Константин Ордов: Вся производственная цепочка ещё будет отыгрывать рост НДС, хотя сейчас говорят, что он не сильно повлиял на цены

Константин Ордов: Вся производственная цепочка ещё будет отыгрывать рост НДС, хотя сейчас говорят, что он не сильно повлиял на цены
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Константин Ордов
профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова

Александр Денисов: «Наука экономить» – так назвали мы эту тему. Если верить нашей статистике, то каждая российская семья блестяще овладела этим искусством и умудряется ежемесячно откладывать немалые деньги, формируя финансовую подушку безопасности на «черный день». Вот вы удивитесь!

Анастасия Сорокина: Действительно удивительные данные приводит «Ромир». Он обнаружил, что, несмотря на все разговоры о тяжелом положении россиян, те продолжают наращивать количество свободных денег на руках. В феврале объем свободных денег увеличился на 5,5% по сравнению с январем – до 23 тысяч рублей.

Александр Денисов: Индекс свободных денег «Ромира» – это разница между доходами домохозяйств и тратами на необходимые товары и услуги. К необходимым что относится? Это продукты питания, непродовольственные товары повседневного спроса, жилищно-коммунальные услуги, бытовые услуги, медицинские услуги, услуги пассажирского транспорта, связи, ну и обязательные платежи.

Тему будем обсуждать вместе с вами. Напомним, как с нами связаться.

Анастасия Сорокина: Да, у нас действует бесплатный телефон, по которому вы можете дозвониться в прямой эфир, высказать мнение или задать вопрос. Ну, естественно, наши группы в социальных сетях тоже доступны, для того чтобы вы писали, высказывались и спрашивали то, что вас волнует.

Александр Денисов: У нас в студии сегодня – Константин Ордов, профессор университета имена Плеханова. Константин, здравствуйте.

Константин Ордов: Добрый день.

Александр Денисов: Знаете, я вспомнил фразу Бердяева: «субъективное объективно». Может быть, полагаться на субъективное ощущение? Если судить по этому, то как-то не верится, что у нас каждый месяц в семье образуется по 23 тысячи. Я, конечно, надеюсь на лучшее, я только рад за наши семьи, но – сомневаюсь.

Константин Ордов: При средней зарплате 41 тысяча, да, конечно, 23 тысячи – это надо суметь так ловко управлять своим домашним хозяйством. Но я бы продолжил разве что список ваших цитат Марком Твеном – традиционная, уже давно забитая и всеми изведанная формула: «Есть ложь, наглая ложь и статистика». Поэтому я бы ровно относился с пониманием, насколько же эта статистика объективно относится к каждому из нас. И тем не менее я могу объяснить многое. Понять бы тоже вместе с вами, к чему это.

У нас с вами первые месяцы этого года – январь и февраль – ознаменовались продолжением роста закредитованности населения, больше полутриллиона рублей мы за первые месяца смогли привлечь. Это сумасшедшие деньги. Теперь уже больше 16,5 триллиона рублей население должно банкам. Это с одной стороны.

С другой стороны, традиционно первые месяцы связаны с получением бонусов, премий, различного рода годовых поощрений, дивидендов, как это ни назовите. И это отражается, естественно…

Александр Денисов: Это в российских семьях такие бонусы? Или в некоторых российских семьях?

Константин Ордов: Ну, если мы говорим, что 40 тысяч зарплата, а 23 тысячи он откладывает в среднем, по статистике, то, наверное, среднестатистическую семью вряд ли это очень сильно затрагивает. Но, я думаю, у многих какие-то годовые бонусы-то на работе… Тринадцатая зарплата – это все еще у нас в ожиданиях, в крови сохраняется.

Так что тут это все повлияло на то, что первый квартал традиционно связан с неким таким накоплением денежных средств, которые в виде процентов по кредитам, в виде, к сожалению, увеличивающихся цен и на продукты питания… Мы видим, что пока что НДС, хотя нам реляционно сообщают, не оказал такого влияния, как ожидалось. Но, поверьте, этот процесс не закончился, и теперь вся производственная цепочка будет отыгрывать это увеличение НДС.

Мы видим по статистике, что бензин продолжает… в январе и феврале вроде бы приятно не разочаровал тем, что цены практически не выросли, но год к году, если мы возьмем февраль, то это ближе к 10% рост. И это тоже…

Александр Денисов: Ну, опять же заморозили цену на бензин.

Константин Ордов: Ну, это сейчас.

Анастасия Сорокина: На время.

Константин Ордов: Давайте подождем апреля и вернемся к этому разговору.

Александр Денисов: Какие вы! Вот не угодишь вам!

Константин Ордов: К сожалению, в частности, бензин – эта история из года в год продолжается. И здесь так просто не заморозишь.

Анастасия Сорокина: Константин, вопрос такой. Эксперты почему-то оценивают статистику, которую мы привели, в общем-то, не самым таким радужным показателем. То есть эти цифры, хоть они вроде бы и увеличились, но на самом деле радость-то преждевременная. Потому что вместо того, чтобы как раз оплатить кредит, вложить деньги в какую-нибудь дешевую валюту или каким-то образом делать инвестиции в банк, люди почему-то предпочитают вот эти так называемые свободные деньги хранить в банке (я имею в виду – в банке на кухне), куда-то их припрятать. То есть это какие-то те самые свободные деньги. Это почему так происходит? И вообще есть ли в этом смысл?

Константин Ордов: Ну, в стране с развитой экономикой смысла в этом, конечно, нет, потому что эти деньги должны работать во благо экономики. А когда мы их прячем от государства, от инвесторов, от реального производства (мы же их от этого прячем, не от чего-то другого), то и рассчитывать на изменение экономической ситуации не приходится, в частности.

Если мы пытаемся с вами все-таки очень поверхностно сказать, что это в банках – скорее всего, это не так. Да, какое-то количество денег остается в ближнем доступе, но на самом деле люди переводят в валюту, люди каким-то образом пытаются из рублей выйти. Просто мы это с точки зрения денежного обращения не видим. И мы продолжаем все-таки косвенно наблюдать рост процентных ставок по депозитам. То есть банки заметили, что люди почему-то перестали так активно пользоваться депозитами, и стараются привлечь этих людей.

Александр Денисов: А они на проценты пусть посмотрят свои, а потом ответят на этот вопрос.

Константин Ордов: Они их увеличивают потихонечку, надо отдать должное. Конечно, мы можем говорить о том, насколько это приемлемо, насколько это неприемлемо, но то, что это выше инфляции официальной – это абсолютно точно. Лучше инвестировать в банк в виде депозита, чем под подушкой, если вы на какой-то длительный период.

А вот как раз рост этого накопления домашнего свидетельствует о том, что люди не думают о том, что это надолго они сберегли, они просто это держат – вот сейчас за кредит выплатить, через месяц какие-то товары приобрести. То есть это не те сбережения, которые долгосрочные, которые потом могут перерасти в какие-то капитальные инвестиции. Вот, к сожалению, что, наверное, скорее всего, специалистов в этой ситуации больше всего озадачивает.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, что озадачивает наших зрителей. Дозвонилась к нам Татьяна из Крыма. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Крыма, из Нижнегорского района, из села Охотского. Вы тут говорите про вклады, я сижу и по телефону вас слушаю. Дело в том, что я многодетная мать, у меня трое деток. Я экономлю вообще на всем. Честно говоря, мне даже не хватает на то, чтобы в банк их вложить или в инвестицию какую-то. Во-первых, нет работы нигде. Во-вторых, если даже есть какая-то работа, то она стоит вообще копеечно у нас в селе. Я не знаю, как где-то в городах, но у нас в селе вообще даже устроиться толком некуда.

Александр Денисов: Ну, вы-то работаете, Татьяна? Вы работаете?

Зритель: Я вообще работаю по найму: где-то редиску чистим, где-то… Ну, по теплицам, в общем. У нас сейчас оплата – 100 рублей/час. Не вложишь ни в банк, никуда. А ребенок в восьмой класс идет, он заканчивает, пойдет на следующий год в девятый. Учиться как бы его отправить – тоже никуда. Капитал материнский я получила, я снимаю на детей… Ну как? Дается же на то, чтобы одевать, на продукты, на ремонт. Вот я дом отремонтировала. У меня, как говорится, нет помощи. Вот я экономлю. Даже чтобы корове элементарно купить сено, и то надо экономить. Молоко у нас до такой степени стоит – 19 рублей/литр. Кому сказать – не поверят. Бутылка воды минеральной и то дороже стоит. А вы говорите, чтобы вложить…

Александр Денисов: То есть, Татьяна, если подвести, если резюмировать, то искусством экономить вы овладели блестяще, но вот отложить по-прежнему не получается у вас?

Зритель: Да. Потому что…

Александр Денисов: Потому что потому, да. Понятно, спасибо.

Анастасия Сорокина: Понятно, Татьяна. Спасибо за звонок. Очень многие пишут, солидарны с такой же позицией, поражены цифрами, которые мы озвучили – по поводу свободных денег и подушки безопасности. Пишут, что стали есть один хлеб и настолько напуганы ситуацией, которая сейчас происходит, что отказывают себе в буквальном смысле во всем, чтобы просто были деньги, потому что платежи растущие пугают.

Вот давайте к этому моменту. Как правильно поступать в ситуации, если действительно образовалась та часть денег, которую можно каким-то образом вложить и что-то с ней потом делать, с той самой суммой денег свободных?

Константин Ордов: Если мы с вами про инвестиции, то здесь, как всегда, важно понимать, что либо обращаемся к специалистам, потому что самому это очень рискованно…

Анастасия Сорокина: К каким?

Константин Ордов: Лучше к хорошим, лучше к профессиональным инвесторам либо к банкирам тем же, потому что на самом деле они могут подсказать вам, выбрать период, на который вы хотите отложить, сравнить процентные ставки, сколько вы можете заработать, риски и потери. То есть это все…

Мы же недавно слышали про все эти скандалы, какие-то компании. Вот люди, оказывается, куда инвестируют лишние деньги – ну, откровенным жуликам. Вот этого крайне желательно избежать. Ну не знаю, я каждый раз тоже слушаю, тяжелые ситуации, истории тяжелые.

А чтобы релаксировать, теперь хожу на сайт Росстата. Вы не поверите, да. То есть, если мы с вами посмотрим прожиточный минимум, то если еще в четвертом квартале 2018 года они указывали 10 450 рублей с чем-то, то вдруг неожиданно… в третьем, то в четвертом квартале уже стало 10 240 рублей, да? То есть у нас почему-то прожиточный минимум в четвертом квартале 2018 года понизился. И при этом удалось… Вот что можно испытать? Гордость?

Александр Денисов: Понизился?

Константин Ордов: Да. Вы представьте себе. И у нас количество людей, проживающих ниже порога бедности, было больше 20 миллионов, а в четвертом квартале оно снизилось до меньше 15. Мы за один квартал с вами бедность в России победили, с точки зрения Росстата, например.

Ну и надо отдать должное… То есть, действительно, был повышен минимальный размер оплаты труда, в том числе до 85% прожиточного минимума. Все какие-то инвестиции, с точки зрения государства, осуществили. Конечно, это не 23 тысячи на семью или на человека, это безусловно. Но если мы будем доверять Росстату… И он свидетельствует о том, что в среднем 5 миллионов человек, так сказать, могут хотя бы по минимальным каким-то меркам обеспечить себе хотя бы уровень жизни достойный более или менее, ну, выживание по меньшей мере. Так что тут получается, что…

Ну, куда инвестировать? Я думаю, что те люди, у которых эти сбережения имеются, они уже давно решили. И поверьте, последнее место, если вы действительно хотите сберечь и накопить деньги, – это банка, матрас, вот эти традиционные наши, дедовские приемы.

Александр Денисов: Вряд ли они ждут от нас совета, кто хочет вложить.

Константин Ордов: Да.

Анастасия Сорокина: Да, они экономят. Давайте посмотрим, как это происходит, на примере Иркутска. Сюжет нашего корреспондента.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Ну, вот такой пример. Наверное, так все живут. Да и не «наверное», а точно все.

Константин Ордов: Большинство.

Александр Денисов: Да. Вот вопрос. Я пытался понять, думаю: ну хорошо, может быть, я заблуждаюсь, и действительно люди откладывают по 23 тысячи. Для этого какие-то предпосылки нужны, то есть рост реальных доходов. Что, у нас был скачок промышленный какой-то? На этой неделе Анатолий Чубайс (он вечно нам поставляет информационные поводы) сказал президенту, что запустили они 90 с чем-то предприятий, и прибыль – 130 миллиардов. И я подумал: тогда это наш успех, мы можем гордиться! А это реально так все происходит?

Константин Ордов: Ну, если утрировать…

Александр Денисов: С промышленностью что-то сдвинулось?

Константин Ордов: Если пытаться понять и более комплексно взглянуть на финансовую систему как некую совокупность доходов, расходов, положительных денежных потоков, отрицательных, то важно понимать, что мы обсуждаем какой-то локальный, текущий момент. Вот мы сделали фотографию того, сколько на сегодняшний день, по нашему мнению, или за январь-февраль удалось сберечь – 23 тысячи рублей на человека. Но мы-то с вами, еще разочек, говорим о том, что это было в том числе связано с тем, что частично эти деньги высвободились в результате того, что были доступны кредиты в банках.

Александр Денисов: Кратковременный эффект просто?

Константин Ордов: Конечно, конечно. А то, что у нас с вами проценты по кредитам продолжают увеличиваться, например, – это ни для кого не секрет. И то, что вы еще больше в качестве процентов будете выплачивать в будущем, приобретая кредиты и перекредитовываясь, как у нас многие любят…

Александр Денисов: Это уже будет дыра в кармане.

Константин Ордов: Потому что денег не хватает для того, чтобы погасить кредит, и приходится перекредитовываться. А он будет становиться дороже и дороже. Вот куда эти деньги в итоге все равно уйдут. Так что тут важно смотреть на баланс входящих и исходящих потоков за период времени.

А то, что на сегодняшний день у кого-то может быть целая квартира забита деньгами… Сколько там? 1 200 килограмм? Захарченко мы помним. Я надеюсь, не эти способы, которые на сегодняшний день привели статистически к 23 тысячам на человека.

Александр Денисов: Про промышленность, Константин, про промышленность, чтобы все-таки разобраться. Предпосылки для оптимизма есть у нас? Чубайс же объяснил нам, что вложили 130 миллиардов, а мы уже отбили, 132 вернули бюджету. Успех?

Константин Ордов: Да, это отражение того, что Россия достаточно богатая страна, с одной стороны. С другой стороны, и трудовые ресурсы, потенциал. Мы все образованные люди, мы не дикари какие-то. И поэтому сегодня у нас производство, к сожалению, за последние годы опустилось на такой уровень, как пружина, сжатое. Надо каким-то разумным способом всего лишь убрать лишние препоны для того, чтобы она разжалась, и мы вполне могли бы почувствовать, насколько уровень жизни был бы выше или хотя бы приближен к 2000-м годам.

В середине 2000-х годов мы с вами, я думаю, смотрели с большим оптимизмом и в свой кошелек, и в свой карман, и в свое будущее. А что изменилось-то с тех пор так существенно, кроме внешних условий и нашего внутреннего отношения, может быть, более жестокого подхода Центрального банка к денежной политике, с точки зрения доступности кредитов? Мы же видим… Но только, к сожалению, если это кредиты, которые вместо текущих доходов, которые у граждан были еще 5–10 лет назад… А так и происходит: реальные доходы, мы видим, что в этом году январь-февраль – снова минус. Ну, снова минус. Сколько это может продолжаться? Конечно, еще какое-то время на этой «кредитной игле» посидеть возможно, но это невозможно делать бесконечно.

Анастасия Сорокина: Давайте не будем заставлять ждать нашего зрителя. Борис из Новосибирской области дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Зритель: Алло!

Анастасия Сорокина: Да-да-да.

Зритель: Ну, дело все в том, что я регулярно смотрю вашу передачу. И вот эти статистические данные не соответствуют действительности совершенно. Откуда они берутся – это непонятно. Это в угоду, наверное, Чубайсу, который нас обобрал до нитки в свое время. Ну, никак не можем отложить хоть что-то на жизнь, чтобы дальше… ну, подушку безопасности на непредвиденные обстоятельства. Я пенсионер, работал черти знает где и черти знает сколько, и пенсия у меня – 14 тысяч. Жена работает и получает 16 тысяч. Как можно отложить что-то?

Александр Денисов: Вопрос. У нас тема – «Наука экономить». Расскажите, как вы экономите, на чем? Интересно.

Зритель: Ну, единственное, как мы выживаем – это у нас есть участок, на котором мы выращиваем овощи, картошку и все прочее. Вот это помогает выжить.

Александр Денисов: То есть овощи не покупаете? Картошка своя у вас, огурцы свои, да?

Зритель: Да. Ну, то, что можем вырастить в сибирских условиях. Это помогает.

Александр Денисов: А дальше не планируете расширять хозяйство, кур завести?

Зритель: Ой, ну как можно в садовом обществе развести кур? Это же надо уважать соседей.

Александр Денисов: Ну знаете, часто бывает, что сарайчик поставят где-нибудь в углу, на границе как раз, и куры бегают там.

Зритель: Нет, у нас 6 соток участок. И надо уважать соседей. Куры – это запах и все прочее.

Александр Денисов: Да. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Понятно. Спасибо вам за звонок. Давайте еще один сразу примем – с Чукотки Светлана нам дозвонилась. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. У нас уже половина одиннадцатого вечера. Я желаю вам, конечно, удачи и успехов вашей передаче, она мне очень нравится.

У меня вот такой вопрос. Когда у нас примут решение все-таки не разводить очень много банков, а сделать два, три, четыре, но эффективных, чтобы люди им доверяли и хранили сбережения, которые удастся людям отложить хотя бы на какие-то непредвиденные нужды? И доверять этим банкам, а не держать, как вы говорите, под матрасом, под подушкой, еще где-то.

Александр Денисов: Светлана, а есть что отложить у вас?

Зритель: Что?

Александр Денисов: У вас есть что отложить, я так понял, раз вы про банки речь заводите?

Зритель: Отложить? В месяц, может быть, две, три, четыре тысячи есть, потому как у нас на Чукотке продовольствие в два-три раза дороже, чем у вас там, на материке. Зарплата у нас… Вообще-то, по телевизору докладывают, что средняя зарплата у нас 90 тысяч. А по факту у нас зарплата средняя, ну, потолок – это 30 тысяч, и не более. Сейчас на Чукотке очень тяжело прожить. Товары у нас тоже в два-три раза дороже, чем на материке, я имею в виду и промышленные, и хозяйственные, поэтому откладывать получается немножко. Мы экономим на всем.

Анастасия Сорокина: А на чем вы экономите особенно?

Зритель: Знаете, нет доверия банкам. А, вы имеете в виду, что мы откладываем деньги, экономим? Мы экономим в основном на промышленных и хозяйственных товарах. На питании мы, конечно, экономить не можем, потому как у нас здесь ничего не растет, мы не выращиваем, у нас все привозное, все с материка доставляется один раз в год при навигации, когда у нас пароходы приходят. И все на этом.

Поэтому, знаете, чтобы отложить… У меня такая просьба к вам: все-таки надо подумать, что банки надо сделать эффективные, надежны и поменьше, не разводить их много. Они лопаются – и то, что человек туда положил, покупаясь на обещанные якобы большие проценты, он в итоге все теряет.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Светлана.

Александр Денисов: Светлана, спасибо. Ну, мы желаем вам выбрать надежный банк для инвестиций. А их же не так и много, вот как раз два-три монополиста на рынке. А все остальное – с ничего не говорящими названиями, куда, наверное, люди и не ходят, потому что не доверяют.

Константин Ордов: Это с одной стороны. С другой стороны, судя по объемам потенциальных сбережений, которые у нашего слушателя были, они вполне укладываются в гарантию страховых вкладов. Поэтому, если даже вдруг неожиданно с банком что-то произойдет, но он входит в систему страхования вкладов, поверьте (я уж не помню, миллион четыреста сейчас, кажется, да?), вам этот вклад вернут. Юридическим лицам уже рискованнее в эти игры играть. А физические лица – слава богу, государство о них подумало.

Я еще хотел сказать… Вот мы как раз затронули тему регионов удаленных. Россия – она бесконечная. Помимо того, что здесь у нас есть такая региональная специфика, у нас же еще и отраслевая специфика сумасшедшая, такая же. Получается, что, например, средняя зарплата… Пускай мы будем доверять статистике, давайте уже исходить из этого. Иначе тогда зачем мы столько денег тратим на ее сбор и обработку? Это к вопросу…

Александр Денисов: Ну, для хорошего настроения, вы же сказали.

Константин Ордов: А, да. Они позитив нам поставляют регулярно. Тем не менее, если мы с вами, например, возьмем среднюю зарплату в лесной отрасли, то она составляет 27 тысяч рублей, а если мы с вами возьмем среднюю зарплату в нефтегазовой, то 140 тысяч с лишнем. Вот к вопросу о том, кто имеет возможность сберегать, а кто не имеет. Ведь порой это больше отраслевой, может быть, показатель, чем подушевой, так скажем.

Александр Денисов: Среднестатистический.

Константин Ордов: Да. Пересчитывать бессмысленно. Если бы мы с вами взяли отраслевой разрез и попробовали бы понять, кто из работников этой отрасли и сколько откладывает, я думаю, тогда стало бы понятно, почему большинство звонящих далеки от понимания, откуда такие цифры могут взяться.

Александр Денисов: Константин, я вам уже вопрос задавал про рост промышленности, есть ли повод для оптимизма, чтобы реально располагаемые доходы увеличивались у нас. Я подумал: вот какая еще может быть помощь, ну, чтобы нам отложить что-то, накопить? Эффективность госслужбы, например. Вот сюжет… Вы как раз пришли в студию, а у нас в новостях был сюжет про семью из Калининграда, которой обещали участок, в итоге там поменялся губернатор – и все, про обещание забыли. Они тратят на ЖКХ (там большая семья, многодетная) 18 тысяч на воду и 2,5 – на тепло, на отопление. Колоссальные деньги! Если бы был участок, построили бы они дом с помощью материнского капитала…

Анастасия Сорокина: Как звонивший, построили бы себе курятник, огород завели бы.

Александр Денисов: Да, да. Они бы сэкономили большие деньги. Вот как нам эффективность госуправления наладить в регионах, на районном уровне?

Константин Ордов: Здесь, конечно, должна быть, с одной стороны, заинтересованность и понимание – социальное и, главное, как раз производственное. Это же вопросы связанные, их не надо разделять. Мы с вами говорим о том, чтобы они там строили дом. Это поддержка строительной отрасли, да? Производство строительных материалов. Внутри ремонт будете делать – тоже будете приобретать те или иные материалы. Это и есть основа развития экономики как таковой.

А с точки зрения эффективности госуправления… Я, к сожалению, пропустил передачу, на которой вы обсуждали зарплаты, уровень зарплат чиновников. Ну, надо быть просто последовательным, коллеги. Если они сокращаются собственные затраты и часть этих затрат, конечно же, при росте эффективности собственных результатов готовы распределить в виде повышенной своей зарплаты – ну, не надо их за это ругать. Их надо ругать за то, что они повышают себе зарплаты, при этом воз остается и ныне там, где он был. Вот это плохо. А если мы с вами говорим о том, что мы хотим от них повышения эффективности – ну давайте в том числе и их простимулируем тем, что не будем ругать за рост зарплат, а будем ругать за отсутствие результатов положительных их труда.

Александр Денисов: А почему такая низкая эффективность? Почему это зависит от губернатора? Губернатор же не сам, не по собственному почину говорит: «Я вам дам участок». Это же закон. Там четко написано, что нужно… на что они имеют право. Раз есть закон, должно быть выполнение.

Константин Ордов: «Закон – тайга», я боюсь, в некоторых регионах может оказаться. Не всегда у нас достаточно правового мышления у граждан, которые не готовы идти в суд, не готовы до конца отстаивать…

Александр Денисов: Добиваться.

Константин Ордов: Здесь, к сожалению, правовая система такова, что она требует жертв, требует издержек временных, требует порой даже и финансовых потерь первоначально – нанять юриста, представлять интересы в суде. Ну а как вы хотите? «Они обязаны». Не они обязаны, а мы должны принудить, и губернатора в том числе, исполнять требования закона. По-другому… Не надо ждать, когда вдруг правовое сознание у тех, кто назначен, превысит их какие-то, может быть, сиюминутные иногда желания заняться другими делами и не обращать внимания на тот регион, за который они отвечают.

Александр Денисов: Ну, им свои дома надо строить. А им надо напомнить, что и наши надо.

Константин Ордов: Не исключено, да, не исключено.

Анастасия Сорокина: Сейчас очень многие пишут, что начинают экономить, и на питании в том числе, питаются просрочкой, одеждой обмениваются. Ваша мысль по поводу того, что сами не знают, какими возможностями обладают. Может быть, вы подскажете, к кому, куда можно обратиться, какую получить информацию? Ну, просто для справки, чтобы человек понимал, что действительно он неграмотно обращается со своими финансами и может как-то подкорректировать даже непростую ситуацию, которая каждый месяц происходит при получении пенсии, зарплаты.

Константин Ордов: Здесь я, может быть, немножко издалека ответил бы. И не все слушатели сразу поймут, о чем идет речь, но я бы хотел вам, например, привести текущий тренд – каршеринг, например, в Москве развивается. Вам не надо иметь машину, не надо ни за стоянку, ни автокредиты все эти выплачивать, ничего. Даже если вы не хотите пользоваться такси, вы в приложении…

Александр Денисов: Это дешевле, чем такси.

Константин Ордов: Сеть разветвленная. Вы взяли машину, сами сели, доехали.

Я просто в продолжение… Конечно, с продуктами питания так не поступишь. Хотя, с другой стороны, вы поймите, на Западе уже сегодня Amazon представляет программы, где вы сосканировали чек товара, который нужен, и он вам покажет, в каком из ближайших магазинов он продается по наименьшей цене. Ну, чем это не способ? Вот где сплав современных технологий.

В том числе одежда, ну ради бога. Мы сегодня можем называть или не называть эти приложения, которые у всех существуют, всякие «Авито», но на них и мошенников тоже предостаточное количество, надо быть бдительным и внимательным. Но то, что это способ, особенно для детей, потому что…

Вот у меня дети тоже, и у них ботинки дороже, чем мои, а носят они их… нога-то растет быстро. И почему бы мне кому-то не помочь, в том числе продав, пускай за треть цены? И мне неплохо, и людям хорошо.

То есть здесь важно для вас овладевать современными технологиями. Поверьте, эти современные технологии уже сегодня даже в России способны дать вам экономию на одежде, на продуктах питания, на товарах длительного пользования. В частности, машина – тому пример.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем нашего зрителя – Андрей из Ставропольского края нам дозвонился. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас по Ставропольскому краю катастрофические цены на коммуналку. Я работаю в санатории в Ессентуках, зарплата у меня 15 тысяч. Коммунальные услуги, отопление в этом месяце обошлось у нас в 7 тысяч. Плюс все остальное. Около 10 тысяч только коммуналка обходится у нас. Остается на жизнь только 5 тысяч.

Экономим на всем. Я, например, не хожу никогда в магазины, я хожу только на рынки, покупаю все самое дешевое. Уже 3–4 года не покупаю себе обувь, стараюсь донашивать то, что покупал, когда была чуть лучше зарплата, чуть лучше доходы у меня были.

Александр Денисов: Андрей, у меня ощущение, что на рынках даже не самое дешевое продается. Все-таки в магазинах в сезон скидок даже еще дешевле можно купить. Или я ошибаюсь?

Зритель: Да, что-то покупается в магазинах, когда идут какие-то акции. Но если нет акций… Картошку и морковку я покупаю только на рынке, потому что и по качеству получше можно выбрать на рынке, и подешевле, можно поторговаться. Приходишь на рынок именно в то время, когда они уже уходят, и они дают какие-то скидки, лишь бы уйти быстрее и продать свой товар.

Анастасия Сорокина: А покупаете про запас, вот как раньше, мешками складируете?

Зритель: Нет, нет, нет.

Анастасия Сорокина: Вы такого не практикуете?

Зритель: На зиму совершенно ничего не закупаю. Вот раньше закупали, сахар покупали себе, картошку покупали по два мешка всегда. Сейчас – нет. Сейчас такого не происходит. Покупаешь килограмм-два. Лучше лишний раз сходишь на рынок к вечеру, ближе к вечеру, когда они уже расходятся, они подешевле отдают что-то. В общем, чем дальше, тем страшнее.

Александр Денисов: Ну, у вас в Ставропольском крае рынки-то, наверное, хорошие, все-таки край такой благодатный.

Зритель: В последний раз огурцы и помидоры я покупал месяца четыре назад, да, перед Новым годом, может, на Новый год даже покупал. Это было последний раз, и то потому, что праздник какой-то был, Новый год или день рождения.

Александр Денисов: Ну, это местные, в теплицах выращенные? Или все-таки тоже какие-то…

Зритель: Нет, это в теплицах выращенные. Но я смотрел наши ставропольские помидоры и огурцы здесь, а недавно я приехал из Москвы, и в Москве они дешевле, чем они у нас здесь, наши же огурцы и помидоры. Парадокс был. Я удивлялся – почему? Почему так происходит – непонятно. Заходишь в Москве на рынок: «Огурцы откуда?» – «Ставропольский край». У нас они дороже, чем в Москве. Тоже непонятно, почему так происходит.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за звонок. Давайте еще поговорим с нашими… точнее, покажем вам, что говорят зрители в городах Армавир, Кунгур и Брянск. Как им приходится экономить? У нас есть стрит-ток.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну, я посмотрел, какие исследования проводит банковская сфера. Вот они, наоборот, пишут, что треть россиян не имеют никаких накоплений. Им-то виднее. Вот VISA провела такое исследование: значительная часть населения тратит деньги легкомысленно, но 34% не имеют сбережений, а 21% россиян не ведут бюджет.

Константин Ордов: Ну, еще бы понять – вот из этих 30%, которые не имеют сбережений, какие имеют долги, чтобы тогда уже совсем стало страшно за этих людей в частности и в принципе за какую-то социальную справедливость. Обидно, тем не менее.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем Тамару, она дозвонилась к нам из Воронежа. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемая передача, уважаемые ведущие, уважаемый гость. Я очень рада, что я дозвонилась до этой человеческой народной передачи.

Экономим на всем. Все, что вы сейчас слышали… Вы видите, это не бомжи, это культурные и образованные люди. Да, на лекарствах, на еде, на воде, на электричестве… Чтобы заплатить за мусорку, экономим на лекарствах.

И знаете, что страшно? Я вдова, у меня муж инженер с отличием, с 40-летним стажем работы, умер, угробили в больнице. У нас ее зовут «гробовая больница», вот эта оптимизация. Прежде чем оптимизировать, нужно было проверить, кто и как работает. И теперь начинается…

Ритуальные услуги в прошлом году… Автобусы уже вывозят моих ровесников. Мне 66 лет, кстати сказать, 40 лет стажа, высшее педагогическое образование. И мои ровесники, в принципе, такие же шинники орденоносного воронежского завода, их уже вывозят на кладбище. Кладбище уже закрывают, оно переполнено моими ровесниками. И я не могу жить в своем красивом домике на даче, потому что выйдешь вечером – без конца мелькают ритуальные услуги.

Вот наука экономить. И хотелось бы, чтобы эту передачу показывали на завтрак и на ужин нашему правительству. Вам всего доброго, здоровья, счастья и радости!

Анастасия Сорокина: Понятно, спасибо вам большое за звонок.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Как мы можем подсказать, какие мы можем дать советы – вот ваше личное мнение – для людей, которые сейчас оказываются в таком положении, когда вынуждены действительно экономить на том, что жизненно важно, например, на лекарствах? Саша озвучил историю про бюджет. Не все же сейчас его составляют. Может быть, можно действительно… Я спросила зрителей по поводу покупок таких больших, как раньше мешками сахар, муку запасали. Может быть, есть какие-то такие рекомендации? Как можно разложить по полочкам все свои траты? Или, может быть, кто-то может подсказать, научить, как это сделать?

Константин Ордов: Слушайте, я здесь с вами сидел и слушал. Мне кажется, я больше опыта получил от наших зрителей о том, как действительно рационально выстроить свой семейный бюджет, чем я в этом смысле могу им дать…

Александр Денисов: Ну, вы про ботинки посоветовали.

Константин Ордов: Да. Научное теперь пристрастие – цифровая экономика и все, что с этим связано. Я вижу, что, в общем-то, это потенциал, который способен в том числе выполнить и социальную миссию, в России в частности. Так что сопротивление не то что бесполезно, а оно контрпродуктивно со стороны самих граждан.

Мы с вами на сегодняшний день знаем, что четверть населения, ну, практически четверть не знает, что такое интернет, никогда им не пользуется. А если мы говорим про цены, то в данном случае… Ведь это не случайно, что в Москве некоторые товары могут быть дешевле, чем в регионах. Это вопрос логистики эффективной, вопрос оптовых поставок.

Александр Денисов: Конкуренция.

Константин Ордов: И поэтому здесь рассчитывать на то, что даже в регионе производители цены в результате… как раньше было, что плечо меньше транспортное, поэтому дешевле, – нет, не приходится. Мы выстроили государственные федеральные торговые сети, которые, в общем-то, стараются одну и ту же ценовую политику во всех регионах проводить, плюс-минус трамвайная остановка. Так что тут я…

Единственное, что мы затронули действительно важное и очень болезненное, и я боюсь, что это тема, которая будет очень долго нас преследовать – это жилищно-коммунальное хозяйство. Все эти квазигосударственные структуры, которые закостенели, которые неэффективные. И мы даже не можем отдать себе до конца отчет, насколько много мы теряем в этой связи. В то же самое время, слава богу, у нас уже бездомных нет людей, поэтому каждый гражданин России сталкивается с этой проблемой роста жилищно-коммунальных и хозяйственных расходов. И отказаться от них невозможно. И на улице в наших климатических условиях жить нельзя. Так что, я думаю, здесь надо в том числе попросить правительство все-таки заняться этой темой – и, может быть, тут у нас появятся с вами дополнительные источники для сбережений.

Александр Денисов: Константин, мне пришла в голову мысль, что когда наступят времена, когда как можно меньше будет этих статистических исследований, сколько у нас денег в кармане, то это как раз будет признаком, что у нас они есть. А когда мы все подсчитываем и считаем – это косвенный признак, что считать-то нечего. Что считать-то?

Константин Ордов: Когда звонки с такими комментариями прекратятся, тогда мы с вами точно поймем, что статистика нам в этой связи не помогает, не мешает.

Александр Денисов: И не нужна.

Константин Ордов: И не нужна она абсолютно. Главное, чтобы все чувствовали себя хорошо.

Александр Денисов: Спасибо. Обсуждали науку экономить: что у нас остается в конце месяца в карманах и есть ли возможность отложить? Обсуждали с Константином Ордовым, профессором университета имени Плеханова.

Константин Ордов: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Константин.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое.

Константин Ордов: Всего доброго!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски