Коронавирус. Главное.

Гости
Кирилл Маслиев
кандидат медицинских наук, руководитель амбулаторно-поликлинического отделения Центра медицинской реабилитации Европейского медицинского центра

Константин Чуриков: О коронавирусных страстях сейчас поговорим. Конечно, самое оперативное, самое срочное – это то, что произошло на юго-востоке Москвы в МФЦ, где один из посетителей на просьбу одеть маску отреагировал стрельбой. Два человека убиты, ранены четыре человека, в том числе и десятилетняя девочка. Ну, казалось бы, совершенно рядовая ситуация. Что стоит надеть маску? Человек отказался – и все.

Оксана Галькевич: Это уже, кстати, не первый такой случай. До этого, весной или зимой прошлой, по-моему, была история какая-то, тоже в Москве. Вот почему-то люди настолько накручены уже, настолько нервно реагируют на эти события, что вот уже до крайнего дошло.

Константин Чуриков: Я хочу напомнить, что вчера в Кремле антиваксерство назвали стратегией по уничтожению народа. Как сказал начальник Управления по общественным проектам Администрации президента Сергей Новиков на одном всероссийском семинаре: «Отрицание вакцинации от ковид – это не просто выражение мнения, а стратегия по уничтожению народа. Считается, что все о’кей, что это просто гражданское общество, демократия, свобода, выражение собственных мнений. Нет, это стратегия по уничтожению людей».

Ну, сейчас мы поговорим, естественно, и о многих других новостях ковида…

Оксана Галькевич: …которых, вы знаете, день ото дня меньше не становится, друзья.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Вот вы говорите: «Что обсуждать уже? Ну сколько можно?» А вот как-то каждый день, вы знаете, жизнь подбрасывает все новые и новые темы в этот разговор.

Константин Чуриков: Ну, например, не далее как сегодня Петр Чумаков, известный ученый, сотрудник Института молекулярной биологии имени Энгельгардта, заявил, что, возможно, штамм «омикрон» – это живая вакцина. Есть такое оптимистичное мнение, что как раз этот «омикрон», благодаря ему вирус стал менее патогенным. «Природа создала живую вакцину против коронавируса».

Сегодня об этом коллеги днем спросили известного иммунолога Николая Крючкова. И вот его мнение по поводу «омикрона», который возник в ЮАР.

Николай Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук: На сегодняшний день, исходя из той информации, которую наши уважаемые южноафриканские коллеги нам поставляют, невозможно сделать вывод о том, что эта линия является более… точнее, менее патогенной, чем предыдущие линии. Более того, растущая госпитализация в Южной Африке, в провинции Гаутенг, а также растущая смертность (можете графики посмотреть, они каждый день выкладываются), не говорит о том, что это более благоприятная линия. По крайней мере, уже даже смертность – а она с задержкой в две недели происходит от заболевания, – там уже смертность растет вовсю. Поэтому просто посмотрите эти графики. И хватит, так сказать, заниматься самоуспокоением.

Оксана Галькевич: Да, успокаиваться еще рано, тем более что на самом деле цифры заболеваемости и смертности пока выглядят еще пугающими, весьма и весьма. Смотрите. У нас сегодня, за последние сутки зафиксировано 31 096 случаев заражения. Москва по-прежнему на первом месте, далее Петербург и Подмосковье. Смертность от ковида в России тоже на очень-очень высоком уровне – 1 182 человека мы потеряли за сутки.

Константин Чуриков: Мы сейчас приглашаем к разговору всех наших зрителей. Если у вас есть вопрос по поводу коронавируса или, как говорят, коронавирусной инфекции, как старой, так и новой (будем так называть штамм «омикрон»), задавайте эти вопросы Кириллу Маслиеву – это кандидат медицинских наук, руководитель амбулаторно-поликлинического отделения Центра медицинской реабилитации Европейского медцентра. Кирилл Сергеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Кирилл Маслиев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот по поводу ЮАР. Я смотрю сейчас на статистику на «Яндексе», и я вижу, что она просто очень сильно пляшет, скачет день ото дня. Сейчас могут показать, кстати, мои коллеги мой компьютер. Цифры могут отличаться в два раза день ко дню. То есть, наверное, особенного доверия к этим цифрам нет.

Кирилл Сергеевич, что вам известно по поводу этого «омикрона»? Может быть, вы что-то знаете уже?

Кирилл Маслиев: Информация противоречивая. Только что вы закончили репортаж о прямой связи Байдена с Путиным, где, кстати, Путин начал с того, что мы живем в таких суровых реалиях. И как раз по поводу омикрон-штамма тоже высказался, что ряд специалистов называют его такой естественной вакциной. Действительно, сейчас циркулирует противоречивая информация. Одни специалисты считают его абсолютно безопасным, с точки зрения причинения летального эффекта для здоровья человека. Другие все-таки не разделяют такого оптимистичного мнения.

На сегодняшний момент мы знаем только из официальных источников, в частности Всемирная организация здравоохранения заявила, что пока что на сегодняшний день не зафиксировано ни одного летального случая от омикрон-штамма. Но, как мы знаем, как предыдущий спикер действительно верно заметил, смертность идет, как правило, через две-три недели. Поэтому в перспективе, конечно же, будут такие смертельные случаи.

Мы знаем, что число дней пребывания в стационаре меньше, чем от других штаммов, опять же по тем источникам, которые мы получаем. То есть среднее пребывание в больнице заразившегося омикрон-штаммом составляет порядка четырех дней – что фактически в два раза меньше, чем от штамма «дельта».

Мы знаем, что порядка 70% заболевших пока не нуждаются в кислородной поддержке и достаточно хорошо реагируют на терапию дексаметазоном, которая приводит к их скорейшему выздоровлению. Пока такие данные мы получаем.

Константин Чуриков: Но мы также знаем, что представители, скажем так, разных континентов, разных этносов, разных рас по-разному могут переносить те или иные штаммы. Верно?

Кирилл Маслиев: Да, абсолютно верно. В частности, один из таких ярких случаев – это как раз ситуация в Японии. Все обсуждали достаточно ярко две недели назад, когда смертность достигала двух человек при 125-миллионном населении. Это, конечно, несоизмеримо ниже, чем в остальных странах. В частности, одна из версий – как раз генетические особенности японцев, которые не подвержены такому смертельному исходу от новых штаммов.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Московской области, Любовь, наша зрительница. Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Здравствуйте.

Кирилл Маслиев: Здравствуйте.

Зритель: Я сделала прививку в Подмосковье, деревня Поварово, так называется, первую прививку, 9-го числа. А 2-го числа я сделала в Москве. Я вообще в Москве живу, мое постоянное место жительства. Мне 80 лет. Собянин обещал подарок, кому за 60+. А мне не дали, говорят: «Не положено, нет такого распоряжения, чтобы привиться в Подмосковье и в Москве. Так нельзя. Надо две прививки делать в Москве». А об этом ничего не говорили по телевидению, не информировали.

Константин Чуриков: А вот это хороший, кстати… Любовь, это очень хороший укор такой.

Оксана Галькевич: Так что Любовь имеет в виду?

Константин Чуриков: Пускай договорятся между собой Воробьев и Собянин и людям, пенсионерам, дарят подарки за вакцинацию.

Оксана Галькевич: Ну, главный подарок, я думаю, – это все-таки здоровье, какая-то защита от вируса.

Константин Чуриков: Когда речь идет о движении этих центральных диаметров… Или как это называется? МЦК, МЦД? Я путаюсь. Ты же можешь из Москвы попасть в область нормально? Договорились же, да? Вот и здесь надо договориться.

Оксана Галькевич: Кирилл Сергеевич, по поводу лечения. Вы знаете, сегодня была информация о том, что донорская плазма – это уже на самом деле не панацея. ВОЗ, в принципе, даже и не рекомендует.

Я вспоминаю начало пандемии, когда лихорадочно искали какие-то способы спасения людей. Вот это как раз был один из таких, казалось, надежных вариантов. Я помню, даже в метро, в общественном транспорте в Москве такие объявления, в социальных сетях людей тоже искали: «Если ты переболел – сдай свою плазму как донор, приходи». Насколько это, так скажем, трудоемкий способ лечения? И насколько он вошел в оборот в нашей медицине?

Кирилл Маслиев: Это трудоемкая процедура, на которую возлагали надежду все медицинские специалисты всего мира. Но, к сожалению, не теория, а непосредственно практика показала, что плазмотерапия (переливание плазмы, богатой антителами), она не оказывает такого прямо феноменального эффекта, на который рассчитывали, и у нее имеется достаточно узкий показатель, определенный временной промежуток, в который она должна применяется, и определенное состояние пациента.

То есть в настоящий момент, действительно, не существует панацеи коронавируса. Вы верно сказали в ответ на предыдущий звонок, что, наверное, главный подарок – это все-таки здоровье. Так или иначе вакцинация является той превентивной мерой, которая снижает, действительно снижает риски смертельного исхода и процесс госпитализации. Потому что при ее отсутствии, видите, даже плазма, богатая антителами, к сожалению, не оказывает такого действенного эффекта, на который мы рассчитывали.

Константин Чуриков: Нет, все-таки за предыдущую звонившую отомстим. А почему же тогда, если плазма не полезна, в сентябре этого года мэр Москвы Сергей Собянин подписал указ, по которому на заготовку и переработку плазмы для лечения пациентов с коронавирусом будет выделено 696 миллионов рублей?

Кирилл Маслиев: Нет, она не неполезная. Она действительно полезная, просто у нее достаточно неширокий профиль показателей. Это если вы поступили в определенное временное окно. И не всегда получается в это окно и по этим показателям применять плазму. Более того, нужно понимать, что есть нейтрализующие антитела, которые воздействуют на конкретный штамм вируса, и их выявить не так-то просто. Поэтому не каждая плазма будет эффективна в каждом конкретном случае. Но эффективность ее никто не отрицает, просто, повторюсь, у нее достаточно узкие показатели.

Оксана Галькевич: Сложная в использовании.

Константин Чуриков: Зрители пишут, Александр: «Кинули тебя, бабуля».

Оксана Галькевич: Вот Алтайский край пишет и некоторые другие регионы…

Константин Чуриков: Да, кстати.

Оксана Галькевич: Вот говорим и говорим с вами, друзья, разговариваем, а пишут: «Плевал я на ваши прививки!» Ну, ладно…

Константин Чуриков: Плюйте.

Оксана Галькевич: Все-таки, может, передумаете еще, послушаете.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Давайте звонок примем – Лидия, Московская область. Мы так спокойно, без этого антиваксерского напора.

Константин Чуриков: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Лидия, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. После первой прививки «Спутником V» спустя две недели я заболела ОРЗ в легкой форме и без температуры. Вопрос такой: через сколько дней после болезни можно делать вторую прививку «Спутником V»?

Константин Чуриков: Замечательный вопрос! Кирилл Сергеевич?

Оксана Галькевич: Через три недели, насколько я знаю, все, кто вакцинировался…

Константин Чуриков: Оксана, ты врач?

Оксана Галькевич: Я вакцинировалась.

Константин Чуриков: Ты сама учишь, чтобы слушали врачей.

Оксана Галькевич: Нет, я никого не учу. Кирилл Сергеевич, я права?

Кирилл Маслиев: Да, вы правы.

Оксана Галькевич: Понял?

Кирилл Маслиев: После того, как вы выздоровели, лучше переждать две-три недели, чтобы иммунная система восстановилась, и уже вакцинироваться вторым компонентом. Нет ничего страшного, если вы перенесете и второй компонент будет отложен и сделан чуть позже. Такие исследования проводились. И не стоит гнаться обязательно за этим 21-дневным коридором, в который необходимо сделать второй компонент. Почувствовали недомогание – отложите, восстановитесь. В любом случае антитела выработаются, и будет эффект от второго компонента вакцины.

Константин Чуриков: Вы знаете, нам очень хороший вопрос задают наши зрители, уже не помню кто. Дело в том, что… Вот мы говорим, что заболеваемость идет на спад, да? Но в некоторых регионах она просто аховая, рекордная за все время. И их система здравоохранения не чета московской или даже подмосковной, которую тоже некоторые ругают. Вот как справляться регионам? Как вообще решать этот вопрос? Мы же одна страна, мы должны помогать людям. Что сейчас делать? Я не знаю, их в Москву отправлять? Или как? Или перебрасывать отсюда резервы?

Кирилл Маслиев: Вы знаете, такая ситуация не только в России, такая ситуация во всем мире. И заголовки недельной давности ряда средств массовой информации говорили о том, что власти Нидерландов просили соседнюю Германию оказывать помощь и госпитализировать жителей Нидерландов для оказания медицинской помощи, потому что медицинская система Нидерландов не справляется с таким потоком пациентов.

Конечно же, ряд больных должен перенаправляться, должна оказываться помощь, с точки зрения медикаментов. Сейчас достаточно большая работа ведется по обеспечению кислородом ряда медицинских учреждений, потому что, действительно, кислород необходим. И Минздрав, и Минпромторг достаточно активно решают эту задачу. Но основные шаги – это перераспределение потоков. Если есть возможность, то транспортировка тяжелых больных в то медицинское учреждение, которое готово оказать медицинскую помощь. И, конечно же, как можно большее снабжение лекарственными препаратами регионов.

Оксана Галькевич: У нас еще один звонок, Иркутская область на связи. Здравствуйте, Валентина.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я переболела коронавирусом в прошлом году, октябрь и ноябрь месяцы, с поражением легких 70%.

Оксана Галькевич: Ого!

Зритель: Конечно, очень тяжело болела. Я для тех, кто не хочет прививаться, скажу: это очень страшно! Болезнь действительно очень серьезная. Через полгода я сделала прививку первую… ну, даже не первую, а обе прививки, «ЭпиВакКороной» я прививалась. Вот сейчас у меня в декабре месяце подошла очередь не ревакцинацию. Я хотела бы узнать, все-таки ревакцинацию нужно делать? Или имея в виду, что я уже переболела и сделала прививки, то можно ее немножко отсрочить, ревакцинацию?

Оксана Галькевич: Да, понятно.

Кирилл Сергеевич?

Кирилл Маслиев: Валентина, существуют сроки, установленные органами государственной власти для получения QR-кода, есть определенные временные рамки – скажем, полгода. Но, конечно же, с точки зрения врача и с точки зрения системы здравоохранения, необходимо отталкиваться от уровня антител. И сейчас в Госдуме, кстати, рассматривается, насколько я знаю, вопрос о выдаче QR-кодов тем людям, у которых есть высокий титр антител.

Поэтому я бы на вашем месте посмотрел в первую очередь уровень антител. Если их титр высокий, превышает, скажем, в 5 раз референсные значения, а то и в 10 раз, то, конечно же, с медицинской точки зрения, нет необходимости вам сейчас вакцинироваться. Как только уровень антител будет падать, то тогда уже стоит вакцинироваться.

Оксана Галькевич: Кстати, в Иркутской области, я видела сообщения, там людей в торговые центры пускали по QR-кодам во время локдауна. Не знаю, как сейчас. Ну, может быть, необходимость такая в наличии этого QR-кода у человека. А если, допустим, титр антител будет высокий, то есть можно, что называется, подождать, но как получить этот QR-код по высокому титру? Я так понимаю, что алгоритма такого еще нет.

Кирилл Маслиев: Вы знаете, опять же с медицинской точки зрения… Если человек переболел и, допустим, не обращался официально, но потом случайно узнал о том, что у него есть высокий титр антител, то в этом случае он должен получить. Конечно, он должен получить QR-код. Но сейчас как раз обсуждается в Госдуме возможность выдачи QR-кодов на основе титра антител. Просто не совсем понятно, какой должен быть титр антител тогда для того, чтобы быть эффективным.

Оксана Галькевич: Ну да. И не совсем понятно, когда Дума еще это дело примет, когда это станет рабочим документом.

Константин Чуриков: Да, в принципе, пока не понятно.

Я хотел бы, чтобы вы прокомментировали заявление уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Татьяны Москальковой. Она сегодня заявила, что если человек не привит от COVID-19, он должен принять ограничения. То есть вакцинироваться/не вакцинироваться – это право каждого, но «мы не можем не учитывать интересы нации в целом и интересы большинства людей. Поэтому, если человек не вакцинируется, он должен принять условия неких ограничений».

Ваше мнение какое?

Кирилл Маслиев: Я разделяю эту точку зрения. На самом деле это такая мягкая позиция, но она достаточно здравая. Она не призывает к обязательной вакцинации, тем не менее в этом сообщении такой посыл о заботе о других жителях страны, действительно, и о нации в целом. И мы знаем, что во всем мире принимаются достаточно жесткие ограничительные меры. Говорят о каких-то мерах, которые у нас в стране. Но если вы сравните картину с Европой, с Америкой, то, поверьте, там ограничительные меры намного жестче в ряде страны, и локдауны жестче, и требования к QR-кодам. Например, как сейчас в Израиле. Поэтому это достаточно такая приемлемая формулировка, я ее разделяю.

Константин Чуриков: А у нас есть звонок. Александр, Владимирская область.

Оксана Галькевич: Александр из Владимирской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня вопрос такого плана. Каждый человек, особенно старшего возраста, имеет кучу заболеваний, а особенно это ярко на периферии. Понимаете, я старый собачник. Перед тем как собаку прививать каким-либо препаратом, ей делали обязательно пробную вакцину. И только после того, как показывало, были ли противопоказания, тогда ее прививали. Каждый человек индивидуален. То есть почему не проводится обследование каждого пациента перед прививкой?

Константин Чуриков: «Хотя бы как собак», – вы хотите сказать?

Зритель: Да, именно как собак, потому что люди – это тоже живые организмы. И собаки – это тоже живые организмы. Понимаете, после прививки у человека может начаться какая-то антиреакция на препарат.

Константин Чуриков: Мы поняли ваш вопрос. Кирилл Сергеевич?

Кирилл Маслиев: Вы правы, конечно же. У каждого человека есть возможность обратиться к врачу. Существует определенная категория заболеваний, по диагностике которых врач может дать метотвод. Поэтому если вы переживаете, если вы считаете, что существуют риски…

Константин Чуриков: Так, мы сейчас связь наладим, заново вам вызвоним.

Оксана Галькевич: Но при этом люди думают, что когда они получают метотвод, они таким образом получают, я не знаю, некую гарантию безопасности. Нет, наоборот. Если ты помнишь, у нас был эксперт в эфире, который говорил, что на самом деле для врача это очень тяжелое решение – дать кому-то метотвод, потому что ответственность велика. Фактически человеку говорят: «Мы вынуждены оставить вас без защиты абсолютно. Вы не можете делать прививку. И мы не можем никак вам ничем помочь». Вот о чем говорит врач.

Константин Чуриков: Насколько я понимаю, все-таки метотвод – это какая-то уже финальная причина не прививать человека в принципе. Потому что бывают какие-то, я не знаю, скачки давления, бывает какая-то простуда не простуда, горло красное.

Оксана Галькевич: И это при том, что просто прививка – это все равно гораздо более легкое воздействие на организм, чем удар вируса как такового. И это тоже надо понимать.

У нас еще один звонок – Марина из Самары. Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Я бы хотела сделать прививку, но у меня была реакция на противостолбнячную сыворотку, отек Квинке. Толком мне сейчас сказать никто ничего не может. Кто-то говорит: «Сделайте. Это было давно. Наверное, уже все в порядке». Другой врач говорит: «Ну давайте перед прививкой сделаем, если вы боитесь». Мне просто нужен ответ: можно мне делать или нет?

Константин Чуриков: Да, спасибо за вопрос. Как раз сейчас уже Кирилл Сергеевич в телефонном формате к нам вернулся. Кирилл Сергеевич, если вы слышали…

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну, уже здоровались. Ответьте, пожалуйста.

Кирилл Маслиев: Да, здравствуйте. Вопрос слышал. Действительно, противостолбнячная сыворотка разрабатывалась в другое время, применялись другие так называемые адъюванты, другие компоненты, которые, в принципе, более аллергенные. С точки зрения вашей реакции, в любом случае вам следует обратиться к терапевту и аллергологу. Может быть, потребуется дополнительный анализ крови на наличие иммуноглобулинов классе Е и другие анализы, которые могут подсказать в принятии окончательного решения.

Но повторюсь, что у вакцины, скажем, «Спутник V», которую мы рассматриваем (и не только в России, но и за рубежом), таких побочных реактогенных эффектов минимальное количество. Но обязательно обратитесь к аллергологу.

Константин Чуриков: Несколько реплик. Мурманская область: «Даже тестов нет бесплатных. Что, только депутатам?» Ну правда, насчет тестов – это действительно целая проблема.

Ульяновская область: «А как рекомендует тибетская медицина лечиться от коронавируса?» Мне кажется, позиция не сформирована.

Кирилл Сергеевич, вам что-то известно?

Оксана Галькевич: Какого-нибудь тибетолога тогда надо.

Константин Чуриков: Нет, ну мало ли.

Кирилл Маслиев: Вы знаете, конечно же, тибетская медицина использует ряд трав, в том числе китайская медицина, где и зародился коронавирус. В протокол стандартного лечения они включали ряд растений, скажем, женьшень, кордицепс и другие. Но мы все-таки на войне с достаточно агрессивным вирусом, и требуется применение специфических и достаточно серьезных препаратов фармакологических.

В качестве поддержки, конечно же, любые средства народной медицины, начиная от шиповника нашего, который богат витамином C и, конечно же, будет оказывать поддержку. Но тем не менее требуются сильные препараты, которые обладают и кроверазжижающим свойством, которые снижают вероятность развития «цитокинового шторма». Поэтому здесь необходимо подключение уже серьезной терапии. Это не просто обычная простуда.

Константин Чуриков: Травки не спасут, да-да.

Еще давайте вопрос выслушаем. Марина, Самара. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Маргарита.

Оксана Галькевич: Маргарита из Московской области, да. Здравствуйте, Маргарита.

Зритель: Вы знаете, я из Московской области, город Химки. У меня сын вакцинировался. Прибежал и стал показывать мне: ножи и вилки держатся на груди, он магнитным стал. Почему?

Константин Чуриков: Ну, Маргарита, мне кажется, это любой может этот фокус проделать. Я, конечно, сейчас не буду показывать, но я тоже могу.

Оксана Галькевич: Маргарита, вы уверены, что это не шутка?

Константин Чуриков: Я и до прививки магнитил.

Кирилл Маслиев: Это и без вакцины очень многие люди, в принципе, могут продемонстрировать такие свойства на различных участках тела. Такие ролики, действительно, существуют по поводу вакцины. Ну и еще другие забавные ролики. На самом деле вакцина не влияет на способность примагничивать телом различные металлические предметы.

Оксана Галькевич: Слушайте, я сижу и улыбаюсь. Я думаю: слушайте, сколько лет у нас была обязательная такая достаточно обширная программа вакцинации в стране, в советский период мы все были вакцинированы, все дети по календарю. Достаточно большая часть населения с высшим образованием. Ну, как минимум неграмотных уже не осталось, да? И вдруг мы в 2021 году обсуждаем такие истории: магнитит человек или не магнитит?

Константин Чуриков: Оксана, ты путаешь высшее гуманитарное образование с высшим медицинским. Это же разные вещи.

Оксана Галькевич: Да нет, Костя. Ну, у меня высшее гуманитарное образование. И что?

Константин Чуриков: У меня тоже.

Оксана Галькевич: Я считаю, что прививка – это важно, вакцинация – это важно. Дети все по календарю вакцинированы. У тебя, я думаю, тоже.

Константин Чуриков: Тоже.

Кирилл Сергеевич, как вы думаете, есть какие-то еще способы убедить тех, кто не убедился? Ну, я имею в виду – какие-то цивилизованные способы, без шокотерапии. Приглашали в «красные зоны», но, мне кажется, это тоже не выход.

Кирилл Маслиев: Вы знаете, мне кажется, что уже на протяжении двух лет принимаются различные методы убеждения, начиная от статистики, начиная от демонстрации абсолютно жутких кадров сжигания трупов прямо на улице в Индии. Это все не компьютерная графика, а это реалии современности. Поэтому достаточно много сил уже предпринято. Пока родные антиваксеров, так скажем, либо непосредственно сам человек не столкнется с этой болезнью, он не поймет, насколько это ужасно и насколько трагично может быть судьба человека после столкновения с этим вирусом.

Константин Чуриков: Ну а всем сомневающимся я хочу сейчас просто напомнить, что по смертности на миллион человек (среднее скользящее число за семь дней) мы сейчас вторые в мире сразу после Чехии идем. Ну, в Чехии, как вы знаете, населения меньше – соответственно, там и умирает гораздо меньше. Может статься, что в абсолютных цифрах мы лидеры, к сожалению, по этому параметру.

Оксана Галькевич: Ну, антилидеры.

Константин Чуриков: Антилидеры, ну да.

Оксана Галькевич: Получается так, да.

Кирилл Маслиев: И это ужасная ситуация с учетом того, что мы первая страна, которая действительно эффективную вакцину изобрела. И эта вакцина, повторюсь, показала свою эффективность и безопасность не только в России, но и за рубежом. Первая страна, которая собрала огромный капитал знаний ученых, специалистов.

И эта вакцина на самом деле, как мы знаем, разрабатывалась вначале не от коронавируса, а эта модель векторной вакцины применялась и до этого. Ну, ученым удалось адаптировать ее с учетом реалий коронавируса, и она по сравнению с другими вакцинами оказывает наименьшее количество побочных эффектов.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Кирилл Сергеевич. Кирилл Маслиев, кандидат медицинских наук, руководитель амбулаторно-поликлинического отделения Центра медицинской реабилитации Европейского медцентра, был у нас в эфире.

Уходим на полчаса, через полчаса вернемся, сразу после новостей.

Оксана Галькевич: У нас будет «Личное мнение», друзья, мы будем говорить о мошенниках, об их новых цифровых приемах. Ну и потом – о транспортной стратегии нашей страны аж до 2035 года. Все обсудим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
надо бы допросить специалистов: если омикрон быстро заражает и легко переносится, то не является ли он в таком случае "вакциной, созданной природой" для спасения человечества от этой напасти? Ведь исходя из логики здравого смысла, тогда омикрон должен тренировать организм человека как и вакцина? Это моя логика, но проверить ее очень хочется.
Через какое время после болезни можно вакцинироваться? Будут ли выдавать QR-код на основании высокого титра антител?