Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости

Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»
Алексей Кащеев
врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук

Генацвале, будь другом! «Кувшин можно склеить, а разбитое сердце никогда», - говорил в «Мимино» герой Кикабидзе Валико. Хрупкие отношения России и Грузии опять разлетелись вдребезги. Политики обмениваются обвинениями, а туристы обменивают билеты - запить хванчкарой долма и сациви этим летом не получится. Кто допустил ошибку в отношениях и кто постарался разжечь русофобию в Грузии?

Александр Денисов: «Генацвале, будь другом», - хочется воскликнуть, просматривая новости из Грузии, где на волне русофобских настроений в ресторанах и кафе специально повышают цены для русских на 20%, намекая на Абхазию, Южную Осетию, мол, бывшие республики – это как раз 20% от территории Грузии.

Анастасия Сорокина: Но дело, конечно, не столько в ценах, а вообще как легко бьются хрупкие отношения России и Грузии. Как там говорил Герой Кикабидзе Валико Мизандари из «Мимино»? «Кувшин можно склеить, разбитое сердце – никогда».

Александр Денисов: Да. Настя, забавно, что ты вспомнила Вахтанга Константиновича. А ведь он как раз так обиделся на Россию после Цхинвала, что дал своеобразный обет молчания, и никогда не петь у нас. Правда, злые языки поговаривают, что все-таки обет нарушил – выступил на закрытой вечеринке в питерском ресторане «Шаляпин». Это я к чему? Обиды надо прощать.

Анастасия Сорокина: Сегодня и поговорим об этом. Когда мы сможем спокойно полететь в Грузию, запить хвачкарой долму, хинкали и сациви?

Александр Денисов: Да. Можно продолжать этот приятный список грузинских блюд. В студии у нас Константин Эдуардович Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Константин Эдуардович, добрый вечер.

Константин Калачев: Добрый вечер. Начну с того, что сегодня как раз разбирался, в каких кафе и ресторанах… Одно кафе в Тбилиси не самое хорошее. А одно кафе в Батуми. Кафе в Тбилиси было вынуждено закрыть свой сайт. На самом деле сейчас оно подвергается бойкоту. Если вы посмотрите в «TripAdvisor» отзывы туристов из разных стран, пишут, что «раз дискриминируют кого-то, мы туда не пойдем». Так что это всего 2 кафе – одно в Тбилиси, одно в Батуми, хозяева которых решили хайпануть. То есть на самом деле это маркетинг такой. Но, видимо, неудачный. Кстати, отзывы я посмотрел. Пишут, что официанты ленивые, готовят плохо. «И вообще, если вам нужна грузинская кухня, идите в другое место», - писали еще до того, как эти люди решили хайпануть. То есть я понимаю, что им хотелось хоть как-то привлечь к себе внимание. Получилось плохо. И думаю, что их бизнес вряд ли будет процветать.

То же самое с рассказами о том, что в Батуми якобы были какие-то антироссийские митинги. Нашел один случай в «Грузии онлайн», стал смотреть, сколько же людей было на митинге. Никто не пишет. То есть то ли это был одиночный пикет, то ли 10 человек вышло, то ли еще что-то.

У меня сейчас знакомый находится на черноморском побережье Грузии. Спрашиваю: «Что изменилось?» - «Изменилось одно. К тебе каждый подходит и говорит о своей любви к русским и зовет приезжать в Грузию».

А я сегодня с утра сдавал билеты в Тбилиси и отказывался от бронирования в Боржоми, потому что самолеты больше не летают. Поверьте мне, русофобия в Грузии во многом придумана здесь.

Александр Денисов: Вы знаете, мы общались буквально перед эфиром с нашей коллегой. Корреспондент Анна Тарубарова говорит, что в Грузии…

Анастасия Сорокина: 4 года назад она была.

Александр Денисов: 4 года назад отдыхала. И говорит, что главный совет, который дают там (по крайней мере, в Тбилиси) – не говорить, что ты из Москвы, из России, потому что ты дороже заплатишь за такси, тебя будут не очень хорошо обслуживать в ресторанах.

Константин Калачев: Это полный бред. Хотя, знаете, в Сербии, например, которая любит русских, если таксист начинает рассказывать про Путина хорошее, про православие и так далее, значит тебя точно обсчитают.

Александр Денисов: Почему это?

Константин Калачев: Потому что, как правило, это даже оказывается не серб… Условно говоря, это такая подготовка. Потом он тебя наверняка обсчитает. Зато обычные сербы очень радушные, гостеприимные и так далее. Таксисты везде таксисты.

Александр Денисов: Понятно. Это не национальность.

Константин Калачев: Это не национальность точно. Даже Сербия. С таксистами лучше не вести никаких разговоров. Потому что если ты из России, значит богатый. Я думаю, что точно так же они обсчитывают представителей других стран, у которых есть деньги.

Я не знаю, что там говорит Анна Тарубарова. Я в Грузии был много раз. Мои дети там провели целое лето в прошлом году. Маленькие дети. И скажу, что ничего, кроме гостеприимства, я не встречал. Да, вот сейчас в Тбилиси общался с одной девушкой, она там уже больше года. Она говорит: «Самое страшное, что здесь случилось – ей не продали помидоры на рынке». Но если учесть…

Александр Денисов: Под каким соусом, извиняюсь за выражение.

Константин Калачев: Как представителю страны-оккупанта. Но если учесть, что в Грузии около 300 000 беженцев из Абхазии и Южной Осетии, вполне возможно, что она наткнулась на беженку оттуда. То есть эти люди, которые переехали… Хотя, кстати, у меня был гид. У него был дом в Сухуми. Я об этом узнал, только когда уезжал в первый раз. Ничего мне не рассказывал о том, что он вынужден был бросить дом, переехать и так далее.

Конечно, у этих людей может быть отношение пристрастное. Это понятно. К русским относятся хорошо. Там плохо относятся к нашим властям – это правда. Президента нашего там откровенно не любят и считают виновным во многих бедах. Проблема грузин в том, что они очень эмоциональны и не готовы признать, что отчасти свои беды они программируют сами. Хотя сейчас можно вспоминать про Гамсахурдия, про Шеварнадзе – это бесплатно, бессмысленно, потому что есть день сегодняшний.

Александр Денисов: Константин Эдуардович, вот на этом моменте давайте остановимся. Во многих бедах виноваты сами. Безусловно, и мы тоже в своих бедах сами виноваты. Вот про этот момент давайте поговорим. Что в Грузии произошло? С чего вдруг эти русофобские настроения опять там всколыхнулись? Кому-то помидоры не продали, кто-то с плакатом попался.

Константин Калачев: Представьте себе, депутат украинской рады приезжает сюда, заявляет, что Крым украинский, а потом садится в кресло спикера Госдумы.

Александр Денисов: Послушайте, если бы вы сами пригласили – это одно.

Константин Калачев: Значит, не первый раз эта парламентская православная ассоциация в гостях Грузии. В прошлый раз их принимал патриарх и так далее. Просто в тот раз в кресле председателя сидел грек. Условно говоря, проблема же не в том, что русский сел в кресло председателя. Проблема в том, что сел депутат, который выступал за независимость Абхазии, который до этого давал интервью направо и налево о том, что грузинам нужно смириться с территориальными потерями. У каждого своя правда. Есть своя правда у осетин, есть своя правда у абхазов, есть своя правда у грузин. И это факт, что в 1985 году в Абхазии проживало 18% абхазов и около 50% грузин, которые, как известно, в основном уехали, хотели бы вернуться обратно. Но возможности такой не имеют. Условно говоря, посмотреть на жизнь их глазами можно попробовать хотя бы.

Александр Денисов: Константин Эдуардович, маленькое уточнение. Ведь он не сам сел. Его туда посадили. Он на этот стул не рвался.

Константин Калачев: Возможно.

Александр Денисов: И еще уточнение. Понимаете, я этого депутата Сергея Гаврилова первый раз…

Константин Калачев: Был грек…

Александр Денисов: Первый раз о нем слышу. А вся Грузия о нем знала, что ли, чтобы так активизироваться и начать выступать?

Константин Калачев: Он там давал грузинскому телеканалу до этого, призывая грузин смириться с территориальными потерями. Это факт. То есть он на самом деле широко там общался с журналистами и свои взгляды не скрывал. Мне кажется, что иногда, приезжая в гости, стоит помолчать. Условно говоря, у тебя есть позиция по поводу Южной Осетии и Абхазии – высказывай ее в Сухуми, в Цхинвали и в Москве. Но не надо в Тбилиси провоцировать.

Потом, я думаю, конечно, был просто повод. Кстати, грек, который должен был сидеть рядом, куда-то растворился. Греки всегда хитрые. Я даже подумываю, что министерство туризма Греции проспонсировало все это, для того чтобы переключить поток россиян в Грецию. На самом деле парламентская ассоциация создана греками. Так вот, дело в том, что там непримиримая борьба оппозиции и правящей партии. Нужен был повод. То, что президент Грузии госпожа Зурабишвили сделала явную глупость, повела себя просто странно…

Александр Денисов: Назвав нас оккупантами?

Анастасия Сорокина: Организаторами протестов?

Константин Калачев: Организаторами протестов. Получается, что партия, представленная на этих протестов… «Саакашвили – агент российских спецслужб. Саакашвили – агент влияния» и так далее. На самом деле кто масла в огонь подлил – это госпожа Зурабишвили, которой можно ставить профнепригодность. Но на французская гражданка, ей можно. Ее не волнует судьба туризма в Грузии. А грузин волнует.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, что волнует наших зрителей. Дозвонился из Санкт-Петербурга Александр. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я думаю, что мы слишком поверхностно обсуждаем сегодняшнюю тему. Вопрос достаточно глубокий. Дело не в «Генацвале, будь другом», а дело в том, что мы наблюдаем все эти годы, что на постсоветском пространстве действует очень уверенно американский след. Это было и в Украине, это было и в Молдове, это в Грузии уже не первый раз. Поэтому нам надо глубже смотреть и дипломатическими всякими вещами, и, может быть, работой спецслужб определять все эти моменты. Ведь нельзя так относиться и говорить, что из-за посадки в кресло поднялись сотни тысяч людей. Они были готовы. Президент Грузии – сегодня бывший сотрудник спецслужб США. Президент Украины, вы знаете тоже, откуда… Саакашвили не просто так приехал в Киев со всякими вроде бы сложностями, понимаете? Воду мутит он. Идет определенная поддержка оппозиции в Грузии. А мы все фотографии рисуем, что там люди бегали, мужика нашего с кресла сняли и так далее. Надо глубже смотреть и людям показывать именно эту сторону.

Александр Денисов: Спасибо, Александр. Сейчас Константин Эдуардович ответит.

Константин Калачев: Как раз по поводу американского следа. Мы готовы выполнять условия американцев или нет? За несколько дней до этого события высокопоставленный чиновник из США, побывав в Грузии, опубликовал в Твиттере сообщение, твит, что слишком много в Грузии российских туристов, так скоро Грузия станет совсем российской, слишком много в Грузии российского бизнеса и так далее. То есть что мы делаем? Казалось бы, наша мягкая сила, мы такие молодцы, наши граждане… «Боржоми» принадлежит Альфа-Банку, как известно, а не кому-нибудь. То есть мы пьем «Боржоми» и таким образом делаем богатым «Альфа-Банк». Русские строят там гостиницы, и так далее. Американец пишет, что слишком много туристов – как бы с этим бороться? А наши власти тут же принимают решение и прекращают авиасообщение. То есть вопрос – кто кому диктует? Это раз.

Второе. По поводу сотни тысяч людей, которые вышли. Ну, не сотни тысяч людей там вышли, а тысячи. Это факт. Но на самом деле требования в основном внутриполитические. То есть не надо верить всему тому, что вам рассказывают иногда. Требования в основном внутриполитические. Сегодня эти требования отчасти удовлетворены. То есть революции не будет. Все пойдет на спад. То есть проблема в чем? Проблема в том, что система выборов не позволяла оппозиции победить правящую партию. Есть олигарх Иванишвили, которого не любят, есть Саакашвили, который в изгнании, есть люди Саакашвили там. Кстати, люди Саакашвили… Я как-то в Тбилиси захожу в ресторан, смотрю – сидит Максим Кац. Есть такой московский и питерский политический и общественный деятель и политтехнолог, общается с кем-то. А мне говорят: «Это как раз сторонники Саакашвили». Оказывается, Кац приезжал обсуждать работу на выборах президента Грузии. Видимо, предлагал свои услуги, но не договорился.

Так вот, есть решение о том, что следующие выборы в Грузии будут без какого-либо процентного барьера по спискам, то есть пропорциональные. Я думаю, что на этом все и заглохнет. Кстати, что касается и оппозиции, и правящей партии. Все они пытаются, конечно, разыгрывать российскую карту, но никто из них не опускается до тогО, чтоб называть Россию оккупантом.

Александр Денисов: Но Зурабишвили же назвала.

Константин Калачев: Да. Но что касается граждан России, туристов, ни один из них не говорит, что не должны приезжать. Все говорят: «Приезжайте, приезжайте. Мы вас любим, мы вас ждем».

Анастасия Сорокина: Давайте как раз узнаем, какая обстановка сейчас в Тбилиси. В Грузии сейчас отдыхает один из наших постоянных экспертов Алексей Кащеев, врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук. Алексей, здравствуйте. Расскажите, какая сейчас обстановка.

Алексей Кащеев: Здравствуйте. Я неделю отдыхал в Батуми. Я только что оттуда вернулся. Обстановка обычного курортного города, коим Батуми и является. Те политические события, которые происходили в Тбилиси, хотя в Батуми тоже были митинги, я их не видел, они никоим образом на туристическом сегменте не отразились, то есть никакого негатива по отношению к русским я не видел. Я не видел его и раньше. Я бывал в Тбилиси… вскоре после войны 2008 года и тоже не видел никакого негатива. Грузины вообще традиционно очень приветливые люди по отношению к россиянам в том числе, не только в связи с тем, что мы приносим большой доход, в том числе Батуми. В Батуми огромное количество российских туристов. Там строится недвижимость, которую покупают россияне. Она там очень дешевая. Это очень выгодное вложение средств. Поэтому я не жду никакого негатива.

Александр Денисов: Алексей, вы уже вернулись из Грузии или по-прежнему там отдыхаете?

Алексей Кащеев: Я только что вернулся. Сегодня первый день в России.

Александр Денисов: То есть впечатления только позитивные, за исключением возможности еще раз полететь туда в ближайшее время?

Алексей Кащеев: Да. Но практика показывает, что наше государство любит ссориться с разными соседями, и люди находят какие-то выходы. Это немножко странно летать в Грузию через Ереван или через Стамбул. Это так же странно, как летать в Киев через Минск. Я часто летаю в Украине и не вижу и там никакого негатива по отношению к русским. Ну, да. К сожалению, мы находимся в такой политической системе, где каждый из нас мало на что может влиять, во всяком случае, мирным путем. Поэтому будем ездить через Ереван.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Константин Калачев: И через Минск. «Белавиа». «Уральские авиалинии» уже заявили, что несут колоссальные убытки. А «Белавиа» будет процветать, потому что мы будем летать в Грузию через Минск.

Александр Денисов: Напомню, это был Алексей Кащеев, врач, который у нас часто бывает в студии. Он рассказал о своем отдыхе в Грузии.

