• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Константин Ордов: Банки не готовы выдавать кредиты широкому кругу пенсионеров. МФО более лояльны, но менее цивилизованы

Константин Ордов: Банки не готовы выдавать кредиты широкому кругу пенсионеров. МФО более лояльны, но менее цивилизованы

Гости
Константин Ордов
профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова

Оксана Галькевич: Мы переходим к обсуждению нашей первой темы. Как вы думаете, в радость ли траты, если старость впереди? Наши российские пенсионеры набрали кредитов на 212 млрд рублей. И это данные только за последние полгода. С января по июль банки оформили почти 2 млн договоров. Заемщиков все больше и сумма взятого в долг выросла почти в половину.

Константин Чуриков: Цифры производят впечатления, причем, на какие ни взгляни. Сейчас практически каждый пятый пенсионер должен банку. И в основном это люди старше 60. Банки почему-то чаще идут на одобрение займа именно для этой возрастной категории, с каждым годом все больше. Это в среднем по статистике. А вот тем, кто младше 60 лет – меньше.

Оксана Галькевич: Может быть, просто младшие пенсионеры просто еще сами справляются, без кредитов? А вот тот, кто уже просто по здоровью не может заработать где-то, живет только на пенсию, он как раз идет в банк.

Константин Чуриков: Еще хорошо, если в банк, а не в МФО, потому что эта штука страшнее. Хотя 3-4 кредита в обычном банке тоже не сахар. А вот у нас по статистике есть и такие. 10% пожилых людей тянут по 3 кредита. Есть такие, кто платит по 5 договорам.

Оксана Галькевич: На самом деле картина, которую мы описали, выглядит пугающе. Ну а что? Друзья, может быть, это нормально? Может быть, это общемировая практика и мы в тренде? Сейчас будем в этом вопросе разбираться. Давай представим нашего гостя.

Константин Чуриков: В студии у нас Константин Ордов, профессор РЭУ имени Плеханова. Добрый вечер.

Константин Ордов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, если среди вас есть те, кто берет кредит, и если вы тем более пенсионер, позвоните нам, расскажите, на что брали кредиты. Константин, знаете, тут эксперты прокомментировали, на что среднестатистический пенсионер может брать кредит. И как-то очень тяжелое впечатление производят строчки: лекарства, еда, оплата услуг ЖКХ. Действительно в среднем на это?

Константин Ордов: Да, и это самая тревожащая ситуация, это, видимо, самая плохая цель получения кредита. Потому что, видимо, вам не хватает текущих доходов, для того чтобы обеспечить просто свой уровень выживания. И, естественно, возникает вопрос: а из каких средств и каким образом вы планируете погашать и обслуживать этот кредит? И, как обычно, нет добра без худа. Вы имеете возможность этот кредит получить, но худо возникает, когда вы не можете его обслужить, либо экономические условия, к сожалению, в наше время еще пока не самые лучшие времена настали, но обслуживать кредит необходимо, и банк не готов ждать и давать вам поблажки в этом отношении.

Оксана Галькевич: С медициной, конечно, бывают сложные ситуации. Там суммы могут быть большие. Но наши пенсионеры, по данным кредитного бюро, берут деньги в том числе на покупку нового автомобиля. Давайте сейчас покажем эту информацию. На ипотечное кредитование тоже распространено среди наших пенсионеров. Покупают квартиры по сути. И еще, кстати говоря, довольно распространенная категория – это кредитные карты. 67% заемщиков пенсионного возраста предпочитают пользоваться такими инструментами.

Константин Ордов: С одной стороны, они хотят порадовать своих детей и внуков, еще будучи способными это сделать. А, с другой стороны, конечно, само по себе кредитование не является с точки зрения западной экономики роскошью. Это повседневный способ обеспечения своих сиюминутных трат, понимая, что у вас есть возможность, конечно же, эти траты так или иначе в будущем обеспечить доходами.

Оксана Галькевич: Определенная дисциплина здесь ­нужна. Но ведь мы с вами не говорим о том, что пенсионерам всегда предлагают особые условия. Я не знаю, как по кредитным картам. Но потребительский кредит для пенсионера несколько отличается ставкой. Она может быть повышена, завышена.

Константин Ордов: Она может быть, но, в конце концов, если речь идет… а, как правило, когда мы говорим о кредитовании пенсионеров, то либо обеспечение, либо гарантия со стороны родственников, еще чьих-то поручителей должна быть. Но ведь надо отметить, что, может быть, как раз рост кредитования пенсионеров и явился следствием повышения финансовой грамотности, о которой мы так много говорили. Раньше у соседа до получки, а теперь и пенсионеры поняли, что можно воспользоваться банковскими продуктами. Но только насколько осмысленно они этот инструмент используют?

Константин Чуриков: К нашему разговору сейчас присоединится Михаил Крутихин. Это партнер консалтинговой компании «RusEnergy», который буквально несколько недель назад столкнулся с тем, что пришел в Сбербанк и кредитную карту Михаилу Ивановичу не дали. Здравствуйте, добрый вечер, Михаил Иванович.

Михаил Крутихин: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Расскажите, пожалуйста, душещипательную историю, потому что я считаю, что она достойна наибольшей огласки.

Михаил Крутихин: Я полагал, что кредит мне могли бы и дать или кредитную карту выписать, поскольку несмотря на то, что я пенсионер, мне 71 год, но я продолжа работать, бодр, здоров и неплохо зарабатываю, потому что делаю аналитические работы по нефти и газу. Я консультирую инвесторов в нефть и газ. То есть деньги есть, чтобы отдавать долги. Но в Сбербанке меня встретили с сюрпризом, сказали, что после 65 лет они вообще не выдают не просто кредиты, но кредитные карты. Вот это было сюрпризом. Это был шок. А затем наступило понимание. Когда я вспомнил, что у нас ожидаемая продолжительность жизни 71,5-72 года, если сравнить с хорошими пенсиями в той же Норвегии, где в 67 лет уходят на пенсию, но ожидание жизни где-то 82 года, я понял логику банка.

Оксана Галькевич: Михаил Иванович, а вы не пробовали обращаться, может быть, в другие банки за этим продуктом, за кредитной картой? Допустим, у Сбербанка такие условия. Есть ведь и другие банки у нас в стране.

Михаил Крутихин: Да, я посмотрел. В моем возрасте (71 год) нашли мне один банк. Я не буду его называть. Но он несолидный. Я боюсь, что это банк опять накануне какой-нибудь санации или еще чего-нибудь. В банках не было такого банковского продукта, который мне был нужен. Я собирался получить привилегированную кредитную карту, которая позволяет… Я часто путешествую. То есть ходить в залы ожидания для бизнес-класса.

Константин Чуриков: То есть явно вы хотели не карту «Почта-банка», уже можно предположить?

Михаил Крутихин: «Почта-банк», пожалуйста, не предлагайте, поскольку у «Почты России» такая низкая репутация.

Константин Чуриков: В бизнес-зал точно не пустят. Спасибо. Это был Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании «RusEnergy». Вот видите, какие истории бывают у людей.

Константин, а вот с точки зрения социальной ответственности крупнейшего банка страны… Это же государственный банк у нас. Сбербанк же все-таки государству в основном принадлежит. Как вам кажется, насколько это вообще правильно, неправильно, что после 60 до свидания.

Константин Ордов: Он принадлежит мегарегулятору Центральному Банку. А в продолжение темы, которую вы затронули, можно сказать, что каждый четвертый пенсионер в России работает и тем самым обеспечивает доход и способность обслуживать кредит. Поэтому, с одной стороны, конечно, банки перестраховываются. Но, с другой стороны, это право именно банка определять те условия, на которых он готов или не готов выдавать. В конце концов, я так понимаю, что в дебетовой карте он не отказывает. Он отказывает именно в кредитной карте. Поэтому вопросы безналичного обслуживания все равно решаются, в том числе и пенсионерами, а ограниченный ассортимент финансовых инструментов, который для пенсионера остается востребованным, он, может быть, и не лучшим образом характеризует конкретный банк с точки зрения его лояльности, при условии, что как раз там пенсионеров обслуживается большое количество. И поэтому если не проявлять лояльность к этим гражданам, то к кому же еще?

Оксана Галькевич: Надо сказать, это самый большой банк. Как нам хочется думать, с наибольшей устойчивостью. Справедливости ради надо сказать, что, кроме Сбербанка, у нас есть и другие финансово-кредитные учреждения, которые работают со старшими возрастными категориями.

Вообще общемировая практика получения кредитов – это 80-85 лет. В разных странах, конечно, варьируется, но примерно так. Вот смотрите. «Сбербанк» старше 65 – это только карта «Активный возраст». «Росбанк» старше 65 лет тем, у кого есть постоянный заработок. То есть если вдруг человек работает, то он может на что-то претендовать. Есть банки, которые до 70 лет позволяют пользоваться такими продуктами. Но мы нашли даже 2 банка по данным из открытых источников – это «Совкомбанк» и «Альфа», которые до 85 готовы пойти навстречу в таких вопросах. И тот самый «Почта-банк», который нашему собеседнику показался не таким надежным, он вообще без ограничений выдает такой пластик, такие продукты.

Константин Ордов: Вопрос только условий. Вы должны будете либо предоставить обеспечение по кредиту, либо предоставить тех, кто за вас готов расплатиться в случае, если не дай бог что-то произойдет. Поэтому вопрос ставок.

Оксана Галькевич: А они, надо сказать, все-таки повышенные.

Константин Ордов: По сравнению со Сбербанком выше.

Константин Чуриков: Вот нам пишут активно люди, как раз пенсионеры, на что берут кредиты. Холодильник. Пишут, что на ремонт квартиры, на новую мебель. В общем, много на что. И сейчас послушаем нашего зрителя. На связи у нас Семен из Курганской области. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. Хотелось бы просто в прямом эфире услышать обсуждение следующего мнения. Может быть, где-то это уже работает. Пока у меня такая идея в голову пришла. Если у нас пенсионеры берут кредиты, несмотря на свою маленькую пенсию, может быть, в качестве постепенного перехода к повышению пенсионного возраста проработать какую-то инициативу в плане… Например, мы страхуем пенсионера на какую-то определенную сумму. То есть в случае, например, неотдачи кредита за него государство выплачивает.

Константин Чуриков: То есть люди будут понимать, что 20 000 можно не платить. Представляете, что будет, если все придут, возьмут по 20 000 и не заплатят?

Оксана Галькевич: Все будут не платить.

Зритель: Один из вариантов. Вы говорите – почему пенсионеры много берут? Потому что они берут страховку. То есть если он умирает, то это его страхует от этого. А если государство будет какую-то определенную сумму страховки выплачивать за пенсионера, то есть это все будет закладываться в кредит…

Константин Чуриков: Понятно, Семен. Спасибо за звонок. Не ускорим ли мы наступление дефолта в стране, финансового кредита?

Константин Ордов: Я сильно сомневаюсь. Мне кажется, здесь будет какая-то субъективность. Банки и на сегодняшний день не очень охотно выдают кредиты пенсионерам. И это считанные единицы, кто имеет возможность их получить. Поэтому, создавая какие-то гарантии, мы тем самым, мне кажется, большинство пенсионеров просто оставляет за бортом доступности для лечения, для текущего потребления и привлечения кредитов. Мне кажется, если речь идет именно об этом, то стоит говорить о повышении пенсий, может быть, о повышении доступности медицинских услуг и бесплатности. И вот это как раз бы отвечало чаяниям нашего звонившего.

Оксана Галькевич: А вообще с точки зрения финансовой системы и работы банков прирост 11% за полгода говорит о том, что неохотно кредитуют пенсионеров, или все-таки, наоборот, набросились на пенсионеров, как на хороший источник заработка? Для банков это же все-таки заработок – кредитные и кредитные карты.

Константин Ордов: Конечно. Это говорит о том, что все-таки это выше, чем темпы роста ВВП. Поэтому здесь мы должны очень внимательно подойти к вопросу. Ведь за быстрым ростом объема кредитования следует и быстрый рост просрочки, невыплаты кредитов. И важно понимать, что когда человек еще в силе, вы можете и судиться с банком, и найти альтернативные источники дохода, то человек в возрасте уже не способен воспользоваться судебной системой в полной мере. И в этой связи я хотел сегодня, может быть, рассказать. Если вызовет интерес, может быть, у наших слушателей, у нас с вами. С 3 сентября вступает в силу закон о финансовом омбудсмене в Российской Федерации. И как раз он нацелен на то, чтобы обеспечить разрешение споров между гражданами и финансовыми организациями.

Константин Чуриков: Уже официально. Это будет Павел Алексеевич Медведев, да?

Константин Ордов: Не знаю. Сегодня в 17 часов Центральный банк обещал озвучить, кто возглавит это ведомство.

Оксана Галькевич: Ждем новостей. Я понимаю, что при определенной дисциплине кредит – это возможности, это инструмент для решения каких-то своих вопросов. Возможно, даже сложных. Но когда у человека, а у нас все-таки 4-5% людей, которые несколькими кредитами пытаются управлять, это уже высшая математика, это довольно сложно. Не говорит ли это о какой-то запутанной ситуации, как раз о неумении управлять своими финансами?

Константин Ордов: Это говорит о чрезмерной рискованности их финансовой политики. И здесь важно, насколько они уверены в своих источниках дохода. Я знаю некоторых людей, которые имеют деньги на расчетном счете, но пользуются кредитными ресурсами, для того чтобы обеспечить свое текущее потребление. Они четко понимают, что их доходы застрахованы наличием какого-то банковского счета. Но текущими доходами они просто… Кредит, для того чтобы именно это использовать в качестве своего финансового обеспечения. И здесь я не вижу рисков.

А в том случае, когда вы последние свои копейки пытаетесь распланировать под оплату кредита, вполне вероятно, что эти копейки могут в какой-то месяц и не прийти, и тогда как раз наступают очень серьезные и неизбежные проблемы.

Константин Чуриков: А вот какие сообщения мы получаем в эти минуты. Псковская область. Зрительница пишет: «Я бы тоже взяла, полечилась бы, поела бы. Может быть, и куда-то съездила. Но, увы, останусь на улице». Пишет Саратовская область: «Я хочу взять кредит, чтобы вставить зубы. Нет больше сил ходить без них». Чтоб просто спектр был понятен.

Оксана Галькевич: Еще пишут, что пенсионеры берут кредиты для детей в основном и для внуков, и очень редко для себя. Иногда берут, чтобы погасить долги ЖКХ.

Константин Чуриков: Сейчас давайте примем звонок из Москвы. Лилия у нас уже в эфире. Здравствуйте, Лилия.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я очень люблю вашу передачу и прямо всеми вечерами смотрю. Она такая полезная для нас. Но я хочу сказать насчет кредитов. Здесь выступающий товарищ сказал, что сейчас так строго все банки просматривают. А вот у нас, у пенсионеров, стали класть кредитные карточки. Я не буду говорить, какой банк. Со всем описанием. 50 000, пожалуйста. Бери документы, бери, активизируй – и деньги твои. Это так заманчиво. А на что банк рассчитывает, давая мне такой кредит? Они что, не видят, что мне 70 лет и пенсия у меня не 300 000? Как это совместить – законы, то, что Центральный Банк говорит, банкиры теперь очень аккуратные. А то на тебе – разложили, идите, пожалуйста.

Константин Чуриков: Я не знаю ваше отчество.

Зритель: Васильевна.

Константин Чуриков: Лидия Васильевна, так вы хотите сказать, что вам еще специально эту карту навязывают?

Зритель: Конечно. Я открываю почтовый ящик, а она там со всеми описаниями лежит. Мне тоже бы не мешало взять деньги. Но я считаю, что в наше время одиноким пенсионерам брать кредиты – это самоубийство. Буду потихоньку как-то копить.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Вы знаете, действительно, одно дело, когда человек осознанно приходит в кредитно-финансовое учреждение , ему необходимо получить этот кредит, рассчитал он свои силы или не рассчитал – это вопрос его ответственности в будущем. Другое дело, когда за тобой уже охотятся, понимая, что тебе, как сказала Лидия Васильевна, 70 лет и доход достаточно ограниченный.

Константин Ордов: Искушают. В условиях, когда ты действительно нуждаешься и вокруг тебя есть столько способов потратить эти средства. Ну что, видите, насколько есть осознанные люди, которые готовы трезво рассуждать о том, что для них является пользой, а что может принести через месяц, через полгода вред.

Оксана Галькевич: Константин, почему тогда все эти внутренние ограничения, о которых мы сказали? Вот этот банк до 65, этот до 70, тот еще до какого-то возраста. Если все равно идут на какой-то обход с использованием каких-то уловок.

Константин Ордов: На самом деле в рамках маркетинга эти кредитные карточки раздают. Но их надо авторизировать. И в процессе авторизацию вам могут отказать. Опять же, здесь речь идет о 50 000 рублей, которые для банка не являются каким-то существенным риском. Это с одной стороны. С другой стороны, надо узнать ставку. Я уверен, что она раза в 2-3 выше, чем ставка, которую вы можете получить, если придете с поручителем либо обеспечите залогом кредит, который вы планируете.

Константин Чуриков: Мы с вами практически не поговорили по поводу МФО. Вот скажите, там сейчас как дела и много ли среди клиентуры МФО именно пожилых людей?

Константин Ордов: Центральный Банк пытается навести порядок в этой среде, но спрос на эти услуги есть. Граждане, к сожалению, как раз используют микрокредиты, для того чтобы какие-то свои текущие нужды потребления обеспечить. И это плохо с точки зрения того, что это обязательно приведет к росту неплатежей, к просрочке долга. Именно поэтому на сегодняшний день мы видим, что количество микрофинансовых организаций сокращается.

Константин Чуриков: Официальных. Тут очень важно сделать эту оговорку.

Константин Ордов: Согласен. Но как только ужесточили требования для коллекторских агентств, когда мы перестали слышать об этих каких-то совершенно неправовых способах взимания долга, то даже чрезмерные процентные ставки перестали окупать деятельность этих микрофинансовых организаций. Поэтому, я думаю, нас ждет передел рынка микрофинансовых организаций, его инкорпорирование в общество. Пока есть спрос, будет предложение. Спрос существует. Банки не готовы выдавать, как бы мы сейчас ни обсуждали, широкому кругу пенсионеров кредитные ресурсы. Микрофинансовые ресурсы более лояльны, но и менее инвестиционно или финансово привлекательны с точки зрения и сроков предоставления, и процентных ставок, и последующего взыскания. То есть банки более цивилизованны в этом отношении.

Оксана Галькевич: Ольга из Тюмени. Ольга, здравствуйте. Мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела рассказать, как я взяла кредит в 2015 году у «Совкомбанка». Я пенсионер. Попросила 150 000 на ремонт частного дома. Мне рассчитали, на год не дали, как я просила, рассчитали на 3 года. И я должна была банку вернуть 270 000. Платила строго через банкомат. Через кассу не принимали. 4212 не положишь через банкомат – я клала 4500, 5000, чтоб быстрее закрыть. Потом в конце первого года закрыла полностью. Перерасчет мне не сделали. И я переплатила банку лишних 122 000. То, что в банкомат лишнее клала. Я расчет не сделала и написала жалобу. Письмо у меня на руках, ответ такой: «Вам дали кредит 76% годовых». Представляете, как пенсионеров обманывают?

Константин Чуриков: Мрак вообще.

Зритель: А вы говорите.

Константин Чуриков: Это же просто мрак. 76% годовых. Это был 2015 год. Я понимаю, что у нас и ключевая ставка была выше.

Константин Ордов: Это ставки микрофинансовых организаций.

Константин Чуриков: А это довольно крупный и известный банк все-таки. Рекламирующий себя активно.

Константин Ордов: Мы, конечно, не внутри этой истории. Нам тяжело рассуждать на тему, какие были договоренности, с чем связано было… Может быть, со штрафными санкциями за досрочную выплату. Иногда это тоже в договорах предусмотрено. Ради того, чтобы больше у нас с вами не было подобного рода проблем в российской финансовой сфере, я надеюсь, что институт финансового омбудсмена, который начнет для банков действовать с 2020 года, позволит быстро, оперативно и просто решать для граждан эти проблемы. И всегда можно будет обратиться и найти понимание.

Константин Чуриков: Чтобы Центральный Банк тоже был как-то в этой истории. Он, конечно, мегарегулятор. Но Центральный Банк для народа работает, да?

Оксана Галькевич: В данной ситуации договор подписан. Это не какое-то заштатное кредитно-финансовое учреждение. Довольно известный банк. Тут будет сложно тягаться.

Константин Ордов: Центральный Банк, к сожалению, не может подменить собой судебную систему. А, с другой стороны, пенсионер, конечно, не расположен к тому, чтобы идти в суд и там правовыми методами отстаивать, бесконечно оплачивая услуги адвокатов, теряя время.

Константин Чуриков: Но Центральный Банк получает и аккумулирует жалобы, Центральный Банк знает, где у кого какой процент и так далее. Он может не просто наивно смотреть.

Оксана Галькевич: Хотя бы правила игры установить такие и требовать их соблюдения. Спасибо. У нас в студии был Константин Ордов, профессор РЭУ имени Плеханова. Мы с вами не прощаемся, уважаемые друзья. Вернемся через 2 минуты.

Константин Ордов: Всего доброго.

Константин Чуриков: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Об ограничении возраста заемщиков

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты