Константин Ордов: Россия - страна с самой большой территорией. Ничего, кроме удаленных рабочих мест, не сможет помочь людям в глубинке оставаться востребованными и получать доход

Константин Ордов: Россия - страна с самой большой территорией. Ничего, кроме удаленных рабочих мест, не сможет помочь людям в глубинке оставаться востребованными и получать доход
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Константин Ордов
профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук

Константин Чуриков: Я не знаю, могут ли рыбаки удаленно работать. Вряд ли. Но все остальные, наверное, могут. В ОНФ считают, что россияне имеют право на удаленный труд.

Ольга Арсланова: И эксперты фронта добавили предложение в Минтруд. Пока в Трудовом кодексе понятие временной удаленной работы нет, хотя явление существует.

Константин Чуриков: Да. Неофициально работать из дома, конечно, можно. Но неровен час – могут потом и прогул поставить, и уволить. По данным исследования Headhunter, 31% россиян уже сейчас, вопреки Трудовому кодексу, работают удаленно. Из них 14% - это фрилансеры, такие вольные художники. 17% - удаленные сотрудники в штате компаний.

Ольга Арсланова: Самая высокая доля работающих на удаленке в нашей стране в Свердловской и Самарской областях – по 42%. При этом в Свердловской области больше как раз этих фрилансеров, а в Самарской области – штатных удаленных сотрудников. Москва только на 3 месте, а за ней следуют Краснодарский край и Челябинская область.

Константин Чуриков: Больше всего в отдаленной работе людей привлекает возможность самостоятельно распределять свое рабочее время. Это преимущество отметили почти 80% опрошенных. На 2 месте экономия времени и денег на дорогу до работы, особенно если она далеко находится. На 3 и 4 – возможность работать из другого региона или даже из другой страны. Кстати говоря, такие люди тоже есть. А также возможность совмещать несколько работ. Но не видят плюсов в удаленной работе только 2% респондентов.

Ольга Арсланова: Возможно, потому что у них по зрению большой минус. Не знаю, почему. Чаще всего в числе минусов респонденты называли нехватку общения по рабочим вопросам. Треть отметили ограниченный карьерный профессиональный рост и отвлекающие от работы бытовые факторы.

Константин Чуриков: Это жена, дети. В общем, тут есть факторы.

Ольга Арсланова: Телевизор.

Константин Чуриков: Есть еще две профессиональные области, в которых удаленный формат работы лидирует по сравнению с традиционным – это маркетинг. Очень сложное понятие. Реклама и пиар. А также искусство, развлечения и масс-медиа. Вряд ли в случае с федеральными телеканалами, конечно. Но, наверное, существует. На 3 месте по распространенности удаленки юристы. Далее идут представители сферы информационных технологий.

Ольга Арсланова: Как вы относитесь к возможности работать удаленно и есть ли такая возможность у вас? Звоните в прямой эфир и расскажите нам.

Константин Чуриков: Расскажите и даже проголосуйте. Хотите работать дома? Отвечайте, пожалуйста, да или нет.

Ольга Арсланова: Особенно если разрешат.

Константин Чуриков: 5445. У нас в студии Константин Ордов, профессор РЭУ имени Плеханова. Константин Васильевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Константин Ордов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Но пока мы ждем этого трудового будущего, давайте поговорим о настоящем. Какие возможности существуют сейчас для работы на удаленке? Мы понимаем, что пока это неофициально. И какие риски есть у такого формата работы.

Константин Ордов: Это как раз тренды будущего. Мы с вами пока что находимся в этих утопических иллюзиях, которые нам мешают перейти к экономике будущего. Но вы достаточно лапидарно статистику представили. Для того, чтобы зрители понимали, мне кажется важным все-таки озвучить, что, например, по итогам первого квартала РАНХИГС (да и наши исследования в Плехановском университете подтверждают) количество рабочих рук в России сократилось на 800 000.

Константин Чуриков: Почти на 1 млн за неполный год, за полугодие! Или за первый квартал. Вот что важно.

Константин Ордов: Больше того, у нас с вами демографическая ситуация именно такова, которую надо учитывать. И дальше мы с вами говорим, что последние 2 года у нас количество рабочих мест ежегодно сокращалось больше, чем на 400 000. У нас с вами сегодня 23% работодателей в 2019 году планируют сократить количество рабочих мест. Но при этом тоже надо учитывать, что 18% работодателей задумываются об увеличении количества рабочих мест. У нас с вами количество вакансий на бирже труда превышает количество людей, там зарегистрированных и активно ищущих работу. У нас с вами на сегодняшний день рекордно низкая безработица. И мы понимаем, что здесь такие качели, которые, с одной стороны, конечно, позволяют диктовать работнику условия работодателю. Но современные экономические условия… Мы видим транснациональные компании: производство в Китае, кол-центр в Индии, основная головная компания в офшоре сидит, экономит на налогах. Если мы не создадим в России современные, в том числе правовые основы для привлечения бизнеса, мы не получим ни налогов, ни бизнеса, ни рабочих мест. Поэтому это неизбежно. И очень важно, чтобы мы с вами, будучи высокообразованной нацией, имели возможность адаптироваться к этим условиям. И когда мы говорим об удаленной работе, это не значит у себя на кухне где-то там в свободное от завтрака и обеда время. Это говорит о том, что в том месте, где вам удобно, где вам, может быть, удобно было бы снять офис гораздо дешевле и обеспечить функцию для многих компаний, расположенных в разных городах России. Не только России. Мира, понимаете? И за этим будущее.

Константин Чуриков: Спасибо, что вы не употребили слова «коворкинг» и «воркшоп». В общем, это дело действительно будущего. Смотрите, я обратил внимание, что ОНФ предлагает работать удаленно иногда. Почему такая настороженность есть в этом вопросе? По идее, если человек условный программист, талантливый IT-шник, не все ли равно?

Константин Ордов: Здесь взаимное недоверие еще присутствует между работником и работодателем. Не все понимают, насколько будет просто контролировать работника, насколько работник может обеспечить соблюдение своих прав и интересов, потому что мы неслучайно сказали, что текущее законодательство не в полной мере описывает подобного рода трудоустройство. И здесь остаются пробелы, которые лучше, конечно, юридически закрыть. Но иногда этого бывает достаточно в результате деловой практики между работником и работодателем. И прекрасно это позволяет повысить эффективность труда. У нас с вами президент одной из проблем назвал производительность труда. Поверьте, решение нам никто не озвучил. Но в том числе переход на удаленные рабочие места является способом повысить производительность труда. И вслед за этим зарплаты.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Белгород и продолжим после этого. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас, Михаил.

Зритель: Я как раз звоню вам по теме. Я фрилансер. Проживаю в городе Белгороде, но работаю сразу в нескольких регионах. Получается, я работаю на Дальнем Востоке и являюсь программным директором радиостанции «Радио Ваня» в Тынде.

Константин Чуриков: Мы знаем такую станцию. Там такие простые народные песни крутятся, да?

Зритель: Немножко не так.

Константин Чуриков: Народная музыка.

Зритель: Нет. Современная станция. Видимо, раньше вы слушали.

Константин Чуриков: Но не Хосе Каррерас. Ладно, хорошо.

Ольга Арсланова: Михаил, а что, не нужно сотрудника на месте там? Почему они выбрали вас?

Зритель: Вы знаете, в чем дело? Меня никто не выбирал. Получилось так, что совпало. Я работал программным директором в Белгороде в достаточно крупной организации, где сразу несколько радиостанций. И, вы знаете, стало проще в какой-то момент работать дома. Я стал понимать, что я зарабатываю дома больше.

Ольга Арсланова: Михаил, это вам. А им зачем такой сотрудник, как вам кажется?

Зритель: Дело в том, что, поскольку я специалист, я могу обеспечить полностью работоспособность радиостанции.

Константин Чуриков: Это правда.

Зритель: И не нужно там присутствие сразу нескольких человек, например, в эфире, целой плеяды сотрудников: и рекламного отдела…

Ольга Арсланова: То есть вы им экономите ресурсы, получается?

Константин Чуриков: Подождите. А мне еще интересно. Можно узнать? Михаил, скажите, пожалуйста, как программный директор радиостанции в Белгороде, если не секрет, какая у вас была или есть зарплата? Просто звучит «программный директор».

Зритель: Не более 25000. Очень скромная зарплата.

Константин Чуриков: Это просто тем, кто метит в директора, так, на всякий случай.

Ольга Арсланова: Спасибо, Михаил. Это все-таки штучный товар – люди с такой специальностью и с такой востребованностью. Не будет ли в России по-другому, если разрешат в основном в массе своей, не так, как в IT-компаниях за рубежом, в Европе, в Соединенных Штатах, а иначе, по-нашему – сокращение рабочих мест, сокращение зарплаты. Потому что кто меньше работает в России, тот в итоге меньше зарабатывает. Не обернется ли укороченная неделя, например, просто сокращением людей и сокращением денег.

Константин Ордов: Если экономика не будет развиваться, то этот сценарий не исключен. Это очевидно. Но при всем притом мы с вами сегодня же хотим, чтобы у нас зарплата росла, правда ведь?

Константин Чуриков: Конечно.

Константин Ордов: Конечно. Для этого надо повышать эффективность труда. Это один из способов экономии затрат, повышения уровня финансирования, тех отчислений, которые вы можете потратить на заработные платы. С другой стороны, на сегодняшний день вы про IT-компании говорите. А вы знаете, что в этом секторе средняя зарплата больше 75 000? И вообще в принципе в России больше 75 000 рублей получают примерно 12% наших сограждан. Так если вам кажется, что вы, работая в другом секторе, сможете рассчитывать на повышение зарплаты, это будет 1-5%. А вы уже сегодня можете увеличить зарплату в 2-3 раза, если пройдете переподготовку, овладеете более современной специальностью, более востребованной, и дистанционно предложите свои услуги. Вам не надо ехать в офис Microsoft в Америку, еще куда-то.

Константин Чуриков: И тогда «Радио Ваня» появится не только в Тынде, но и в Ноябрьске, Норильске.

Константин Ордов: Мы с вами говорим о создании высокооплачиваемых современных рабочих мест. Они кроются в удаленном привлечении работников.

Ольга Арсланова: Константин, вот эти 12%, которые и так сейчас работают удаленно, в таком законе не нуждаются.

Константин Ордов: Они не удаленно.

Ольга Арсланова: А для… он не пригодится. Они сейчас это могут делать неофициально.

Константин Ордов: Ок. Тогда все будем жить на прожиточный минимум и радоваться социальной справедливости в виде доплаты к прожиточному минимуму.

Ольга Арсланова: Народ будет жить плохо, но недолго.

Константин Ордов: Да. Лучше жить хорошо и долго.

Ольга Арсланова: Долго не проживешь.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Наталью из Петербурга, города над вольной Невой. Здравствуйте, Наталья.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Удаленная работа у вас?

Зритель: Нет, у меня нет удаленной работы. Я бы предпочла такую.

Константин Чуриков: Расскажите о своей работе, а мы сейчас все вместе подумаем, она может быть удаленной или нет.

Зритель: Я бы, например, могла работать бухгалтером, насчитывать зарплату.

Константин Чуриков: Так.

Ольга Арсланова: А сейчас вы что делаете?

Зритель: Я сейчас пенсионерка.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, Наталья, то есть вы активно ищущая работу пенсионерка. А куда вы обращались, чтобы найти работу?

Зритель: Я в основном только сайты смотрю.

Константин Чуриков: Какой ответ? Вот вы звоните или пишите, указываете свои какие-то данные, говорите «пенсионерка». Ответ какой?

Зритель: Я не могу ничего для себя пока подобрать. Во-первых, нет гарантий, что мне работу будут оплачивать. Это надо обязательно, чтобы был кто-то из своих близких, знакомых, наверное. А так очень рискованно, конечно. Ты работу сделаешь, а тебе деньги не заплатят.

Константин Чуриков: Но вы звоните не из Тынды. Вы звоните из Петербурга. Рынок труда №2 в стране. И даже в Петербурге такая проблема?

Зритель: Вы знаете, проблемы с хорошей работой везде. Оплата очень низкая, зарплаты у нас маленькие. У нас только топ-менеджеры зарабатывают. А все остальные – нет. Или на семейном предприятии типа «Газпрома» тоже хорошо зарабатывают.

Ольга Арсланова: Спасибо, Наталья. Но все-таки некоторые почему-то умудряются найти неплохую работу в том числе и дома, и по этой же специальности. Вот нам пишут из Москвы: «Работаю дома больше 15 лет. Главный бухгалтер микробизнесов. Из минусов – не хватает общения. А в остальном только плюсы». Правильно ли говорить сейчас, что удаленная работа – это в первую очередь история для больших городов, где можно оправдать свое отсутствие трафиком, загруженностью и так далее? А в регионах, маленьких городках…

Константин Ордов: Наоборот. Мне кажется, что у нас примеры Москва, Санкт-Петербург – это наиболее продвинутое с точки зрения образования население, которое понимает выгоды и стремится к тому, чтобы эффективнее управлять собственным временем и извлекать из этого те самые доходы в виде заработных плат, которые мы можем максимизировать. А мы говорим о том, что Россия – это самая большая страна в мире, самая большая территория. Поверьте, ничего, кроме удаленного рабочего места, не может помочь людям в глубинке, для того чтобы остаться востребованным, получать доход и самим диктовать условия своего рабочего дня и профессиональных интересов.

Константин Чуриков: И не нужна эта трудовая мобильность, эти подъемные деньги, квартиры, бог знает где, в другом регионе.

Константин Ордов: Тем более, что это все не работает. Это не работает в России. Трудовая мобильность практически отсутствует. Это является огромной проблемой. А вот переход к цифровой экономике и переход к подобного рода услугам по функциональному назначению – это абсолютное, незаменимое, безальтернативное решение.

Ольга Арсланова: Хотите ли вы работать удаленно? Это вопрос, который мы и зрителям нашим задаем. И его же задавали наши корреспонденты жителям разных городов. Москва, Калининград и Липецк в нашем следующем сюжете.

ОПРОС

Константин Чуриков: Да. Но дома с женой и с детьми тоже, мне кажется, сложно. Давайте еще раз объясним, что не каждая работа может осуществляться удаленно. Нас уже спрашивают об удаленных дворниках, уборщиках, подсобных рабочих. Наверное, все-таки требуется?

Константин Ордов: Конечно, до абсурда можно довести все, что угодно. У нас это любят делать. Но не стоит.

Ольга Арсланова: Реальный сектор. Люди волнуются.

Константин Ордов: Это вопрос экономический и финансовый. Если в этом есть целесообразность и это дает дополнительные выгоды, это стоит.

Ольга Арсланова: Константин, и еще очень популярная СМС: «На удаленке в 4-дневную, а то и 3-дневную неделю будут работать чиновники и депутаты. Для себя они напишут поправки в трудовой кодекс».

Константин Ордов: Если мы еще сократим им заработные платы, то, поверьте, и мы от этого выиграем.

Константин Чуриков: Кстати, топ-менеджмент многих компаний часто сидит на удаленке. Надо вовремя позвонить, только раздать указания. У нас сейчас есть звонок, между прочим, от Виктора из Волгоградской области, который работает кем? Виктор, здравствуйте. Расскажите, кем вы работаете.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Не томите, Виктор.

Зритель: Я электромонтером работаю. У меня работа такая, что я люблю работать по вызову просто. Вот и все. Мне не надо постоянную работу. Потому что там делать нечего.

Константин Чуриков: Да, что торчать в конторе, если есть случай – надо выехать и прийти.

Зритель: А что выяснять?

Константин Чуриков: Виктор, вы работой своей довольны? Скажите нам.

Зритель: Нет, недоволен. Потому что у меня мало свободного времени.

Ольга Арсланова: А это компенсируется вашей зарплатой, нехватка свободного времени?

Зритель: Нет, не компенсируется.

Константин Чуриков: Давайте уж скажите тогда, какая примерно у вас зарплата. Порядок цифр.

Зритель: Около 20.

Константин Чуриков: Понятно, да. Почти как программный директор в Белгороде.

Ольга Арсланова: Для кого, кроме it-шников, например, это может быть актуально? В каких случаях люди неэффективно проводят время на работе? Например, сидят и ждут вызова, или еще что-то? Каких профессий это может коснуться?

Константин Ордов: Это все проистекает из тех трендов, которые в экономике на сегодняшний день уже видны.

Ольга Арсланова: Какие могут быть востребованы? Первое, что вспоминается – это таксисты. Раньше они сидели в диспетчерской, ждали вызова. А теперь у них есть агрегатор.

Константин Ордов: Да, который их заставляет работать гораздо больше, чем раньше. И они также недовольны. Они с удовольствием бы взяли три счетчика 1 раз сидя, чем 3 раза съездив и заработав те же самые деньги. Но мы с вами с удовольствием бы заплатили в 3 раза меньше за каждую поездку, правда ведь? И здесь двухсторонний интерес. Прежде чем мы ответим на ваш вопрос, я думаю, что очень важно нашим слушателям понять, что к 2030 году у нас с вами может количество рабочих мест сократиться еще процентов на 30. Поэтому если сегодня кому-то кажется, что его рабочее место гарантировано, вот он сидит неэффективный, и просто для того, чтобы отсиживать это время…

Ольга Арсланова: С пасьянсом «Косынка».

Константин Ордов: И если он думает, что за ним рабочее место закреплено пожизненно – нет. Очень скоро в результате полной автоматизации производств эти люди (продавцы, бухгалтеры, юристы) могут потерять вполне. Нам уже Герман Греф сказал, что и программистам угрожает полное профессиональное вымирание. Но мы с вами на сегодняшний день видим примеры, связанные с тем, когда вы обладаете определенными экспертизами, компетенциями. Вы можете что-то предложить. И вы востребованы на рынке. Вот в этом случае вы вполне справедливо можете себя продавать, насколько это уместно или нет, удаленно свои умения и навыки.

Константин Чуриков: Судя по зарплатам, чуть-чуть приторговывать.

Константин Ордов: Кому как. Здесь мы с вами понимаем, что 23 000 рублей – самая распространенная зарплата в России.

Константин Чуриков: Модальная.

Константин Ордов: Поэтому, конечно, пока что говорить о том, что это вас приведет к кому-то озолочению, вряд ли. Но то, что вы сможете, скорее всего, иметь больше свободного времени, посвятить семье, посвятить собственному развитию и дальше развивать свои платформы, свои услуги. И это не обязательно сидение дома. Это просто возможность сэкономить и осуществлять некий аутсорсинг услуг. То есть вы сможете оказывать гораздо большему количеству ваших потенциальных работодателей услуги, просто потому что вы это делаете эффективнее, чем сидя на одном рабочем месте, играя в пасьянс в перерывах между каким-то выполнением…

Константин Чуриков: Мне кажется, вы все равно переоцениваете нашу цифровую экономику. Для многих «своя платформа» - это платформа Ярославского вокзала, когда прибывает электричка. Константин Васильевич, если так мало рабочих мест, чего ж тогда пенсионный возраст повышали. Зачем?

Константин Ордов: Вы видите, здесь же проблема возникает с нехваткой рук. Мы с вами, скорее всего, здесь я даже полагаю, что это не столько экономия с точки зрения бюджетных ресурсов, с точки зрения сокращения дефицита пенсионного фонда, сколько мысль о том, чтобы через 5 лет у нас с вами было кому работать. Ведь мы можем столкнуться с этим.

Ольга Арсланова: Это опытные рабочие руки.

Константин Ордов: Конечно. И зачем по ним бить? С другой стороны, почему это надо делать принудительно – тоже непонятно.

Ольга Арсланова: Пускай работают эти руки, пока не опустятся. Понятно. Спасибо.

Константин Ордов: Конечно.

Константин Чуриков: Итоги опроса. 75% аудитории ОТР хотят работать дома. Не хотят 25%. На этом все. Спасибо. У нас в студии был Константин Ордов, профессор РЭУ имени Плеханова. Берем паузу на 20 минут. Сейчас будет большой выпуск новостей на ОТР. Потом мы вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски