост связан со сравнением с предыдущими. То есть, условно говоря…

Марина Калинина: То есть на контрасте просто?

Константин Калачев: На контрасте, конечно. Ну, могу сказать, что Ковтун поначалу была достаточно популярна на контрасте. Дмитриенко не любили, потому что был не свой, чужой, присланный. А эта – своя, родная, мурманчанка.

Марина Калинина: Но как бы не стать чужой среди своих, как говорится.

Константин Калачев: Но я думаю, что ее тоже должны поменять.

Александр Денисов: Почему?

Марина Калинина: Подожди. Давайте послушаем, Светлана из Тюменской области нам дозвонилась. Светлана, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Добрый вечер.

Зритель: Вот вы сказали рейтинг Моора, нашего губернатора Тюменской области. Он, как и предыдущий был губернатор Якушев, тоже обращал внимание только на Тюмень, а на села не обращал внимания. Так же, как и Моор сейчас. Вот даже «Час губернатора» он проводит, все вопросы – только из Тюмени дозваниваются, и обращает внимание. На наши вопросы он даже не обращает внимания. Достучаться до них невозможно. А вы говорите – Тюменской области губернатор.

Марина Калинина: Нет, ну это не мы говорим, это эксперты говорят.

Константин Калачев: Есть проблема. Зато какие в Тюмени аквапарки, да. А отойдем от Тюмени – соответственно, ничего такого нет. Тюмень считается самым благоустроенным городом страны. Это приоритет и предыдущего губернатора, и нынешнего – уделять внимание развитию столицы.

Марина Калинина: А вокруг?

Константин Калачев: Но, конечно, вокруг тоже стоило бы что-то делать. Я не скажу, что там ничего не делается, там много делается. В принципе, там очень хорошая бюджетная обеспеченность на душу населения. Но очевидно совершенно, что когда человек из какого-то райцентра приезжает в Тюмень и сравнивает, контраст слишком велик. Есть, правда, другие истории, когда есть города областного подчинения, которые выглядят лучше, чем столицы этих регионов. А в Тюмени, да, есть такая проблема.

Александр Денисов: Часто такая ситуация бывает – вот губернаторы в кадре молодцом держатся, рассказывают о своих успехах, а за кадром совсем о другом идет речь. Они говорят, что это чуть ли не расстрельная должность, и ходить туда они не хотели, в губернаторство идти. Это что – лукавство, кокетство такое? Почему они уже считают, что это не карьера вовсе, а скорее больше проблема, чем успех?

Константин Калачев: А некоторые едут как в ссылку. Ну, это проблема нашего федерализма, который никакой не федерализм. У нас практически унитарное государство. Причем унитарное государство может быть децентрализованным. Есть примеры европейские децентрализованного унитарного государства. Губернаторы не чувствуют себя хозяевами на территории. Я знал губернаторов…

Марина Калинина: А почему так складывается?

Константин Калачев: Вы знаете, я знал губернаторов, которые по весу на территории, ну, по реальному весу были меньше, чем отдельные представители силовых структур на той же самой территории. Конечно, губернаторов это…

Марина Калинина: Но это личные качества какие-то человека?

Константин Калачев: Не только. Это еще толщина его записной книжки.

Марина Калинина: То есть когда записная книжка начинает работать на него?

Константин Калачев: Наработанные связи, умение строить отношения. То есть губернаторы, конечно, не ощущают себя зачастую хозяевами на территории и считают, что их полномочия надо расширять. На них свалили все, они отвечают за все. А с учетом межбюджетных отношений… У нас большинство регионов, как вы знаете, дотационные. С учетом того, что губернаторы…

Марина Калинина: А зависит ли личность губернатора от того, сколько денег получает регион?

Константин Калачев: Зависит. На самом деле есть зависимость и в одну сторону, и в другую. Некоторые губернаторы, понимаете, они приходят уже в регион, который весь в долгах как в шелках. Ну, допустим, Мордовия. Меркушкин, конечно, многое сделал для столицы Мордовии, но все это делалось в долг. Приходит новый человек и смотрит…

Александр Денисов: Волков.

Константин Калачев: «Ой-ой-ой! Мы на грани банкротства. Что делать?» И та же самая Ковтун, кстати, для того чтобы платить зарплаты бюджетникам, брала коммерческие кредиты под весьма серьезные проценты в том же «Сбербанке».

Александр Денисов: Мордовия тоже закредитована.

Константин Калачев: Кстати, ей досталась еще неплохая… то есть наследство ей досталось неплохое. А Мордовия… Да можно привести в пример и другие регионы – Смоленская область, например. То есть вот есть регионы, где ты поначалу воспринимаешься, где есть запрос на перемены, ты воспринимаешься как антитеза своего предшественника, и с тобой связывают надежды. А через два-три года выясняется, что набор того, что ты можешь сделать, весьма и весьма ограничен. Конечно, понятно, что можно использовать преимущество территориального положения. Например, Калуга смогла это сделать с учетом, так сказать, хорошей логистики, создать технопарки, автомобильный кластер.

Александр Денисов: Свои инвестиционные программы.

Константин Калачев: Да, завести инвесторов. А куда-то инвесторов еще попробуй затащи. Ну, Курганская область, например. Вот сравнивать Курганскую область и Калугу совершенно невозможно, как вы понимаете. И я скажу, что губернаторы находятся в неравноправном положении изначально, потому что обеспеченность ресурсами регионов очень разная.

Но помимо этого есть еще одна очень серьезная проблема – многие ощущают себя мальчиками для битья, не ощущают себя полноценными хозяевами территории. Чем должен быть губернатор по-хорошему? Он должен быть драйвером развития территории. Он должен быть лоббистом и защитником ее интересов. Но попробуй ты иногда на каких-нибудь совещаниях что-нибудь скажи в защиту интересов территории. То есть, в принципе, вертикаль власти оборачивается отсутствием инициативы. И когда президент задает вопросы, многие думают, что уж лучше промолчать.

Марина Калинина: Да.

Константин Калачев: Например, про нацпроекты.

Марина Калинина: Ну, давайте послушаем Андрея из Магаданской области. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Ну, давайте попробую быть объективным.

Марина Калинина: Давайте.

Зритель: У нас губернатор новый, как известно. Как выражался коллега вашего гостя, «пришел на тактике ожиданий». Ожидания – это хорошо, конечно. Ему, в принципе, несложно было победить, соперники были спойлеры. Он победить-то победил с хорошим результатом. Это было у нас 14 сентября, да? А сейчас у части населения такое раздражение накапливается, потому что очень много несбывшихся вот этих самых ожиданий.

Особенность в том, что проблем очень много. За пять лет регион был провален просто предыдущим губернатором Печеным по всем направлениям. И сейчас, с одной стороны, у части населения такое раздражение. Малейший шаг… То есть когда он берет с предыдущего своего места работы министров, они что-то начинают делать, какие-то сокращения, допустим, по финансовым каким-то делам. Проблем много, долг. Допустим, связывает Магадан и свое предыдущее место работы и жительства авиарейсами – не все это понимают, потому что у нас проблемы и так. Ну, все хотят, чтобы решилось авиасообщение Москва – Магадан. Понимаете, да? Тарифы, цены страшные. То есть иногда вообще нет рейсов. На «Аэрофлот» нет рейсов, и все. 102 тысячи платить за бизнес-класс? Поэтому еще проблема такая.

Магадан – это больше 70% области по населению, а мэр – прежний. И раздражение мэром, видимо, накладывается на губернатора. Будет он решать с ним вопросы или нет? Не знаю. Вроде бы разделение властей. С другой стороны, понятно, что мэр зависит финансово. И сильное раздражение мэром, просто конкретный у него антирейтинг. А формально он же не зависит от него. Тут конфликт.

Марина Калинина: Спасибо большое, спасибо.

Константин Калачев: Какие у вас продвинутые зрители!

Марина Калинина: Да. А как вы думали?

Константин Калачев: Ну, что сказать про Носова? В Нижнем Тагиле он был весьма популярным. Приехал в Магадан и первым делом продемонстрировал жесткость и решительность. А дальше главная проблема Магадана – это, скажем, не дороги, не транспортные магистрали (хотя там и надо развивать логистику), а главная проблема Магадана – это кадры. Территория достаточно большая, население весьма небольшое. Кадровая скамейка, «скамейка запасных» очень маленькая, приходится везти своих, поскольку с ними ему комфортнее, потому что он их доверяет, он их знает.

Вот Кожемяко тоже возил своих из региона в регион. Естественно, что местные на это реагируют болезненно, начинается это деление – «мы» и «они», «свои» и «чужие», «варяги», «понаехали». Я бы еще подождал результатов все-таки его деятельности. Я понимаю, конечно, что сейчас там проходит оптимизация. Понимаете, ведь те критерии, по которым Кремль оценивает губернатора, и по которым население, могут отличаться. То есть если губернатор сокращает долг региона, в Кремле его похвалят или в Правительстве Российской Федерации? Похвалят. «Какой молодец! Сокращает долг региона». Но сокращение долга региона предполагает оптимизацию многих вещей, ну и сокращения, расходы.

Марина Калинина: Вещи, которые людям не нравятся.

Константин Калачев: Да, вещи, которые людям явно не нравятся. Поэтому тут нужно какой-то баланс выдерживать, потому что, с одной стороны, ты должен быть встроен в систему и должен показывать те результаты, которых от тебя ждет вышестоящее начальство, а с другой стороны, не забывать и о том, что люди связывают с тобой какие-то большие и серьезные ожидания. Кстати, интересно. Говорят, что мэр в Магадане… Ну, наверное, новый Магадан – это один из самых благоустроенных городов Дальнего Востока.

А те претензии… Вот сейчас, допустим, прозвучало – высокие цены на билет. Имеет отношение губернатор к высоким ценам на билет от Москвы, например? Не имеет. Высокие цены на билете на Дальнем Востоке – это огромная проблема для всех регионов. То есть люди хотят летать на материк, что называется, а билеты стоят иногда в полтора-два раза дороже, чем билеты куда-нибудь в Таиланд.

Александр Денисов: Многие еще летают и крюк делают через Москву.

Константин Калачев: Да, еще нужно делать серьезный крюк. Это серьезная проблема, и это проблема федеральная, и ее нужно поднимать. Но опять-таки, как раз когда мы говорим о том, что на что готов, а на что не готов губернатор, будучи лоббистом и защитником, иногда… не все набираются смелости поднимать те или иные вопросы в присутствии президента или главы нашего Правительства, потому что получат по шапке потом.

Александр Денисов: От кого?

Константин Калачев: Не от президента, не от главы Правительства, а прилетит потом с другой стороны, но прилетит.

Марина Калинина: Александр из Кемеровской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. С наступающим вас Новым годом!

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: У меня такой вопрос, я хотел задать по выборам губернаторов. А стоит ли вообще выбирать их, тратить такие огромные деньги на демократию? Демократия – это ведь дорогое удовольствие, я вам скажу. А итог, в общем-то, тот же. Можно назначить… Кого хотят – того и назначат. Это раз.

А во-вторых, были проблемы с дорогами, я ничего не скажу. Главная дорога, которая идет через область, она в более сносном состоянии. В одном городе, допустим, хорошие дороги. И в городе Кемерово хорошие дороги. А остальные муниципальные дороги, в общем-то, в плачевном состоянии. И именно транспортная инфраструктура не дает людям возможности зарабатывать себе на хлеб, потому что это все за собой тянет. Нельзя до работы добраться, потому что дороги плохие. Электропоездов нет, потому что их отменили. Ты поедешь даже на своей машине по плохой дороге – она будет убитая. Вот сейчас дорогу построили в поселке, у нас сделали вроде бы тут участок, кое-какой жалкий участок. Я еду – и сейчас уже отлетает. Смысл?

Вот если проблемы остаются, приходят другие люди, а сам механизм продолжает работать так же, то есть ничего не меняется, то пусть их назначают! Хотя бы эти деньги, которые на выборы идут, пусть лучше отдадут больным детям, которые в онкологии лежат, – больше толку будет. Зачем нам такая демократия, если она не решает проблем?

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: Спасибо.

Константин Калачев: Какая у людей короткая память. У нас был период, когда губернаторов назначали. И чем все закончилось? Никто из них особо, из назначенцев, о своем рейтинге не думал. Многие воспринимали себя как в командировке, как временщиков, судя по результатам хозяйствования и по отношению к ним. Так вот, когда вернули…

Марина Калинина: Вахтовики.

Константин Калачев: Вахтовики, да. Когда вернули прямые выборы губернаторов, примерно треть губернаторского корпуса перед этим пришлось поменять по причине неизбираемости этих самых назначенцев. То есть выборы заставляют губернаторов думать о популярности у населения. Выборы заставляют губернаторов много чего делать. И вообще у нас любые выборы – это раздача слонов и пряников.

Но дело даже не в этом. Дело в том, что губернатор начинает планировать, как ему к следующим выборам поднять свой рейтинг до такого уровня, чтобы пройти кампанию с минимальными проблемами. Я думаю, что проблема не в институте выборов, а проблема в том, как у нас выборы проводятся. То есть выборы должны быть свободными, открытыми, честными, конкурентными, легитимными, без муниципального фильтра.

Муниципальный фильтр многих расслабил, поскольку губернаторы сами себе выбирают соперников. Но даже при этом – при том, что они сами себе выбирают соперников – они умудряются проигрывать, как показали выборы в Хакасии, в Хабаровском крае, во Владимирской области. Выборы заставляют губернатора быть в тонусе.

И представление о том, что сейчас назначат… Вас уже назначали. У вас память короткая. Уже назначали, но как-то это тоже не очень сработало. Поверьте мне, назначенные, особенно если эти люди не привязаны к территории, если для них совершенно не важно, что о них там будут думать потом, «приехал и уехал», себя абсолютно не оправдывают.

А вот что касается изменения отношения к выборам. Очень важно, что у нас даже в условиях, когда выборы не конкурентные, губернаторы начали проигрывать. И все сейчас задумались над своими рейтингами. А рейтинг состоит из реальных дел.

Марина Калинина: Константин, еще один вопрос. Вот нам много сообщений приходит из Тверской области. Ну, из разных регионов, но из Тверской области за последние буквально пять минут несколько сообщений. Мне тоже не понятно, ведь Тверская область расположена в прекрасном месте – между Московской область, которая, в общем-то, достаточно богатая, и Ленинградской областью, которая тоже как-то развивается. А что с Тверской областью, например, не так? Ведь логистика у них замечательная.

Константин Калачев: Вы только что ответили на свой вопрос.

Марина Калинина: Но дорог нет, ничего нет, рабочих мест нет. Вот проезжаешь Московскую область, начинается Тверская – все, как будто бы в другой мир попадаешь.

Константин Калачев: Да. Как говорят в Твери: «У нас цены, как в Москве, а зарплаты, как в Твери». Проблема расположения Тверской области в том, что у людей есть возможность сравнивать Тверь с Москвой и Санкт-Петербургом. Естественно, сравнение в пользу Твери.

Марина Калинина: А почему она не развивается? Там много можно сделать.

Константин Калачев: Но помимо этого… Там много можно сделать. Это вопрос к господину Рудени, которого там не очень любят и который шел туда как хозяйственник опытный и ответственный, обещал много разных экономических проектов. Кстати, некоторые из них сработали. То есть я бы сказал, что он достаточно много сделал для привлечения инвесторов. Но им все равно недовольны, потому что ожидания, оказывается, выше. И опять-таки, знаете, у нас президент говорил, что у нас низкий уровень безработицы. Может быть, это и так. Но если человек живет…

Марина Калинина: Официальной безработицы.

Константин Калачев: Но если человек живет в Твери, а ездит работать в Москве, как вы думаете, как он относится к своей работе? То есть он должен каждый день из Твери ездить в Москву на работу и обратно. Есть проблема рабочих мест, скажем, в шаговой доступности, достаточно хорошо оплачиваемых. Есть проблема благоустройства. А в Твери это особенно острая проблема. Я помню, были… Уж не помню, какой это был год, когда Тверь занесло снегом. То есть город занесло снегом, вся снегоуборочная техника чудесным образом оказалась почему-то в Москве, помогала Москве. Чистили тогда город только в районе областной администрации.

Марина Калинина: Ну, это же вопрос кому?

Константин Калачев: Это вопрос власти, причем в широком смысле, потому что не только… Губернатор – это часть системы. Есть еще муниципалы. Проблема в том, что в Твери, где есть много хороших компетентных людей, видимо, расставляя людей, во главу угла ставили не профессионализм и компетентность, а лояльность или, скажем, сервильность, или еще что-то.

Марина Калинина: Нет, там просто до смешного доходит. Вот город Вышний Волочек, в котором дорог нет вообще, просто нет.

Константин Калачев: Знаем. Я знаю.

Марина Калинина: Там одни ямы, там невозможно ездить.

Константин Калачев: Ну и Тверь выглядит ужасно.

Марина Калинина: Но при этом там стоит памятник, покрытый практически золотом, Екатерине.

Константин Калачев: Да, любят у нас губернаторы ставить памятники, некоторые губернаторы. Есть серьезные проблемы у господина Рудени, связанные с популярностью. И я полагаю, что либо он сейчас проведет какую-то серьезную перезагрузку, либо, наверное, придется ему уйти. Вообще удивительное дело, но в Твери, я уже даже не помню, были ли когда-нибудь популярны губернаторы. Зеленин был, и его там тоже, мягко говоря, не любили. Хотя потом уже сравнивали с другими и говорили: «А Зеленин-то был ничего».

Марина Калинина: То есть все в сравнении?

Константин Калачев: Да, все в сравнении, все в сравнении.

Марина Калинина: Ну, ваш прогноз на следующий год? Вот те губернаторы, которые сейчас, в этом году попали в антирейтинг, то есть на последних местах, какова судьба их ждет?

Константин Калачев: Я думаю, что…

Марина Калинина: Что-то поменяется?

Константин Калачев: Я думаю, что после Хакасии поменяется все. Ну, представим себе. Социологи же проводили исследования в Хакасии, и все знали, что Зимин непопулярен, что антирейтинг выше рейтинга. Но вспоминали, что он дружит с Сечиным, что у него хорошие отношения с министром обороны – лучше не трогать. Тем более республика, админресурс как-нибудь да соберется, отсутствие конкурентов. И проиграл молодому коммунисту Коновалову.

Вот эти выборы в Хакасии, мне кажется, самые показательные. Поэтому не стоит рисковать с Бердниковым или с кем-то еще. Я думаю, что в этот раз федеральный центр подстрахуется, соломку подстелет, то есть всех непопулярных уберут и поставят новых. Поэтому сейчас для каждого губернатора вопрос жизни и смерти – это вопрос рейтинга президента на территории и его личного рейтинга.

Кстати, по поводу рейтинга президента на территории и личного рейтинга. Нужно понимать, что губернаторы играют роль зачастую громоотводов. Есть территории, где у президента запредельный рейтинг, а у губернатора рейтинг низкий – во многом благодаря тому, что президент как бы у нас тефлоновый, а губернатор берет на себя ответственность за все. Поэтому здесь тоже такая тонкость.

Но самое главное, мне кажется, достижение этого года, Единого дня голосования, который прошел в сентябре, – то, что избираемость как критерий оценки опять возвращается. Мы, кстати, должны были бы поговорить про критерии оценки действующих губернаторов. Я считаю, что достаточно всего трех – это рост валового регионального продукта, это объем привлеченных инвестиций и рост доходов населения. Ну, можно добавить еще избираемость. Вот сейчас Администрация президента будет сквозь лупу смотреть на рейтинги.

Марина Калинина: Спасибо. Константин Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты