• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Константин Крохин: Многие тарифы энергомонополистов в 20-30 раз превышают эталонные. А региональные власти идут у них на поводу

Константин Крохин: Многие тарифы энергомонополистов в 20-30 раз превышают эталонные. А региональные власти идут у них на поводу

Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций г. Москвы, юрист

Марина Калинина: А мы к следующей теме – сколько мы будем платить за электричество. В правительстве обсуждают масштабную энергореформу. Проект социальной нормы энергопотребления был заморожен в 2014-м году, и вот теперь ведомства должны внести свои проекты по реформе уже в январе 2019 года. У нас в студии Константин Викторович Крохин, председатель жилищных организаций Москвы, член комитета по ЖКХ Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, здравствуйте!

Константин Крохин: Здравствуйте!

Марина Калинина: Ну, давайте, наверное, о деталях немножечко поговорим.

Александр Денисов: Прежде, чем мы начнем обсуждение, давайте послушаем, что заявил вчера Дмитрий Козак, заместитель Председателя правительства России. Он высказался как раз вот по поводу этой идеи о так называемом двойном счетчике. Давайте послушаем, что он сказал.

«СЮЖЕТ»

Марина Калинина: Ну, вот, по словам Козака, справедливая схема распределения тарифов может вступить в силу с 1 июля следующего года. Никаких решений пока нет. Параметры только обсуждаются, подчеркнул вице-премьер. Итак, что предлагается? Соц. норма фиксируется на уровне 300 киловатт-часов в месяц и оплачивается по базовому тарифу. Потребление свыше 300 киловатт – по повышенному. Ну а если это уже 500 киловатт, то это экономически обоснованный объем, фиксируется не на человека, а на точку подключения. Для граждан, нуждающихся в соц. поддержке, сейчас полагаются субсидии. Это садоводческие и огороднические товарищества, гаражные кооперативы, хозяйственные постройки населения, например, сараи и погреба, это религиозные организации, жилье при воинских частях, места лишения свободы, ну и тому подобное. По предлагаемому плану описано поэтапное доведение понижающего коэффициента до единицы. То есть, речь идет о постепенной отмене льготных тарифов для селян, а также квартир с электроплитами или электро отоплением. Как полагают в Минэнерго, введение таких новых правил энергопотребления не отразится на 70% населения, так как в среднем, по их же подсчетам, в стране домохозяйства состоят из двух с половиной человек и потребляют за месяц 220 киловатт.

Александр Денисов: И еще один момент. В Минэнерго считают, что тарифы для населения до сих пор значительно ниже реальных затрат энергетиков. Тарифы считаются экономически необоснованными, и разницу сейчас компенсирует средние, крупные потребители, то есть, предприятия. В этом году они вынуждены были компенсировать 313 миллиардов рублей. И такое перекладывание энергозатрат с одной категории потребителей на другую, по замыслу Минэнерго нужно ликвидировать. В 2012-м году объем перекрестного субсидирования составлял 220 миллиардов, в 2017-м - 368 миллиардов. Прогноз на 2022-й год – если ничего не менять, то субсидирование составит 417 миллиардов. Однако, план у Минэнерго другой, сократить перекрестное субсидирование до 89 миллиардов к 2022-му году. То есть, оставшуюся сумму, 300 с лишним миллиардов, должны будем доплатить мы.

Марина Калинина: так, давайте еще несколько цифр. Так чем и сколько мы сможем пользоваться, чтобы уложиться в эти 300 киловатт? Ну, вот такой стандартный набор приборов – освещение, холодильник, компьютер, стиральная машина, телевизор в среднем потребляют 180 киловатт-часов в месяц. Если в доме стоит электроплита, расход повышается до 225 киловатт. Утюг, фен, и зарядки для гаджетов, без которых в наше время не обойтись, но работают они время от времени, это еще 20 киловатт.

Александр Денисов: Приборы для комфорта, электрочайник, ну, в принципе, не только для комфорта, для жизни. Чайник, утюг, микроволновка, посудомоечная машина, пылесос, кондиционер увеличивают расходы примерно на 80 киловатт. Итого – 325 киловатт. Если отказаться, например, от кондиционера, посудомоечной машины, микроволновки, то вписаться в норму можно. А вот если есть теплый пол, стоит водонагреватель, и в каждой комнате по телевизору в лимит уложиться будет невозможно.

Марина Калинина: Вот такие вот цифры. Вот, что предлагает сделать Минэнерго и другие ведомства, сейчас это все будем обсуждать. Если у Вас есть вопросы, комментарии, звоните, пожалуйста, к нам в прямой эфир, телефон есть на Ваших экранах или пишите сообщения. Ну, а мы начнем беседу с нашим гостем. Насколько это действительно не отразиться на 70% россиян, как считают в Минэнерго, что, в общем, это не сильно затронет основную часть населения нашей страны?

Константин Крохин: Безусловно, это лукавая цифра. Министерство пытается объяснить, что ничего страшного не произойдет. Давайте де-факто повысим тариф. То есть, тариф повысится де-факто за пределами социальной нормы, да, речь идет об этом. Так называемый экономически обоснованный тариф, это просто рыночное ценообразование. Потому, что у нас есть сегодня оптовый рынок электроэнергии, где якобы рыночные образования.

Александр Денисов: То есть, она экономически обоснована, все-таки эта цена?

Константин Крохин: Нет, она, ну это – лукавая игра слов.

Марина Калинина: Давай разберемся.

Константин Крохин: Если нет рынка, да, если нет рынка, у нас тарифы регулируются. У нас в ЖКХ и коммунальных ресурсах тарифы регулируются государством. И вот есть такое понятие, как экономически обоснованное. Они же не могут сказать, это, скажут, интересы энергомонополий. Ну, это вызовет реакцию нехорошую. А когда они говорят – экономически обосновано, все успокаиваются. Или эталонный тариф.

Александр Денисов: А кто обосновывал? Вот сразу вопрос.

Константин Крохин: Вот! Тут сразу вопрос, а кто обосновывал? Сами энергомонополисты и обосновывают. Ведь сегодняшняя реформа вызвана тем, что крупные потребители электроэнергии, а это, прежде всего, крупные металлургические предприятия, такие как «Русский алюминий», «Норильский никель» и так далее, то есть они потерпели определенные убытки от внешней конъюнктуры. У нас как бы сложилась ситуация на внешних рынках, и теперь государство пытается их поддержать. Как оно может их поддержать? Оно не может им вернуть рынки в Америке, в Европе. Оно говорит, давайте мы снизим вам издержки. Например, вот мы ликвидируем перекрестное субсидирование, вы станете меньше платить. Но при этом энергомонополисты, которые производят электроэнергию, говорят, вы снизите им, а как же быть нам? Мы-то чем пострадали? Ну, давайте мы вам дадим возможность повысить тариф. Но так как по закону вы не можете повысить тариф, потому, что он привязан к инфляции, то есть, он должен следовать «инфляция минус», как говорил Президент, значит, впрямую повысить тариф нельзя. Тогда давайте мы придумаем социальную норму. То есть, смысл всего этого мероприятия заключается в том, чтобы повысить тарифы для населения.

Александр Денисов: Ну, Вы перечислили несколько предприятий, неужели такой большой будет дисбаланс в доходах у энергетиков, что нам придется компенсировать?

Константин Крохин: Больше 70% потребления электрической энергии осуществляют промышленные предприятия, население в меньшинстве.

Александр Денисов: И им всем хотят сделать скидочку?

Константин Крохин: Нет. Хотят сделать как бы отрасли. Вам же никто сейчас не говорит, что бенефициары это конкретные предприятия. Вам говорят красивые фразы – перекрестное субсидирование. Что такое перекрестное субсидирование? Это более высокий тариф для промышленности, так было всегда, и более низкий тариф для населения.

Александр Денисов: Что справедливо, они прибыль получают, мы – нет!

Константин Крохин: Вот, вот ключевой вопрос, все правильно!

Марина Калинина: Мы электричество получаем Саша!

Александр Денисов: Мы его жжем!

Константин Крохин: Все получают электричество, но действительно, предприятия и бизнес получают прибыль. И поэтому, они платят больше, и несут больше издержек, связанных, там. «Газпром» несет большие социальное издержки с подготовкой к Олимпиаде, Чемпионату мира, но он и прибыли больше получает. Да? И так далее. Поэтому, если мы говорим о том, что давайте поменяем, давайте сделаем справедливый тариф, чтобы все платили столько, сколько электроэнергия стоит, у нас возникает вопрос у населения, ребята, а прибылью то поделитесь!

Александр Денисов: Уже несправедливо!

Константин Крохин: Поэтому в данном случае, я Вам хочу сказать, что поддержка населения через специальные тарифы существует во всех развитых странах. Если вы потребляете «зеленую» энергию из возобновляемых источников, вам государство вообще за эту энергию государство в Европе доплачивает. Поэтому не надо отказываться от социальной поддержки, от мер социальной поддержки населения через потребительские тарифы. Это нормальный инструмент. Если мы хотим удержать людей в сельской местности, если мы хотим их удержать в регионах Дальнего Севера, мы обязаны субсидировать и северный завоз, и электротарифы. Дальний Восток у нас высокая стоимость электроэнергии, но мы субсидируем, ведь никто же об это не говорит.

Александр Денисов: А пока это не ясно, учитывается это или нет, Крайний Север.

Константин Крохин: Это не ясно, но я хочу сказать, что сам подход такой, что если вы этого делать не будете, люди, первое, убегут с Дальнего Востока, с Севера.

Александр Денисов: Только мы их туда заманили!

Константин Крохин: Да! И вернутся из сельской местности в города, потому, что действительно, кто не почувствует серьезного изменения, это маленькие семьи, где два-три человека и им 300 киловатт, при том, что они не будут пользоваться кондиционером и современными благами цивилизации, наверное они в этот социальною норму, в этот пакет попадут. Но зачем ухудшать условия жизни?

Марина Калинина: У нас есть сообщения, прямо конкретные, пишут люди, Камчатский край – «4 рубля 68 копеек, в месяц получается 400-450 киловатт», это семья из трех человек.

Константин Крохин: Из трех человек.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Екатеринбурга, Василий, здравствуйте, слушаем Вас!

Зритель: Да, здравствуйте! Ну, я считаю, что это необоснованная так называемая планка, по которой должны ориентироваться энергопотребители. Я напомню, что, непосредственно в Соединенных Штатах Америки один американец, почему то тратит на электроэнергию как 6 мексиканцев, 3 японца, 40 индийцев и 400 зимбабвийцев. Почему мы должны экономить, когда у нас страна выкачивает ежегодно 40% от общемирового, тем более, давайте вспомним сельские районы, где недоступен жителям ввиду их малой покупательской способности ни уголь, ни дрова. У них электричество остается ввиду климатических особенностей нашей страны единственным источником отопления. Тем более, что газ у нас вообще недоступен. У нас 50 миллионов живет без газа в стране, которая гордится своими так называемыми трубопроводами, которыми мы обогреваем неизвестно кого, по бросовым фиксированным ценам на десятилетия вперед. Я еще хочу напомнить одну картину, то, что непосредственно есть два способа. Повышение тарифов, а есть вот такой минимум, после которого будет уже необоснованно, неактуально в плане финансирования, самофинансирования, самоокупаемости, так называемой рентабельности. С людей драть три шкуры ничем не обосновано. Я еще хочу повторить, правильно Ваш эксперт указал на то, что у нас обезлюживают те регионы, которые непосредственно называются отдаленными от Центра. И это еще приведет к более усугубленной ситуации. В том числе и того же развития малого и среднего бизнеса, на котором пока зиждется экономическое, по крайней мере, что-то функционирующее в регионах. Поэтому я хочу сказать, даже председатель, бывший председатель, всем известный Анатолий Борисович Чубайс, РАО ЕЭС, говорил не однократно Борису Николаевичу, что без бюджетного финансирования тех или иных регионов, которые находятся в постоянном климате вечной мерзлоты, мы в любом сделаем так, что у нас полстраны будут медвежьи углы, а не то, что мы ассоциируем с современной страной, цивилизованной страной.

Александр Денисов: Спасибо!

Марина Калинина: Спасибо Вам большое!

Александр Денисов: Вот выяснилось, что Чубайс хороший был, теперь. Хорошие вещи говорил.

Константин Крохин: Чубайс, как говорили, эффективный менеджер, поэтому.

Марина Калинина: Еще несколько сообщений. Значит, «Дом в деревне, газа нет, стоит электрический котел. На отопление дома зимой выходит по 2 тысячи – 3 тысячи киловатт. А чем топить придется? Дровами? Как быть с электропитанием?» - это из Омской области. «Норма будет превышаться в пять, в шесть раз». Вот людей это взволновало. Из Приморского края – «С учетом водонагревателя в летнее время расход не менее 350 киловатт, а в межсезонье до 450 киловатт, потому, что дом без горячего водоснабжения». Вот такие вот неутешительные цифры.

Константин Крохин: Ну, Вам во многих регионах, да что в регионах, в Подмосковье, пожалуйста, если у Вас дачный дом ил даже коттедж, то если у Вас нет газа, а газ очень дорогой, провести эту газовую трубу сейчас очень дорого. И во многих случаях…

Марина Калинина: Несмотря на то, что мы – газодобывающая страна.

Константин Крохин: Конечно, конечно. Это – монополия. Проблема не в том, что мы газодобывающая страна, проблема в том, что у нас монополии. И «Газпром» монополия, и энергосбыты, теплосбыты – это все монополии. Так вот, электричество является единственным способом подогрева горячей воды и во многих случаях единственным способом отопления. И как только вы введете вот эти социальные нормы, то станет невыгодным. То есть, люди станут продавать и уезжать. И что произойдет – все вернуться в города. То есть, все вернутся в свои квартиры, потому, что только в многоквартирных домах получается более-менее вот эта норма быть, опять же без излишеств, она может быть соблюдена, если вы откажетесь от посудомоечной машины, откажетесь от кондиционера. Но возникает вопрос, а вот зачем в XXI-м веке нам идти на такое сокращение потребления, что приводит к ухудшению образа жизни? Люди буду т вынуждены мигрировать опять в города, значит, отдаленные населенные пункты будут снабжены в меньшей степени электроэнергией, потому, что люди будут экономить, они реально будут экономить. Зачем возвращаться к лампочке Ильича через 100 лет после революции?

Александр Денисов: К лучине тогда уж, если следовать логике! Лампочка то Ильича – дорогое удовольствие!

Константин Крохин: Нет, лампочка попадет! Вот лампочка Ильича как раз таки в свои 50-60 киловатт попадет по социальным нормам!

Марина Калинина: Еще один звонок из Магадана, Андрей. Здравствуйте, говорите, пожалуйста!

Зритель: Здравствуйте! Вот смотрите, по этой проблеме, что хочу сказать. Слышите?

Марина Калинина: Да, конечно, говорите!

Зритель: Смотрите, по этой проблеме хочу сказать. Вот когда смотришь на эту ситуацию, очередную инициативу, значит, из Магадана, из Магаданской области, то мне это кажется вообще абсурдом. Потому, что энергосистема замкнутая, вот, на Дальнем Востоке вообще мы не одни такие, и у нас, в частности в Магадане, у нас переизбыток электроэнергии. То есть, у нас тариф на сегодняшний день 5,04 за киловатт, и у нас это объясняют все эти годы тем, что у нас переизбыток электроэнергии, поэтому мы платим дорого. У нас две ГЭС, Усть-Среднеканская и Калымская, они недозагружены. То есть, они загружены менее, чем на 40%. Строилась вот Усть-Среднеканская, вот последняя она введена, притом, что уже Калымская работала, было понятно, что она не будет дозагружена, это отдельная история. И работающая на город ТЭЦ Магаданская, вот она работает на Кузбасском угле. То есть, получается что, чтобы нам, когда строилась Усть-Среднеканская, нам объясняли, вот она будет введена в строй, тариф снизится. Когда она построилась, оказывается, что она недозагружена, теперь мы платим за то, что, ну Вы понимаете, да, она работает вхолостую. И сейчас, когда вот эти инициативы слушаешь, то есть, у нас электроэнергию ограничивать смысла получается нет. У нас и так народ уезжает от этого тарифа. Ну, у нас главная причина отъезда, это, ну, так сказать, вымирания Дальнего Востока, депопуляции, это тарифы, авиа тарифы. Дифференцированный подход вообще должен быть, если они, если они это вводят. Наши «умные» власти, в кавычках.

Марина Калинина: Спасибо!

Александр Денисов: Спасибо!

Марина Калинина: Спасибо большое!

Александр Денисов: Будет дифференцированный подход? Или еще ничего не решено, это так, пробный шар?

Константин Крохин: Ну, учитывая, как вот сказал вице-премьер, это только предложение к размышлению, в январе все ведомства должны дать предложения. Я надеюсь, что Минвостокразвития, которое курирует Дальний Восток, должно выйти со своими предложениями, потому, что у нас действительно разные зоны, как с точки зрения обеспеченности электроэнергией, так и с точки зрения тарифа. Чем дальше на Дальний Восток, тем тариф дороже. Поэтому, конечно же, должно быть зонирование, должен быть дифференцированный подход. Я бы вот очень важное добавление сделал, которое должно прозвучать. На мой взгляд, подход, который предлагается сегодня, эта норма, социальный пакет на абонента неправильный. Потому, что в каких-то случаях семья состоит из двух, трех человек и они, может быть, справятся. А в каких-то случаях семьи, особенно Юг, Кавказ, и многодетные семьи в Москве, что далеко ходить, там, как бы, этот тариф явно в него не поместятся! Потому, что вы будете 800-1000 киловатт, даже в условиях города, в условиях городской квартиры потреблять. Потому, что вам надо много стирать, стиральная машина, вам нужно много кипятить, и так далее, и так далее. И гладить!

Александр Денисов: И свет всегда горит, да?

Константин Крохин: Ну, свет, он столько не потребляет. Много потребляют, прежде всего, приборы. Это как вот кипятильник, это утюг, это, значит, кондиционер.

Марина Калинина: Нет, но электроплита тоже много потребляет.

Константин Крохин: Электроплита, там предлагается скинуть.

Александр Денисов: Но у нее свой тариф же!

Константин Крохин: Ну как? Его предлагается отменить!

Александр Денисов: Убрать, да, да, да.

Константин Крохин: Как раз предлагается отменить!

Александр Денисов: А это – серьезный удар!

Константин Крохин: Это очень серьезно! И получается, что нужно вернуться к идее этой социальной нормы на человека.

Александр Денисов: А они точку именно подключения хотят?

Константин Крохин: Я вам приведу пример. У нас есть «Лучи» в Москве, значит, апартаментный комплекс. Люди, 300 человек купили 300 квартир. И у них повышенный тариф, потому, что у них один абонент, застройщик, и из-за того, что у них нет субабонентских договоров, а это невозможно сделать по техническим причинам, значит, их штрафует «Мосэнергосбыт» за то, что они, якобы, без учета потребления, и они платят в два-три раза дороже. Вот Вам пример, когда целый дом, 300 квартир, 300 собственников, но при этом одна точка подключения, один абонентский договор.

Александр Денисов: Ну, не нужно селиться в апартаментах, все знают, одни проблемы в этих апартаментах!

Константин Крохин: Не только в апартаментах, вообще в строительной отрасли проблем много!

Марина Калинина: Наталья из Красноярского края у нас на связи. Здравствуйте, Наталья!

Зрительница: Здравствуйте, вот мы сейчас смотрим Вашу программу, вы говорите про два счетчика, а у нас в Красноярском крае берут 75 киловатт на каждого человека. Берется сумма 2,67. Но это относится, Ваша программа, она рассказывает про всех? Про все регионы? или только про Москву?

Марина Калинина: Про все!

Александр Денисов: Про все, конечно!

Зрительница: Вот у нас, у нас уже давно действует вот это два счетчика.

Александр Денисов: Ну, вот сверх нормы у Вас тоже введена? Мы говорим про сверх норму.

Зрительница: Да, сверх нормы у нас введено. По норме 1,62, а сверх нормы – 2,67.

Александр Денисов: И какая норма у Вас в месяц?

Марина Калинина: И как, Вы укладываетесь в эту норму?

Зрительница: 75 киловатт, остальное – сверх нормы на одного человека. Ну конечно, где-то укладываемся, летом обязательно же обогреватели, осень, весна, конечно сверх нормы, очень много получается.

Александр Денисов: А у Вас квартира или дом?

Зрительница: Квартира.

Марина Калинина: Да, говорите, Вы что-то хотели добавить?

Зрительница: Мы единственно, что не можем понять, Вы говорите, только еще хотят принять два счетчика, а мы-то уже давно пользуемся двумя тарифами.

Константин Крохин: «Пилотный» регион, где были…

Марина Калинина: Спасибо большое за Ваш звонок. Ну, прокомментируйте, пожалуйста.

Константин Крохин: Это, скорее всего, «пилотный» регион, где несколько лет назад были проведены эти реформы. И судя по всему, они продолжаются.

Александр Денисов: То есть, там эксперимент идет сейчас?

Константин Крохин: Эксперимент идет, их перевели, но этот эксперимент не стали распространять в 14-м году на всю страну. А так вот люди платят. И, по-моему, в Московской области в некоторых местах был такой же. Но 50 киловатт там был социальный пакет.

Александр Денисов: Ну, 75 это же очень мало!

Константин Крохин: Это очень мало, и женщина сказала, что приходится в летний период, ну как, платить сверх нормы, то есть, повышенный тариф. Но я еще один момент хотел сказать, Красноярский край он чем, если это Красноярский край…

Марина Калинина: Да.

Александр Денисов: Красноярский.

Константин Крохин: Он чем характеризуется, что там, ну, условно говоря, избыток электроэнергии. Потому, что там есть мощная ГЭС.

Александр Денисов: Там же реки эти!

Константин Крохин: Да, гидро, производство энергии, гидроэлектростанции, а энергия значительно, вот они 2,60 платят потому, что там дешевле энергия. У нас, например, ближе, где нет таких больших рек, ближе к центру России, мы платим за электроэнергию, которую производится путем газовых и тепловых станций. Поэтому у нас электроэнергия подороже. Но, тем не менее, как бы, даже там, женщина говорит, не очень комфортно, особенно в эти периоды…

Марина Калинина: Да совсем некомфортно получается! Евгений из Кемеровской области, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте. Мы вот, хочу обратиться к ведущему, Константину, к Вашему гостю, Константину. Мы вот живем, уехали из города, живем сейчас в частном доме. Но в частном доме мы отапливаемся углем, Вы знаете, что Кемеровская область не газифицирована вообще, потому, что Тулеев в свое время, ну, как бы отказался, это все. Сказал, у нас своего газа хватает и ничего, как обычно, не сделал. Но 500 киловатт у нас уходит, потому, что мы воду всю, горячую воду мы греем электричеством. Если долбанут цены, я вообще не знаю, как это ударит по частному сектору. Это, во-первых. А во-вторых, я вот смотрю, темы, Вы которые все поднимаете, и везде, везде, кто что хочет, тот то и делает! Захотели энергетики, подняли цены! Захотели ЖКХ, подняли цены! И пока будет существовать это правительство, во главе с Медведевым, Вы прекрасно это знаете и без меня, но почему-то этот вопрос никто не затрагивает! Не будет толку ничего!

Александр Денисов: Ну, вот мы обсуждаем этот вопрос, чтобы понять все минусы предложений. Почему? В данный момент идет дискуссия!

Константин Крохин: Ну, вот я бы согласился с телезрителем в том смысле, что действительно, сегодня Министерство энергетики и Министерство ЖКХ, оно лоббирует интересы не потребителей, а крупных компаний.

Марина Калинина: Которые плачутся, что им тяжело жить!

Константин Крохин: Что им тяжело живется. Ну вспомните, вот это повышение тарифа, которое утвердило Правительство, в итоге со следующего года, два раза в июле и январе повысят там до 4% суммарно, потому, что повысилась ставка НДС. Но при этом все забыли, что говорил руководитель Федеральной антимонопольной службы, Игорь Артемьев, о том, что во многих случаях эти тарифы в 20-30 раз превышены! То есть, многие тарифы энергомонополистов, они превышают эталоны, то есть, введено понятие «эталон». И Президент поддержал Артемьева, что нужно ориентироваться не на пожелания поставщиков, а на эталонный тариф, который должна разработать ФАС и другие ведомства.

Александр Денисов: А сейчас как ФАС, одобрил эту идею или нет?

Константин Крохин: Информации нет, потому, что эта идея, Правительство только поручило ведомствам разобраться, и к январю дать предложения. Я полагаю, что ФАС будет, ну, как бы, умеренно здесь критически подходить, потому, что вот единственно, когда прозвучала честная оценка, это то, что именно энерготарифы в 20-30 раз превышают эталоны. Это о многом говорит!

Александр Денисов: То есть, никакой экономической обоснованности нет?

Константин Крохин: Конечно! Вот Вы позвольте мне сказать мое личное мнение, я его всегда говорю, о том, что, понимаете, непрозрачность тарифов электромонополистов заключается в том, что региональные власти сегодня устанавливают тариф по регионам, они идут на поводу у вот этих вот лоббистов. Потому, что у них одно в голове, их финансовый план, их финансовые показатели. А если Вы посмотрите смету содержания, у них там футбольные клубы, дома отдыха, какие-то представительские расходы. Пока существует такая форма формирования тарифа, мы всегда будем с подозрением относиться к любым инициативам по повышению тарифа!

Александр Денисов: А как нам проверить эту обоснованность?

Марина Калинина: Ну, это логично!

Константин Крохин: Дайте общественный контроль! Дайте возможность общественным структурам…

Марина Калинина: Можно ли добиться прозрачности вообще?

Константин Крохин: Можно, можно! Как правильно сказал телезритель, не органам Правительства, которое само подготавливает и само одобряет повышение, а дайте представителям потребителя! У нас есть ассоциации потребителей, дайте нам возможность вместе с антимонопольной службой разбираться с этими тарифами, и пустите нас в Правительство на заседание к Козаку. Чтобы мы сказали, я, у меня многодетная семья, мы 800 киловатт тратим электроэнергии. Да? Почему нас об этом не спросили? Я бы рассказал и показал платежки!

Александр Денисов: У Вас многодетная?

Константин Крохин: Да, многодетная семья, и мы потребляем эту электроэнергию в большом количестве. У меня летом, когда мы уезжаем на дачу, остается сын студент. Вот он потребляет, он платит 500 рублей в квартире. И он там ничего, только холодильник, стиральная машина.

Александр Денисов: Один?

Константин Крохин: Да! То есть, это получается порядка 200 киловатт, если по действующему тарифу, 180-200 киловатт – это один человек. Студент.

Александр Денисов: А сколько же Вы с семьей сжигаете тогда?

Константин Крохин: Я говорю, 800 киловатт.

Марина Калинина: 800!

Константин Крохин: 800 киловатт, и таких семей много, у нас соседи! Поэтому, когда они говорят 300 на…

Марина Калинина: На точку.

Константин Крохин: На абонентский номер, на точку, это – неправильно! На человека! Дайте 150 на человека, и пусть этот пакет идет за ним куда угодно! Поехал на дачу, поехал за город, поехал в дом отдыха, пусть эти 150 будут к нему привязаны, тогда можно хоть о какой-то говорить справедливости. Когда 300 на точку, это значит – все, только городские квартиры, только малочисленные. А все остальные, сельская местность, дачи, многодетные, и прочие, кооперативы гаражные, все вылетят в трубу! Люди просто оттуда переберутся, и будут вот дома куковать, как говорится!

Марина Калинина: Посмотрим, какие инициативы предложат в январе, да? Наверняка это будет еще обсуждаться не раз.

Александр Денисов: Надеюсь, что все учтут! И Дальний Восток, и сельскую местность.

Константин Крохин: И многодетных!

Александр Денисов: И Вас!

Марина Калинина: Да и возможно изменят свой подход чиновники.

Спасибо большое! Константин Викторович Крохин, председатель жилищных организаций Москвы, член комитета по ЖКХ Торгово-промышленной палаты России.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Михаил
"То есть, у нас тариф на сегодняшний день 5,04 за киловатт, и у нас это объясняют все эти годы тем, что у нас переизбыток электроэнергии, поэтому мы платим дорого. У нас две ГЭС, Усть-Среднеканская и Калымская, они недозагружены. То есть, они загружены менее, чем на 40%. " И таких недозагруженных электростанций не одна и не две. В России избыток генерации около 20 Гвт, это три Саяно-Шушенских ГЭС. И за этот избыток заплочены немалые деньги, только по программе ДПМ в 2008-2014 году потрачено три с половиной триллиона. И еще по ДПМ-2 запланировано потратить полтора триллиона. И все это должен оплатить потребитель. Крупный бизнес уже строит собственные электростанции, видимо теперь владельцы особняков будут тоже ставить собственные ветряки. А для населения цена киловатт-часа в ближайшие годы и до десяти рублей поднимется - ведь кому то надо рассчитываться за безграмотные решения "ификтифных манагеров"
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты