Константин Крохин: Очень часто региональная власть входит в преступный сговор с местными администрациями, и нам выставляют повышенный тариф

Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций г. Москвы, юрист

Анастасия Сорокина: Напомним о проекте «Реальные цифры», который мы ведем на этой неделе, обсуждая занятость и зарплаты молодежи в нашей стране. В рубрике «Реальные цифры» мы считаем доход молодых специалистов и спрашиваем тех, кому еще не исполнилось 35 лет, или же родителей таких детей…

Виталий Млечин: Бабушек и дедушек тоже спрашиваем.

Анастасия Сорокина: Бабушек и дедушек. Присылайте, пожалуйста, информацию: какую зарплату получаете, сколько хотите зарабатывать? Номер для ваших сообщений: 5445.

Виталий Млечин: Да, подводить итоги будем уже завтра, поэтому, если вы до сих пор не успели нам написать, то, пожалуйста, напишите.

А мы вообще еще не рассказали, как с нами связаться, почему-то, хотя мы это обычно делаем всегда вначале, но сегодня мы немножко нарушаем традицию. Так вот, как нам можно позвонить? По телефону 8-800-222-00-14. Телефон достаточно длинный, но тем не менее… зато главное, что он бесплатный. Короткий номер для SMS-сообщений мы уже назвали: 5445. Он гораздо короче, и его запомнить проще. Также у нас есть сайт otr-online.ru, там во время прямого эфира появляется кнопка «Прямой эфир + Чат»: одновременно смотрите прямой эфир и рядом пишете нам сообщения в чат.

Анастасия Сорокина: Или же звоните к нам в прямой эфир – мы всегда рады вашим звонкам и вашему мнению, каким бы оно ни было.

Виталий Млечин: Конечно.

Анастасия Сорокина: Ну и перейдем к темам, которые будем сегодня обсуждать.

Виталий Млечин: Давай.

Анастасия Сорокина: Главная тема – это переплаты россиян за услуги ЖКХ, более 100% от их себестоимости мы платим сверху. Глава ФАС заявил недавно, назвав компании, работающие в этой сфере, «коммунальными монстрами» и пообещал перевернуть ситуацию (цитирую) «с головы на ноги». Давайте посмотрим, что он сказал.

Игорь Артемьев, руководитель ФАС: «Один и тот же водоканал в одном и том же регионе может иметь на один кубический метр воды тариф, различающийся в 54 раза. <…> Такая ситуация не только по воде. По теплу – в восемь раз, по водоотведению – в 56 раз, в 12 раз еще по электроэнергии. Нет объективных причин и быть не может».

Виталий Млечин: Региональная энергетическая комиссия должна будет теперь выставлять счета, согласовывая их с Антимонопольной службой. Это единственная мера, которая в ближайшее время должна снизить цены на услуги ЖКХ. Так говорят в Антимонопольной службе. Также ведомство пообещало создать так называемый «Тарифный светофор»: система должна автоматически исключить грубые нарушения, когда одна компания, работая в двух регионах в сопоставимых условиях, необоснованно повышает тарифы на услуги. Компьютерная программа будет следить за распределением цен на коммунальные услуги. Ячейки таблицы в красном цвете обозначат наличие грубой шибки, в желтом – существенные отклонения, требующие обоснования, а в зеленом – значит, значение допустимое.

Анастасия Сорокина: Это в будущем. Ну а как ситуация обстоит сейчас? Давайте посмотрим. Осенью мы провели опрос в нашей рубрике «Реальные цифры» и выяснили, что в среднем россияне тратили тогда на жилищно-коммунальные услуги 6 200 рублей – что составляло 41% семейного бюджета. То есть в среднем эти самые расходы почти ополовинивают зарплаты наших граждан.

Виталий Млечин: Ну, тут надо уточнить, что это было еще в прошлом году. Соответственно, можно предположить, что в текущем году эти траты еще немножко подросли.

Так получится ли навести порядок в этой отрасли? И что делать тем, кто уже переплатил? Будем разбираться до конца этого часа. Всех призываем участвовать в нашей программе – звонить нам, писать, высказывать свое мнение. Обязательно постараемся всех выслушать и на все вопросы ответить.

И прямо сейчас представим нашего гостя – это председатель Союза жилищных организаций Москвы Константин Крохин. Константин Викторович, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Виталий Млечин: А вот эта оценка главы Федеральной антимонопольной службы, что в целом мы в два раза переплачиваем за услуги ЖКХ, она на чем основана? Как считали?

Константин Крохин: Ну, мне кажется, именно «в два раза» – это эмоциональная оценка, потому что в прошлые годы был такой аргумент, что мы недоплачиваем до 100%, что якобы или монополии ЖКХ субсидируют граждан. И вот он в эмоциональном порыве, как я понимаю, говорит: «Да это все чушь собачья! Ничего мы не недоплачиваем, мы уже переплачиваем давно».

У меня возникает другой вопрос. Вот эти 52 раза – разница между тарифами – это очень огромные цифры. И конечно же, это впервые на федеральном уровне орган, который сегодня отвечает за тарифы (а это, повторюсь, Антимонопольная служба, которая контролирует тарифы), заявляет, что в каких-то регионах такие нарушения, то следом должны последовать огромные и страшные уголовные дела, либо кто-то должен уйти в отставку. Я напомню, что в августе прошлого года, вот почти полгода назад, тот же Игорь Артемьев говорил примерно о том же – что у нас феодальная экономика, что у нас нет конкуренции и так далее. У меня вопрос: а что за эти полгода было сделано для того, чтобы констатировать вот такие ужасные события?

Мне это все напоминает некую череду словесных интервенций. То есть всем понятно, что люди недовольны тарифами, они действительно растут, и с Нового года они вырастут два раза – 1 января и 1 июля. И здесь высокий процент какого-то протестного брожения. И у меня такое ощущение, что они просто пытаются сделать словесные интервенции, чтобы, посмотрев телевизор, люди подумали, что что-то делается. Хотя полгода прошло, а ничего не поменялось.

Виталий Млечин: Да. Но при этом называются именно такие вопиющие цифры: в два раза мы переплачиваем, в десять раз. Мне кажется, это не способно успокоить сейчас людей, такая констатация факта.

Константин Крохин: Вы знаете, в аппаратной культуре, если чиновник выходит в публичную сферу – это говорит о его слабости. Я так понимаю, что, начиная с августа прошлого года, господин Артемьев борется за то, чтобы определять и контролировать тарифы на региональном уровне. На сегодняшний день этот вопрос отдан на откуп региональным властям. И действительно, с ним можно и нужно согласиться, что там бардак, что люди реально переплачивают. В этом смысле присутствует объективность.

Но, насколько я понимаю, его мало кто поддерживает сегодня среди коллег в Правительстве, поэтому он вынужден обратиться в публичную сферу, говорить такие резкие вещи, потому что, еще раз повторюсь… Я вот юрист. Если сказано, что в каком-то регионе в 54 раза различается тариф разным потребителям, то должны быть уголовные дела и проверки. Если этого нет – либо он неправ, он должен подать в отставку, значит, это клевета или некомпетентность; либо наши правоохранительные органы занимаются не тем, чем они должны заниматься.

Поэтому вот это обострение публичное должно за собой повести ряд каких-то серьезных изменений, то есть либо Правительство должно принять соответствующее постановление, либо законы. Ну нельзя раз в полгода сотрясать воздух очень резкими эмоциональными заявлениями, и при этом чтобы ничего не поменялось.

Виталий Млечин: Давайте узнаем, как сейчас, у нас есть сюжет из Липецка и Тамбова, сколько там сейчас, в настоящее время люди платят за жилищно-коммунальные услуги. Посмотрим и обсудим.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: На общедомовые нужны постоянно жалуются. Давайте сначала вот этот тамбовский случай какой-то вопиющий, когда совсем все плохо, ремонт не делается, а еще предлагают жильцам самим доплатить, хотя мы платим, в общем, за капремонт все. Тут есть какой-то выход из этой ситуации? Или действительно либо сами должны доплатить, либо ждать, пока деньги соберут?

Константин Крохин: Ну, выход реальный: если люди хотят, чтобы это произошло при их этой жизни, то иного способа, как самим скинуться, нет. Но это звучит как издевательство по отношению к гражданам, которые всю жизнь отработали на государство, живут в этих старых домах. Это как раз пример той системы капитального ремонта, в которой государство реально, де-факто отказалось от своих обязательств и переложило эту функцию на накопление самими гражданами.

У нас, вы знаете, в 91-м году был закон, который обязывал государство сделать капремонт во всех домах, где оно было обязано, до 91- го года построенных. Потом внесли изменения, по которым мы должны накапливать это в Фонд капитального ремонта. В одних городах, как в Москве, мы платим уже 18 рублей, где-то 7 рублей, где-то 2 рубля – в зависимости от региона, каждый парламент региональный принимает решение. Но это как раз тот случай, когда у людей еще не накопилось, государство их, как говорится, кинуло, и теперь им только скидываться. Или какой-нибудь благотворитель найдется – что маловероятно.

Это системный вопрос. Он заключается в том, что если тебе повезло жить в современном доме или в крупном регионе, где хорошо с финансированием и субсидиями, то у тебя жизнь получше. Если ты живешь в провинции в старом доме, то никто тебе не поможет, кроме тебя самого. Это проблема.

Анастасия Сорокина: Ну хорошо, что мы можем помочь высказаться нашим зрителям. К нам дозвонился Анатолий из Новосибирска. Анатолий, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Я живу в городе Бердске Новосибирской области. Нам преподнесли, значит, повышенный тариф, объясняя, что перетопили, зима была холодная и был перетоп. В данный момент мне принесли – 4,5 тысячи, ну, с копейками.

Анастасия Сорокина: То есть заставляют заплатить больше, потому что было холодно? Такая логика?

Зритель: Да, говорят: «Мы топили очень сильно».

Константин Крохин: Зима была холодная.

Анастасия Сорокина: Понятно, понятно, Анатолий. Имеет ли право управляющая компания?

Константин Крохин: Да, имеет право. Дело в том, что у нас правильный порядок расчета на сегодняшний день такой: мы в течение текущего года платим по среднему показателю прошлогодней зимы. Таким образом, это авансовые платежи. Когда наступает 1 января, по показаниям домовых приборов учета делается перерасчет. И в первый платежный период (это следующий месяц, это февраль) выставляется платежка с корректировкой. Если зима наша текущая была холодная, нам добавляют; если она была теплая, нам делают перерасчет и возвращают. Например, в прошлом году она была теплая, и делали перерасчет. Это правильный порядок.

Виталий Млечин: Относительно отопления тоже очень много вопросов. Вот из Архангельской области пишут: «Неслучайно придумана такая система расчетов за отопление, что самостоятельно ее проверить невозможно. Хотя есть вполне понятные системы, но их использовать у нас невыгодно – мы же увидим». Почему такая проблема действительно с отоплением? Почему это так дорого, и невозможно подсчитать, сколько в действительности мы тратим?

Константин Крохин: Ну, первая причина, историческая, заключается в том, что у нас полгода зима. И когда решался вопрос индустриального домостроения, когда нужно было решить жилищный вопрос, строились типовые дома, принимались квартальные решения. Знаете, город-фабрика, вот есть такое определение у архитекторов. У нас города-фабрики. Соответственно, никто не думал о том, что вертикальная разводка или горизонтальная разводка. Индивидуальные счетчики. Все делалось коммунально, все вместе. Это вот такое наследие. Большая часть жилого фонда, почти две трети жилого фонда у нас вот такого не способного к серьезному изменению и имплементации вот этих современных приборов учета и умных систем.

Виталий Млечин: А почему? На воду-то получается счетчик поставить в старую трубу…

Константин Крохин: Не получается. У нас со счетчиками воды такая же проблема. У нас до сих пор где-то до 90%... мы до 70% дошли за 20 лет реформ по установке индивидуальных водосчетчиков. У нас и с этим проблема. Потому что часть людей, кто хотел, уже поставили, а кто не хотел, тот и не поставил. То есть у нас до сих пор нет сплошного покрытия водосчетчиками.

Анастасия Сорокина: Константин Викторович, вы сказали по поводу цитаты, что 100% – это такие завышенные цифры. Вы вообще считаете сами, можно ли регулировать и контролировать вот те самые тарифы, чтобы они как-то все-таки были приближены к реальности?

Константин Крохин: Можно, можно. Более того, это же очень просто делается. Вот что говорит Артемьев? Он ведь вопиет о том, что федеральный центр не имеет доступа к региональным тарифам. То есть сегодня региональные энергетические комиссии – это просто местное лобби, это местные чиновники, к которым приходят местные энергомонополисты, и они договариваются. У каждого есть футбольный клуб, заимка, как было сказано Артемьев, есть какие-то нецелевые расходы, и их действительно много. И дело Гайзера, которое было в Коми, и другие, допустим, дело ОГК, дело Дода, если вы вспомните, все уголовные дела, связанные с энерготарифами, они говорят о том, что очень часто региональная власть входит в прямой преступный сговор с местными администрациями, и нам выставляют повышенный тариф.

То есть первое – это непрозрачность и невозможность федерального центра регулировать. Собственно, то, о чем говорит Артемьев – он говорит, чтобы с ними согласовывали эти тарифы, а они будут равняться на эталонные. То есть это причина сегодняшнего положения.

Анастасия Сорокина: Возможна ли прозрачность при такой ситуации?

Константин Крохин: Возможна. Но я думаю, что это очень сложный вопрос. Потому что тот же Артемьев полгода ничего поделать не может. Ведь у нас что происходит? Кто у нас формирует тариф на отопление? Вот все говорят, что в платежке самый большой тариф – это отопление. Но возьмите… У нас же, допустим, Московский регион – кто владеет Мосэнерго и МОЭК? «Газпром». Если вы пойдете по другим регионам, выяснится… Вот сейчас скандал с «Газпромом», что украли 30 миллиардов, весь Северный Кавказ. Выясняется, что там каким-то образом на протяжении нескольких лет незаметно украли 30 миллиардов рублей. То есть это говорит о том, что либо система учета не в порядке, либо система образования тарифа.

То есть, с одной стороны, у нас есть очень мощный монополист, очень мощный лоббирующий фактор, так как «Газпром» и его «дочки», его всякие учреждения. С другой стороны, есть потребители, которых сегодня, по большому счету, ведь никто не защищает. Вот граждане, которые звонят в эфире, по сути, они говорят о вопиющих вещах, что они живут в чудовищных условиях, у них ничего не работает, у них все время повышается тариф. Человек выключил батарею, но все равно платит по 6–8 тысяч.

Виталий Млечин: Давайте узнаем, сколько платит Эльвира из Кирова. Эльвира, вы в эфире. Здравствуйте. Говорите, пожалуйста. Как у вас ЖКХ? Эльвира?

Анастасия Сорокина: Эльвира, здравствуйте. Вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я Эльвира Александровна, звоню из города Кирова. Моя дочка живет в городе Кирове по улице… на проспекте Строителей, дом 9/1, квартира 45. У нее площадь трехкомнатной квартиры 65 квадратных метров. В прошлом году за отопление в среднем платили 3 600. Сейчас пришла платежка, вот такую сумму озвучиваю – 6 320 рублей 14 копеек. Это разорительное ЖКХ, это грабительские деньги за услуги по ЖКХ.

Виталий Млечин: Эльвира, а с качеством что? Тепло в квартире?

Зритель: Ну, как сказать? Как обычно. Тем более объясняют, что зима была холодная. Но мы-то, местные жители, знаем, что обычная зима, обычная температура. Вот позапрошлая зима была очень холодная, а цена была маленькая. А сейчас зима обычная, не скажу, что холодная.

Виталий Млечин: Понятно.

Анастасия Сорокина: Спасибо, да, понятно, понятно.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Как-то можно воздействовать в таком случае или невозможно?

Анастасия Сорокина: Ну, это опять к разговору о тарифах и о контроле.

Константин Крохин: Вы знаете, может быть, у них действительно была зима теплая, но в Москве действительно зима была холодная. Это еще зависит от региона, у нас все-таки большая страна. Но для того, чтобы контролировать эти вещи, граждане должны быть более организованными. На сегодняшний день у нас практически провалилась реформа управления домами, то есть у нас зачистили рынок, у нас опять насаждаются везде супермонополисты.

С одной стороны, у нас монополисты по энергии, а в управлении домами у нас такие же монополисты, но по управлению. Как правило, какой-нибудь ГБУ «Жилищник», какие-нибудь жилкомхозы государственные – по сути РЭУ и ДЭЗ советские. У нас вернулся в этом смысле «совок», которому совершенно до фонаря беспокойство вот этих граждан, которые к нам звонят. Поэтому я полагаю, что вопрос назрел, и сегодня нужно снова поднять эту тему. Реформа ЖКХ длится 20 лет, но она так и не пришла к логическому какому-то своему результату.

Виталий Млечин: Так вот, относительно государства. Просто нам все время пишут, что этим всем должно заниматься государство, потому что государство у наших жителей ассоциируется с надежностью. Так вот, если все-таки, как вы говорите, в большинстве случаев это какие-то государственные структуры, почему же к ним нельзя обратиться и чего-то от них добиться?

Константин Крохин: Ну, потому что наши жители – они очень наивные и очень добрые, они думают, что государство все время о них заботится. Но это было советское государство. Нынешнее государство, к сожалению, о гражданах не заботится, хотя в Конституции написано, что оно социальное.

На сегодняшний день все государственные монополии – это прежде всего интересы руководителей этих монополий. Тот же «Газпром», например, у него есть иностранные акционеры, вся гидроэлектроэнергетика… Все, что Чубайс приватизировал, туда пришли иностранные инвесторы, которые хотят получать дивиденды. Надо забыть о том, что РАО «ЕЭС» или «Газпром» – это государственные компании. Нет, это государственные монополии. Это разные вещи. Монополия – это всегда зло, потому что монополия приводит к повышению цены. Это просто теория экономическая, это вам любой учебник, любая книжка скажет, не только Карл Маркс. Монополия – это повышение цены и низкое качество.

Я полагаю, что вот этот вопрос с энерготарифами, особенно по отоплению, решение простое: необходимо поставить на место «Газпром» и разобраться с его «дочками», межрегионгазами, с руководителями, которые допустили потерю 30 миллиардов. Ну, вы просто вдумайтесь.

Анастасия Сорокина: А как же разбираться?

Константин Крохин: Снять с работы.

Виталий Млечин: А в вопросе с газом как этого добиться, ведь труба-то одна? Нельзя же десять труб поставить, чтобы было десять поставщиков газа.

Константин Крохин: Можно.

Виталий Млечин: Это очень дорого. Это как железная дорога.

Константин Крохин: Почему? Возьмите европейский опыт. Вот электрическая энергия, самое простое – там уже давно реализовано, что у вас один провод, один кабель, но вы как потребитель можете выбрать разного генерирующего поставщика. И вам обязаны обеспечить туда доступ. И вы можете тарифы… Там тоже есть пиковые нагрузки, непиковые, есть тарифное меню в электричестве. И вы спокойно это выбираете. Это можно реализовать, в том числе и по теплу. Этим надо заниматься. Нам сегодня «Газпром» и прочие монополисты рассказывают, что этого сделать невозможно. Не надо менять трубы, труба останется одна, но доступ теплоносителя, доступ электроэнергии можно диверсифицировать. Для этого нужна воля.

Виталий Млечин: А как же монополист поделится своей трубой?

Константин Крохин: Вот вы и ответили на вопрос, который задаете. Пока «Газпром» находится в этом состоянии, как он сейчас есть, он никогда не поделится тем, что он имеет сегодня. Потому что есть еще всякие «дочки» и региональные структуры, которые занимаются газовыми сетями. Вам любой человек скажет, что любой Мособлгаз или еще какая-то структура – эти все монополисты миллионы берут с простых людей за подключение газа. Наша страна богата ресурсами, а люди, миллионы вынуждены переплачивать либо за ресурсы в квартире, либо за автономное снабжение.

Виталий Млечин: Газ мы сегодня как раз будем обсуждать.

Анастасия Сорокина: Вопросы газификации, да, будем чуть позже обсуждать. Сейчас давайте слово дадим нашим зрителям. К нам дозвонился Николай из Калининградской области. Николай, здравствуйте.

Зритель: Алло, алло.

Анастасия Сорокина: Да, здравствуйте.

Виталий Млечин: Слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло. Вы меня слышите?

Анастасия Сорокина: Слышим.

Зритель: Я хотел бы поделиться со студией и со всеми жителями нашей страны насчет установления «умных», интеллектуальных счетчиков.

Виталий Млечин: Давайте.

Зритель: У нас в области эти счетчики стали устанавливать в первую очередь. Понимаете? И что жители обнаружили? Оказывается, когда стоит старый счетчик и новый одновременно, то эти интеллектуальные счетчики начинают показывать в два раза, в три раза больше, чем эти старые. Я хотел найти причину, почему так происходит. Я прочитал руководство по эксплуатации этих новых счетчиков. Оказывается, там написано, что человек, тот, кто знает пароль, может войти в этот счетчик, и он может изменить показания счетчика, то есть систему подсчета изменить, причем даже дистанционно, не подходя к этому счетчику.

Виталий Млечин: Фантастика! Николай, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Виталий Млечин: А это правда? Это действительно так?

Константин Крохин: Да, это большая проблема. Вот нам сегодня Министерство строительства и ЖКХ пропагандирует и рекламирует вот такие умные системы. Это касается не только электричества, так называемая система АСКУЭ, это касается и водоснабжения. Они везде лоббируют установку этих счетчиков.

Но зритель очень важную проблему поднял. Сегодня, когда вы устанавливаете умные системы, они, как правило, имеют дистанционное управление, в том числе через интернет, в том числе беспроводной интернет. С одной стороны, это определенная угроза безопасности, потому что хакеры могут туда войти. А с другой стороны, если это не хакеры, а тот же поставщик тепла и воды в нужном русле может переключить вам показания. И так как вам уже не нужно будет обращаться… Вам говорят: «Вам не надо каждый месяц подавать значения». Вы не будете этого делать и не будете записывать. А потом, через год у вас выяснится, что вы в два раза больше заплатили. Когда существует определенное недоверие к монополистам, такие опасения вполне оправданы.

Анастасия Сорокина: Давайте еще один звонок выслушаем.

Виталий Млечин: Смоленская область.

Анастасия Сорокина: Из Смоленской области к нам дозвонился Иван. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я тоже хотел узнать по поводу этих электросчетчиков. У нас стоит во дворе столб, на нем один счетчик. От столба идут провода, в доме у нас еще один счетчик стоит. И теперь смоленские электрики нам дали еще такой же счетчик, только он всовывается в розетку, и все. Еще третий счетчик, только он работает от розетки, от питания, от 220. Для чего нам три счетчика в одном доме?

Анастасия Сорокина: Понятен вопрос.

Виталий Млечин: Логично.

Константин Крохин: Мы столкнулись с такой проблемой, что сегодня «Объединенная энергетическая компания», если брать Московский регион, они пытаются бороться с потерями и с неоплатой должниками следующим образом. У вас есть в квартире свои счетчики, у нежилых помещений есть свои счетчики, но все равно по каким-то причинам, в том числе и организационного характера, они недобирают всю электроэнергию, которая поставляется в дом. Они теперь ставят на дом, ставят на квартал. И когда у них не получается 100-процентное собирание платежей, они раскидывают эти остатки на всех остальных. И называется это по примеру общедомовых нужд.

И вот эта система… Постановление Правительства было принято, которое позволяет им это делать. Это еще один пример того, что монополистам доверять нельзя, они все потери, все свои огрехи будут скидывать на добросовестных плательщиков. То есть ответ на вопрос телезрителя заключается в том, что вот этот счетчик, который поставлен на дом и снаружи, он как раз таки показывает, сколько на дом потрачено. И если ваш сосед или какой-то офис не платит, то в этом случае заплатите вы.

Виталий Млечин: Понятно. Несправедливо. Но альтернатива какая? Им же надо покрывать все-таки свои затраты, как они нам говорят, по крайней мере. У них деньги откуда возьмутся?

Константин Крохин: Слушайте, им надо, во-первых, прекращать покупать футбольные клубы и хоккейные. «Газпром» – один из важнейших спонсоров хоккейных лиг, в том числе иностранных, Хорватии, членов НАТО и так далее.

Виталий Млечин: Ну, «Газпром» – богатая компания.

Константин Крохин: Надо прекращать покупать яхты и катера. Это не богатая компания. «Газпром» – это российский газ, который принадлежит народу, поэтому надо забыть распоряжаться общественным и государственным как личным. Это первое.

И второе. Если у вас 30 миллиардов потерялось за газ – это не просто какой-то новостной сюжет, понимаете, это не просто какая-то словесная интервенция. За этим должны быть результаты. То есть «Газпром» нужно в определенном смысле реформировать, чтобы не допускать таких потерь.

Анастасия Сорокина: Вот! Шла речь о реформах, какие-то назывались суммы, триллиарды, исчисления огромные на реформу систему ЖКХ. Не получится ли, что хотели как лучше, а получится как всегда, что мы больше потеряем, чем те цифры, которые озвучили?

Константин Крохин: Судя по тому, как растут наши платежи (а это то, о чем говорят наши телезрители), для них ничего не поменялось. Реформа идет 20 лет, они платят все больше и больше, качество услуг… ощущение, что качество снижается, практически у всех телезрителей. И вы на улице спросите, соседей – вам все скажут, что качество услуг снижается, оно не повышается. Поэтому я думаю, что хуже не будет.

То есть надо честно сказать, в чем причина. Еще раз повторюсь: честная причина заключается в том, что есть монополисты. И второе – есть кучка людей, которые перетекают в энергетической сфере из РАО «ЕЭС» в ОГК, в «Газпром» и прочие структуры, а потом начинают торговать ресурсами, которые принадлежат всему народу. То есть необходимо в этой сфере… Времена «жирных» нулевых прошли. Необходимо научиться работать рационально и экономично.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем нашу зрительницу из Ленинградской области, к нам дозвонилась Светлана. Светлана, вам слово. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, дорогая передача. Очень рада, что дозвонилась к вам. Смотрю вас каждый день, люблю вас.

Виталий Млечин: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Зритель: Вопрос у меня к гостю вашему. Я живу в новострое, дому всего полтора года. И начали идти у нас платежки по капремонту. Мы узнавали, к юристу ходили, везде, узнавали, что якобы есть федеральный закон, что новострой может не платить капремонт в течение пяти лет. Пошли мы в эту контору, откуда идут квитанции. Они нам говорят: «Это постановление губернатора Ленинградской области, все. Вы обязаны платить». Я не плачу, понимаете, потому что полгода уже квитанции идут. Начиналось с 190 рублей, а с Нового года уже идет 260 рублей. Это у меня однокомнатная, эконом-класс, 14 метров комната и 9 метров кухня. Вы понимаете, какая квартирка, да? 260 рублей, новострой. Так вот, вопрос вашему гостю. Я не могу добиться нигде истины – платить мне или не платить? Я не хочу платить, если есть закон, чтобы не платить пять лет.

Анастасия Сорокина: Понятен вопрос.

Виталий Млечин: Логичный вопрос.

Константин Крохин: Ну, в данном случае это пример того, что губернатор Ленинградской области пытается своим решением предвосхитить федеральный закон. Я бы посоветовал как юрист: не платите, подождите, пока на вас подадут в суд. Но, зная о том, что у нас судебная система тоже не защищает граждан, я просто вас подведу. Поэтому в данном случае я предлагаю вашим соседям собраться, организовать в своем доме… А у вас же дом – новостройка. Организовать товарищество собственников жилья, самим управлять и самим начислять себе на основе решения общего собрания тарифы. А если вы будете ждать пассивно, что они подадут в суд, то в таком случае на основании этого решения губернатора с вас все взыщут.

Виталий Млечин: Давайте несколько сообщений прочитаем. Из Ханты-Мансийска нам пишут: «Топится котельная газом, а в квитанциях высчитывают как за мазут. Научите нас, как добиться честного расчета».

Константин Крохин: Очень сложный вопрос вы задаете. Дело в том, что, с точки зрения потребителя, вы получаете платежку, вне зависимости от того, каким образом теплоноситель подогревается. Существуют в определенных регионах и в некоторых городах решения региональные и местные…

Я не могу прокомментировать непосредственно ваш населенный пункт, потому что не владею этой информацией. Возможно, у вас тариф отличается от того, каким образом производится это тепло. Если этот факт будет вами выявлен, вы можете обратиться в жилищную инспекцию – это первый орган, который должен заниматься защитой прав граждан при начислении тарифов за коммунальные услуги. То есть вот это я могу посоветовать – обратиться туда. И на основе проверки этого органа уже принимать решение.

Анастасия Сорокина: Опять прорывается к нам зритель в прямой эфир – на этот раз Андрей из Тольятти. Здравствуйте. Вам слово, Андрей.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Вот у нас смотрите проблема какая. В этом году стали приходить квитанции по раздельной оплате за горячую воду, идет отдельная оплата воду и за подогрев воды.

Виталий Млечин: Так? И сильно стало дороже?

Зритель: Сумма увеличилась… Как бы сказать? Мы раньше платили в месяц где-то 5,5 тысячи, сейчас нам пришло на 8,5 тысячи. Объявление в доме повесили, чтобы пока не платить эти квитанции, там что-то разбираются. Как бы сказать? Законна ли оплата таких счетов – за подогрев воды и за подачу горячей воды?

Константин Крохин: Значит, в том случае если в доме есть технические возможности, в частности присутствует индивидуальный тепловой пункт, тогда должна выставляться квитанция за подогрев горячей воды и за подачу холодной воды для нужд горячего водоснабжения. То есть это должен быть индивидуальный тепловой пункт в доме, а это, как правило, новостройки.

Если дом старой застройки и питается от теплового пункта, должно быть две графы: «холодна вода» и «горячая вода», без всяких подогревов. Судя по тому, что сказал зритель, там, наверное, какая-то ошибка. Если раньше была «холодная вода» и «горячая вода», то никаких подогревов у него в квитанции быть не должно. Скорее всего, это ошибка.

Анастасия Сорокина: Вопрос из Белгородской области пришел по SMS: «Имеют ли право собственники жилья на своем собрании принимать решения о тарифах на услуги управляющей компании, отличные от тарифов, установленных муниципальными властями?»

Константин Крохин: Конечно. Вот наши жители и наши администрации местные забыли совсем, что по Жилищному кодексу тариф на содержание и текущий ремонт устанавливается собранием собственников жилья. В том случае если жители не собрались в течение года или не приняли решение, не было кворума, то только в этом случае используется средний тариф, установленный на населенный пункт. Во всех остальных случаях это должно утверждаться на собрании.

Отвечаю на вопрос. Если жители установили свой тариф – значит, будет действовать он. Он имеет преимущество по отношению к региональному или коммунальному тарифу этого города.

Анастасия Сорокина: Константин Викторович, очень много вопросов от зрителей, не можем не дать им слова. Давайте примем еще один звонок – из Иркутска к нам дозвонилась Ольга. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я звоню по поручению мамы. Ей 91 год, она проживает в квартире, 76 квадратов. У нас пришла платежка – 9 450 рублей.

Анастасия Сорокина: А обычно была какая стоимость?

Зритель: Ну, с каждым месяцем все больше и больше. Это человек, который практически не пользуется водой и не пользуется светом, а цены растут все больше и больше, сумма. И добиться ничего нигде невозможно. Все говорят, что все правильно.

Анастасия Сорокина: Наверняка же должны быть какие-то льготы.

Константин Крохин: Они есть, они есть, льготы. В частности, граждане, которым больше 80 лет, они освобождены от оплаты сборов на капитальный ремонт и так далее. Но ключевое слово было сказано – площадь квартиры. Даже если человек не пользуется водой, у него установлен водосчетчик, но отопление рассчитывается по метражу. И второй момент: если в этой квартире еще кто-то проживает, то льготы распространяются на человека, на социальную норму на человека. То есть если у вас квартира 100 метров, то это не значит, что льготируются 100 метров. Льготируются либо 18 метров на человека, либо, если это семья из двух пожилых людей, то это порядка 40 метров. Все. Вся остальная площадь не льготируется, она по рыночному курсу.

Анастасия Сорокина: То есть получается, что, в общем-то, когда ты один на большой площади – это высокий тариф.

Константин Крохин: Да.

Анастасия Сорокина: И если маленькая площадь, много людей, то тоже…

Константин Крохин: Да, именно так. Система сделана так, что наши граждане могут пользоваться льготами, пожилые, ветераны, инвалиды, пенсионеры одиноко проживающие только в том случае, если они живут одиноко и квартира небольшая. Как только эти факторы меняются – например, квартира большая или у них еще прописаны люди, которые не являются льготниками, – то у них сразу возрастают тарифы.

Анастасия Сорокина: Как можно это контролировать? Вот наткнулась на цитату сенатора, который представляет в верхней палате парламента Пермский край, он как раз не удивлен был высказыванием главы Антимонопольной службы Игоря Артемьева, он говорит: «Не удивлен, зная, как работают управляющие компании. В Перми владельцу двушки выставили счет на 2 миллиона 200 тысяч рублей, подсчитав, что на 40 квадратных метрах у него проживает 4 050 человек».

Константин Крохин: Ну, вы знаете, это какие-то такие казусы, потому что очевидно, что есть арифметическая ошибка. У нас в большинстве регионов, в большинстве городов сейчас централизованная система начисления. И мы с таким сталкивались.

Анастасия Сорокина: Если эти ошибки уже выявлены, если мы понимаем, что нам неправильно посчитали, то что с этим сделать? Нам вообще когда-нибудь может вернуться что-то в плюс, перерасчет?

Константин Крохин: Вы всегда можете обратиться за перерасчетом в течение трех месяцев, вам обязаны пересчитать в течение полугода. Это касается льгот. Поэтому я единственный совет могут предложить: необходимо каждый месяц и желательно раз в квартал проверять свои счета, потому что право на перерасчет есть, и на практике оно применяется. То есть здесь нет проблем. Но если вдруг «управляющая компания-монстр» не пересчитала, всегда есть возможность обратиться в суд и в жилищную инспекцию.

Виталий Млечин: Ольга из Южно-Сахалинска нам звонит. Ольга, мы слушаем вас. Здравствуйте, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, мы по программе переселения из ветхого и аварийного жилья переехали в новый дом – девятиэтажка красивая, естественно, новое все, нас это радовало. Но когда мы стали жить, мы столкнулись с такой массой проблем, столько недоделок! Мы обращались во многие инстанции. Поочередно мы решаем кое-какие вопросы, но вот один вопрос у нас завис в воздухе. У нас по дому тариф – 37 рублей. Сейчас, правда, в связи с программой по вывозу мусора немного меньше сделали…

Виталий Млечин: Тариф на что?

Анастасия Сорокина: Раздельный вывоз мусора?

Зритель: Да-да-да, 34,95. Но все равно получается у нас тариф самый большой в нашем доме по городу. Единственное, что у нас есть элитный район «Адмирал» – вот там выше. А рядом стоят дома: 20 рублей тариф, 26 рублей тариф. К кому мы бы ни обращались, мы не можем получить ответ.

Анастасия Сорокина: Понятно. Значит, адресуем вам тогда этот вопрос.

Константин Крохин: Значит, если это вопрос содержания и текущего ремонта, то я об этом уже говорил: вы на собрании можете принять решение. Если же речь идет о тарифе на вывоз твердых коммунальных отходов, то на сегодняшний день, с этого года действует правило, по которому на регион, на территорию региона устанавливаются эти тарифы, устанавливаются региональным оператором. То есть в данном случае в отдельном доме нельзя изменить тариф.

То, о чем говорила зрительница – разные тарифы в разных домах в одном населенном пункте – скорее всего, речь шла о содержании и текущем ремонте. На практике в домах-новостройках – там больше лифтов. Если дом многоэтажный, то там обслуживание лифтов дороже. То есть практика показывает, что во всех новостройках тариф в среднем больше на содержание и текущий ремонт, чем в обычных старых муниципальных домах. И вот разница 24 рубля и 37 – это похоже на этот случай. У нас в Подмосковье так. Если сравнивать московский тариф, то в Подмосковье дороже – там в среднем 37–38, а в Москве – 24,52. Поэтому это такие расхождения, которые связаны с тем, что в населенном пункте, скорее всего, есть свои особенности.

Анастасия Сорокина: Константин Викторович, у нас остается совсем мало времени, давайте подведем такой краткий итог. Понятно, что нельзя дать, наверное, каких-то четких рекомендаций, но вот ваше личное мнение: что можно делать тем, кто получает платежки и в ближайшей перспективе будет видеть все более увеличивающиеся цифры?

Константин Крохин: Мой совет. Я сам прошел это 15 лет назад в своем собственном доме. И те примеры позитивные, где люди контролируют расходы (как общедомовые, так и индивидуальные), показывает, что жителям необходимо проснуться и выбирать управляющую организацию или создавать собственное самоуправление в доме. Тогда вы будете контролировать показания домовых приборов учета, вы будете напрямую устанавливать договора с поставщиками, и вы сможете разбираться в этих данных.

К сожалению, если вы не тратите время на то, чтобы разобраться в своих платежках, то никто за вас и в вашу пользу решать не будет. Вам все время будут подбрасывать новые платежи, новые суммы, и вы будете удивляться, почему все растет. Кроме как вмешаться в этот процесс и поучаствовать в нем, другого пути я не вижу.

Виталий Млечин: Это же столько времени нужно! А надо же еще когда-то другие дела делать.

Константин Крохин: Это вам кажется. Обычно, в доме, где живет 200, 300, 400 человек, найдется один человек, который либо военный пенсионер, он еще молодой, либо просто активный человек. И на практике дома с ЖСК и дома с товариществами собственниками жилья показывают, что это не такая тяжелая работа, когда все налажено. Надо один раз собраться, договориться, а дальше у вас будет все нормально.

Виталий Млечин: И чтобы только жуликом тоже не оказался этот один человек.

Константин Крохин: Ну, это даже ваш житель. Если он жулик, то переизберите.

Виталий Млечин: Это был председатель Союза жилищных организаций Москвы Константин Крохин. Константин Викторович, большое вам спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое.

Константин Крохин: Спасибо.

Виталий Млечин: Мы относительно услуг ЖКХ будет говорить сегодня вечером, с 8 до 9 вечера по московскому времени, это наша большая тема. Вернемся через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О переплатах за ЖКХ

Комментарии

сергей
национализация решение всех проблем при советской власти такого бардака не было
Владимир Березовский
Сажать главарей ОПГ? Не уверен, что получится, ибо они в погонах и штанах с лампасами не шастают. Но вот местные власти в малых городах, сёлах и т.п. часто так слипаются в "крёстные сообщества", что иногда возникает вопрос: "А чем эти "коллективы" отличаются от ОПГ? Там же тоже, думаю, должен быть "пахан"?
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты