• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Константин Ордов: Государственный бюджет сегодня переполнен деньгами. А мы еще хотим ужесточить налоговые правила!

Константин Ордов: Государственный бюджет сегодня переполнен деньгами. А мы еще хотим ужесточить налоговые правила!

Гости
Константин Ордов
профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова

Константин Чуриков: А сейчас – о наших высоких достижениях, но, к сожалению, не в спорте. Наша первая тема: россияне поставили кредитный рекорд. Вот за первые шесть месяцев этого года на покрытие старых долгов люди стали рекордным образом брать новые долги – суммарно 68 миллиардов рублей набрали. И это почти в два раза больше, чем за тот же период прошлого года. Средняя сумма нового потребительского кредита на покрытие старого составила 520 тысяч рублей. Это данные компании «Эквифакс».

Марина Калинина: Я продолжу, еще несколько цифр. Рекорды по рефинансированию продолжились в июле – в этом месяце россияне взяли на эти цели потребительских кредитов на общую сумму 14 миллиардов 600 миллионов рублей, и это вдвое больше результата 2017 года. Перекредитование ипотеки в июле шло темпами почти в три раза выше, чем в прошлом году, общая сумма за месяц составила 3 миллиарда 200 миллионов рублей. Заемщики с автокредитами также нарастили объемы рефинансирования по сравнению с 2017 годом почти в полтора раза – до 172 миллионов рублей. Выросло и число случаев рефинансирования кредитных карт. В июле было оформлено кредитов данного типа на общую сумму 57 миллионов рублей, и это более чем в два раза превышает показатели прошлого года. Вот такие вот рекорды или антирекорды продолжают ставить наши с вами сограждане в плане кредитов, перекредитования и различных займов у банков и других организаций.

Константин Чуриков: Как мы дошли до жизни такой? Это вопрос к вам, уважаемые зрители и к нашему гостю. В этой студии – Константин Ордов, профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Плеханова. Константин, здравствуйте.

Константин Ордов: Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну что скажете?

Марина Калинина: Если обратиться к этим цифрам, насколько они пугающие? Или это нормально в данной ситуации?

Константин Ордов: Нет, уже от этой динамики начинает захватывать дух у всех – и у мегарегулятора, и у наших экономических властей. Но, с другой стороны, надо понимать, что, по сути, сами по себе эти цифры не являются чем-то негативным. Мы с вами говорим о том, что, естественно, эти 500 тысяч рублей – они же не являются суммами, привлеченными для текущих трат. Это ипотека, это покупка автомобиля. Это то, что поддерживает отрасль строительную, которая обладает очень большим мультипликативным эффектом и создает рабочие места.

Марина Калинина: Ну, насколько мы поняли, это суммы, которые закрывают предыдущие суммы.

Константин Ордов: Прекрасно! Мы опять же с вами должны из этой суммы выделить то, что было использовано для рефинансирования, не в результате того, что у людей нет денег, они берут дополнительно для погашения старых, а мы с вами явились свидетелями того, что с 2016 года ставки по потребительским кредитам сократились с 25–30% годовых до сегодняшних – можно привлечь 15, 17, 18%. И почему бы не воспользоваться снижением ставок для того, чтобы перекредитоваться и платить меньше ежемесячный взнос? И это тоже нормально, это рыночный механизм.

Константин Чуриков: А то, что в основном-то как раз рефинансируют не ипотеку, не автокредиты, а потребительские – вот это о чем говорит?

Константин Ордов: Ну, здесь, видите, каждый случай, видимо, уникален, и его бы лучше рассматривать. И мы с вами в прошлых передачах каждый раз затрагивали эту тему. Отсутствие дохода. И вроде бы начало года нам давало оптимизм, что восстанавливаются реальные доходы населения. Но сейчас сентябрьская статистика как раз некий негатив в эту новостную ленту внесла. И мы понимаем, что ситуация остается напряженной. Но люди два-три года до этого (четыре года у нас падение реальных доходов населения), они откладывали свои траты. Ну, сколько их можно откладывать? Все равно необходимо так или иначе человеку существенные затраты свои отложенные реализовать.

И я думаю, что это привело к тому, что у нас 2017 и 2018 год ознаменовался фееричным ростом потребительского кредитования, то есть мы на 20% долг по кредитам, выданным физическим лицам, увеличиваем. Это не хорошо и не плохо. Это поддерживает экономику. Иначе бы не было роста экономики. Конечно, надо обращать внимание на просроченную задолженность, она эти два года пока не растет. Перекредитование позволяет нам управлять в том числе отсутствием долгов и нарастанием этой просроченной задолженности. Конечно, риски от этого лишь увеличиваются. Но реализуются они или нет – зависит от экономической политики. А это вовсе даже не гарантированно наличие проблем в банковском секторе в ближайший год из-за того, что два года мы росли. Это нормальные инструменты кредитования.

Марина Калинина: Вы сказали, что задолженность просроченная не растет. То есть – на каком уровне она есть, на таком она примерно и остается?

Константин Ордов: Да.

Марина Калинина: А вот эти риски невозвратных долгов вообще – вот с ними как дело обстоит? То есть – которые в принципе не вернутся никогда.

Константин Ордов: Ну, банки под них создают резервы, поэтому они перестают отражаться в статистике. Поэтому тут мы на сегодняшний день с вами говорим, что у нас более 800 миллиардов рублей – это просроченная задолженность, а выданные кредиты – 14 триллионов и больше рублей. Поэтому это пока не угрожающая цифра. В динамике она может превратиться в проблему, но если мы говорим о том, что экономика все-таки оживет и будет устойчиво увеличиваться, а наши с вами доходы будут возрастать, то никакой проблемы в этом нет. Это как раз формирует внутренний спрос в экономике.

Марина Калинина: А что может оживить нашу экономику на сегодняшний момент? Вы говорите «если». Ну, я так понимаю, что ключевое слово здесь как раз «если». То есть на что люди надеются сейчас, беря вот эти деньги для перекредитования прошлых займов?

Константин Ордов: Я думаю, они очень искренне надеются на свою способность быть профессионалами в том деле, в котором они на сегодняшний день себя реализовывают, получать доход, зарплаты, какие-то альтернативные доходы.

Может быть, рассчитывают на свои сбережения в том числе, которые должны на какое-то время подстраховать их. Рассчитывают только на хорошее, конечно. На плохое рассчитывать и брать кредит…

Константин Чуриков: Может быть, на повышение зарплат, которое обещали?

Константин Ордов: Да, в том числе. Может быть, в реальном выражении просто вопрос, это приведет не приведет, но главное в нашем деле не потерять работу.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, ответьте, пожалуйста, на вопрос: вы брали в последнее время новый кредит, чтобы погасить старый? 5445 наш SMS-портал и дальше ваши ответы «да» или нет».

Смотрите, что получается? Можно лечить болезнь, а можно давать какое-то такое лекарство, которое симптомы заглушает. Ведь люди по сути соглашаются снизить сумму ежемесячного платежа, но накапливают больший долг. Вот с точки зрения нормальности, как вы считаете, это приемлемо?

Константин Ордов: На мой вкус и статистику, которую я вижу и анализирую, это еще пока на уровне витаминных добавок.

Константин Чуриков: БАДов.

Константин Ордов: БАДы, да. Мы туда финансы какие-то пытаемся привлечь и использовать, то есть пока об интенсивной терапии речь не идет. Но озабоченность Центрального банка неслучайно связана с тем, что если продолжатся еще год-два подобные темпы роста кредитования, то, конечно, эти риски станут вполне ощутимыми и более чем наглядными для большинства кредитополучателей, особенно тех, кто на сегодняшний день, к несчастью, наверное, все-таки является несчастливым обладателем двух, трех, четырех кредитов, не то что одного. И вот для них, конечно, любая негативная динамика в экономике может явиться тем разворотным… Концом всего, всей этой аферы, пирамиды.

Марина Калинина: Правильно ли банки себя ведут сейчас, в данный момент, выдавая опять же такие огромные кредиты, руководствуясь чем? Подо что выдаются эти кредиты, если у человека уже есть долг и он явно берет, для того чтобы перекредитоваться?

Константин Ордов: Мы на сегодняшний день…

Марина Калинина: Недвижимость-то у него не резиновая, доход тоже не резиновый.

Константин Ордов: Конечно.

Марина Калинина: Гарантии… Ну хорошо, есть какие-то поручители и так далее, но вы же понимаете, что долг как снежный ком, а тут еще второй кредит, получается, висит.

Константин Ордов: Да. Но мы должны понимать, что у банков на сегодняшний день есть достаточно большой объем свободной ликвидности, они не знают, куда эти деньги девать, потому что корпоративный сектор на сегодняшний день в стагнации. По этим ставкам, которые есть, корпоративный сектор не готов брать кредиты, и куда, соответственно, с этими деньгами деваться, банки тоже озадачены и озабочены, потому что по депозитам, которыми население располагает, проценты платить надо, надо же как-то зарабатывать. Поэтому происходит и смещение в пользу потребительского кредитования. Это в принципе не так плохо.

Константин Чуриков: Подождите, «не знают, куда деньги девать»?

Константин Ордов: Да.

Константин Чуриков: У нас в стране проводится в том числе непопулярные реформы, потому что как раз-таки денег нет.

Константин Ордов: Да.

Константин Чуриков: Просто денег нет. У нас каждый второй предприниматель, который нам звонит в прямой эфир, спрашивает, где эти доступные кредиты, а вы говорите, что у них там денег завались.

Константин Ордов: Я про это и говорю, что процентные ставки делают их недоступными.

Марина Калинина: А не снизить ли ставки по кредитам хотя бы на какие-то периоды для предпринимателей, которые бы хотели именно что-то производить, я не говорю о торговле и так далее? Есть же какие-то производства, которые готовы вкладывать, но беря кредит на каких-то приемлемых, человеческих, разумных условиях.

Константин Ордов: Это вопрос не к банкам, это вопрос к мегарегулятору Центральному банку, который на последнем совещании оставил ставку неизменной, а до этого начал цикл повышения ставок, что не вселяет никакого оптимизма для самих банкиров, в том числе не дает основания нам рассчитывать на продолжающееся снижение процентных ставок по кредитам. Здесь, к сожалению, мы с вами живем в тех условиях, когда, с одной стороны, у нас в этом году ожидается рекордный профицит федерального бюджета, то есть государственный бюджет сегодня просто переполнен деньгами.

Константин Чуриков: Нам сейчас рассказывают о принятии бюджета на будущие три года. Там как раз он будет профицитным. Но мало кто заметил, что скорректирован бюджет на текущий год. И в текущем году мы тоже в плюсе.

Константин Ордов: И еще каком. Я говорю – рекордном плюсе. Даже за последние 5-7 лет. Так что тут возникает как всегда вопрос, чтобы системно подойти к этому и попытаться проанализировать. Но мы понимаем, что, скорее всего…

Марина Калинина: Вопрос, наверное, направления потоков этих бюджетных денег. В том ли направлении эти потоки расположены.

Константин Ордов: Да, вполне вероятно, что, может быть, необходимо идти от другого. Если это излишние деньги, а государство не может их эффективно перенаправить…

Марина Калинина: Если мы говорим о росте экономики.

Константин Ордов: Может быть, надо снизить налоговое бремя и, может быть, тогда освободить малый бизнес вообще от налогов, чтобы они не просили кредиты и не ждали, когда им дадут дешевый от кого-то где-то искать, кому дадут, кому не дадут. А, может быть, какие-то такие активные слои граждан, которые не получают какие-то сверхдоходы, вот малый бизнес. Сегодня мы с вами рассматриваем закон о том, чтобы обложить налогом этих самозанятых…

Константин Чуриков: Не мы. Другие люди.

Константин Ордов: Себя не отождествлять с этими людьми, которые являются вроде бы избранными нами. И если не для нас, то для кого они там, собственно, принимают эти законы? Поэтому если мы говорим о том, что мы стараемся ужесточить эти правила, а на фоне как раз профицита бюджета мы могли бы иметь возможность либо отложить эти меры на какое-то время… То есть отложить. Давайте оставим. Люди зарабатывают. Пускай они хотя бы сейчас обеспечат и не требуют от государства ни помощи в виде субсидий по безработице, в виде каких-то льготных кредитов, в виде невыплаты и формирования банковского кризиса. Вот от чего нам бы с вами застраховаться.

Константин Чуриков: Нам звонит Евгения из Ярославской области. Евгения, здравствуйте. Мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Уважаемые ведущие, уважаемый гость, я брала на погашение старого кредита новый кредит, но мне впридачу навязали три страховки. Еще я должна была заплатить. За мой счет сделали проверку в моей кредитной истории. Хорошо, я спохватилась. И страховки я закрыла, мне выплатили. Кредитную историю не захотели. Ладно. Потом я уже полгода проплатила этот кредит. И мне звонят из банка и говорят: «Вот рефинансирование. У меня кредит под 15.9%. Сейчас мы вам предлагаем под 13.9%, то есть на 2% меньше». Я говорю: «Сколько я должна буду платить?» - «1700». То есть то же самое. Я говорю: «Какой смысл мне тогда рефинансировать?».

Константин Чуриков: Евгения, а на что брали этот первый кредит, на какие цели?

Зритель: Мне дочери нужно было помочь.

Константин Чуриков: То есть мама берет кредит, чтобы помочь дочке. Спасибо за ваш звонок. Ну что, еще нам звонят зрители.

Марина Калинина: Да, еще есть у нас звонок из Оренбургской области. Наталья нам дозвонилась. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте, уважаемая студия, уважаемый гость. Меня зовут Емельянова Наталья, город Орск, Оренбургская область. Я тоже хочу сказать, что мы брали потребительский кредит на покрытие старого. И это уже много лет длится. И сейчас мама мне помогла. Сперва на меня был кредит, потом на нее. Сейчас у нас большая сумма уходит. И, конечно, проценты просто грабительские. У нас 3000 идет на покрытие только страховки, вот этот процент, который банк берет. И 3000 только покрывается наш кредит. И… сказал, что денег хватает. Наоборот, не хватает. Я брала кредит, чтобы заплатить за квартиру, одеть детей в школу. И поэтому приходится брать кредиты, чтобы как-то выжить. Потому что даже сейчас питание у нас все в кредит. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Вы знаете, Наталья. Вот у нас сегодня вечером будет тема – налогообложение богатых. Вы, пожалуйста, дождитесь, нам позвоните. Будет интересно, что вы расскажете по этой теме. Спасибо за ваш звонок.

Смотрите, у нас в стране периодически поднимаются разговоры о каком-то особом социальном банкинге. У нас, кстати говоря, структуры РПЦ выступали за создание как раз православного банкинга по аналогии с исламским банкингом. То есть когда на какие-то нужды людям под проектное финансирование с льготным кредитом даются деньги. Об этом, кстати говоря, несколько лет назад на полном серьезе у нас рассуждали, собирали круглые столы. Вот человек говорит, что на еду деньги берет в кредит. Это под сколько процентов годовых надо давать, как вы считаете?

Константин Ордов: Это надо до чего довести человека, чтобы ему приходилось даже на еду, на свои текущие затраты брать кредит, а не будучи в возрасте вполне способным зарабатывать. Мне кажется, важно еще озвучивать последнюю статистику, что примерно 20% пенсионеров, то есть каждый пятый пенсионер взял кредит. И, видимо, тоже не для себя, а тоже, наверное, в помощь тем людям, которые вроде бы должны в процессе своих трудодней зарабатывать, как минимум, на текущие потребности. И средний кредит пенсионера, от чего я совершенно был в изумлении, составляет 107 000 рублей. Мне кажется, в каждой шутке, конечно, должна быть доля шутки, но когда я с коллегами общаюсь, у меня ощущение, что среди наших пенсионеров индекс Джини (расслоение по доходам) гораздо выше, чем в нашем обществе. То есть достаточно большое количество пенсионеров еле-еле сводит концы с концами. А существуют, видимо, и пенсионеры, которые могут себе позволить. И им дают же, им дают кредиты не потому что они приходят и показывают, что у них пенсия 13000 рублей, а потому что у них есть доходы, они получают эти кредиты баснословные…

Константин Чуриков: Смотрите, Константин, не одна наша страна живет в кредит. Огромное количество стран, такие как большая Америка, Европа, люди начинают жить в кредит, и так всю жизнь выплачивают потихоньку эти кредиты. Что не так в нашей кредитной системе, в нашей банковской системе, что мы так жить себе позволить по сути не можем?

Константин Ордов: Можем. У нас, к сожалению, и банковская система является зарегулированной. Она во всем мире такая. Но у нас слишком условия ведения бизнеса и для банков, и в рамках рассчитывания на доходы непрогнозируемы на долгую перспективу. Если бы вы с рождения и до пенсии могли бы быть уверены, как в Европе, что темпы экономического роста будут 2%, что цена на тот же бензин не будет скакать непрерывно то вверх, то еще выше. Вот в чем вопрос. Когда есть предсказуемость, когда есть стабильность, конечно, гораздо проще вам понимать, из каких доходов вы будете обслуживать свои кредитные обязательства и какой объем кредитов вы можете себе позволить. Потому что мы всегда хотим больше, чем можем своим заработком обеспечить. Это склонность человека.

Константин Чуриков: Подождите, ваши коллеги… здесь я читал статью в «Российской газете»… говорят, что банки учли негативный опыт прошлых годов, применяют ограничение по соотношению ежемесячного платежа по всем кредитам к доходу заемщиков и по другим каким-то параметрам. Видите, а нам звонят люди, которые не могут расплатиться, которым даже не хватает 1000-2000 рублей.

Константин Ордов: К сожалению, доход можно и потерять, потому что мы с вами видим, там, во Владикавказе, когда какой-то завод могут закрыть. С одной стороны, экологическую проблему решают, а, с другой стороны, люди, которые работали на этом предприятии, смогут ли найти и в какой временной период новую работу, которая обеспечит… А ведь среди них есть в том числе и те, кто брали кредит. И им надо обслуживать ежемесячно. На Западе лучше все-таки, чем у нас, обеспечено страхование от временной утраты дохода. То есть мы на сегодняшний день с вами жаловались, что на всякие страховки 3000 рублей, но на самом деле иногда это бывает жизненно важно. И на Западе мы видим, как эффективно этот инструмент работает. Когда вас увольняют с работы и вы вплоть до полугода, а некоторые инструменты и до года… Страховая компания за вас выплачивает проценты, а вы ищете работу и не думаете о том, что на вас уже висит какое-то долговое бремя, с которым вы не можете справиться. И за вами уже бегают исполнители. Производство заведено. И здесь жизнь закончилась практически.

Марина Калинина: Вот интересно… «Не брала, но подумываю. Взвешиваю все за и против». И вот еще одно сообщение: «Собери ребенка в школу. Реклама кредитов. - Спрашивает наша зрительница. - Это нормально?»

Есть у нас еще один звонок из Омска. Дозвонилась нам Татьяна. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела поинтересоваться. Взяла кредит 30000. На газ мне не хватало. Пришла, было 11,6%. А мне 36% насчитали. Я пенсионерка. И еще мне страховку 8000. И всего мне теперь платить 47000.

Константин Чуриков: Татьяна, подождите, на газ не хватало – что вы имеете в виду? На оплату газа, на подключение к газу? Что вы имеете в виду?

Зритель: Мне не хватало. Мне надо было 200 000. У меня 170 000 было. Мне не хватало 30 000. Я пошла, взяла кредит, чтобы заплатить за газ. 30 000. У них написано: «11,6%». А посчитали мне 36%. И еще мне страховку. И всего мне теперь платить 47000.

Константин Чуриков: Слушайте, живем в газодобывающей стране, крупнейшей. Люди берут кредит на подключение газа.

Марина Калинина: К сожалению, это не первая, не десятая и не сотая такая ситуация, с которой мы здесь сталкиваемся в этой студии. Как быть, когда люди действительно берут деньги на то, без чего они прожить реально не могут? Какие-то инструменты можно разработать, для того чтобы жилось нормально?

Константин Чуриков: Перед тем как пойти в банк, куда нужно пойти?

Константин Ордов: Если только к нам в Плехановский университет получить основы финансовой грамотности. Это тоже неплохо.

Марина Калинина: Финансовая грамотность – это отдельная тема.

Константин Ордов: Можно посоветоваться со своими родственниками, которые более осведомлены и искушены в требованиях при получении кредита. Но важно понимать ваши права и то, что ваш договор кредитования должен включать. Он обязательно должен включать график выплат. Вы не должны были заключать кредитный договор, если банк вам…

Этот график выплат в договоре должен быть, где указана сумма и дата от начала платежей и до конца. Во-вторых, еще должна быть в договоре указана эффективная ставка кредитования, то есть где банк должен обязательно включить все, на его взгляд, требования, предъявляемые в том числе и страховкой, и все остальное. Поэтому надо, конечно, изучить кредитный договор. Но в любом случае попросить, если вдруг вы его не видите, банк показать вам и включить в приложение к договору график платежей, где вам будет четко понятно, какую сумму в рублях, в какой момент на весь срок кредитования вы должны заплатить. И после этого вы должны принять решение, вы способны это обслужить, вы можете себе позволить этот кредит или нет. Я думаю, это может решить основную часть ваших будущих проблем.

Константин Чуриков: И в Плехановку идти не надо.

Константин Ордов: Все равно придется. Мы с вами живем в современной экономике.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте сейчас подведем итоги нашего СМС-голосования. Мы спросили людей, брали ли они новый кредит, чтобы погасить старый. 50 на 50 практически. 51% - да, 49% - нет. То есть люди с этим сталкиваются довольно часто.

Константин Ордов: Да.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Константин Ордов, профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Плеханова. Спасибо большое.

Константин Ордов: Спасибо, всего доброго.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты