Константин Калачёв: Новому правительству надо создавать условия развития экономики. Но философского камня нет, и Мишустину будет трудно

Константин Калачёв: Новому правительству надо создавать условия развития экономики. Но философского камня нет, и Мишустину будет трудно | Программы | ОТР

новое правительство, Мишустин, экономика, рабочие места

2020-01-21T17:23:00+03:00
Константин Калачёв: Новому правительству надо создавать условия развития экономики. Но философского камня нет, и Мишустину будет трудно
Как накопить на старость
Зима будет аномальной
Рубль заболел. Снова... Как лечить от коронакризиса нашу валюту?
Поучились – и хватит. Московских школьников раньше срока отправляют на каникулы
Регионы. Что нового? Хабаровск, Уфа, Нижний Новгород
Коронавирус: вторая волна ограничений. Война в Нагорном Карабахе. Лес в собственность. Новые правила поверки счетчиков. Депутаты из народа. Соцконтракт против бедности
Удочка вместо рыбы: как работает система социального контракта
Идеальный депутат
Карабах: неужели война?
Коронавирус наступает
Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

Тамара Шорникова: Новое правительство, состав кабинета министров могут объявить уже сегодня, а пока на Интернет-ресурсах пользователи вовсю гадают, кто уйдет, а кто останется. Мы гадать не будем, а объективно взвесим с экспертами, какое правительство нас ждет и по какому курсу поведет.

Поможет нам разобраться в этом Константин Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Здравствуйте.

Константин Калачев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Перед тем как начать обсуждать, перед тем как услышать экспертное мнение, давайте послушаем народное. У нас есть первые итоги нашего голосования для рубрики «Реальные цифры», там мы спрашивали, с чего же, собственно, должны начать свою работу будущие министры, какие задачи основными должны для них стать. И вот какие результаты, сейчас попросим показать графику.

Главный наказ правительству – создание новых производств, инвестиции в создание новых рабочих мест. Именно благодаря им, по мнению авторов, произойдет и повышение зарплат, с этим согласны и молодые авторы сообщений, и пожилые. Вот Московская область, автору 69 лет: «Необходимо срочно восстановить производства и создать рабочие места. Предлагать всем быть самозанятыми – неверное решение. Молодежь не может найти работу с «белой» зарплатой и социальными гарантиями, это влияет напрямую на демографию».

Александр Денисов: Вот сообщение из Ростовской области, город Шахты: «Павел, 35 лет, работы и производства нет, предприятия остановились в результате передела активов. Торговля и бизнес тоже стоят, покупательная способность низкая. Денег ни у кого нет. Нужно открывать производства, развивать наукоемкие отрасли. Все делается в Китае».

Тамара Шорникова: Также наши зрители ждут повышения пенсий, недовольны уравнительной системой их начисления, считают необходимым вернуть индексацию пенсий работающим пенсионерам. Возмущены люди размером коррупции в стране, призывают покончить с ней, за это высказались 14%; 10% зрителей говорят о нецелесообразности дальнейшего повышения пенсионного возраста.

Александр Денисов: Да, вот сообщение из Белгородской области: «Вернуть прежний пенсионный возраст, не мучить пожилых, работы нет даже у молодых». Напоминаем, что это предварительные данные, присылайте сообщения, будем в пятницу подводить итоги, по номеру 5445.

Также вот о чем говорят, какие наказы дают новому правительству наши зрители. Требуют обуздать цены на жилищно-коммунальные услуги, сделать доступной медицину (в принципе она доступная, только ее нет, наверное), выступают за введение прогрессивной шкалы налогообложения, что вот уже премьер-министр опроверг, сказал, что не будет этого.

Константин Калачев: Да, уже...

Тамара Шорникова: Да. И важное сообщение от телезрительницы: «Очень хочется, чтобы начали по-взрослому развивать регионы: постройкой хороших дорог, проведением Интернета, сотовой связи в каждый уголок независимо от количества жителей, возможность подключения к электричеству предприятий в глубинке, и чтобы все это стоило приемлемо для региона». Ну то есть задач много, наказов много...

Константин Калачев: Да, за все хорошее, что будет нам грозить улучшением жизни.

Тамара Шорникова: Справится ли с таким объемом наказов новое правительство?

Константин Калачев: Ну, вы знаете, меня, конечно, умиляет то, что миллионы людей, прильнув к телевизорам, ждут, когда одни незнакомые люди сменят других незнакомых им людей. И если уж на то пошло, если мы опросим обычных людей на улицах, когда из министров они знают, дай бог назовут 3–4 фамилии.

Но есть надежды, в этом смысле мы знаем о пользе позитивного мышления, народ оптимистичный, новое правительство, новые надежды, экспансия социального оптимизма продолжается. Я боюсь, что многое из того, что было перечислено, не является предметом решений для правительства, например, вопрос о понижении пенсионного возраста явно за пределами компетенции правительства.

Но что касается нового правительства, действительно есть определенные надежды, связанные с ним, и в первую очередь, я думаю, это надежда на повышение эффективности использования каждого бюджетного рубля, начнем с этого. Потому что, если человек раньше собирал деньги, он умеет их считать, и очень важно, чтобы вообще каждый бюджетный рубль использовался с максимальным КПД. Это означает ставку на национальные проекты, где можно сократить...

Александр Денисов: Знаете, считать – это одно, а использовать – совсем другое.

Константин Калачев: Да. Ну понятно, что собирать часть доходов и создавать доходы – это разные вещи, но, я думаю, Мишустин справится. Самое главное – это то, что нужно поднимать, действительно поднимать эффективность и качество госуправления, исполнительскую дисциплину, ответственность и меньше воровать, потому что проблема нацпроектов в том числе и в том, что достаточно много непроизводительных потерь, о чем говорит господин Кудрин, регулярно говоря о миллиардных и триллионных даже потерях в российской экономике.

Тамара Шорникова: Простите, Константин, я вот небольшую ремарку: когда говорится «меньше воровать», остается возможность.

Константин Калачев: Можно ли не делать этого вообще? Да вообще-то в идеале, конечно, было бы здорово.

Тамара Шорникова: То есть так ли уж мягко нужно высказываться?

Константин Калачев: На самом деле я вам так скажу, что, если хотя бы сократятся вот эти потери, уже было бы очень неплохо. То есть повышение эффективности использования каждого рубля.

Что касается перемен в правительстве, понятно, что многие эксперты выдают желаемое за действительность или просто озвучивают свои «хотелки», которые зависят от их политических взглядов и убеждений. Вот недавно с политологом Марковым, например, говорил, он говорил: «Всех министров экономического блока поменяют, все они либералы, нужно патриотов и так далее». Я думаю, что не всех министров экономического блока поменяют, но, наверное, министр экономического развития уйдет, а министр финансов, возможно, лишится должности первого вице-премьера.

Александр Денисов: Константин Эдуардович, вот сразу, ключевой момент интересный. Вот смотрите, сегодня появилось сообщение такое любопытное, Песков подтвердил, что некоторые исчезли, он сказали «отчасти правдивая информация», что некоторые отставки в правительстве связаны с реакцией бывших членов кабмина на инициативы президента. То есть кто это у нас там такой дерзкий отреагировал, причем как успел? Лицо какое-то не то сделал во время послания? Как это проявилось?

Константин Калачев: Ну, намекают...

Александр Денисов: Вы по закулисью все знаете, расскажите.

Константин Калачев: Намекают на самого Дмитрия Анатольевича Медведева, потому что есть мнение, есть такая версия, что якобы он разошелся с президентом в оценке конституционных поправок. Но да, у Силуанова было грустное лицо на послании, хотя, я думаю, оно было не потому, что он знал о своем увольнении (я полагаю, что, скорее всего, он останется, он хороший профессионал), а потому, что понимал, какая нагрузка будет на бюджет в связи с посланием, потому что это самое дорогое послание из всех, которые были за последние годы.

Александр Денисов: Кудрина почему-то это порадовало, вот вы процитировали его.

Константин Калачев: Что касается министров, да, многие из них узнали об отставке правительства, если не все даже, после послания, то есть для них это было неожиданностью. Дальше возникает вопрос, кого поменяют, кого не поменяют. Я думаю, что есть те темы, есть те отрасли, где накопились проблемы, которые были постоянно объектом критики, в том числе президента. Например, здравоохранение: ну было бы странно, если бы министр здравоохранения сохранила свой пост после того, как здравоохранение вышло в тройку самых волнующих население проблем, после всех тех жалоб, которые мы сейчас имеем, после той критики, которая звучала из уст президента. Я думаю, что министр образования должен поменяться, госпожа Васильева...

Александр Денисов: Ну, уж его, по-моему, чихвостили на каждом заседании.

Константин Калачев: Да-да, не самый популярный человек в профессиональных средах, ну и потом все эти странные инициативы, слово «ветеран» писать с заглавной буквы, как-то все это... То есть демонстрация лояльности – это хорошо, гиперлояльности, но нужно еще иметь какие-то профессиональные умения, навыка, качества.

Возможно, уйдет министр культуры. Я надеюсь, что поменяют министра спорта, потому что нужен новый человек, который не связан с допинговым скандалом никак, которого нельзя вообще никак привязать к этому, то есть на самом деле российскому спорту нужна серьезная перезагрузка, если мы надеемся на лучшее будущее. Но понятно, что всех волнует судьба двух самых популярных министров. У нас вообще в принципе все знают только министра обороны и министра иностранных дел.

Александр Денисов: А как без них, Константин Эдуардович?

Константин Калачев: Вот по поводу министра обороны...

Александр Денисов: Вот первая мысль, которая мне пришла, что...

Константин Калачев: ...очень интересно, потому что госпожа Симоньян 15-го числа в Twitter написала, что хотела бы видеть на месте министра обороны Дюмина, губернатора Тульской области, и сразу возникает вопрос, как же нынешний. Ну, может быть, повышение, она же девушка информированная, собственно говоря, она первой называла фамилию Мишустина, поэтому может быть повышение. Что касается Лаврова, то очевидно совершенно, что он на своем месте. Но если воз и здоровье человеку вдруг не позволят исполнять свои обязанности, может быть, и будет замена, в конце концов, ротация кадров неизбежна, но в данном случае это будет понятно, что это никак не связано с претензиями, хотя я думаю, что должен все-таки человек еще поработать.

А вообще что касается процента обновления... Вы же понимаете прекрасно, Мишустин не мог прийти со своей командой, откуда она?

Александр Денисов: А она у него была?

Константин Калачев: Вот вопрос, откуда. Из ФНС всех привести? Да, у него хорошие отношения со многими, но вряд ли он готовился занять кресло премьера. У него не было, конечно, ни команды, ни стратегии. Сейчас...

Тамара Шорникова: А у нас вообще длинная скамейка запасных?

Константин Калачев: Я думаю, что небольшая скамейка запасных. Сейчас у нас с вами перемены переходят быстро...

Александр Денисов: Где она? Вот бы туда сесть, Константин Эдуардович.

Константин Калачев: Да. Перемены происходят очень быстро, и то, что они происходят быстро, хорошо. На самом деле...

Александр Денисов: Хотя вы бы сели, если бы...

Константин Калачев: Согласен, да. Но вот скорость, темпы в этом случае, в случае замены правительства даже неплохо, потому что иначе будут лоббистские группировки, лоббистские интересы, разные люди, близкие к президенту, будут ходить уговаривать «поставь моего». Чем быстрее здесь произойдут перемены в данном случае, как раз в случае правительства, тем лучше, потому что меньше будет протекционизма, меньше будет лоббизма и так далее.

Что касается результатов этого, я говорю, меня, конечно, все-таки умиляет, что у нас люди всегда рассчитывают, что вот сейчас внесут перемены в Конституцию, тут мы и заживем, вот поменялось правительство...

Александр Денисов: Может быть, они и не рассчитывают, хотят, Константин Эдуардович.

Константин Калачев: Хотят, мечтают.

Александр Денисов: Хотеть...

Константин Калачев: Да, все также интересуются судьбами министров, хотя я говорю, половину министров никто знать не знает. Спросите, например, фамилию министра труда и социальной защиты.

Александр Денисов: Топилин, все знают.

Константин Калачев: Знают, думаете? Сомневаюсь.

Тамара Шорникова: Давайте спросим у конкретного телезрителя... Ну зачем ты подсказал, сейчас бы проверили Валентину из Псковской области.

Александр Денисов: Правильно, Тамара, ну все, я...

Тамара Шорникова: Здравствуйте, Валентина.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вот спрашивают, почему столько надежд. Вот у вас есть надежда относительно нового правительства?

Зритель: Ну надежда умирает же последней.

Тамара Шорникова: Так. Чего ждете?

Зритель: Мне уже 69 лет, а я все надеюсь, все думаю, что доживу, когда будет порядок в стране.

Тамара Шорникова: Какие задачи должны быть первоочередными для правительства, на ваш взгляд?

Зритель: Ну, задач-то много. Я, наверное, и не собираюсь говорить о глобальных задачах, а мне хочется сказать, что вот наше отношение к правительству, к власти формируется с мелочей, кажется, с таких мелочей. Вот этот, например, батька, который из Белоруссии, который глумится над нами постоянно, вспоминаю, год назад или два назад пресс-конференция была, ну издевался просто над страной, над нашей властью, над нами, журналисты сидели, носом уткнувшись в эти записи свои, ну хоть бы один встал и сказал: «Пошли отсюда». Ну так же нельзя, ну почему?

Александр Денисов: Вы знаете, Валентина, он регулярно себя ведет неадекватно, поэтому привыкли уже к этому, как ведет себя...

Константин Калачев: Лукашенко виноват, понятно.

Зритель: Но не надо к этому привыкать. Вы, может быть, привыкли, а нам стыдно. Потом мне еще хотелось бы сказать...

Тамара Шорникова: Валентина, правильно ли я понимаю, что нужно жестче как-то отвечать на вызовы внутренние, внешние?

Зритель: А?

Тамара Шорникова: Быть более жестким новому правительству нужно?

Зритель: Конечно, конечно! Надо уважать себя, мы же все-таки страна-победитель, пусть вместе с ними, но они же нас предали. Ну предали и предали, пусть живут. Да пусть мы будем нищие, пусть у нас будет много проблем, но мы должны быть с достоинством. Так же нельзя позволять, чтобы над нами глумились.

Александр Денисов: Спасибо, Валентина.

Тамара Шорникова: Да, Валентина, вот такое мнение.

Константин Калачев: Прекрасный посыл: пусть мы будем нищими, лишь бы были с достоинством. Патриотизм как замещение всего и вся. Я вот, честно говорю, не согласен с тем, что говорила ваша зрительница, потому что на самом деле нас будут уважать тогда, когда мы будем богатыми, успешными, привлекательными, тогда те же самые белорусы стремились бы к интеграции. Сейчас опросы показывают, что это не так.

Но насчет жесткости – жесткости-то хоть отбавляй, мне кажется, собственно говоря, демонстративной жесткости. Вопрос в приоритетах развития, вопрос в том, что, собственно, будет ставиться во главу угла. Начнем с того, что в любом случае результата можно будет ждать не раньше, чем через 2 года. Бюджет следующего года уже понятен, собственно говоря, и развитие будет в какой-то степени инерционным. Через 2 года, да, можно будет ждать результатов.

Я думаю, те люди, которые занимаются информатизацией, например, подлежат замене, это к вопросу о развитии информационных технологий. Я полагаю, что, наверное, больше внимания будет уделяться «социалке», здравоохранению и образованию. Но главный вопрос... Ведь послание было посвящено раздаче денег. Дайте человеку рыбу, он будет сыт один день; дайте ему рабочее место, вы можете его не кормить, хорошее, высокооплачиваемое рабочее место. Как, каким образом создать миллионы новых рабочих мест?

Мишустин по этому поводу сказал, что нужно создавать условия для бизнеса, улучшать условия для развития бизнеса, нужны инвестиции, нужны инвесторы, нужны новые рабочие места. Кстати, самое интересное, что у вас в опросе на первом месте проблема рабочих мест, а если взять официальные данные, то безработица у нас на очень низком уровне.

Александр Денисов: Сколько там, 5%?

Константин Калачев: Если не меньше. То есть, собственно говоря, наверное, на самом низком уровне в Европе вообще. Но при этом все жалуются на то, что нет хорошей работы. И проблемы доходов населения. Проблема доходов населения опять же как может решаться? Либо решаться через увеличение зарплат бюджетников, но это может стимулировать инфляцию, а президент считает, что низкая инфляция – это наше главное достижение, крепкий рубль. Можно надеяться на частный бизнес. Кстати, в начале этого года компания «HeadHunter» провела исследование, провела опрос российских работодателей и выяснила, что большинство из них собираются в этом году...

Александр Денисов: ...поднимать зарплату, самое интересное.

Константин Калачев: ...поднимать зарплату. Но, правда, если по прогнозам Топилина у нас зарплаты вырастут на 2,5% примерно, «HeadHunter» со ссылкой на работодателей говорит, что иностранцы, иностранные работодатели на территории России собираются поднимать на 7%, российские на 10%. В общем, в любом случае это не скачок, это не рывок, это не будет сколько-нибудь по-настоящему существенным. Я думаю, что надо создавать условия развития, но философского камня нет, и Мишустину будет сложно.

Александр Денисов: Вот если... Мы ждали назначений, потому что времени-то мало, до 23 января срок назначения правительства, премьер должен внести, 23-го уже президент в Израиле будет. Что тянут-то?

Константин Калачев: Вообще некоторые вчера еще ждали.

Александр Денисов: Вчера, да.

Константин Калачев: Сегодня ждут, в крайнем случае завтра. Я думаю, сегодня, может быть, мы узнаем состав нового правительства. Но опять-таки что касается состава нового правительства, проблема же не в том, кто эти люди, проблема в той программе, которую они реализуют. И начнем с того, что у нас глава правительства – это фигура... Да, конечно, Дмитрий Анатольевич был политической фигурой, потому что он еще и председатель партии «Единая Россия»...

Александр Денисов: А давайте сразу скажем, людей под программу набирают?

Константин Калачев: ...но фигура, исполняющая решения президента, задачи, которые ставит президент. Я думаю, в отношении некоторых министерств то, что нужно менять, очевидно, как я уже сказал, Министерство спорта, например, совершенно понятно, хотя опять-таки не удивлюсь, если прежний министр останется на своем месте, потому что мало ли, какие у него там защитники и покровители.

Александр Денисов: Константин Эдуардович, повторю вопрос: задача у них ясна, поэтому под задачу будут людей набирать? Больше 3% роста.

Константин Калачев: Я думаю, что да, задача ясна, поднять уровень развития экономики, добиться роста экономики не ниже среднемирового. Но, я думаю, еще важны профессиональные качества, бэкграунд, репутационно безупречные люди должны быть, потому что... Ну, например, ходят слухи, что госпожа Голодец перестанет быть вице-премьером, связано это с ее итальянским домом, не связано, есть у нее вид на жительство, гадать не буду. Но, наверное, очень важно, чтобы те люди, которые приходили, соответствовали тем критериям, которые власть озвучила буквально недавно устами президента.

Тамара Шорникова: То есть некоторые, может быть, и исполняли хорошо, но просто новым критериям не будут соответствовать?

Константин Калачев: Возможно, да, у кого-то там дом, вилла...

Тамара Шорникова: ВНЖ и так далее, понятно.

Пишут многие о том, что вот в математике от перемены мест ничего не меняется, а в экономике и политике?

Константин Калачев: Ну, есть еще басня «Квартет»: «А вы, друзья, как ни садитесь, Все в музыканты не годитесь». И, собственно говоря, можно до бесконечности перетасовывать одних и тех же, это понятно. И я-то как раз настроен достаточно скептично. Я понимаю, что нужно излучать оптимизм и говорить, что все будет хорошо...

Александр Денисов: Константин Эдуардович, ничего не должны, ваше «Личное мнение».

Константин Калачев: ...в надежде на материализацию мыслей. Вот есть вообще такая теория, что, если люди ждут плохого, плохое наступает, то есть экономика ожиданий, ждете кризиса – кризис приходит, поэтому давайте говорить о хорошем. Но мы о хорошем говорим-то уже десятилетиями, собственно говоря, и каждый раз у нас все отложено в будущее: вот сейчас новое правительство, а вот сейчас еще что-то там новое, и вот наконец-то.

Но для начала было бы неплохо понять, за счет чего. Да, на самом деле можно сделать нацпроекты более эффективными, прекрасно, замечательно. Да, можно улучшить бизнес-климат, хотя Россия и так растет в рейтингах «Doing Business» год за годом, правда, при этом китайских инвестиций мы что-то не увидели, другие тоже больше вывозят, чем ввозят. Да, можно подумать над совершенствованием налоговой системы.

Но вообще на самом деле главное – это, наверное, государственно-частное партнерство и новые серьезные проекты, связанные с созданием рабочих мест. Потому что если люди живут в Москве, у них есть выбор, то есть в Москве без работы не останешься, а живешь ты в глубинке, особенно в моногороде, ну и куда ты денешься, собственно говоря? Возьмем Тольятти, например, сокращение людей на «АвтоВАЗе» – дело закономерное, дальше что? То есть власть должна думать о том, чтобы обеспечить людей работой. И я надеюсь, что одной из забот нового премьера будет как раз создание новых рабочих мест, о котором президент говорит долгие годы, сколько раз мы это уже, честно говоря, слышали.

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: SMS такая для финала как раз, Красноярский край. Вот тут был упрек, что половины фамилий чиновников народ не знает: «В нашей стране все будет хорошо, когда ни одной фамилии знать не будут – значит, действительно трудятся эффективно и все идет как нужно».

Константин Калачев: Так говорят в Швейцарии на самом деле, вообще это Швейцария, в Швейцарии говорят, что хорошо, когда люди не знают фамилии премьера, не знают министров. Не уверен, что это так, и уверен, что швейцарцы знают прекрасно фамилии своих руководителей. Но что касается посыла по отношению к России, да, действительно, лучше, если мы не будем знать фамилию того или иного министра, но будем довольны качеством услуг, образования, здравоохранения и так далее.

Александр Денисов: Спасибо, Константин Эдуардович. Добавлю: и не будем знать, сколько стоит баррель нефти и за курсом валют не станем следить... Как факт.

Константин Калачев: Да-да-да, и перестанем обсуждать Польшу, Украину, Белоруссию и прочих, кстати.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Константин Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы», это было его «Личное мнение». Спасибо.

Константин Калачев: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)