Константин Матвейчук, Дмитрий Замышляев. Производство ювелирных украшений из янтаря

Константин Матвейчук, Дмитрий Замышляев. Производство ювелирных украшений из янтаря
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина, это рубрика «Промышленная политика», в которой мы рассказываем о российских предприятиях, работающих на территории нашей страны, причем работающих довольно успешно. Сегодня поговорим о компании «Амбертим» и вообще о производстве ювелирных украшений с янтарем, именно этим занимается эта компания, ну и вообще об этом бизнесе поговорим. Компания расположена в Калининграде, выпускают изделия под брендом «Darvin». У меня в гостях сегодня Константин Игоревич Матвейчук, генеральный директор компании «Амбертим», – здравствуйте, Константин.

Константин Матвейчук: Добрый вечер.

Марина Калинина: И Дмитрий Владимирович Замышляев, заместитель руководителя Российской государственной пробирной палаты при Министерстве финансов Российской Федерации, – здравствуйте.

Давайте посмотрим небольшой сюжет, который сделала моя коллега Жанна Мейлер в Калининграде, об этом предприятии, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну вот такой получился сюжет, вас и там, и тут показывают.

Константин, бренду «Darvin» уже больше 20 лет, и в принципе для Калининграда такой бизнес, как производство изделий с янтарем, в общем, вы не единственная компания наверняка, у вас там высокая конкуренция. За счет чего удается вот этот бренд сохранить и в чем вы нашли свои какие-то фишечки, чтобы держать покупателя и производить продукцию?

Константин Матвейчук: Добрый вечер, уважаемые телезрители. Спасибо, Марина, за вопрос. Да, компании уже более 20 лет. За счет чего она сохраняет свой имидж, свой бренд на рынке? Тем, что, наверное, компания участвует во всех крупных мировых выставках, использует все самые последние технологии, которые используются на сегодняшний день, смотрит за дизайном, постоянно использует модификацию. Также плюсом является то, что очень высококвалифицированные кадры используются. Имеется уже бренд, технологии, которые мы продвигаем не только на территории Российской Федерации, но на экспортную деятельность, есть экспортные контракты с Израилем, Германией, есть представительство в Гонконге.

Марина Калинина: Кто придумывает дизайн изделий?

Константин Матвейчук: Дизайн придумывает сам владелец компании Дарвин Вячеслав, поэтому этот бренд именной «Darvin», то есть каждое изделие прорабатывается досконально со всех точек зрения, чтобы оно было удобным, красивым, выделялось, технически было правильно сделано.

Марина Калинина: А сложно конкурировать на этом рынке? Вообще как дела обстоят, здоровая у вас конкуренция или нездоровая?

Константин Матвейчук: Конкуренция здоровая, но отличительное для компании, что все, что есть в компании, – это приход сырья, потом есть идея, есть трудозатраты, уже в конечном итоге получается то индивидуальное, то неповторимое изделие, которое трудно увидеть на рынке. То есть компания не является повторением чего-то прошлого, дизайна, модифицированного под новые технологии.

Марина Калинина: Вы резиденты особой экономической зоны. Какое это дает вам преимущество? Вы, по-моему, единственная ювелирная компания, которая в эту зону входит.

Константин Матвейчук: Мы первые ювелирные резиденты янтарной отрасли считаемся. Это определенный статус очень сильный. В компании планы в ближайшие 3 года вложить более 50 миллионов рублей, запустить еще более современное, технологичное производство. Ну и главное в компании – это «белые» зарплаты, это уверенность у сотрудников в завтрашнем дне.

Марина Калинина: Давайте подключим нашего второго гостя к нашей беседе. Дмитрий Владимирович, вот когда мы с Константином договаривались о встрече, о том, что мы будем снимать эту компанию, говорили о том, какие проблемы можно было бы обсудить в прямом эфире, возможно, решить каким-то образом. И Константин сказал, что это пробирование. Как сейчас дела обстоят? Какие нормативы? Сложности возникают у производителей ювелирных изделий.

Дмитрий Замышляев: Да, добрый вечер, спасибо за предоставленное слово. На самом деле чтобы было понятно и вам, и нашим уважаемым телезрителям, у нас страна, где продажа ювелирных изделий без пробирного клейма невозможна. То есть у нас страна обязательного пробирного клейма, если хотите так назвать, и все ювелирные изделия, – а ювелирными изделиями у нас являются изделия из драгоценных металлов, в основном это, конечно же, золото и серебро, – должны на себе иметь обязательно оттиск государственного пробирного клейма. Откровенно говоря, по поводу сложностей или проблем мы можем в дальнейшем поговорить, сразу мне так ничего на ум не приходит, потому что то, что касается опробования…

Марина Калинина: А мы сейчас у Константина спросим.

Дмитрий Замышляев: …и клеймения, здесь как раз, как мне кажется, давно уже все отлажено, отрегулировано. В 2015 году были внесены изменения в федеральный закон о драгоценных металлах и драгоценных камнях. После этого за несколько лет было принято огромное количество нормативных актов подзаконных, в том числе регулирующих сферу опробования и клеймения. Здесь и по срокам клеймения, и по стоимости клеймения, по пошлине за эти непосредственно услуги у нас на самом деле достаточно длительно и давно сложившаяся практика, уже наработанная. Поэтому, может быть, уважаемый гость скажет, в чем проблема.

Марина Калинина: Константин, выкладывайте проблему.

Константин Матвейчук: Нет, проблема не относится именно к пробирной инспекции. Проблема относится, назовем это двойственностью закона. Как Дмитрий Владимирович сказал, в Российской Федерации все изделия должны иметь оттиск пробирного клейма…

Дмитрий Замышляев: Извините, перебью: за исключением изделий из серебра до 3 граммов, потому что там клеймение добровольное. Это те изделия, про которые российский производитель сам решает, клеймить или не клеймить.

Константин Матвейчук: Да. И вот этот момент до 3 граммов… Почему производитель не хочет клеймить? Потому что при оттиске изделий до 3 граммов – они маленькие, они имеют более тонкое качество. И серебро, так как более мягкий металл, нарушает оттиск что государственного клейма, что производителя деформации. Но есть же тоже закон Роспотребнадзора, что изделие, например, для пробирной инспекции серьги – это два оттиска клейма. То есть если каждая серьга, представим, весит 2 грамма, в общем получается 4, для пробирной инспекции оттиск пробирного клейма необязателен, а для Роспотребнадзора он обязателен, потому что уже изделие становится 4 грамма. И наши партнеры, которые продают изделия в розницу, попадают на двойственность этого закона. Это не для пробирной инспекции, я имею в виду, что есть законодательное.

Или тот же момент для экспортной деятельности: все изделия должны иметь опять же оттиск государственного пробирного клейма. Тоже это законодательная вещь, хотя для партнеров в мире, в котором мы экспортируем, что Израиль, что Германия, оттиск именно серебра 925-й пробы необязателен. Опять же он нарушает, назовем, деформацию для клиентов на рынке.

Марина Калинина: И как с этим быть? Вы знакомы с такой проблемой?

Дмитрий Замышляев: На самом деле здесь в чем интересный момент? У нас когда в 41-й закон эти нормы вносились, они достаточно долго и серьезно обсуждались с ювелирным сообществом, потому что у нас есть различные профильные ассоциации, объединяющие компании, производящие ювелирные изделия, компании торгующие (ритейл различный), импортеров, экспортеров изделий и так далее. И вопрос клеймения или неклеймения отдельных категорий изделий обсуждался.

И вот тогда по общей, компромиссной позиции (в Государственной Думе, в комитете долго это обсуждалось) были выведены изделия. Если раньше клеймились все изделия, то изделия из серебра массой до 3 граммов были переведены в другой режим, а именно в режим добровольного клеймения. На самом деле мы тоже в принципе эту идею разделяли, потому что изделий до 3 граммов достаточно много производится, это легковесные изделия, они недорогие по стоимости, как правило, учитывая то, что изделия из серебра до 3 граммов с вставками из бриллиантов являются достаточно редким явлением, как правило, это какие-то либо поделочные камни, либо вообще без вставок изделия. Соответственно, это достаточно большая группа, большой объем изделий на клеймение.

Но какую интересную тенденцию мы заметили? После того, как эти нормы вступили в силу, я бы не сказал, что существенно просел объем тех изделий, которые массой до 3 граммов. То есть до, наверное, 60-70% производителей, в чьем ассортименте есть изделия до 3 граммов, продолжают их нести нам на клеймение, хотя эта норма необязательна, они могут реализовывать изделия массой до 3 граммов, никаких проблем при этом не испытывать и не иметь. В чем дело, стали выяснять. Для многих производителей наличие пробирного клейма, государственного пробирного клейма на изделии в глазах покупателя – это определенный бренд, это определенное подтверждение качества этого изделия…

Марина Калинина: Статус какой-то, да?

Дмитрий Замышляев: То, что это изделие сделано не в каком-то подвале, никто не гарантирует качество этого металла, из которого изготовлены серьги, кольцо, без разницы, любой ассортимент, ну и то, что качество и содержание драгоценного металла в этом изделии гарантируется Российской Федерацией при помощи государственного пробирного клейма.

Марина Калинина: То есть получается, что производителям самим выгодно ставить это клеймо, да? Это какой-то придает уровень?

Константин Матвейчук: Это подтверждение качества, да, мы согласны. Но когда, если сказать Дмитрию Владимировичу, компаниям, которые уже заработали бренд, они готовы продавать изделия до 3 граммов уже под своим именем, подтверждать, что они имеют…

Дмитрий Замышляев: Может быть, отчасти согласен.

Константин Матвейчук: Это же идет то же самое и ЕврАзЭС, наши клейма не подтверждаются, например, в Республике Казахстан, и казахстанский рынок обязывает подтверждать их, доклеймывать изделия.

Дмитрий Замышляев: Есть и такой момент, да, учитывая то, что в странах ЕврАзЭС действует параллельно, потому что формально это иностранные государства.

Константин Матвейчук: Свои нормативы, да.

Дмитрий Замышляев: Для нас понятно, что в каждой стране действует своя система клеймения. Наши изделия перемещаются через таможенную границу, которой нет, экономической границы в странах ЕврАзЭС, но они все равно остаются иностранными государствами, там действуют свои правила клеймения. И вот как раз…

Марина Калинина: Слушайте, какие тонкости!

Дмитрий Замышляев: Как раз сейчас обсуждается вопрос о взаимном признании клейм в рамках ЕврАзЭС, это вопрос, может быть, завтрашнего, послезавтрашнего дня, но этот вопрос обсуждается действительно. Но пока такая практика существует. Но что касается известных, раскрученных брендов, и они тоже на самом деле приносят изделия на клеймение, опять же мотивируя тем, что для покупателя это определенный знак качества, если хотите, наличие пробирного клейма на изделии.

Марина Калинина: Поскольку у нас прямой эфир, нам звонят зрители, дозвонилась нам Татьяна из Санкт-Петербурга, у нее есть вопрос. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Мне вот… Я обожаю янтарь, очень даже обожаю. У меня столько много всяких изделий. Но, к сожалению…

Марина Калинина: Татьяна, говорите.

Зритель: Да-да. К сожалению, говорят, что всевозможные изделия, красота, все такое. У меня дочка, дети жили в Балтийске, 20 лет они там жили, я каждый год туда приезжала и искала что-то необыкновенное. Мне хотелось… Сначала такое, думаю, ладно, попроще, что будет, то будет, лишь бы взять. Потом я когда посмотрела: слушайте, одно и то же на протяжении 20 лет, одно и то же – эти бабочки, эти жучки, которые еще с моего детства я помню, какие-то розы непонятные. Хотелось чего-то… Когда мы были в Светлогорске, в Янтарном, куда мы только ни ездили, на завод.

Потом второй вопрос – вазы. Почему вазы не можете сделать? Дочку просила: «Купи ради бога вазу мне такую». Мы приезжаем в магазин, говорят: «Мы не успеваем, нам привозят всего две штучки». И то ваза – это 3 розочки поставить, там буквально маленькая такая… приклеена…

Марина Калинина: В общем, вам разнообразия не хватает, Татьяна.

Константин Матвейчук: Вопрос ассортимента.

Зритель: Да-да, не то что разнообразия, а нет какой-то изюминки. Вы посмотрите, я в Санкт-Петербурге, в Прибалтике одно и то же, и сейчас каждый раз захожу, я мимо не могу пройти, думаю, может быть, что-то новое появилось, так хочется. Потом внучке у нас 8 лет, хотелось тоже что-то интересное, но 20 лет дети прожили, они не могли ребенку купить, кстати сказать, память про этот Калининград, в результате ничего не могли купить. Либо такое, извините меня, бабское, либо такое громадное, либо вот неизящное.

Марина Калинина: Татьяна, понятен ваш вопрос. Дайте нашим гостям возможность ответить. Что с ассортиментом?

Константин Матвейчук: Татьяна, добрый вечер. Я услышал, что вы из Петербурга и недовольны ассортиментом выпускаемой продукции Калининградской области. Я хотел бы вас пригласить... Может быть, конечно, нельзя говорить, что это коммерческое, будет как реклама, но на следующей неделе будет выставка в Санкт-Петербурге, будет более 70 производителей с территории Калининградской области. На мой взгляд, то, что я вижу ежегодно в Гонконге, в Польше, в Литве, Калининградская область в ассортименте, в качестве, в изготовлении намного выросла и опередила. По ассортименту ювелирной продукции точно уверен, что вы можете выбрать и себе, и внучке, и дочке.

По вазочкам – да, есть такая продукция, мы ее не выпускаем. Но лично, вот сегодня прилетал когда в Москву, видел в аэропорту, что она продается. Надеемся, она будет представлена на выставке в «ЭкспоФоруме». Могу сказать точно, среди 70 производителей вы сможете выбрать продукцию.

Марина Калинина: Дмитрий Владимирович, вы либо наверняка сталкиваетесь с ассортиментом. Какое у вас впечатление? Действительно, как Татьяна говорит, очень скудно?

Дмитрий Замышляев: То, что касается ассортимента, на самом деле не совсем вопрос пробирного надзора, может быть, отчасти как потребитель, потому что понятно, абсолютно правильно сказали, что, к сожалению, не всегда и не во всем наш ассортимент идеален и может удовлетворять растущему спросу, потребностям конкретного покупателя.

Какие проблемы в свое время еще обсуждались в отношении янтарной отрасли? Это проблема раскрученности янтаря как чего-то интересного с точки зрения ювелирных изделий, изделий из поделочных камней и так далее. Предполагалось, что должно быть сообществом, которое занимается янтарем, запущен этот ребрендинг о том, что, допустим, еще лет 5-7 назад при социологических опросах «Кто же носит изделия?» и «С чем у вас ассоциируются изделия из янтаря?», они ассоциировались с бабушками, паучками на кофтах. Это абсолютно правильный звонок из Петербурга, действительно такая проблема существовала, действительно была некоторая недовостребованность из-за того, что потребитель не знал, почему это интересно, зачем это носить, когда это уже есть определенный возрастной…

Марина Калинина: Клише какое-то.

Дмитрий Замышляев: Да, возрастное клише, когда вот это все воспринималось, что это немолодежно, например, то есть уже один крупный сегмент потребителей выпадает, и вот такая вот определенная стилистическая если хотите окрашенность была у янтаря. Я считаю, что за несколько последних лет удалось от этих клише отойти. Действительно даже по ассортименту то, что мы видим на выставках, изделия из янтаря стали более разнообразными, это абсолютно точно, это правда. Там появились не только брошки, паучки, листья и так далее, изделия из прессованного янтаря, если хотите, изделий из достаточно качественного, добротного янтаря, потому что потребитель действительно это распробовал.

Марина Калинина: То есть планка поднялась?

Дмитрий Замышляев: Да. Но говорить о том, что эта работа закончена, наверное, не совсем правильно, потому что все равно еще остается такое архаичное восприятие изделий с янтарем, как такого…

Марина Калинина: У нас еще один звонок из Краснодарского края, Тамара дозвонилась нам. Тамара, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы узнать, на телевизионных каналах везде ювелирочка, проба. Там рекламируют и продают комплекты, а о компании там никогда не говорят, что это за компания, просто продюсер и продюсер. Можно верить? Это настоящие изделия там продают или?

Марина Калинина: То есть вы хотите узнать, можно ли подделать янтарь? Да, хороший вопрос, как с подделками, как отличить. Спасибо за ваш вопрос.

Константин Матвейчук: На сегодняшний день если взять…

Марина Калинина: Какой сейчас потребительский интерес?

Константин Матвейчук: …розничные продажи, – да, большинство магазинов позиционирует свой бренд, а производитель только вырабатывается. То есть мы как компания, то же самое, как сказал Дмитрий Владимирович, когда есть наше имя производителя на изделии, он зарегистрирован, он есть на сайте Пробпалаты, то есть там можно проверить.

Марина Калинина: Но тут вопрос, как отличить, подделка это или не подделка. Вот человек приходит или по Интернету что-то покупает и так далее. Как это?

Дмитрий Замышляев: По Интернету дистанционно нельзя никак отличить. Можно отличить только когда у вас находится в руках данное изделие.

Марина Калинина: Хорошо, вот находится в руках изделие. Как отличить?

Дмитрий Замышляев: Например, первое, на что нужно обращать внимание: во-первых, не покупать изделия в сомнительных местах, сразу говорю.

Марина Калинина: Ну это понятно.

Дмитрий Замышляев: Если вы хотите купить нормальное ювелирное изделие, покупайте их в магазинах…

Константин Матвейчук: …надежных.

Дмитрий Замышляев: Да, либо у производителя, который имеет репутацию, потому что это вас отчасти обезопасит от покупки кота в мешке, это первый момент. Второй момент касается названных каналов, которые занимаются реализацией не только ювелирных изделий, но и бижутерии на самом деле. Естественно, есть что-то покрытое золотом и серебром, лакированные те же самые цепи или что-нибудь еще, есть изделия из серебра, например, которые являются ювелирными изделиями. В случае, если вы покупаете ювелирное изделие, там обязательно должно стоять пробирное клеймо, это женщина в кокошнике, в Советском Союзе это была пятиконечная звезда, которая наносилась на изделия, на любое ювелирное изделие, сама проба 583, допустим, по золоту, которая стала потом 585, это 58.5% золота в этом сплаве в этом конкретном изделии. То же самое по серебру, 925-я проба – 92.5% в этом изделии. Поэтому всегда смотрите на наличие пробы на изделии: если проба там есть, если вы покупаете в месте с хорошей репутацией, то у вас уже должна быть какая-то гарантия того, что вы покупаете действительно ювелирное изделие действительно с таким содержанием драгоценного металла.

Марина Калинина: Еще что-то хотите добавить, Константин? Еще на что можно обратить внимание?

Константин Матвейчук: Я бы, наверное, добавил, что если берем Интернет-магазины, можно было бы определить… У каждой компании есть уведомления либо свидетельство, которое они обязаны выложить, там всегда будет прописан срок существования компании. То есть не когда создался сайт, то есть если компания имеет право торговать, она должна стоять на спецучете пробирной инспекции.

Дмитрий Замышляев: Извините, перебил: у нас стоит порядка 40 тысяч организаций на специальном учете в Пробирной палате, это обязательно. Компании, которые занимаются работой с драгоценными металлами, драгоценными камнями, должны получить уведомление о постановке на учет пробирной инспекции. Таких компаний 40 тысяч, не только те, которые занимаются торговлей и производством, там достаточно более широкий спектр по видам деятельности, но тем не менее.

И второй очень важный момент – это то, что у нас одним из направлений работы Пробирной палаты при Министерстве финансов является как раз государственный контроль за оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней. Ежегодно наши контролеры в инспекциях при осмотре изделий в магазинах, при проверках выявляют изделия в том числе без клейм, это не такое уж редкое явление. Грубо говоря, за прошлый год у нас было осмотрено порядка 75 тысяч изделий, из которых каждое 7-е изделие не имело пробирного клейма, то есть они были ввезены либо в карманах, либо… То есть они продавались с нарушением существующего порядка реализации этих изделий.

Марина Калинина: Ну понятно, такой черный рынок.

Дмитрий Замышляев: Либо изделия с фальшивыми клеймами, которых значительно меньше, но тоже есть.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо вам большое. Успехов!

Константин Матвейчук: Спасибо.

Марина Калинина: Делайте красивые изделия, радуйте женщин и сотрудничайте с Пробирной палатой, чтобы все ваши вопросы были решены. Константин Матвейчук, генеральный директор компании «Амбертим», и Дмитрий Замышляев, заместитель руководителя Федерального казенного учреждения «Российская государственная пробирная палата при Министерстве финансов Российской Федерации».

Ну и по традиции посмотрим на людей, которые работают в компании «Амбертим», производственные портреты. А я с вами прощаюсь, всего доброго.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео