Коронавирус: без паники!

Коронавирус: без паники! | Программы | ОТР

ВОЗ заявила, что китайских мер достаточно для борьбы с эпидемией

2020-02-04T11:37:00+03:00
Коронавирус: без паники!
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Санакоев
президент Российско-китайского аналитического центра
Павел Воробьев
председатель Московского городского научного общества терапевтов, профессор

Оксана Галькевич: Ну, как Ксения сказала, очень много тем, посвященных здоровью, мы тоже с этого начнем. Коронавирус так или иначе царствует на всех информационных лентах, всюду эта тема в топе обсуждаемых новостей. Ну вот МИД Китая уже выступил против чрезмерной паники из-за коронавируса, а следом во Всемирной организации здравоохранения заявили, что мер, которые предпринимаются в Китайской Народной Республике, вполне достаточно для борьбы с этой болезнью.

Иван Князев: Ну, на самом деле, правда, во многих странах реакция не всегда адекватная вот на этот вирус. В аэропорту Бен-Гурион, к примеру, 35 китайцев, они туда летели, их просто не пустили в Израиль. Их задержали, посадили назад в самолет, и то они еле улетели назад в Москву, потому что люди когда увидели, другие пассажиры когда увидели 35 китайцев в масках, начали кричать, вопить и выгонять их из самолета...

Оксана Галькевич: А пассажиры прилетели из Москвы в Израиль?

Иван Князев: Они прилетели из Москвы в Израиль.

Оксана Галькевич: Из Москвы, и их обратно же в Москву и отправили?

Иван Князев: Их обратно в Москву же и отправили.

Оксана Галькевич: Ну да.

Иван Князев: Вот в США вообще не пускают никого, кто был в Китае недавно. Плюс ко всему, к этим новостям цены на нефть резко упали и так далее, и так далее, и так далее. Это к вопросу о панике.

Оксана Галькевич: К вопросу о панике, о настроениях каких-то общих. Тем временем, смотрите, эксперты нам напомнили о том, что уровень смертности от коронавируса сейчас удерживается на уровне 2% с небольшим, и это гораздо ниже, чем было несколько лет назад, в 2009-м, в США, когда бушевал вот этот вирус под названием H1N1. Тогда, кто помнит, уровень смертности был почти 17,5% – посмотрите, это же в несколько раз больше.

Иван Князев: Ну вот, кстати, Оксана, один из двух заразившихся китайцев в России уже, по словам врачей, идет на поправку, то есть вполне себя хорошо чувствует, два всего заразившихся у нас в России китайцев.

Оксана Галькевич: Так ли страшен черт, которого нам малюют?

Иван Князев: Да, вот сейчас будем разбираться, спросим у наших экспертов.

Оксана Галькевич: Давайте будем выяснять. Уважаемые друзья, вы тоже, пожалуйста, подключайтесь к нашему разговору, набирайте номера телефонов, которые указаны у вас на экране, звоните или пишите, мы в прямом эфире, нам тоже очень интересно ваше мнение узнать.

Иван Князев: У нас на связи Павел Воробьев, председатель Московского городского научного общества терапевтов. Здравствуйте, Павел Андреевич.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Павел Воробьев: Добрый день, добрый день.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, вот вы какой позиции придерживаетесь? Паника чрезмерная, или все-таки, наоборот, нужно как-то вот тщательнее, что называется...

Иван Князев: Поосторожнее быть, да.

Оксана Галькевич: Да, готовиться лишним не будет?

Павел Воробьев: Ну она не чрезмерна, она просто раздувается определенными коррупционными структурами.

Оксана Галькевич: То есть это исключительно медийная какая-то реакция, да? Пошла такая волна по социальным сетям, по медиа?

Павел Воробьев: Нет-нет-нет, я думаю, что это не медийная.

Оксана Галькевич: А как?

Иван Князев: Вот мы два дня пытались выяснить, что это за структура коррупционная.

Павел Воробьев: Я думаю, что там финансовые группы стоят за этим, а не медийность.

Оксана Галькевич: Вот так вот даже?

Павел Воробьев: Ну конечно.

Оксана Галькевич: А как на самом деле, по-вашему, выглядит ситуация? Как бы вы ее описали?

Павел Воробьев: А она же регулярно повторяется, из года в год. Те, кто занимаются торговлей лекарствами, вакцинами, масками, растворами и прочим, и прочим, они каждый год раскручивают эту истерию по поводу очередного нового смертельного вируса.

Иван Князев: Но подождите, Павел Андреевич, на одних масках много не заработаешь.

Павел Воробьев: Это вам так кажется.

Иван Князев: А вот если брать...

Павел Воробьев: Вы представьте себе, сколько миллиардов в Китае живет, и каждый день по паре-тройке масок нужно ну минимум –умножьте, и у вас получатся вполне круглые цифры.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Павел Андреевич, ну смотрите, мы журналисты, мы не специалисты в вопросах медицины, здоровья, вы все-таки больше нас понимаете. Вот скажите, этот вирус, механизм его передачи, может, все-таки какие-то меры предосторожности нам следовало бы предпринять, чрезмерные не чрезмерные? Нужно мыть руки, отходить от людей подальше или? Вот расскажите, что вам как специалисту понятно, какая картина рисуется.

Павел Воробьев: Значит, пути передачи не ясны, он не контагиозен.

Оксана Галькевич: Это что означает? Сразу переводите с вот этого на русский.

Иван Князев: Да-да-да.

Павел Воробьев: Не контагиозен – это значит, что от одного больного много человек не заболевает.

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Воробьев: Значит, сейчас обсуждается, что он, видимо, возможно, распространяется фекально-оральным путем, то есть через грязные руки...

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Воробьев: ...а не воздушно-капельным, или воздушно-капельный не является преимущественным путем распространения.

Оксана Галькевич: То есть маски не помогают, нужно руки мыть, я правильно понимаю?

Павел Воробьев: Да, абсолютно, руки мыть при любой вирусной инфекции нужно, это единственный способ, который помогает.

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Воробьев: Количество заболевших ничтожно, ну просто ничтожно.

Иван Князев: Ну а ничтожно в рамках эпидемии? Как-то все-таки больше 400 человек уже умерли.

Павел Воробьев: В рамках чего? Подождите, в стране, в нашей с вами стране ежегодно умирает 40 тысяч человек от респираторных инфекций, 40 тысяч, а там умерло 200 или 300 человек – ну о чем вы говорите? Там живет 1,5 миллиарда, грубо говоря, я не знаю, 1,2 миллиарда, у нас живет 150 миллионов.

Оксана Галькевич: Да еще принимая во внимание, так скажем, плотность населения Китая...

Павел Воробьев: Ну конечно.

Оксана Галькевич: Все-таки вы считаете, что темпы несопоставимы?

Павел Воробьев: Ну о чем мы говорим? Конечно, смешно, 10 тысяч человек заболело. Сейчас за это время в Америке, в Штатах что-то 60 миллионов заболевших вирусной инфекцией за вот этот период, миллионов, а здесь речь идет о десятках тысяч человек.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, а, так скажем, методы борьбы, лечение, меры, которые нужно принимать...

Иван Князев: Вакцина?

Оксана Галькевич: ...вам тоже понятны? Что нужно делать? Может, уже вы знаете даже?

Павел Воробьев: Ничего.

Оксана Галькевич: Ничего?

Павел Воробьев: Если это обычная вирусная инфекция, то ничего делать не нужно, спокойно пересидеть дома несколько дней, пить большое количество жидкости, другие средства, я не знаю, малину, мед, что хотите.

Иван Князев: Малина?

Оксана Галькевич: Ну это на частном уровне, так скажем.

Иван Князев: На частном уровне воды и малины от коронавируса?

Павел Воробьев: Нет медицинских рекомендаций.

Иван Князев: Нам уже долгое время говорят, что нужно делать совершенно обратные вещи. Фактически к концу месяца чуть ли не вакцину нам обещали какую-то, которая нас всех спасет.

Павел Воробьев: Да нет, ну господь с вами, вакцина от гриппа никого еще не спасала, она не эффективна, это доказано, ни одной работы, показывающей эффективность вакцины от гриппа, не существует, так что не переживайте на этот счет. Если она появится, то это будет очередной бизнес-ход, тут вопросов не будет.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, ну вот нам говорят о том, сколько человек...

Павел Воробьев: А если... Послушайте меня. Если возникает одышка, она возникает к концу первой недели, когда уже проходят симптомы болезни, вот это опасная ситуация, она требует, в общем, реанимационных условий.

Оксана Галькевич: А почему именно одышка должна привлекать внимание в этой ситуации? Механизм действия?

Павел Воробьев: А потому что идет прямое поражение легочной ткани, легкие перестают дышать, перестают передавать кислород из воздуха в кровь, и человек погибает очень быстро.

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Андреевич, нам называют, сколько людей погибли уже от коронавируса, но мы как-то мало слышим о том, сколько излечились. Вам эта статистика известна? И как вы эту статистику оцениваете?

Павел Воробьев: Вы знаете, она мне непонятна, потому что что значит «излечились»? Обычно 7 дней, и человек здоров, это же обычная вирусная инфекция, тысяча заболевших, излечившихся сотни. Мне непонятно, что это такое.

Иван Князев: Нет, ну а другие что, болеют до сих пор или как? У них симптоматика?

Павел Воробьев: А я не знаю, вот я этого не понимаю, этой цифры я не понимаю. Может быть, они смотрят элиминацию вируса?.. Тоже странная какая-то история, так обычно не ставят диагноз выздоровевшим. Выздоровевший – это когда температуры нет, соплей нет, он здоров, все.

Иван Князев: Нет, ну, может быть, они просто ждут, когда вирус вообще уйдет из организма, чтобы человек дальше не пошел кого-нибудь заражать, поэтому держат так долго? А вообще сколько, сколько нужно времени, чтобы переболеть?

Павел Воробьев: Ну при обычной респираторной инфекции через 7 дней вируса, в общем, не остается.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Ага. Павел Андреевич...

Павел Воробьев: Вот… держится долго, он может месяцами держаться, действительно, но микоплазма не вирус, это другой возбудитель.

Оксана Галькевич: Слушайте, я, наверное, сейчас какие-то вещи скажу, которые вас смутят, но тем не менее, мы же простые потребители информации, точно так же читаем в разных источниках. Вот говорят, что болеют только граждане Китая, только представители азиатской расы. Говорят, что этот вирус продукт, так скажем, работы неких лабораторий по разработке каких-то...

Иван Князев: Генная инженерия, да.

Оксана Галькевич: ...биологических безобразий. Как вы к этому относитесь как специалист? Мне интересно ваше мнение.

Павел Воробьев: Ну, к последнему я отношусь скептически, потому что подобные лаборатории существуют во всех странах мира, они очень тщательно защищены от утечки какой-либо дряни в природу.

Иван Князев: Ну а к тому, что китайцы болеют только?

Павел Воробьев: А?

Иван Князев: К тому, что только китайцы болеют?

Павел Воробьев: Ну... Не знаю, я не уверен в этом, хотя теоретически такое возможно, потому что есть болезни, которые имеют тропность к определенным народам, определенным национальностям, почему бы и нет. Теоретически я не исключаю такого варианта, но практически я просто не смотрел работы, не видел.

Иван Князев: Я просто, понимаете, к чему? Есть еще, знаете, даже такая теория, что вот природа сама избавляется от тех мест, где человека очень много и ведет он очень плохую деятельность. Ну это, наверное, за гранью фантастики что-то.

Павел Воробьев: Ну это, слушайте, это даже уже запредельная какая-то теория.

Иван Князев: Понятно. Даже об этом говорят.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич...

Павел Воробьев: Ну говорят, да. Последний писк, который я сегодня услышал, что мы будем депортировать больных. У меня слово «депортация» всегда сочетается с Освенцимом, с депортацией, я не знаю, крымских татар или чеченцев, это всегда что-то такое ужасное, запредельное...

Иван Князев: Не только у вас.

Оксана Галькевич: Высылка такая, да, насильственная мера.

Павел Воробьев: И главное, никак не может сочетаться с медицинской помощью. Ну как же так? Мы же должны людей все-таки лечить, а не депортировать их, ну что это?

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, спасибо вам!

Иван Князев: Спасибо вам.

Оксана Галькевич: И, знаете, спасибо прежде всего за ваш спокойный тон. Вы на самом деле нас успокоили в определенном смысле вашими размеренными рассуждениями. Спасибо.

Павел Воробьев: Пожалуйста. Всего хорошего.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич Воробьев был у нас на связи, председатель Московского городского научного общества терапевтов.

Иван Князев: Сейчас послушаем телезрителей.

Оксана Галькевич: Сейчас у нас зрители хотят высказаться.

Иван Князев: Владимир, Москва у нас на связи. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Да, добрый день. Я химик по специальности, хочу предложить одну из мер предупреждения заражения вирусом. Дело в том, что у нас сейчас очень распространены кондиционеры во всех электричках новых, в метро, и они разносят заразу по всему вагону. И когда наступит час икс, когда появится настоящая эпидемия, нужно дать команду, чтобы кондиционеры были выключены во всех транспортных средствах. Это будет, конечно, хуже, чем было без кондиционера, но это не будет зараза разноситься по всему вагону, когда сто человек могут заразиться от одного человека больного. Это уже были такие случаи...

Иван Князев: Ну, Владимир, это на самом деле известная история, но, говорят, там фильтры стоят хорошие, поэтому вряд ли такое возможно.

Зритель: Фильтры? Я химик, еще раз, никаких фильтров не существует на 100%, это можно, так сказать, любого спросить специалиста спросить, он подтвердит, нет фильтров. А то, что сегодня применяют фильтры, маски – это вообще смешно, потому что противогаз – это единственное, что может спасти от заражения ядами, вирусами и прочим. Посмотрите маски, сбоку дырки, с правой стороны и с левой стороны.

Оксана Галькевич: Ну да, они выглядят не убедительно. Да, Владимир, спасибо большое.

Иван Князев: Да, Владимир, спасибо, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: У нас еще один собеседник, Сергей Феликсович Санакоев на связи с нами, президент Российско-китайского аналитического центра. Сергей Феликсович, здравствуйте.

Сергей Санакоев: Да, добрый день.

Оксана Галькевич: Так, мы ждем вашего появления.

Сергей Феликсович, пока мы вас слышать слышим уже, да, вот услышали, скажите, пожалуйста, ваше мнение вот о чем хотим услышать. Китай достаточно закрытое общество, как нам представляется, да, у них закрытые информационные системы. Вот та информация, которая выдается и которая анализируется, – может быть, мы что-то не так, неправильно считываем? Неправильно трактуем? Или нам неправильно выдают? Вот как нам с этим взаимодействовать?

Сергей Санакоев: Ну, во-первых, вам неправильно представляется, Китай очень открытая страна и 40 лет как раз проводит политику реформ и открытости.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Санакоев: В Китае практически сегодня нет таких мест или уголков, про которые можно было бы сказать, что они закрыты и туда попасть невозможно. Даже сейчас, китайские власти об этом, кстати, вчера на своей пресс-конференции заявили, Чрезвычайный и Полномочный посол Китая товарищ Чжан Ханьхуэй здесь в Москве, о том, что даже в самом Ухане, и в других, любых других точках готовы принимать любые международные организации, Всемирную организацию здравоохранения, наших специалистов, всех, кому интересно посмотреть, какова же там реальная обстановка.

Оксана Галькевич: То есть вы хотите сказать, что...

Сергей Санакоев: То есть это открытое информационное общество. Второй момент...

Оксана Галькевич: То есть то, что мы получаем информацию, она вот такая на самом деле и есть?

Иван Князев: Достоверная?

Оксана Галькевич: Достоверная? И цифры соответствуют действительности?

Сергей Санакоев: Это видно и из общения в социальных сетях с китайцами. Напомню, что такая социальная сеть, как WeChat, она гораздо крупнее, чем Facebook или Twitter даже вместе взятые. Поэтому, конечно, мы знаем и видим, что да, эта информация полностью соответствует.

Что касается цифр, они на самом деле смешные. Поймите, смешно просто все это сегодня таким информационным шумом обсуждать и говорить вот о том, что вот такие проблемы возникли. Обратите внимание, что Всемирная организация здравоохранения, вчера выступал ее руководитель, он не рекомендует ни закрывать сообщение, ни прикрывать торговлю, в этом нет ни малейшей необходимости.

Иван Князев: Ну да, глава вчера побывал там и сказал, что на самом деле все там хорошо и спокойно, все, что делается, делается в достаточном количестве.

Сергей Санакоев: ...раскручивать фобии, особенно вот против конкретной национальности, или там фенотипа людей, или людей, которые в маске, – это просто ужасно. Давайте лучше бороться со своими конкретными проблемами, а я напомню, что даже в этой области у нас гепатит С самый опасный на сегодняшний день, более 3,5 миллионов болеющих в России, ВИЧ-инфицированных, обычный грипп гораздо бо́льшая у нас сегодня проблема. Кстати, сегодня утром наше телевидение вдруг вспомнило про обычные эпидемии гриппа в России, в 21 городе превышен эпидемиологический порог, продлили...

Оксана Галькевич: И мы тоже об этом сегодня говорили, да. Сергей Феликсович, я прошу прощения, времени у нас уже не осталось. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Ну вот нам специалист до вас говорил, что у нас от ОРВИ гораздо больше людей погибает ежегодно. Президент Российско-китайского аналитического центра был у нас на связи.

Ну а мы меняем тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
ВОЗ заявила, что китайских мер достаточно для борьбы с эпидемией