Анастасия Сорокина: Наши корреспонденты задавали вопрос жителям Москвы и Екатеринбурга: «Полеты в Грузию запретили. Как вы к этому относитесь?» Вот какие получились результаты.

ОПРОС

Анастасия Сорокина: Константин Эдуардович, вы как рассматриваете вот такую сложившуюся ситуацию? Что дальше ждет? У нас совсем разорвутся отношения? К этому будут вести?

Константин Калачев: Сегодня уже «Роспотребнадзор» заявил, что качество грузинского вина ухудшилось. Ждите запрета.

Александр Денисов: Кстати, насчет вина. Есть и положительный эффект от эмбарго. Помните, когда мы запретили… В каком там году?

Константин Калачев: Качество вина в Грузии выросло.

Александр Денисов: Выросло. Потому что им нужно было продавать это в Европу. Они улучшили сорта, улучшили оборудование. И когда к нам уже опять стали завозить, это вино намного лучше стало. Правда, дороже, конечно.

Анастасия Сорокина: Ты оптимист, Саш.

Александр Денисов: Я просто пью вино.

Константин Калачев: Я согласен с тем, что люди говорят по поводу того, это очевидное обострение. Потом все нормализуется.

Анастасия Сорокина: То есть есть перспектива, что можно будет летать?

Константин Калачев: Я думаю, что в обозримой перспективе, но не ближайшие месяцы. Другое дело, что есть неразрешимые проблемы, к которым непонятно, как подступаться. Потому что для Грузии всегда будет больным вопрос утраченных территорий. Не хочу его поднимать сейчас, вообще никак обсуждать. Но это для них будет всегда вечная незаживающая боль.

Что же касается отношения к русским, то я совершенно согласен с доктором, который выступал. Если можно от чего-то пострадать, то только от избытка гостеприимства. Берегите печень в Грузии в первую очередь. А все остальное…

Александр Денисов: В смысле от вина, а не от удара, да?

Константин Калачев: Конечно. От вина. Хотя, знаете, что касается ближайших дней, я сегодня общался с друзьями-грузинами, которые переживают… Представим себе: какой-нибудь пьяный турист начнет что-нибудь, как депутат Гаврилов, на улицах Тбилиси выкрикивать по поводу Абхазии, Южной Осетии, Грузии или кого-то еще, их руководства и нашего руководства… В принципе могут быть и бытовые инциденты какие-то. Но это именно бытовые инциденты, которые не говорят о настроениях большинства людей. Более того, мне очень жалко. Та сдержанность, которую демонстрировали, мы выстраивали отношения после 2008 года тщательно и бережно. И они менялись. Количество людей, которые расположены к России, в Грузии росло. Количество россиян, которые побывали в Грузии, росло. И, собственно говоря, если бы это продолжалось дальше, это было бы хорошо для обеих сторон. А тут все так резко прервали.

Александр Денисов: Ну, как улучшалось? Дипотношения ведь мы не восстановили.

Константин Калачев: Видите, в чем дело? Дипотношения мы не восстановили, а 1.5 миллиона туристов туда ездят. У них это повод для их разборок, а у нас это повод, возможно, для переключения внимания с внутренней повестки. То есть если у нас есть проблемы – «давайте обсуждать Грузию; а после Грузии давайте обсуждать Белоруссию, а потом Казахстан, а потом еще что-нибудь, и не будем жить собственной жизнью, разбираться в своих собственных проблемах».

Александр Денисов: Кстати, насчет Гаврилова вы сказали, что он не думает. Он ведь тоже от этого страдает. Я выяснил, что у него там, оказывается, дед похоронен, в Грузии. У этого депутата, Сергея Гаврилова, похоронен там дед.

Константин Калачев: Самое интересное, что у него даже есть грузинские корни. Тем более обидно за грузин, когда он говорит, что они должны смириться с потерей Южной Осетии и Абхазии. То есть есть вещи, даже если ты думаешь так.

Александр Денисов: Даже если это так, лучше помолчать, думаете, да?

Константин Калачев: Лучше помолчать. Мне кажется, если ты не обсуждаешь с грузинами политику, а они не стремятся это обсуждать, то никаких проблем у тебя в Грузии не будет.

Анастасия Сорокина: Давайте примем еще…

Константин Калачев: А вот грузинскую политику можно обсуждать. Хотя на самом деле там очень интересно. Потому что одни ругают Саакашвили, а меньшинство хвалит Саакашвили. И все ругают сейчас Иванишвили, который главный олигарх и который хозяин всего и вся. Правящая партия – это его партия. И президент Грузии – это его президент.

Анастасия Сорокина: Выслушаем звонок из Кемеровской области. Дозвонился Юрий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, студия. Здравствуйте, приглашенный гость. Был я в Грузии в Батуми, в Цхалтубо, в Кобулети. Батуми вообще расцвел. Все цветет и пахнет. Там красотища. Тут даже не о чем говорить.

Самое неприятное для меня, что какой-то депутат что-то не то сказал, что-то не это самое, тут же принимают решение не летать туда. Я себя как-то чувствую идиотом. Вот кто-то накосячил – а я почему должен отвечать за эти все депутатские выходки? Я считаю, что Крым – Украина, я считаю, что Россия оккупанты. Так оно и есть на самом деле. В чем проблема? Признавайте свои ошибки в конце концов. После того, как присоединили к России, я был и в украинском Крыму, и в российском. Так, как хамили в… Крыму, мне не хамили нигде и никогда. И ничего там не будет. Уже по новому мосту съездил – бесполезно. Цены как были там в 4 раза дороже… Нету в этом Крыму никакого… Вот Анапа – да, там еще можно отдохнуть. Стоит куда-то только России залезть – везде проблемы. Вы зачем меня, русского человека, вываляли в грязи? В Кемеровской области запретили продавать алкоголь на День победы, на день молодежи.

Александр Денисов: Юрий, спасибо большое. Мы поняли – проблем много. Безусловно. Юрий считает, что власти наши погорячились, побеспокоились о нашей безопасности и решили, что пока можно прервать сообщение.

Константин Калачев: Комментарии были и такие, что нужно ответное заявление Грузии.

Александр Денисов: Стали же вывозить.

Константин Калачев: Если бы я был советником Путина, я бы сказал: «Да, даже нужно на неделю с пролонгацией последующей, если будут беспорядки».

Александр Денисов: Все-таки нужно?

Константин Калачев: Если хочется показать и сказать, что мы озабочены и так далее. Но не надо отменять бессрочно. Не надо отменять грузинские авиалинии, потому что они задолжали кому-то что-то. То есть в принципе можно было либо вообще не отменять, либо сделать это как-то по-другому.

Условно говоря, есть угроза – эта угроза будет длиться сколько? Месяц, два, три, полгода, год и так далее. Вот завтра или послезавтра митингов уже не будет.

Александр Денисов: В зависимости от ситуации.

Константин Калачев: Да. На самом деле сказать, что рейсов не будет, но «мы поставим это в зависимости от ситуации». Если ситуация будет развиваться в худшую сторону, в Грузии революция и так далее, штурмуют парламент – нет, летаем. Все, они договорились между собой о выборах в 2020 году парламентских, все успокоились – замечательно. То есть каждый раз это желание за счет граждан России решать геополитические проблемы. Я сам от этого сегодня пострадал. И, честное слово, я плакал, когда звонил в «Аэрофлот», отменял эти рейсы и узнал, что деньги вернутся в течение месяца. И когда я звонил в отель в Грузии, мне ответили на хорошем грузинском языке. Мы с ними мило поговорили, они сказали: «Приезжайте к нам еще».

Анастасия Сорокина: Будем следить за ситуацией. Константин Эдуардович Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы», был у нас в студии. А мы продолжаем прямой эфир, программа «ОТРажение». Вернемся в студию через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски