Коронавирус атакует

Коронавирус атакует | Программы | ОТР

В состоянии ли на местах справиться с эпидемией, и поможет ли регионам десант консультантов из Минздрава?

2020-11-09T20:23:00+03:00
Коронавирус атакует
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Юрий Кобзев
член комитета Государственной Думы по охране здоровья
Алексей Боровков
проректор по перспективным проектам Санкт-Петербургского политехнического университета

Анастасия Сорокина: Осенняя волна коронавируса стала более серьезной для регионов, чем первая, весенняя. Такого числа инфицированных никто не ожидал, показатели на местах увеличились в десятки раз. Давайте посмотрим на цифры. Самый большой прирост отмечают на Алтае, в 43 раза, на Сахалине в 24 раза, в Крыму в 17 раз, в Кемеровской области в 14, в 11 раз в Курганской области.

Константин Чуриков: Мы сейчас на эту тему побеседуем с нашими экспертами. И к вам вопрос, уважаемые зрители, что у вас с доступностью медпомощи, вообще с лекарствами (кстати, о лекарствах еще отдельно позже поговорим)?

А пока к нам присоединяется Юрий Кобзев, это депутат, член Комитета Госдумы по охране здоровья. Юрий Викторович, здравствуйте, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Юрий Кобзев: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Юрий Викторович, вот как так получилось, что все лето нам говорили, что вот весна многому научила, развернуты койки, вот уж теперь-то, осенью, все будет в порядке. И вот мы видим, что в пожарном режиме десант из Минздрава начинает, так сказать, выезжать на места и какие-то советы давать. Вот почему получился опять аврал?

Юрий Кобзев: Ну, смотреть надо в каждом регионе отдельно. Значит, что у нас сейчас отмечается? Резкий рост количества тестирования, это имеет четкую корреляцию между увеличением количества тестирований, соответственно, ростом статистики.

Второе: первая волна, у нас большинство людей находились в режиме изоляции. Посмотрите, что происходит сейчас. Даже если мы смотреть будем видеорепортажи из торговых центров, да просто выходим на улицы, заходим в общественные заведения, большинство носят маски, но как они их носят? Я очень мало вижу людей, которые подходят и пользуются санитайзерами, опять же в тех же самых торговых центрах это единицы, если брать соотношение на 10 человек, максимум 1 подойдет ими воспользуется.

Поэтому есть определенные вопросы соблюдения, собственно, нами, гражданами Российской Федерации, мер, которые предложил нам Роспотребнадзор, для того чтобы не вводить режим самоизоляции.

Анастасия Сорокина: Вот, Юрий Викторович, вы сказали про рекомендации, которые действуют. Если уже видна такая статистика, если такие цифры, они в некоторых регионах действительно очень большие, может быть, какие-то локальные зоны должны быть изолированы, там должна быть какая-то своя вот эта изоляция, чтобы не распространялась дальше с такими же темпами инфекция?

Юрий Кобзев: Такое решение принимает прежде всего руководитель субъекта Российской Федерации. Мы уже говорили об этом не раз, что он концентрирует всю информацию, поступающую со своего субъекта, соответственно, он может принимать совместно с главным государственным врачом территории решение о введении каких-то мер.

Вы только что сказали, что Денис Мантуров рекомендовал не закрывать. Я согласен, не надо закрывать, если мы будем соблюдать... Даже у вас сейчас в репортаже проскочило, что люди стоят в очереди, там никто не соблюдает ни санитарную дистанцию, и большинство людей не носят никаких средств индивидуальной защиты. Даже вот сейчас на фотографии у одного из работников маска правильно одета, у другого нет.

Константин Чуриков: Да. Юрий Викторович, с другой стороны, согласимся, Минздрав и Роспотребнадзор...

Анастасия Сорокина: Настя, Константин, маска, которую носят неправильно...

Константин Чуриков: ...должны понимать, скажем так, наши некоторые особенности, знаете, суровость российских законов, как известно, компенсируется необязательностью их исполнения. (Я, конечно, шучу.) Что сейчас можно сделать?

Вы говорите, зависит от ситуации на местах. Петербург, да, 5 миллионов жителей, при этом, например, вот сегодня уже почти 1,5 тысячи, 1 403 заболевших, при том что уже даже губернатор Беглов говорит, что даже 900 человек критично (правда, потом, выступая перед Путиным, говорит, что не критично). Вот что делать в Петербурге, например? Очень большой город с таким числом заболевших.

Юрий Кобзев: Я могу высказать только свою позицию, потому что у нас определенное количество времени проходит между тем, как человек обратился, и, соответственно, мы поставили диагноз «коронавирус», до этого он находится в провизорном отделении, где мы наблюдаем таких пациентов. Возможно, именно увеличение количества тестирований опять же нам даст прирост статистики, но тогда мы сможем разделять пациентов, где уже точно подтверждено инфицирование коронавирусом и у кого действительно вирусная пневмония, которую пока никто не отменял, она действует.

Огромное количество социальной напряженности возникает из-за того, что сейчас начинается сезонный подъем заболеваемости острыми респираторными заболеваниями, соответственно, люди, скажем так, при наличии симптомов ОРЗ уже у себя подозревают коронавирус, начинают скупать, сносить буквально все в аптеках, это тоже возникает определенная проблема в том числе с лекарственным обеспечением.

А что сейчас делать? Ну, в Санкт-Петербург отправились одни из лучших специалистов-практиков, а именно заместитель министра и руководитель, в настоящий момент помощник министра здравоохранения, они, скажем так, будут разбираться на месте в ситуации, с чем связан такой рост заболеваемости. Либо это связано с увеличением количества проводимых тестов, либо тогда Петербургу придется принимать, скажем так, иные меры.

Константин Чуриков: Но ведь, может быть, даже ответы на некоторые вопросы очевиднее, чем кажется? Может быть, вину тому оптимизация здравоохранения, может быть, объединение каких-то медучреждений сказалось таким образом?

Юрий Кобзев: Ну давайте установим какую связь? Вот какая связь между оптимизацией здравоохранения и отсутствием масок на лице? Это первое. И подскажите мне, хотя бы какая система здравоохранения, которая не оптимизировалась, в настоящий момент четко отвечает, что все довольны, все госпитализированы? Ни одна система в мире не рассчитана не пандемию, я вам вот абсолютно точно скажу. Если поликлиника рассчитана на 100 посещений в смену, когда в нее придет 500 человек, извините меня, она не выдержит этой нагрузки. Но с учетом того, что у нас, скажем так, врачей достаточно мало сейчас в амбулаторной сети, вот это проблема, кадры. Мы построили клиники, но кадры мы не можем сделать за полгода.

Анастасия Сорокина: Есть вопросы у наших зрителей, дадим им слово. На связи со студией Елена из Нижегородской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Алло?

Анастасия Сорокина: Да, слушаем-слушаем.

Константин Чуриков: Елена, у вас регион тоже в топе, сегодня 411 заболевших, стабильно прирастает Нижегородчина новыми заболевшими. Почему, как вы думаете?

Зритель: Из-за того, что у нас вообще нечем лечиться. В аптеке во всем городе, да даже не во всем городе, также в Шатках и в городе Арзамасе, у нас совершенно нет антибиотиков, нам нечем лечиться. У нас очень повысилась смертность в городе Лукоянове, мы просто даже вообще не знаем, что делать, где нам достать какие-либо лекарства, лекарственные препараты...

Константин Чуриков: Да, Елена, мы вас поняли, звук очень плохой, к сожалению.

Юрий Викторович, мы сейчас еще далее будем говорить о лекарствах, но ваша оценка, помимо ажиотажного спроса, что, в общем, понятно, вот история с маркировкой лекарств в какой стадии сейчас находится?

Юрий Кобзев: В настоящий момент в связи с ситуацией мы историю с маркировкой лекарств временно, временно сейчас приостановили, потому что не успевает промышленность вводить маркировку в таком количестве. Более точные данные можно, безусловно, получить в Министерстве промышленности и торговли, которое занимается, собственно, этой программой.

Но, отвечая вашей телезрительнице, могу сказать однозначно, что сейчас все врачи констатируют беспрецедентное повышение потребления антибиотиков даже в тех случаях, когда в них нет необходимости, у человека нет ни температуры, ничего, врач не назначает антибиотики, человек пьет в максимальных дозах, в максимальных дозах с профилактической целью.

Я считаю, что у 90% населения назначение антибиотика с профилактической целью просто нецелесообразно. Есть четкий критерий, это назначение со стороны врача, и сейчас президент подписал указ о выделении в субъекты Российской Федерации целевого финансирования, когда вместе с рецептом врача будет выдаваться лекарство для амбулаторного лечения, то есть это будет бесплатно. Каждому региону определяют определенную сумму.

Константин Чуриков: Да, хорошо, спасибо, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Константин Чуриков: Юрий Кобзев, депутат, член Комитета Госдумы по охране здоровья. Еще звонок у нас.

Анастасия Сорокина: Еще звонок у нас из Ставрополья, Любовь на связи. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Ну вот я только что слышала, что будет вместе с рецептом выдаваться лекарство бесплатно. Но сейчас человек заболел и врач назначил антибиотик, и этого антибиотика... нигде мы не найдем. Противовирусное Арпефлю тоже не найдем, вообще ничего нет, Мукалтин, ничего мы этого не находим. И что нам делать теперь? Ждать, когда нам дадут бесплатное лекарство, или что нам делать? Или умирать? Молодой возраст, 45 лет. И этих антибиотиков нет. В больницу не ложат, назначила и все. Что нам делать?

Константин Чуриков: Ну да, нам только что вот депутат Госдумы объяснил, что нигде в мире нет совершенной системы здравоохранения. Мы с вами сделаем вот что: через пару минут мы будем прицельно говорить именно о лекарствах и первым делом зададим именно ваш вопрос.

А сейчас в эфир приглашается Алексей Боровков, профессор, проректор по перспективным проектам Санкт-Петербургского политехнического университета. Алексей Иванович, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Алексей Боровков: Добрый день.

Константин Чуриков: Как нам объяснили, с вами можно поговорить о сценариях будущего, о математических моделях.

Алексей Боровков: Да.

Константин Чуриков: Что нас ждет? Потому что мы уже не можем, понимаете, каждый день психовать из-за того, что еще +20 тысяч, все пропало, все в укрытие. Ну сколько это может продолжаться?

Алексей Боровков: Да, именно так. К сожалению, эпидемия распространяется. Если мы посмотрим по Российской Федерации, то мы имеем сегодня 175% от первого пика, то есть 430 тысяч активных больных. В Москве мы превысили только что первый пик, 104%, и рекорды бьет Санкт-Петербург, у него 224% от первого пика.

Если говорить о том, что нас ожидает, то здесь вот... Ну давайте с Москвы начнем. Первый положительный момент – это то, что последние 2 недели в Москве началось замедление распространения эпидемии. И мы получаем кривые распространения эпидемии, решая систему дифференциальных уровней, и у нас получается 9 кривых, нижняя – это оптимистичная, средняя – это, значит, средняя, и верхняя – это пессимистическая. Если до последнего времени Москва шла по средней, а она дает 32% сегодня вклада в число активных больных в России... Напомню, активные больные – это число заболевших минус число выздоровевших и минус число умерших. Каждый день это число пересчитывается, именно его нужно мониторить, следить за ним.

Константин Чуриков: Так.

Алексей Боровков: Так вот всего лишь 2 недели назад был мы прогнозировали 12 декабря в районе 212 тысяч активных больных, то сейчас вот теми усилиями, которые приняты в Москве, этот пик смещается на день позже, 13 декабря, но это неважно. А вот то, что больных становится почти на 40 тысяч меньше, 175 тысяч прогноз, вот это очень важно, это замедление эпидемии в Москве.

Константин Чуриков: Алексей Иванович, вас перебью ненадолго. Во-первых, 13 декабря, вы говорите, пик?

Алексей Боровков: Да-да.

Константин Чуриков: То есть может статься, что мы вообще под новогодней елкой будем, да, встречать?

Алексей Боровков: Кстати, в Санкт-Петербурге пики будут 8 января, то, что мы показываем, 7 января, которые будут превышать в 3 раза, соответственно, то, что было в первый пик.

Константин Чуриков: Алексей Иванович, ну вы в вашу формулу не заложили десант из Москвы, из Минздрава. Может, все изменится?

Алексей Боровков: Ну, он приедет проконсультирует, посмотрит, десант ничего по сути такого существенного не сделает по сравнению с тем, как распространяется эпидемия. Гораздо важнее то, что называется уровнем социальной ответственности, то есть это ношение масок обязательно в общественном транспорте, это социальная дистанция, там, где возможно, это переход на самоизоляцию, дистанционную работу, в частности, университеты со следующей недели планируют это сделать. Вот это очень важно, снижение интенсивности общения.

Анастасия Сорокина: Алексей Иванович, очень много сообщений от перепуганных, встревоженных наших зрителей. Вот пишет нам зритель из Татарстана, интересно узнать мнение: вот как в Китае удалось победить пандемию? Почему мы не используем их опыт? У них же тоже волна была и вторая, и они очень быстро на это прореагировали, вернулись к системе изоляции. Может быть, нам последовать, пойти по этому же пути уже сейчас, не ждать?

Алексей Боровков: Да, Китай в этом отношении очень хороший пример для всего мира, единственная фактически страна, где была вспышка, откуда все пошло и которая действовала предельно жестко, где единственно вводился такой жесткий карантин.

Но что это такое, чтобы было понятно? Это город блокируется, соответственно, прекращается движение общественного транспорта, все сидят дома, ты можешь выйти из дома в магазин на 2 часа, и это контролируется мобильным телефоном, ты вечером должен обязательно написать отчет, где ты был и предположительно с кем ты контактировал, чтобы всю цепочку в случае заболевания могли бы вычислить. Конечно, делается десант врачей, и, конечно, делается поголовное тестирование, причем поголовно – это для случая населения городов, которые 10 миллионов.

То есть это самая жесткая такая реакция на вспышку, и это делается, когда возникает несколько десятков, сотен активных больных. Ни одна страна по этому пути не идет. Ну и, скажем так, сейчас у нас гибрид между жестким китайским вариантом и совсем таким демократичным, слабым шведским вариантом, то есть это карантином, конечно, не называется.

Константин Чуриков: Ну да, Алексей Иванович, но это если верить тому, что официально заявляет Китай, потому что с другой стороны, так вот по логике вещей, трудно проверить, 1,5 миллиарда почти у них жителей, и нам сообщают, что там сколько, 10–20 человек заболевших, ну ни о чем.

Алексей Боровков: Это вспышки по отдельным городам, это же не все болеют. То есть вот таким образом им удалось загасить действительно те вспышки в тех городах-десятимиллионниках, которые у них были, да, Ухань первый, с чего все началось.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Скоро вот как раз годовщину будем всего этого отмечать. Спасибо. Алексей Боровков, профессор, проректор по перспективным проектам Санкт-Петербургского политехнического университета, был у нас в эфире.

Анастасия Сорокина: Зрителям слово, Ольга из Коми на связи со студией. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, Ольга, как в Коми обстоят дела.

Константин Чуриков: Ну что у вас, рассказывайте.

Зритель: Республика Коми. У нас очень много больных, как и везде. Вот летом были ограничения, хотя как бы очень мало больных было, сейчас 250, умирают люди, больницы забиты. Но у нас, конечно, Владимир Уйба очень много делает, спасибо ему, но, может быть, уже какие-то ограничения нужно вводить?

И еще. Вот говорили же летом, что будет все осенью, люди все на югах отдыхали, вот наши знакомые ездили, ну практически очень много. Ну вот, наверное, может быть, поэтому все так сейчас происходит?

Константин Чуриков: Ну да, и сейчас еще на юга ездят, сообщают, что уже на Новый год кто-то что-то планирует.

Зритель: У кого возможность, мы на даче просидели, продукты нам со склада домой привозили. Ну как-то мы почему-то, очень многие боятся, если честно, конечно, все это очень на нервы, что ли, действует...

Константин Чуриков: Ну конечно, страшно и за близких, и за себя.

Зритель: Уже шарахаешься от людей в магазинах, друзей, знакомых.

Константин Чуриков: Здоровья вам и не болеть. Спасибо за ваш звонок.

Мы переходим к следующей теме и далее будем говорить о лекарствах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)