Константин Калачёв: Мы пришли к гиперцентрализованной системе. И это проблеме: нельзя такой большой страной управлять в ручном режиме

Константин Калачёв: Мы пришли к гиперцентрализованной системе. И это проблеме: нельзя такой большой страной управлять в ручном режиме | Программы | ОТР

Конституция, муниципалитет, вертикаль власти, управление

2020-02-05T17:13:00+03:00
Константин Калачёв: Мы пришли к гиперцентрализованной системе. И это проблеме: нельзя такой большой страной управлять в ручном режиме
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Что нового? Как прошли праздничные выходные в Иркутске, Челябинске, Чебоксарах
Настоящий военный. Подарок к 23 февраля. «Главные документы войны». Пенсионеров попросили уйти. Медицинский туризм. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым
Как выбрать подарок на 23 февраля
Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

Константин Чуриков: Ну а сейчас все серьезно, потому что «в нашей стране некоторые вещи работают не так». Об этом президент заявил накануне на встрече с общественниками Череповца. Вот поэтому, собственно, по его словам, нужны поправки в Конституцию. «Взяты они не из воздуха, а продиктованы самой жизнью».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем, что конкретно сказал российский лидер, а потом это обсудим с экспертом в студии и с вами, конечно.

Владимир Путин, президент Российской Федерации: «Часто возникает вопрос, скажем, в здравоохранении или в той же системе образования, а когда на муниципальном уровне что-то не происходит, что должно было быть сделано, для того чтобы уровень первичного звена был достойным и чтобы граждане получали достойную медицинскую помощь у себя в муниципалитетах, а федеральный, государственный региональный уровень считают, что они не должны этим заниматься, потому что муниципалитеты отделены от государства. Ведь, по сути, у нас по Конституции муниципалитеты не связаны напрямую с государством. А должна быть единая система публичной власти, чтобы у верхних этажей этой власти была ответственность за то, что происходит внизу, а те, кто работают в муниципалитетах, были связаны определенным образом со страной и ее интересами. То же самое и во многих других областях. И поэтому я это предложил. Но не для того, чтобы продлить свои полномочия».

Тамара Шорникова: Поправок много, обсуждаем их вместе с экспертом в нашей студии. Сегодня у нас в гостях – политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. Здравствуйте.

Константин Калачев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Константин Эдуардович. Ну, хочется понять, каким образом с поправками связано то, о чем сейчас только что (соответственно, вчера это было) говорил президент – по поводу как раз муниципалитетов. В поправках к Конституции действительно говорится что-то о каких-то других полномочиях, связях?

Константин Калачев: Речь идет только о выстраивании системы единой публичной власти. На самом деле проблема муниципальных образований очень простая. Я сам бывший вице-мэр миллионного города…

Константин Чуриков: Волгограда.

Константин Калачев: Волгограда. И я могу сказать, что все проблемы муниципальных образований связаны с недофинансированием. Владимиру Владимировичу Путину кажется, что проблема только в контроле, то есть вот есть недобросовестные муниципальные чиновники, которые хотят выйти из-под контроля чиновников региональных и федеральных. Но это совсем не так. То есть его видение я точно не разделяю.

Да, у нас формально муниципальное управление отделено от государственной власти, это в Конституции записано. Но по факту это далеко не так. Всех районных глав утверждает губернатор, рассаживает. Даже если они проходят через выборы, то это, как правило, люди губернатора. И делать вид, что в стране не было муниципальной реформы, мне кажется сейчас странным. Да, есть Европейская хартия о местном самоуправлении, которую мы подписали когда-то, но есть и 131-ФЗ «О муниципальном управлении».

Вся проблема в том, что все финансы страны централизованы и до муниципалитетов доходят крохи. У них практически нет собственной финансированной самодостаточности. Если было бы предложено изменить налоговую систему таким образом, чтобы муниципалитеты были финансово обеспечены, то это я понимаю. А в данном случае появятся новые проверяющие, очередной контролирующий орган. Счетные палаты будут трясти муниципалов. Прокуратура будет трясти муниципалов. Но, знаете, от этого вряд ли что-то изменится.

Тамара Шорникова: А можно как-то разобраться все-таки в формулировках? Потому что сейчас звучит по-разному. Кто-то говорит о ликвидации муниципального самоуправления. Кто-то говорит о встраивании в единую вертикаль. Что с ними произойдет?

Константин Калачев: Ну, я думаю, просто муниципальное управление оставят на уровне поселений. То есть, собственно говоря, опустят его совсем до земли. Да собственно говоря, о чем говорить? У нас сколько осталось регионов, где прямые выборы мэров? Это во-первых. А сколько у нас осталось мэров, которые готовы спорить с губернатором или с федералами?

И для меня все это, собственно говоря, очередная реформа управления, в которой мы в первую очередь обозначаем «стрелочников». То есть понятно, что все проблемы… Владимир Владимирович Путин не может реагировать на все, что люди говорят. А люди говорят что-то не так, люди недовольны. Но «стрелочниками» муниципалов делали все 20 лет. Они все 20 лет мальчики для битья.

И можно продолжать это делать и дальше, вместо того чтобы спросить: что нужно для того, чтобы муниципалитеты решали проблемы жителей, и чего им не хватает? Мы можем как угодно называть это – и единая система публичной власти, и… Мы можем их встроить в единую систему. Они и так встроены по факту.

Константин Чуриков: Подождите. Мне кажется, президент и хочет того, чтобы бардак на местах прекратился. Собственно в этом посыл.

Константин Калачев: Президент считает, что инструментом прекращения вот этого бардака на местах является усиление контроля. А я говорю, что проблема в полномочиях, проблема в ответственности, проблема в ресурсах, которыми муниципалитет располагает. Если в каком-нибудь районе дефицитный бюджет, если у них нет денег на эту несчастную поликлинику, то откуда они ее возьмут?

Константин Чуриков: Хорошо…

Константин Калачев: Дальше продолжим разговор, извините. У нас на самом деле проблема же в том, что у нас все деньги централизованы. И когда речь идет о том, чтобы деньги распределялись, до земли доходит уже далеко не то, что должно было бы дойти для выполнения функций.

Константин Чуриков: Правильно. Но кому же, как не новому премьер-министру Мишустину, об этом знать? Как вам кажется, если такое внимание главы государства именно к проблемам муниципалитетов, то можно ли ожидать (какие у вас предчувствия, ожидания) перераспределения налогов на уровне муниципалитетов?

Константин Калачев: Я боюсь, что как раз вот так вопрос не ставится. То есть никто не говорит, к сожалению, о перераспределении налогов. Никто не говорит о том, каким образом сделать муниципалитеты самодостаточными. Речь идет только о недовольстве тем, как они работают.

При этом, поверьте мне, люди, работающие в муниципальной системе управления – это вполне добросовестные люди, это люди, которые ничем не хуже людей, работающих в государственной системе управления. Но у них руки связаны – у них денег нет.

Тамара Шорникова: Слушаем телефонный звонок – Александр из Санкт-Петербурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте, уважаемая студия. Я бы хотел спросить эксперта о том, как он относится к тому, чтобы у нас был установлен минимальный размер оплаты труда в час, как это сделано, например, в некоторых других странах – в Соединенных Штатах, например. Потому что когда у нас минимальный размер оплаты труда в месяц, то у нас часто возникают нарушения: при минимальной зарплате люди работают очень много. Для того чтобы исключить эти нарушения, мне кажется, было уместно установить минимальный размер оплаты труда в час.

Константин Чуриков: То есть вы сейчас вносите свою поправку в Конституцию, да?

Константин Калачев: Я отношусь к этому положительно.

Зритель: Но вряд ли меня услышат. А вот вас, ОТР, уважаемый канал, который смотрит вся страна, я думаю, услышат.

Константин Чуриков: Александр, вы сейчас где выступаете?

Тамара Шорникова: Так и вас тоже, да.

Константин Чуриков: Конечно, да. Спасибо, спасибо. Услышали.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Константин Калачев: Я отношусь к этому положительно. Есть только одна проблема.

Знаете, вот сейчас встает вопрос по поводу поправок: так будет индексация пенсий рабочих пенсионеров или не будет? Можно в Конституцию вписать все что угодно. Можно принять любые законы. Но – по одежке протягивай ножки. Деньги либо есть, либо их нет. Если до этого у нас замораживали накопительную часть пенсии, если до этого у нас не происходила индексация, то возникает вопрос: что изменится, если мы впишем в Конституцию индексацию, причем замечу, для рабочих пенсионеров? До сих пор этот вопрос подвешен и качается в воздухе.

То же самое и с минимальной оплатой труда. Можно, конечно, это записать, но это… Знаете, есть гастарбайтеры, есть «серые» схемы. В конце концов, работодатели просто подумают: «Взять человека «вбелую» – это слишком дорого. Давайте мы лучше привезем кого-нибудь из Центральной Азии и будем, соответственно, эксплуатировать труд мигрантов».

Константин Чуриков: У нас сейчас даже на экране написана выдержка из фразы президента: «Некоторые вещи работают не так». А как вам кажется, какие самые главные вещи в стране работают не так?

Константин Калачев: Мне кажется, что система госуправления в первую очередь, система регионального управления, система муниципального управления – все это требует изменений, и изменений серьезных совершенно. Может быть, есть смысл вернуться к тому, что было раньше, – например, распределение средств, собранных в регионах, между регионами и федеральным центром.

Я бы сказал, что имеет смысл избирать всех руководителей сверху донизу – это раз. Во-вторых, каждый уровень власти должен понимать, за счет чего он финансируется. То есть построить налоговую систему таким образом, чтобы каждый уровень власти был максимально самодостаточным. И меньше ручного управления.

Константин Чуриков: Я вас не узнаю, Константин Эдуардович! Потому что несколько лет назад (ну, вы к нам часто приходите) мы с вами говорили, когда очередного губернатора снимали, и вы говорили: «Ну, тут все зависит от региональных элит, грубо говоря, как они договорятся, на кого пришлют заявку в Кремль», – и так далее.

Константин Калачев: Ничего уже от них не зависит. Мы пришли к гиперцентрализованной системе. И в этом, собственно говоря, проблема, потому что нельзя такой страной огромной управлять в ручном режиме. Да, поправки в Конституцию что-то в этом смысле изменят. То есть сам Путин понимает, что что-то работает не так. Но во многом это работает не так, потому что 20 лет строилась система, в которой ручное управление стало основным и главным инструментом.

Константин Чуриков: Можно вам задам сложный вопрос? Хотя времени мало. А какие поправки в Конституцию сделают так, чтобы работало так?

Константин Калачев: Ну, вы знаете, на самом деле есть неформальный центр принятия решений, а есть формальные полномочия президента. Вообще Путин работает сейчас на то, чтобы усилить позиции того, кто будет после него, причем исходя из того опыта, из тех ошибок (собственных и чужих), из тех травм, которые были получены, в том числе в 90-е годы.

Почему, например, президент с помощью Конституционного Суда в дальнейшем, после внесения поправок в Конституцию, сможет продлевать парламентское вето? А вспомнит 93-й год, противостояние Съезда народных депутатов и президента Ельцина, расстрел Белого дома. Кто виноват, кто прав – не будем сейчас разбираться. Во всяком случае предлагается по парламенту не стрелять, а предлагается решать вопросы в Конституционном Суде. При этом президент получает возможность снимать конституционных судей.

И, соответственно, мы приходим к президентской республике в полном виде де-юре, потому что сейчас она у нас президентская, но де-факто. Я думаю, что остальные социальные поправки – это скорее приложение к поправкам политическим, к тем идеям, которые должны обеспечить несменяемость курса еще на долгие годы.

Путин абсолютно уверен, что еще 20 лет покоя – и все в стране будет хорошо, поэтому нужно обеспечить преемственность и неизменность курса. Но не все так думают.

Тамара Шорникова: А вот что думают наши телезрители, пара SMS. Краснодарский край: «Муниципалы на местах не народом занимаются, а собой, обогащаются за счет народа. Пришел к власти в одних штанах, а выгнали – они богачи и родственники их. Врут, что денег нет». Алтайский край: «Некоторые люди работают не так». «Президент поднял вопрос о хамстве. Считаю, что необходимо принять закон о хамстве для всех и ответственность за такое».

Константин Калачев: «Президент у нас хороший, президент у нас один». Вот на каждое место бы Путина, всем бы нам стать Путиным – и все хорошо!

Поверьте мне, что касается этих муниципалов… Ну, 20 лет выстраивали систему контроля за ними. И я думаю, что если человек посмотрит в своем городе, то самые большие особняки будут отнюдь не у муниципальных служащих.

Тамара Шорникова: И новость еще одна, вот недавно была: «Власти Томской области…» Это как обогащаются муниципалы за наш счет, к этой теме. «Власти Томской области не могут найти претендентов на должности глав районных администраций из-за низкой заработной платы».

Константин Чуриков: Это много где.

Тамара Шорникова: «Желающих ноль. Уровень ответственности огромный (мы же хотим высокий уровень управления), а уровень заработной платы объективно в этой категории низкий». Чтобы заманить, даже предлагают в вакансиях соцподдержку.

Константин Чуриков: Да и сити-менеджеров найти не могут.

Константин Калачев: Слушайте, что касается муниципалов, то, скажем, право распоряжаться землей в городах у них давно отобрали. Ну возьмите столицы регионов – там это право давно забрали губернаторы. Да, есть темы, на которых можно было озолотиться. Но, поверьте мне, за последние 20 лет было сделано все для того, чтобы перераспределить ресурсы не в пользу муниципалов.

Константин Чуриков: Но все равно, мне кажется, на уровне губернаторов, замов губернаторов… Мне кажется, очень как-то они сейчас боятся так в открытую воровать, как это было раньше, потому что, мне кажется, уже из посаженных можно целую колонию-поселение создавать.

Константин Калачев: И из муниципалов, тоже посаженных. Знаете, если так дальше будет идти, то скоро по объявлению придется набирать людей в губернаторы, не то что в мэры, потому что желающих все меньше, безусловно. Полномочий мало, а ответственности много. Собственно говоря, превращаешься ты зачастую в мальчика для битья.

Бедные и несчастные муниципальные руководители, поверьте мне. Я знаю, о чем говорю. То есть все с них чего-то хотят, все с них спрашивают. А кто бы помог?

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим информацию о том, что население думает о поправках в Конституцию.

Константин Чуриков: Население одобряет.

Константин Калачев: Конечно, население одобряет.

Тамара Шорникова: Посмотрим, насколько одобряет.

Константин Чуриков: И что.

Тамара Шорникова: Да. На вопрос о важности возможных изменений в Конституцию для них самих 79% опрошенных сочли эти изменения таковы – да, важные.

Константин Чуриков: Самое интересное – это рейтинг поправок. Значит, на первом месте – 91% – за индексацию пенсий и соцвыплат. 90% – МРОТ на уровне прожиточного минимума. Ценз оседлости для кандидатов в президенты 25 лет – 87%. Ну смотрите, тут все перед глазами.

Я смотрю, что самая непопулярная поправка – 61% за нее только – это утверждение Госдумой министров. Как вы думаете, почему как-то насторожены люди в отношении Госдумы?

Тамара Шорникова: Не доверяют?

Константин Калачев: Оценки работы Госдумы выросли. Свыше 40% опрошенных одобряют работу Госдумы.

Константин Чуриков: А это разве много?

Тамара Шорникова: Для нашей Думы – да.

Константин Калачев: Да. Недоверие к законодательным (представительным) органам власти у нас есть. «И вообще, пусть всех назначает Путин». Ну пусть, ради бога.

Знаете, что самое интересное будет? Вот пройдет два-три года – поменяли Правительство, внесли поправки – и ничего не изменится: те же самые зарплаты, все то же самое. Мне очень интересно будет посмотреть, что тогда люди скажут. То есть сейчас… Мы же привыкли жить будущим, лучшим будущим. «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!»; «Вот сейчас Правительство поменяется, поправки в Конституцию внесут – вот тогда и заживем!» Ничего не изменится.

Константин Чуриков: Где блеск в глазах, Константин Эдуардович? В такую эпоху живем!

Константин Калачев: Блеск в глазах есть. На самом деле не только блеск, а есть даже злость, потому что ну нельзя так откровенно дурить народ.

Константин Чуриков: Константин Калачев – политолог, руководитель «Политической экспертной группы» – был у нас в студии. Спасибо большое, Константин Эдуардович.

Константин Калачев: Спасибо и вам.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Константин Чуриков: Мы уходим на новости. Через полчаса к вам вернемся – и не одни, а вместе с Сергеем Лесковым. Не переключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)