Константин Сивков: Что касается локальных ядерных конфликтов, глобальные элиты на них легко пойдут. Им не жалко пожертвовать несколькими десятками миллионов жизней поляков или прибалтов

Гости
Олег Зайковский
корреспондент ОТР (Симферополь)
Константин Сивков
заместитель президента Российской Академии ракетных и артиллерийских наук по информационной политике, доктор военных наук

Константин Чуриков: А главные новости сегодня приходили с Московской международной конференции по безопасности, где президент страны, министр обороны и ряд других участников сделали, на наш взгляд, очень важные заявления. Давайте начнем с того, что сказал Владимир Путин. Прозвучали достаточно конкретные, жесткие оценки происходящего.

Владимир Путин, президент Российской Федерации: Все больше стран и народов выбирают путь свободного, суверенного развития с опорой на свою самобытность, традиции, ценности. Этим объективным процессам противодействуют западные глобалистские элиты, провоцируя хаос, разжигая застарелые и новые конфликты, реализуя политику так называемого сдерживания, а по сути – подрыва любых альтернативных, суверенных путей развития. Тем самым они всеми силами пытаются сохранить ускользающую из их рук гегемонию, власть, пытаются удержать страны и народы в тисках неоколониального по своему характеру порядка. Их гегемония означает стагнацию для всего мира, для всей цивилизации, мракобесие и отмену культуры, неолиберальный тоталитаризм.

Ситуация на Украине показывает, что США пытаются затянуть этот конфликт. И точно так же они действуют, разжигая конфликтный потенциал в Азии, Африке, Латинской Америке. Американская авантюра в отношении Тайваня – это не просто поездка отдельного безответственного политика, а часть целенаправленной, сознательной стратегии США по дестабилизации и хаотизации обстановки в регионе и мире, наглая демонстрация неуважения к суверенитету других стран и к своим международным обязательствам. Видим в этом тщательно спланированную провокацию.

Мы также видим, что коллективный Запад стремится распространить на Азиатско-Тихоокеанский регион свою блоковую систему по аналогии с НАТО в Европе. С этой целью формируются агрессивные военно-политические союзы, такие как AUKUS и другие.

Константин Чуриков: Итак, сейчас поговорим о противостоянии с Западом, все более сильном, все более ощутимом, и, конечно, о тех заявлениях, которые прозвучали.

У нас в студии Константин Сивков, заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук по информационной политике, доктор военных наук. Константин Валентинович, здравствуйте.

Константин Сивков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Я обратил внимание, что из уст не только президента, но и министра обороны, действительно, вот такие хлесткие, конкретные… Знаете, будто до этого как-то мы все еще на что-то надеялись, а тут уже все, мы решили, что мы скажем все, как мы думаем, как есть на самом деле. Как сдержать эту глобальную либеральную диктатуру? Понимаете, за нее так уцепились зубами Штаты, страны Запада. Тем не менее, понимаете, их противодействие нам уничтожает наших солдат, людей, которые себя относят к Русскому миру. Как нам им сейчас правильно противостоять, чтобы это не приобрело какой-то глобальный масштаб? Потому что, например, сегодня даже китайский министр обороны говорил, что самое главное сейчас для них, для Китая, чтобы это не вышло за пределы Украины.

Константин Сивков: Ну, если говорить о том – как, то это один вопрос. Сначала начнем с того, почему так.

Константин Чуриков: Почему? Да, тоже интересно.

Константин Сивков: Ну, начнем с того, что более 30 лет тому назад… ну, не 30, а 25 лет тому назад вот именно об этом писала тогда еще сильно оппозиционная Ельцину пресса, в том числе и мне пришлось писать тогда. Эти же положения звучали в ряде документов, которые клались на стол начальнику Генерального штаба в ту пору. Сейчас это признано. Это очень радует, поэтому я не могу не признавать это и не поддержать.

Теперь – почему такая ситуация? Ну, надо понять Запад, западные элиты. Все благополучие Запада на протяжении пяти столетий строилось на основе ограбления других народов, на это был заточен западный капитализм. А сегодня складывается ситуация, когда возможности грабить другие народы нет. И в этих условиях экономическая система западного капитализма оказывается неэффективной. И мы это видим воочию сейчас – то, что происходит на Западе.

И на этом фоне, естественно, зреют события, связанные со сменой этого строя на Западе, а это – крах всех элит, глобальных, региональных, то есть национальных элит Запада. Причем во многих случаях это физическая смерть, не только политическая и экономическая, поскольку западные революции всегда очень страшные и кровавые. Поэтому они борются за жизнь. И они будут драться до конца.

Поэтому расчет на то, что можно их остановить уговорами, политическими убеждениями, – нет, не поможет. Поможет только демонстрация грубой военной силы, угроза тотального уничтожения Запада, причем молниеносного. И вот тот курс, который взят нашим руководством нашей страны, курс на воссоздание военной мощи, курс на создание систем оружия, которое способно уничтожить западную цивилизацию как таковую физически (я имею в виду такое оружие, как «Сармат», такое оружие, как «Посейдон», ну и другие системы), – это единственный путь, который позволит остановить западную экспансию.

Хотя то, что они будут, безусловно, раскручивать, помимо украинского, и другие конфликты везде, где это можно, – это совершенно однозначно. Уже сейчас они внедряются и пытаются раскочегарить конфликт в Нагорном Карабахе. Они сейчас активно внедряются в Казахстан, в Киргизию, в ряд других центральноазиатских республик. Они пытаются сейчас подогреть конфликт на Тайване против Китая. Ну, не за горами и вопрос с нашей Курильской грядой.

Константин Чуриков: Вы имеете в виду – с Курильскими островами?

Константин Сивков: Так точно, с нашей Курильской грядой. Ну, с нашими Курильскими островами.

Константин Чуриков: На этом фоне сегодня российское посольство в Вашингтоне предупредило США о риске военного столкновения из-за втягивания их в конфликт на Украине. Это был ответ на их реплику о том, что они обвиняют нас, что якобы наши действия не соответствуют статусу ядерной державы. И вот было заявлено, что все это может привести к прямому столкновению двух ядерных держав.

На этом фоне я просто открываю сегодня, как и все, с утра смотрю новости и вижу: международный коллектив климатологов опубликовал исследование о вероятных последствиях ядерной войны, что будет в случае конфликта между Россией и США? В этом случае погибли бы, по их расчетам, 360 миллионов человек, а последующий глобальный голод привел бы к гибели еще 5 миллиардов.

Я к чему, Константин Валентинович? Знаете, как говорят? Скажем так, история материальная, слова материальные. То, что мы произносим – мы себя приближаем к какому-то будущему. В информационном поле мы видим больше упоминаний ядерной войны, каких-то гипотез и так далее. Насколько вероятно сегодня действительно столкновение именно ядерных держав?

Константин Сивков: Давайте начнем по уровням эскалации. Первый уровень уже достигнут – это уровень прокси-войны на Украине против России. Второй уровень эскалации – это уровень столкновения ограниченных контингентов войск, преимущественно на морских театрах военных действий, в отдельных изолированных регионах России и США (ну, не только США, но и Европы), не затрагивая основной территории наших государств. Следующий уровень эскалации, который пойдет, – это локальные ядерные конфликты, где будет применяться тактическое ядерное оружие. Они открыто уже к этому готовятся.

Причем они даже создали оружие, которое называют гибридным ядерным оружием. Это оружие, в котором носитель является немецким, скажем, носитель одной стране принадлежит, а ядерная боеголовка – американская. Формально это не американцы применяют ядерное оружие, а немцы. Но мы должны понимать, что это американское ядерное оружие. То есть это называют гибридным ядерным оружием. Это все равно, если бы мы, к примеру, взяли и Ирану передали наши ядерные боеголовки и поставили бы их на иранские ракеты. А там очень хорошие, высокоэффективные ракеты. Сколько было бы криков? Но, видите, американцы это сделали.

Теория локальной ядерной войны, не затрагивающей территории США и России, Китая, ведущих мировых стран, давно разработана. Под эту теорию уже даже разработаны сверхмалые ядерные боеприпасы (5–10 килотонн). Эта история уже с большой бородой, пять или шесть лет как они были сделаны. Кстати, переоборудование носителей ядерного оружия, самолетов пяти неядерных держав (Германии, Дании, Голландии и Италии), было произведено еще в период с 2016 по 2018 год, задолго до всей этой операции. Они уже тогда четко понимали и к этому готовились.

Это следующий уровень, четвертый. И пятый – это всеобщая ядерная война. Но эта всеобщая ядерная война… Они все-таки понимают, что они погибнут в числе первых. И хотя они расконсервировали свои подземные командные пункты, где вроде как они должны выжить, надо четко понимать, что в тот период, когда они создавались, рассеивание наших ядерных боеголовок было достаточно большим, измерялось 1,5–2 километрами, то сегодня «Сармат» имеет точность попадания, измеряемую менее 100 метров технического рассеивания (это данные, которые можно оценить, исходя из тех заявлений нашего Министерства обороны), обладая моноблочной боевой частью и большой мощностью, может уничтожить абсолютно любую защищенную систему. Это они тоже должны хорошо понимать. Поэтому я думаю, что на такое они не пойдут.

Что касается страшилок по поводу гибели 5 миллионов. Ну, наверное…

Константин Чуриков: 5 миллиардов.

Константин Сивков: Нет, подождите. 300 миллионов…

Константин Чуриков: Да-да. Сначала – 360 миллионов, а потом – 5 миллиардов.

Константин Сивков: 360 миллионов. Ну, я могу сказать только одно: это расчет на так называемую ядерную зиму. Ядерной зимы не будет, в этом и весь ужас. Весь ужас состоит в том, что не будет ядерной зимы. А раз ядерной зимы не будет, то расчет отдельных стратегов американских на возможность победы в ядерной войне имеет основания. Понимаете?

Константин Чуриков: Это полное безумие уже получается.

Константин Сивков: Да. Он рассчитывается на то, что, да, скажем, погибнет 100 миллионов американцев и погибнет 120 миллионов русских. Ну, они выиграют эту войну: Россия перестанет существовать, а у них что-то останется. Вот на что они рассчитывают. Поэтому весь ужас состоит именно в этом.

Дело заключается в том, что сегодня в России и в США общее количество ядерных боеголовок не столь уж и велико: где-то порядка 6,5–7 тысяч у нас и такое же количество, ну, может, на сотню больше у американцев. 14 тысяч. А когда делалась модель ядерной зимы, то тогда с каждой стороны было по 30 тысяч боеголовок. Разница есть, да? Причем надо иметь в виду, что тогда боеголовки были примерно десятикратно мощнее в средней своей массе. То есть по ядерному эквиваленту тогда было примерно в 50 раз больше. В 50? Да, в 50 раз больше. Отсюда следует, что ядерной зимы не будет.

Будет, знаете, такая ограниченная ядерная осень, которая не затронет, скажем, целый ряд стран, таких как Африка, Латинская Америка. Конечно, проблемы возникнут с продовольствием, в связи с тем, что будут уничтожены значительные продовольственные площади и в России, и в тех же США. Но это не будет столь катастрофично. И в этом состоит главный ужас.

Если бы твердо знали, что ядерная зима будет, если бы эти стратеги твердо знали, что даже если они отсидятся в своих бункерах, их все равно ждет смерть, они бы ни за что не начали войну. Поэтому я могу сказать, что идея о ядерном разоружении – это преступная идея.

Константин Чуриков: Очень интересно! Понимаете, мы же своими руками это все подписывали, уничтожали, позволяли это контролировать.

Константин Сивков: Совершенно верно.

Константин Чуриков: И то, что сейчас есть, скажем так, с трудом сберегли и нарастили, да?

Константин Сивков: Совершенно верно, совершенно верно. Но то, что сейчас есть – этого достаточно для сдерживания. Я подчеркиваю еще один факт: Россия – единственная страна, которая обладает оружием, способным уничтожить Североамериканский континент. Это торпеды «Посейдон» и моноблочные боевые части ракет «Сармат» мультимегатонного класса. Именно такие боеголовки способны инициировать разрушительные геофизические процессы на территории Соединенных Штатов Америки, что приведет, вообще-то говоря, к катастрофическим последствиям.

Константин Чуриков: Что позволяет «Посейдон», а что позволяет «Сармат»? Вот поконкретнее, если можно.

Константин Сивков: Ну, «Посейдон»… Сейчас часто называют, что он и за авианосцами может охотиться. Это чепуха. Основное предназначение «Посейдона», судя по тем исходным данным, которые называли, – это нанесение удара по геофизически опасным регионам Соединенных Штатов Америки боеприпасами особо крупного калибра. Не буду вдаваться в мегатоннажи, но речь идет о многих десятках мегатонн. Такие взрывы могут вызвать очень серьезные геофизические процессы.

Помимо возникновения гиперцунами, когда волна может достигать в высоту нескольких сотен метров, не десятков, а сотен метров, они еще могут инициировать разрушительные геофизические процессы на разломах Сан-Андраес, Сан-Бентисико и Сан-Хасинток – а это уже огненная дуга Тихого океана, которая может вообще спровоцировать взрыв Йеллоустон, который чуть было не рванул в 2016 году. Там, в общем-то, все готово, там нужен немаленький толчок.

А «Сармат» – это ракета, которая бьет с очень высокой точностью, я уже говорил об этом. И взрыв боеголовки вот такого калибра вызывает наземную воронку глубиной несколько сотен метров и диаметром несколько километров. Если от этого удара Йеллоустон не рванет, то от двух-трех точно. Они очень хорошо это понимают, поэтому этого оружия они боятся. И вот именно наличие этого оружия заставляет Запад очень серьезно беспокоиться. Да, они пугают вот этой всеобщей ядерной войной. Да, они понимают, что вот такие удары уничтожат действительно до 5 миллиардов человек.

Но вместе с тем они и напоминают западным элитам, что в случае если они пойдут на подобное, то смерть и гибель их неизбежна, причем не просто их самих, но и всех, кто с ними сопряжен. Поэтому вот это оружие является мощнейшим сдерживающим фактором, которое необходимо для того, чтобы держать в узде западные элиты.

Но что касается локальных ядерных конфликтов, то они на это легко пойдут. Американцам и глобальным элитам пожертвовать Польшей и несколькими десятками миллионов жизней поляков, или немцев, или прибалтов – кого угодно – не жалко, абсолютно не жалко.

Константин Чуриков: То есть это получается такой полигон, где можно проводить… меряться силами с нами?

Константин Сивков: Да, да. Вот есть полянка, называется «Польша». Вот мы на ней и померяемся силами, ядерным оружием. Применят немцы ядерное оружие по полякам, применим и мы по немцам. Вот примерно такая игра.

Константин Чуриков: Не могу не спросить, конечно… Тем более вы говорите о том, что есть у них интерес и, как мы думаем, желание устроить такой локальный ядерный какой-то эпизод. Мы все внимательно следим за Запорожской АЭС. Сегодня еще стало известно о том, что, оказывается… Вот ФСБ сообщила, что украинские диверсанты подорвали идущие к Курской атомной электростанции опоры линии электропередачи, причем это происходило 4, 9 и 12 августа, а узнали мы об этом только сегодня. Сейчас диверсантов и их возможных сообщников ищут. Местные власти усилили охрану объектов атомной энергетики.

Получается, что, в принципе, этот вариант тоже рассматривается, то есть каким-то образом дестабилизировать какую-то атомную электростанцию в регионе?

Константин Сивков: Да, это такой очень удобный вариант. Дело заключается в том, что вроде как это и не применение ядерного оружия, но вместе с тем это ядерная угроза. Вот я вам могу сказать такую простую вещь. Давайте посмотрим, что дает, скажем, тому же Зеленскому взрыв на Запорожской АЭС.

Первое, что возникает – огромные зоны заражения, где действия российских войск становятся невозможными.

Второе – это изгнание огромного числа населения из этих регионов, возникновение огромного потока беженцев и огромных проблем, с этим связанных, опять-таки для России.

В-третьих, это уничтожение мощнейшего источника энергии, благодаря которому мы обеспечиваем восстановление всего Юго-Востока Украины, включая Мариуполь и другие города.

В-четвертых, для ВСУ снимается огромный участок фронта, где они могут убрать свои войска, потому что там никто наступать не будет, поэтому можно перебросить на другие направления. И далее Россия будет принимать огромные усилия для того, чтобы дезактивировать этот участок, не допустить дальнейшего распространения радиации. И как следствие этого – опять-таки отвлечение российских сил с направления борьбы с ВСУ на эти направления.

С политической точки зрения, для Зеленского это шантаж Европы: «Если вы не будете нас вооружать, то мы долбанем по Запорожской АЭС». Это шантаж местного населения: «Если вы пойдете на референдум, то мы ударим по Запорожской АЭС. Мы готовы, мы способны достать».

В настоящее время, даже до разрушения, это отвлечение значительных сил России на прикрытие Запорожской АЭС от диверсантов, специальные антидиверсионные мероприятия надо проводить. Создание систем противовоздушной обороны. Создание систем обеспечения надежной защиты от возможных атак наземными силами. Подорвали всего лишь три опоры, восстановить легко. Но это означает, что нам придется резко усиливать систему территориальной обороны в этих регионах, а это очень большие силы потребуются. Даже если представить, что на каждый такой объект нужно выделить по роте прикрытия, то это уже получается очень большой состав сил.

Константин Чуриков: Рассредоточение ресурсов.

Константин Сивков: Изматывание, растаскивание российских вооруженных сил – вот смысл этих всех угроз и действий.

Константин Чуриков: Крым как надежнее защитить? Я сейчас по поводу этих взрывов на военном складе, которые Минобороны назвало диверсией. Как Крым прикрыть?

Константин Сивков: Крым прикрывается… Ну, во-первых, существует жесткая пограничная охрана, усиление защиты на границе Крыма. Это раз, первое. Второе – это опять-таки наращивание сил территориальной обороны. Причем тут уже надо, наверное, решать вопрос с возможным привлечением местных добровольцев, чтобы они…

Константин Чуриков: В формате дружин?

Константин Сивков: Совершенно верно, в формате дружин. Но учитывая, что это диверсионные силы и средства, можно даже ставить вопрос о том, что в этих дружинах должно иметься хоть какое-то вооружение.

Константин Чуриков: Ну, казаки, например, кстати.

Константин Сивков: Казаки, да, казачье движение. Вот это было бы очень сильным и хорошим.

В-третьих, конечно, система противовоздушной обороны, усиление. Ну, она там и так хорошая, но можно нарастить на малых высотах, задачу эту решить. Вот примерно такой спектр задач.

И, конечно же, я еще раз хочу сказать, что это резкое наращивание… вернее, усиление, резкое усиление радиационного контроля всего этого региона, то есть наращивание в первую очередь с развертыванием там располагаемых сил самолетов радиолокационного дозора, которые обеспечивают контроль на малых и предельно малых высотах, на очень больших удалениях и прикрывают большую полосу.

Вот примерно такой спектр мер. Но я могу сказать, на сто процентов в этом уверен, что эти меры сейчас предпринимаются. И я обращаю внимание, что если раньше были прилеты, то теперь, можно сказать, имеют место прибеги диверсантов. Ну, значит, надо наращивать систему территориальной обороны. А прилеты прекратились, их отбивают успешно.

Константин Чуриков: Спасибо большое за ваши комментарии, за ваши интересные оценки. Константин Сивков был у нас в студии, заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук по информационной политике, доктор военных наук. Всегда рады вам в нашей студии. Будем надеяться, что поводы будут более радостные.

А сейчас отправляемся в Крым. Как раз о ситуации в республике после утреннего ЧП, когда в результате диверсии (именно так это официально называет Минобороны) пострадал военный склад в районе Джанкоя. Нанесен ущерб ряду гражданских объектов. Тысячи людей были эвакуированы. Ну и нарушено движение поездов – что тоже создает трудности людям, поскольку самый пик сезона. Я надеюсь, сейчас узнаем все подробности у нашего крымского корреспондента Олега Зайковского. Олег с нами на прямой связи.

Олег, здравствуй. Рассказывай, как сейчас. Во-первых, что с людьми, которых эвакуировали? Когда они вернутся, если это можно вообще понять? Что с движением поездов? Как организовано перемещение уезжающих и приезжающих в пункты назначения?

Олег Зайковский: Да, добрый вечер. Ну, можно сказать, что ситуация начала налаживаться. Уже детонация боеприпасов, которая шла практически целый день, завершилась, уже ничего не взрывается. Тем не менее, пока неясно, когда люди смогут вернуться в свои дома. Сейчас они находятся в трех школах, которые расположены в селах, которые близлежащие к этой самой военной части, где случилось ЧП.

А что касается поездов, то буквально полчаса назад появилась информация, что уже сегодня вечером первые три поезда из Севастополя и Симферополя отправятся по своему обычному маршруту через Джанкой. То есть поврежденный участок полотна отремонтирован, проверен, и поезда уже отправятся в путь.

Но, конечно, за сегодняшний день Владиславовка – а это железнодорожная станция возле Феодосии, где останавливались поезда, сходили с поездов туристы, которые ехали в Крым, и садились на поезда туристы, которые ехали из Крыма, – там было большое напряжение. 13 тысяч человек там прошло за день. Было выделено 200 автобусов для того, чтобы подвозить людей из курортных городов, из Симферополя и отвозить из Владиславовки, соответственно, туда же. Было непросто.

Мы там были. Была действительно пробка и наплыв. Но стоит отметить, что организация была действительно неплохая. Стянули автобусы со всего полуострова, видели и с севастопольскими номерами автобусами и даже с московскими номерами. В общем, всем миром пытались помочь, раздавали воду.

Конечно, были недовольные. Люди ждали… Вот мы пообщались с людьми, которые едут в Курск, и они с десяти часов утра до двух часов на вокзале в Симферополе были, потом их погрузили на автобус, они приехали во Владиславовку. Но – с пониманием. Большинство людей отнеслось с пониманием. Хотя, конечно, были и проблемы, все-таки жарко. Но, как я уже сказал, ситуация налаживается, уже сегодня поезда пойдут по привычному маршруту.

Что касается повреждений, то, да, по данным крымских властей, несколько домов, которые ближе всего были расположены, вообще сгорели. Большое количество – несколько десятков – домовладений получили повреждения, то есть выбиты стекла, повреждены крыши, выбиты двери.

Константин Чуриков: Да, хорошо. Спасибо, Олег. Рады тому, что движение восстанавливается. Будем надеяться, что люди спокойно вернутся в свои дома и больше такого происходить не будет. Олег Зайковский был у нас на связи, наш корреспондент в Симферополе.