Константин Калачёв: С нашей межбюджетной обстановкой и финансовой политикой, губернатор - это в лучшем случае менеджер

Константин Калачёв: С нашей межбюджетной обстановкой и финансовой политикой, губернатор - это в лучшем случае менеджер
Сергей Лесков: Лужковская Москва была хоть и грязноватая, но какая-то родная
Андрей Быстров: Некоторые предприниматели начинают экономить на налогах, чтобы выжить
Александр Ветерков: Рост зарплат, скорее всего, произойдёт в тех отраслях, где работодатели не могут быстро закрыть вакансии
Андрей Фёдоров: Больше ста траулеров на Дальнем Востоке работают нашими тралами
Олег Бондаренко: Украине Донбасс уже не нужен. Это страшный сон, кошмар любого украинского политика – возвращение политической дихотомии восток-запад
Зачем нужны литературные премии?
Приюту «Рождественский» в Калужской области нужны средства на еду и обувь для детей, оплату коммуналки
Бизнес готов к борьбе с коррупцией только в обмен на налоговые послабления
Связан со взрывами в метро. Путин назвал застреленного в Берлине Хангошвили причастным к терактам
Круги WADA. Почему наши спортивные функционеры не смогли противостоять санкциям?
Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

Константин Чуриков: Вот так мы плавно подвелись к политической ситуации в стране. Это рубрика «Личное мнение», сегодня свое личное мнение высказывает Константин Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Константин Эдуардович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Константин Эдуардович.

Константин Калачев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Мы вас, собственно, в связи с чем пригласили? Опять же опираясь на определенные социологические исследования, которые показывают, что рекордным образом в нашей стране растет индекс доверия к губернаторам, к тем самым региональным начальникам, там не только мэры, но и губернаторы.

Константин Чуриков: В данный момент доверяют своим губернаторам 54% опрошенных фондом «Общественное мнение», не доверяют 26%, остальные не определились. Но смотрите, тут вот важны детали. Уровень доверия к руководителям регионов за 1,5 года (а только 1,5 года проводится это исследование) вырос на 13%, до 54%. Более того, в 76 из 85 субъектов доля жителей, которые доверяют руководителям или положительно оценивают их работы, выросла. Слушайте, а что произошло?

Константин Калачев: Было бы прекрасно, если бы экономика регионов росла такими же темпами.

Произошло следующее: губернаторский корпус значительно обновился. Например, осень 2017 года, 12 губернаторов уходят в отставку; весна 2018 года – 6 губернаторов, осень 2018-го и так далее, и так далее. То есть убирали непопулярных губернаторов, людям предлагали новых, молодых и прогрессивных, которые соответствующим образом подготовлены, есть программы Российской академии народного хозяйства и государственной службы, и Высшая школа государственного управления готовит будущих губернаторов.

Есть новые форматы в Госсовете, где губернаторам объясняют про новую искренность, про общение напрямую, про то, собственно говоря, чем можно привлечь внимание людей. Вот недавно был семинар для вице-губернаторов по внутренней политике, там в качестве примера, только что показывали больного ребенка, в качестве примера показывали губернатора Осипова с Забайкалья, мы как-то его обсуждали.

Константин Чуриков: Так.

Константин Калачев: Который в прямом эфире, общаясь с женщиной, матерью ребенка-инвалида, расчувствовался, и у губернатора на глазах выступили слезы. И вот это приводится как пример того, каким образом можно нарастить свой рейтинг. Я думаю, что вообще лучше было бы…

Константин Чуриков: Пример человечности или именно нарастить рейтинг?

Константин Калачев: Пример человечности, того, как нарастить свой рейтинг.

Константин Чуриков: Ага, понятно.

Константин Калачев: Я думаю, что лучше было бы, конечно, экономику Забайкалья нарастить, а не плакать. И есть серьезная проблема, связанная с тем, что да, конечно, сейчас у нас многие губернаторы – это «губернаторы надежды», это люди, которые пришли совсем недавно, планов громадье, образы будущего, все будет хорошо. Но что будет?

Оксана Галькевич: То есть это что, эффект нового лица?

Константин Калачев: Эффект нового лица.

Оксана Галькевич: Свежей крови в политике, пиар?

Константин Калачев: Совершенно верно, конечно, в значительной степени: «Если нет реальных дел, вызывай пиар-отдел». Знаете, первый год очень легко работать на сравнении с предшественником. Я помню один регион, не буду называть, губернатор к ним приехал с большим избыточным весом. По ходу дела сел на диету и очень сильно похудел. Мы проводим фокус-группу в регионе, люди говорят: «Вы знаете, наш губернатор так много работает, так много работает, даже исхудал, бедолага». И первые полгода-год, пока он ездил по районам, спрашивал о проблематике районов, рейтинг его рос. Но когда он поехал уже в третий раз по этим же самым районам, не сделав ровным счетом ничего, рейтинг его пошел вниз, и он до конца срока в итоге не досидел.

Так вот из «губернатора надежды» нужно стать «губернатором результата», а чтобы стать «губернатором результата», нужно показать экономический рост. В Забайкалье Осипов обещает многомиллиардные инвестиции, будут они, не будут, вопрос. На Сахалине сколько во время выборов рассказывали о том, как хорошо будет жить Сахалин? А сейчас Минэкономразвития говорит, что валовый региональный продукт Сахалина будет идти вниз.

Константин Чуриков: Стоп, секунду-секунду. Преуспевающий регион, в московской поликлинике случайно в лифте слышу разговор, значит, двух каких-то женщин-врачей, они говорят: «Слушай, а ты на Сахалин-то едешь? Вот у нас там Людмила-то поехала, там деньги большие платят», – это в Москве, это уже вокруг нас.

Константин Калачев: Едут-едут, да. Понимаете, на второй год работает уже другая формула: «Если нет реальных дел, не спасет пиар-отдел». То есть «губернатор надежды» может превратиться в «губернатора результата», а может не превратиться.

Оксана Галькевич: То есть всего год, получается, есть на вот это вот от, от «губернатора надежды» стать губернатором реальных дел, только год?

Константин Калачев: Я думаю, реально оценки снижаются на второй год, либо они закрепляются, может быть, даже растут, либо они снижаются, к сожалению, это факт. В 1990-е гг. мы проводили исследование, как соотносятся показатели социально-экономического развития регионов с избираемостью губернаторов, прямой корреляции мы не обнаружили. То есть на самом деле губернатор может нравиться несмотря на то, что экономика региона не растет, или наоборот, экономика региона растет, а губернатор не нравится.

Оксана Галькевич: А можно вопрос, Константин Эдуардович? А с чем прямая корреляция была обнаружена? Ну то есть, собственно, что в первую степень влияет на избрание губернатором?

Константин Калачев: Я думаю, личностные характеристики: биография, компроматоустойчивость…

Оксана Галькевич: А, симпатичный…, да?

Константин Калачев: Нравится он женщинам, не нравится. В конце концов, кто у нас решает судьбу любых выборов? Женщины среднего и старшего возраста. Так что если молодой и симпатичный…

Оксана Галькевич: Понял?

Константин Калачев: …да еще если во время прямого эфира выражает сочувствие женщине, матери ребенка-инвалида, губернатор может заплакать, то успех обеспечен.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Смотрите, мы вот буквально на днях наблюдали ситуацию, когда Дмитрий Анатольевич Медведев приезжает в один из городов, и несчастная женщина просто буквально падает ему в ноги, просит, чтобы ей дали горячую воду. Вот, наверное, вопрос не к Медведеву в данном случае, просто женщине обратиться не к кому, а как раз к губернатору.

Константин Калачев: Кстати, там губернатор новый.

Константин Чуриков: Новый? Это, напомните, какой регион, я уже забыл?

Константин Калачев: Алтайский край.

Константин Чуриков: Алтайский край, да. Хорошо, скажите, пожалуйста, но вот как бы так сделать, чтобы губернатор знал, что у него там творится на его территории?

Оксана Галькевич: В хозяйстве.

Константин Калачев: Собственно говоря, много для этого делается, надо отдать должное Администрации президента, которая действительно всерьез занимается кадровой политикой и образовательными программами для будущих руководителей. Но есть одна серьезная проблема – возможности самого губернатора. То есть губернатор не является полноценным хозяином территории, как это было ранее.

Константин Чуриков: То есть куда-то позвонить, сказать: «Так, включили воду в 9-м доме, я сказал»?

Константин Калачев: Нет, простой пример. Я в свое время работал с губернатором Ульяновской области Сергеем Ивановичем Морозовым, который искренне хотел, чтобы регион был процветающим, повышал инвестиционную привлекательность региона. Но, допустим, судьба «Авиастара». Вот зависит губернатор, будет «Авиастар» загружен заказами, производство самолетов, или не будет загружен? Зависит от сахалинского губернатора сбыт нефти и газа? Никоим образом. То есть на самом деле губернатор – это такой управляющий от федерального центра, который распоряжается бюджетными деньгами, может распорядиться более эффективно или менее эффективно, но возможности достаточно ограниченные.

И потом по поводу стимулов, по поводу стимулов еще в 2017 году и в 2018 году говорил Артамонов, говорил Минниханов, что нет стимулов становиться лучше, потому что как только ты из дотационных превращаешься, попадаешь в передовики, всякие программы софинансирования заканчиваются, меняется пропорция. То есть на самом деле пропорция «95% федеральный центр, 5% регион» меняется на обратную.

То есть есть серьезные проблемы, связанные с самой системой, в которой губернаторы живут, и понимая это, федеральный центр обращает внимание на имиджевые характеристики, на общение в социальных сетях. Вот приводили в пример Хабирова, например, я сегодня как раз перед тем, как ехать к вам, заглянул в Facebook, почитал, что там Хабиров пишет, – да, жестко, принципиально, красиво.

Константин Чуриков: Я подпишусь, интересно.

Константин Калачев: Да, все это очень здорово, правда, там сотня-две лайков…

Оксана Галькевич: Для тех, кто не знает, Хабиров…

Константин Калачев: …это глава Башкортостана. Но проблема только в том, что далеко не вся республика читает Facebook Хабирова. Но в любом случае эти усилия уже стоит оценить. То есть губернаторов призывают к новой искренности, я не знаю, чем отличается старая…

Константин Чуриков: Да, кстати.

Константин Калачев: …но как бы да. Сам термин мне кажется очень сомнительным.

Константин Чуриков: Вы сказали, что теперь надо заплакать.

Константин Калачев: Да, или как…

Оксана Галькевич: Или жестко, бескомпромиссно.

Константин Калачев: Пример Текслера тоже приводили на семинаре: губернатор, который отклоняется от утвержденного маршрута, объезжая районы, объезжая населенные пункты…

Константин Чуриков: О!

Константин Калачев: Отклоняется, для того чтобы увидеть, как реально люди живут, откликаясь на призывы и просьбы граждан. Но это на самом деле напоминает, помните, когда высокие руководители заходили в магазин…

Константин Чуриков: «Тайный покупатель».

Константин Калачев: Да-да, ездили в метро. Можно вообще вспомнить Харуна ар-Рашида, который ходил…

Константин Чуриков: Можно вспомнить Шерлока Холмса, который мог выйти и в парике, и с усами и переодеться…

Оксана Галькевич: Можно вспомнить сказку про короля, который переодевался и вечером выходил в город.

Константин Калачев: Это все очень здорово, это все очень красиво, с точки зрения пиара это все очень здорово. Но здесь есть одна серьезная проблема: да, эффект новизны работает, но он быстро проходит, а люди потом смотрят на состояние своих кошельков, на то, как они живут, на цены, на зарплаты.

Константин Чуриков: То есть какие-то системные вещи.

Константин Калачев: Конечно.

Оксана Галькевич: Кстати, об этом сейчас поговорим, но прежде давайте Федора выслушаем из Нижегородской области. Федор, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, Федор, пожалуйста.

Зритель: «Быть королем – ну что за ремесло? С народцем как всегда не повезло». Все, кто, это самое, идут к власти, они же должны понимать, что власть – это не просто, как говорится, поесть, пожрать всласть, а работать. Это недопонимание вообще-то у многих, я не хочу пальцем тыкать, но очень многие идут, только чтобы урвать.

Оксана Галькевич: Урвать.

Зритель: Национальная идея у нас была, при советской власти у нас была национальная идея, извините, что я вас…

Константин Чуриков: Да. Федор, подождите, вы хотите сказать, что власть портит любого человека, или все-таки есть такие единичные экземпляры, которые приходят во власть и все такие же свои, настоящие, делают многое?

Зритель: Власть… Людей делает политика, людей делает время. Это время сейчас у нас денег, правильно? Money, money, money…

Константин Чуриков: Ой, как это у вас быстро мысль скачет. Понятно, спасибо, Федор.

Оксана Галькевич: Спасибо, Федор.

Вы знаете, вот здесь вопрос в принципе такой, из Липецкой области пришло: «У нас теперь новый губернатор есть, две новые дороги, новая плитка в парке, и как это все, собственно, улучшило мою жизнь? Да никак, кругом все…» – и дальше пошли нехорошие выражения. Вопрос: а что в принципе может губернатор? Какая-то очень сложная получается работа. Понимаете, плитка – это точно не ответственность губернатора, но проблемы с плиткой, с дорогами на него будут повешены.

Константин Калачев: Да, это уже местные власти.

Оксана Галькевич: Проблема с каким-то экономическим климатом в стране, вообще с перспективами – это тоже не ответственность губернатора, это общая работа правительства и так далее, а все равно шишки в него полетят.

Константин Калачев: Ну, хотя поднять инвестиционную привлекательность региона можно, возьмите Калужскую область, сколько туда инвесторов затащили. Другое дело, что, когда случился кризис, автосборочные предприятия в Калуге встали в какой-то момент, но сейчас вроде бы все опять хорошо. То есть в принципе, конечно, губернатор, безусловно, что-то может, но есть одна очень серьезная проблема, а именно что от губернатора ждут люди. То есть 54% доверия – это очень здорово, а во что их можно конвертировать?

Здорово, что губернаторы не несут ответственность за пенсионную реформу, возникает вопрос, за что они несут в глазах людей. И как ни странно, как раз получается, что в глазах человека губернатор несет ответственность за то, за что вообще-то должна отвечать местная власть, которая у нас вообще формально от госвласти отделена.

Константин Чуриков: Муниципальная.

Константин Калачев: Муниципальная, местная муниципальная власть, да. Ну понятно, что вертикаль власти доходит до земли, губернаторы строят и глав районов. Но есть регионы, где будь ты хоть семи пядей во лбу, при отсутствии каких-либо ресурсов развития, каких-либо драйверов роста вот в лепешку расшибись, но этот регион всегда будет в отстающих. Я не знаю, можно привести какие-нибудь примеры, да Псковской область, например.

Константин Чуриков: Обычно Псковщину и Забайкалье вспоминают.

Константин Калачев: Есть, конечно, приграничное положение, есть исторические памятники, но ничего серьезного нет. Новгородская область, кроме «Акрона» что там есть из серьезных, больших производств? Вот Липецкую область вспоминали, там есть НЛМК, и Лисин, кстати, такой НДФЛ платит, что мама не горюй, больше миллиарда.

Оксана Галькевич: Подождите, Константин Эдуардович, хорошо, это все крупные предприятия, производства и так далее, а нам сказано развивать малый и средний бизнес. Это не может стать драйвером какого-нибудь региона, той же Псковщины с их приграничным сотрудничеством? Новгородская область, между прочим, это регион между Москвой и Петербургом – вперед, ставку не на крупные предприятия, металлурги, еще что-то, а…

Константин Калачев: Да, только для начала скоростной поезд останавливался бы в Новгороде, а не где-то рядом.

Оксана Галькевич: Но какие-то поезда там останавливаются.

Константин Калачев: Но не в городе. И хорошо, если бы возродился аэропорт. То есть, условно говоря, допустим, мы говорим, что давайте развивать туризм в Новгороде, классно, давайте, здорово…

Константин Чуриков: Нужно заплатить за это входной билет.

Константин Калачев: Но есть проблема логистики, и проблему аэропорта губернатор новгородский без федерального центра не решит, а уж там как фишка ляжет, то есть либо будет, либо нет.

Оксана Галькевич: Я, кстати, сегодня увидела в Сети, что там местные журналисты на улицах Новгорода Великого встретили вот этого исполнителя роли предводителя одичалых из этой «Игры престолов», ну те, кто любители этого сериала, знают. Добрался же как-то он туда без аэропорта и без остановки железнодорожного транспорта!

Константин Калачев: Да нет, добираются, безусловно. Вопрос в том, что, конечно, любой губернатор может внести свой вклад в социально-экономическое развитие региона, любой губернатор может сделать так, чтобы каждый бюджетный рубль тратился с пользой. Но опять-таки надо понимать, что есть пределы возможностей. Если…

У нас, знаете, вот мне очень нравится, когда губернатор встречается с президентом, каждый из них рассказывает про экономический рост. Если суммировать все, то страна должна процветать, но реально у нас прогноз экономического роста чуть больше 1%. Каждый губернатор, встречаясь с президентом, рассказывает, как решаются проблемы, как растет экономика региона, – почему в сумме, почему закон арифметики не работает? Почему в сумме тогда получается всего 1% с небольшим? То есть получается, что много, конечно, просто очковтирательства.

Константин Чуриков: Ага.

Константин Калачев: Но есть губернаторы, которые очень много сделали для развития своих регионов, главы регионов, даже не губернаторы, главы регионов. Ну не знаю, допустим, Минниханов реально очень много сделал, для того чтобы Казань была одним из самых благоустроенных городов, а Татарстан был одной из самых развитых территорий. То есть есть люди, ощущающие свою миссию и эту миссию реализующие. Я общался с руководителем палаты Минниханова, он говорил, что у них руководитель железный человек, то есть на самом деле не дай бог кто-то что-то там недоработает, спрос самый жесткий, то есть требовательность высокая.

Но сколько их таких? Где-то обеспечена линия преемственности, где-то нет, а где-то губернаторы… Сколько было примеров, когда не держатся даже до конца первого срока, где вообще случайные люди просто-напросто.

Константин Чуриков: Как происходит взаимодействие по линии «Администрация президента – губернаторы» примерно, на пальцах, я думаю, все понимают. Как устроено взаимодействие по линии правительства, то есть, например, министр здравоохранения, я не знаю, и губернаторы? То есть у нас вот большая проблема с первичным звеном, с поликлиниками, тут уже Госсовет даже собрался, и до этого уже ряд поручений президент сделал. Вот здесь как эта работа ведется? Нужны ли здесь какие-то обновления, нужны ли они?

Константин Калачев: Ну, вот последний Госсовет, кстати, рабочую группу возглавляет губернатор Ивановской области, и собственно говоря, там звучали вполне здравые идеи. Понятно, что даже аж кресло под министром закачалось, аж закачалось кресло.

Константин Чуриков: Так-так.

Константин Калачев: Но опять-таки мне кажется, что большинство губернаторов ставятся, чтобы не высовываться, то есть лучше, чтобы вообще про них не слышали, не видели, потому что не всегда нравится, инициатива у нас бывает наказуема. Взаимодействие с правительством, безусловно, происходит, есть работа с правительством, в правительстве, есть даже кураторы от правительства в конце концов. То есть не так давно, спасибо Дмитрию Анатольевичу Медведеву и не только ему, отдельных министров закрепили за отстающими регионами, появился куратор Курганской области, например, серьезный весьма

Константин Чуриков: Присматривает.

Оксана Галькевич: А вот, Константин Эдуардович, в связи с этим, знаете, у меня вопрос: а кому губернатор может рассказать о проблемах? Ведь они приезжают на встречу с президентом, рассказывают о том, что вот решают проблемы, работают, вопрос идет, все. А о проблемах своих губернатор кому может рассказать? Ведь они же есть на самом деле, просто не принято…

Константин Чуриков: Друзей собрать.

Оксана Галькевич: Нет, президенту… Я не про друзей, Костя.

Константин Калачев: Да. Боюсь, что чаще всего никому, дома жене на кухне, скорее всего. Дело в том, что губернаторы свою субъектность утратили. Я помню времена, когда губернаторы могли спорить с президентом, очень хорошо помню. Я помню времена, когда, например, губернатор Волгоградской области Иван Петрович Шабунин поссорился с «Лукойлом» и решил провести переговоры с…, французской фирмой, о нефтедобыче в Волгоградской области, такое сейчас даже представить нельзя.

Константин Чуриков: Какая вольница.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, я вообще не про спор. Вот губернатор Волгоградской области, Курганской области, еще какой-то, чтобы сказать: «Ребят, у меня задача стоит, например, по первичному звену с медициной…»

Константин Калачев: Сколько среди них «тяжеловесов»?

Оксана Галькевич: «Нам нужно то-то и то-то, у нас этого нет. Что делать?» Если федеральный центр не включится, вот тут как быть?

Константин Калачев: Нет, на самом деле ставят вопросы, безусловно. Но вся проблема в том, что некоторое время назад у нас модно было говорить, что губернатор не политик, надо деполитизировать, губернатор на самом деле управленец…

Оксана Галькевич: Хозяйственник.

Константин Калачев: Хозяйственник, да, менеджер, всего лишь менеджер, то есть такой наемный менеджер. Кстати, их даже не выбирали, а назначили до 2011 года, как известно, а потом вернули выборы, и третьему губернаторскому корпусу пришлось поменяться, потому что они были в принципе не избираемы. Сейчас, конечно, губернаторов избирают, но судьба их зависит от Администрации президента, а не от избирателей, так уж…

Выборы у нас носят референдумный характер, то есть у губернаторов нет серьезных соперников, а дальше вопрос очень простой. То есть губернатор, который будет часто напоминать о своих проблемах, что с ним будет? Вот на этом семинаре, кстати, для вице-губернаторов вице-губернатор Республики Коми объяснил падение рейтинга губернатора историей с Шиесом, потому что Коми и Архангельская область связаны этой историей.

Константин Чуриков: Да-да.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Калачев: Так его там затоптали, заклевали, то есть, условно говоря, ты чего вообще, как можно на федеральный центр стрелки переводить.

Константин Чуриков: Как можно вообще произносить это слово, да?

Константин Калачев: Как можно вообще, да, ставить такие вопросы.

Оксана Галькевич: Константин Эдуардович, смотрите, вы сказали, что сейчас губернаторы – это «губернаторы надежды», эффект новых лиц в политике присутствует…

Константин Калачев: Конечно.

Оксана Галькевич: Соответственно, и рейтинги высоки. Это означает, что в следующем году, если они не станут «губернаторами результата», нам ждать провала по рейтингам, да? И федеральный центр будет какие-то…

Константин Калачев: Я думаю, что максимум достигнут. Ну смотрите, так если серьезно, у нас электоральный рейтинг президента сейчас ниже 50%, электоральный рейтинг президента, а у губернаторов средний уже выше. Рейтинг доверия у губернаторов 54%, у Путина, конечно, выше, у него выше, то есть на самом деле есть электоральный рейтинг, а есть…

Константин Чуриков: Уровень доверия и электоральный – это разные вещи.

Константин Калачев: Да, уровень доверия, да. Но на самом деле невозможно представить ситуацию, в которой рейтинги какой-то ветви власти или системообразующей части власти будут сокращаться, а губернаторы будут расти. Да, можно расти, если, скажем, найти причину всех бед в Москве и ругать федеральный центр, но тогда ты долго не продержишься. Понятно, что сейчас, я думаю, вот сейчас как раз те цифры, которые дал фонд по губернаторам, – это максимум, в следующем году они будут ниже, абсолютно уверен.

Оксана Галькевич: Объясните разницу, что есть электоральный рейтинг и что есть рейтинг доверия.

Константин Чуриков: Готовы ли вы проголосовать и доверяете или нет.

Константин Калачев: Да, готовность голосовать, то есть вы проголосуете в ближайшее воскресенье за Владимира Владимировича Путина, или доверяете ли вы Путину. И еще на самом деле есть еще одна прекрасная вещь, как вы оцениваете работу. Вот у Путина самая высокая оценка – это оценка работы, то есть благодарность за все сделанное.

Оксана Галькевич: За 20 лет, да?

Константин Калачев: Да. Но кто-то при этом говорит, что на самом деле спасибо за все, но хочется уже чего-то нового, так и губернаторы.

Константин Чуриков: Смотрите, вот по поводу чего-то нового, тут нам пишут из Петербурга, что с 1 января 2020 года проезд в метро будет стоить 60 рублей. Действительно, обсуждается эта тема очень остро.

Константин Калачев: Да, там растут тарифы.

Константин Чуриков: Вот губернатор до выборов и после выборов. Скажите, вот идеальный момент для проведения каких-то, может быть, даже нужных с точки зрения городского хозяйства каких-то реформ, но вот это нужно делать сразу, когда вообще?

Константин Калачев: Так о чем, собственно говоря, и речь. Мы помним прекрасно лопату Беглова, как Беглов, чиновники выходили чистить Питер от снега, демонстрируя свое единство с народом, – чистой воды популизм, пиар и больше ничего.

Константин Чуриков: Слез не было.

Оксана Галькевич: Но избрался же.

Константин Калачев: А сейчас возникает вопрос, как удержать стоимость перевозок на общественном транспорте, – а никак, то есть поднимать, видимо, придется.

Оксана Галькевич: А может, с лопатой в руке, кстати?

Константин Калачев: Лопата здесь точно не поможет, не справишься. Соответственно, рейтинг Беглова эти решения повышать, естественно, не будут. Но если федеральный центр захочет подставить плечо, протянуть руку помощи тому же Беглову, если бы некоторые крупные корпорации переехали из Москвы в Питер…

Оксана Галькевич: Ну вот «Газпром» свою налоговую базу переводит.

Константин Чуриков: Да.

Константин Калачев: Да, то есть на самом деле не только «Газпром». То есть если бы бюджет Питера благодаря Беглову и его лоббистским возможностям вырос в разы, если бы там количество станций метро, которые открываются, соответствовало московским… Я помню, год назад, когда в Питере был, разговаривал с таксистом, очень они завидовали по поводу Собянина. Москвичи Собянина критикуют, а в Питере завидовали, потому что столько…

Константин Чуриков: Я тоже заметил, теперь петербуржцев не узнать, в Москву все хотят, москвичами хотят стать.

Константин Калачев: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Кировская область пишет: «А может губернатора, например, первоклассникам сделать по городу проезд льготным или бесплатным?» Это все зависит исключительно от бюджета региона, да?

Константин Калачев: Да. На самом деле я общался с губернатором Кировской области, и он мне понравился. Он мне рассказывал, что проходит он в свою администрацию, у входа стоит старушка с плакатом, одиночный пикет. Взял эту бабушку под ручку, завел к себе в кабинет…

Оксана Галькевич: Так.

Константин Калачев: …напоил ее чаем, поговорил с ней, решил ее проблемы, бабушка счастлива. Но это было перед выборами, сейчас или нет… То есть это он мне рассказывал перед выборами. Но человек интересный, проблема только в одном: Кировская область бедный регион, глубоко дотационный, и возможности губернатора там, конечно, весьма невелики. Это совсем не то, что где-нибудь в ЯНАО или в ХМАО.

Оксана Галькевич: Это правда.

Константин Чуриков: Слушайте, ну хорошо, а давайте вот такой дилетантский вопрос: Соединенные Штаты Америки, какая-нибудь Калифорния, понятно, рекреационные всякие ресурсы, климат хороший, но вот до создания известной долины что там в принципе такого производящего было? Где была точка роста?

Оксана Галькевич: Киностудия, вино, там растет много чего.

Константин Калачев: На самом деле вы же знаете прекрасно, что в Америке есть реальный федерализм. Мы фильмы-то смотрим, когда федералы приезжают…

Константин Чуриков: Киностудия, да.

Константин Калачев: …местные полицейские начинают говорить, гнуть пальцы, говорить: «Вы что, мы местные, кто вы такие?» Там реальный федерализм, и губернаторы реально влиятельные люди. С нашими межбюджетными отношениями, с нашей финансовой политикой губернатор, мы уже говорили об этом, в лучшем случае менеджер. Но при всем при том да, некоторые губернаторы или главы регионов имеют определенные возможности. Якутия, мечта якутов построить мост через Лену, может нынешний популярный глава Якутии Николаев решить эту проблему сам, без федерального центра? Нет, не может.

Оксана Галькевич: Да потому что дорого очень, это же грандиозные деньги нужны на этот мост.

Константин Калачев: Конечно.

Оксана Галькевич: Константин Калачев был у нас в студии, политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Это была рубрика «Личное мнение». Спасибо большое, Константин Эдуардович.

Константин Калачев: Спасибо вам.

Константин Чуриков: А через несколько минут о страхе и несправедливости, вообще о многих страхах россиян.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски