Корабли-«призраки»

Корабли-«призраки» | Программы | ОТР

Суда-беспилотники позволят сэкономить на зарплате экипажу, страховке и оптимизировать маршруты. Где и когда они появятся?

2020-09-23T12:14:00+03:00
Корабли-«призраки»
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Олег Чепкасов
заместитель руководителя по флоту Морской спасательной службы

Петр Кузнецов: Мы возвращаемся к нам. Узнаем, что происходит в России.

У нас появятся корабли-призраки. Это почти реальность, потому что в российских реках и морях появятся суда без моряков. Минфин, Минтранс, Минприроды, Минэкономразвития и Росморречфлот собрались и поддержали этот беспилотный проект, сказали: «Да, быть! Начинаем эксперимент».

Ольга Арсланова: Если вы думаете, что это вопрос далекого будущего, то вы ошибаетесь. Дело в том, что на воду беспилотники спустят уже 1 октября сразу в нескольких регионах. Эта технология позволит сэкономить на оплате экипажа, страховке и оптимизировать маршруты, считают чиновники.

Что думают сами моряки? Что думают представители флота? Что думаете вы? Позвоните в прямой эфир.

Петр Кузнецов: Зачем это нам нужно? Олег Чепкасов знает, заместитель руководителя по флоту Морской спасательной службы, он с нами на связи. Олег Вячеславович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Олег Чепкасов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрите. 1 октября – это совсем скоро. Понятно, что это какая-то пробная партия беспилотников выйдет на воду. Насколько вообще верите в перспективность этой задумки?

Олег Чепкасов: Мы отслеживаем этот вопрос на протяжении последних пяти лет – все, что в этом направлении разрабатывается, проектируется. Акцент, наверное, неправильно изначально поставлен: это не сокращение рабочих мест, а все-таки сокращение рисков, связанных с человеческим фактором, который у всех на слуху.

Ольга Арсланова: Ну а готовы ли технологии для этого? Что это за беспилотные механизмы? Кто их разрабатывал? Насколько вообще мы можем им доверять?

Олег Чепкасов: Разработкой занимаются наши ведущие морские образовательные учреждения, институты, которые имеют опыт уже десятилетний в стране, поэтому не доверять сложно. И прежде чем приступать к реализации, там же проходит много этапов испытаний. Поэтому вопрос доверия или недоверия тут не стоит.

И на первоначальном этапе, наверное, этот вопрос будет касаться не всего судоходства. Ну, на примере той же Морской спасательной службе: мы занимаемся аварийно-спасательными работами, ликвидацией разливов нефти, еще многими сопутствующими подводными работами, судоподъемом. Это живая работа людей с привлечением разного рода специалистов различных компетенций.

На первоначальном этапе это в первую очередь, наверное, коснется линейного судоходства. Ну, для простых граждан: это перевозка грузов из пункта А в пункт Б. А так самая главная задача, я думаю, – все-таки оптимизация перевозок и снижение человеческого фактора.

Петр Кузнецов: Олег Вячеславович, вы сказали, что в том числе оптимизация маршрутов. Но в любом случае работы как будто бы у людей будет меньше все равно с внедрением все больше и больше подобных судов.

Олег Чепкасов: Ну, тоже немножко не соглашусь, потому что если в масштабах всего судоходства (и мы не берем только страну, это мировая тенденция, и процессы информатизации же тоже никто не отменял) доля линейного судоходства не такая большая. Мы считаем, что в первую очередь это в этом сегменте будет применяться. Опыт как раз и покажет необходимость дальнейшего развития.

Ольга Арсланова: Олег Вячеславович, это все-таки не дорога, это море, ситуации могут быть разные. Есть большие танкеры. Я так понимаю, что беспилотники будут практически везде. Скажите, какие риски все-таки потенциально существуют? И как их минимизировать?

Олег Чепкасов: В открытом океане рейсов практически, наверное, не так много. А в районах интенсивного судоходства… А это то, о чем, я так понимаю, вы спрашиваете.

Ольга Арсланова: Это крупные суда с какими-то опасными грузами, например, с потенциально опасными или загрязняющими грузами. И любая авария может быть фатальной.

Петр Кузнецов: И в такой ситуации у судна, как и у человека, возможен выбор. Вот что он выберет? Куда он направит? Насколько эта система умная? Знаете, как про беспилотники все время говорят: «Интересно, кого он выберет – женщину с коляской или врезаться в толпу людей?» Как будет размышлять судно в такой ситуации, если оно окажется между двух огней?

Олег Чепкасов: Ну, на судах морских и речных, в общем-то, есть свои правила движения. Еще раз, разделим океанские переходы и… Для чего это, в общем-то, изначально разрабатывается? Это одна тема. Есть правила предупреждения столкновения судов, где четко регламентировано, кто кого пропускает. Ну, практически как автомобили.

А следующий этап – это вход в узкости, порты. Я думаю, на первоначальном этапе все-таки люди будут использоваться. Это раз. И во-вторых, во всех прибрежных зонах интенсивного судоходства существуют свои портовые инфраструктуры, службы управления движением судов, лоцманы. Поэтому так уж…

Ольга Арсланова: Есть вопрос у наших зрителей. У нас на связи Константин. Добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, почему-то у нас в России получается так: мы хотим из XIX века сразу в XXI перескочить. Для начала у нас хотя бы суда нормальные дела.

Петр Кузнецов: А что же плохого-то? Раз так отстали, то сразу будем…

Ольга Арсланова: Подождите. А что ненормального с нынешними судами? Вы говорите: «У нас ненормальные суда». Что вас не устраивает?

Зритель: Ну как? Давайте возьмем… У нас даже двигатели, в принципе, не производятся нормальные для судов, все импортное идет. То есть обслуживание и все остальное – это тоже влияет.

Петр Кузнецов: Главное – безопасность, наверное, в этом вопросе. У нас много чего из их деталей состоит.

Зритель: Ну правильно. Но давайте по теме. У нас говорят, что сразу перейдут к компьютерной системе. А ведь действительно там очень много ситуаций… Допустим, будет на пути какая-то шлюпка плыть или еще что-то. И что? Перевернет и задавит ее? Тут очень много…

Ольга Арсланова: А как вам кажется, человек в этом плане надежнее, чем хорошо и грамотно запрограммированная машина, в которой все эти алгоритмы прописаны?

Петр Кузнецов: У нас же много ЧП на воде. Вы же сами знаете, вы же следите.

Зритель: Вот человек за бортом. Вы много смотрели. А как будет машина реагировать, если, допустим, какой-то человек, который за бортом находится, ему требуется помощь? Как эта машина будет реагировать?

Ольга Арсланова: Понятно. Хороший вопрос.

Олег Вячеславович, давайте еще раз с этической стороной разберемся, которая то ли есть, то ли нет у машины, а потом поговорим все-таки о том, где это производится. И у нас ли, по большому счету, все это будет создаваться?

Олег Чепкасов: Ну давайте начнем по порядку отвечать.

Вопрос технического менеджмента, независимо от того, где это производится, – это вопрос политики любой судоходной компании. Ни для кого из нас не станет открытием… Я почему проложил аналогию с другими видами транспорта? Если в данном случае судовладелец ответственно относится к своему функционалу и, так скажем, безопасности людей, экипажа, судов (это как и автоперевозчики, и железнодорожные, и авиа), то все хорошо. Он исполняет все требования нормативных актов и надзорных органов.

Но тоже нет секрета, что во всех видах транспорта… Такие же проблемы есть и в отношении недобросовестных судовладельцев.

Петр Кузнецов: Это что касается первой части.

Зритель: Вопрос риторический…

Ольга Арсланова: Спасибо, Константин. И о производстве, о стране производства. Каков процент отечественного в таком судне, оборудованном беспилотником?

Олег Чепкасов: Это вопрос ко мне?

Ольга Арсланова: Да-да.

Олег Чепкасов: Ну, однозначно сказать сложно. Вопрос… Давайте так. У нас много импортного оборудования, да. Но, в общем-то, благодаря политике руководства страны в последние годы и программе импортозамещения процент оборудования российского очень увеличивается, как минимум в прогрессии арифметической.

Петр Кузнецов: Наш телезритель просит пояснить, он не совсем понял. Вот это автономное судно – там вообще никого не будет во время его движения? Ну, в идеале как?

Олег Чепкасов: Финальный этап всей этой программы подразумевает, что да. Но еще раз поясню: это на этапе перехода из точки А в точку Б. Но в самой точке А и в точке Б… А это районы интенсивного судоходства. Это заход в порт, швартовка. Ну, однозначно, что это дальнее будущее, когда эти процессы будут без людей совсем.

Петр Кузнецов: Давайте туда заглянем, ну, в качестве предупредительной меры. Так или иначе отсутствие практики. Много в авиаотрасли говорят о том, что после появления автопилотов летчики расслабились, просто у них не хватает навыков. И случись что – автопилот отказывает, а он в ручном управлении не сможет с машиной что-то сделать, и происходит трагедия.

В данном случае нет опасений, что уже разучимся плавать?.. Я прошу прощения. Ходить, ходить.

Ольга Арсланова: Моряки разучатся ходить в море.

Олег Чепкасов: Вы практически сами ответили на свой вопрос. Если взять летчиков, то они как раз доверяются технике. И наличие на борту и техники, и человека – вот яркий пример человеческого фактора. Человек передоверяет. А машина этого делать не будет, у нее свои четкие алгоритмы.

По поводу опять-таки массовости этого процесса, так скажем. Ну, есть много специализированных компетенций в части флота, где беспилотные суда придут еще не скоро. Это пример той же Морской спасательной службы. У нас очень много компетенций, где работает дополнительно еще, окромя членов экипажа, находится на борту спецперсонал. Это и пожары. Это и ликвидация разливов. Это они спасение тех же людей, подъем затонувших судов.

И таких примеров много. Это так же, как, допустим, офшорные проекты у нас на шельфе – там тоже большое количество специализированного персонала, где замена, так скажем, на какие-то беспилотные варианты не скоро еще будет.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Олег Чепкасов, зам. руководителя по флоту Морской спасательной службы.

Будет не скоро, но проект уже начинается. В некоторых регионах беспилотники на воде появятся уже в октябре.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Суда-беспилотники позволят сэкономить на зарплате экипажу, страховке и оптимизировать маршруты. Где и когда они появятся?