Коронавирус. Главное

Гости
Наталья Царёва
врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета им. Сеченова

Виталий Млечин: Программа «ОТРажение» в прямом эфире «Общественного телевидения России» продолжается. По-прежнему здесь для вас Ксения Сакурова и Виталий Млечин. И как всегда, уже по традиции после больших часовых новостей будем говорить о коронавирусе.

Ксения Сакурова: По последним данным оперативного штаба, за последние сутки заразились коронавирусом 25 264 человека, выздоровели 42 322, умерли 1 020. Как мы видим, постоянно заболеваемость снижается, продолжает она снижаться, но очень медленная ситуация, ну как это называют, стабильная...

Виталий Млечин: Плато, да.

Ксения Сакурова: Да.

Виталий Млечин: Специалисты называют это «выйти на плато». Надо сказать, что заболеваемость действительно снижается и смертность тоже снижается, но смертность очень медленно, к сожалению, снижается...

Ксения Сакурова: Да и заболеваемость тоже небыстро.

Виталий Млечин: И больше тысячи человек по-прежнему, хотя вот уже вплотную к показателю в тысячу приблизилось сверху. Ну, будем надеяться, что хотя бы эта тенденция продолжится и, соответственно, все меньше и меньше людей будет умирать.

Хотя есть поводы для беспокойства, и эти поводы очень серьезные. Вот штамм «омикрон» очень быстро распространяется по всему миру. Всемирная организация здравоохранения объявила, что он уже обнаружен в 106 странах. Во Франции на новую разновидность вируса приходится 20% от всех выявленных случаев. В Соединенных Штатах количество зараженных растет так быстро, что власти Нью-Йорка уже пообещали выплатить по 100 долларов всем, кто сделает третью прививку, вот третья прививка, считается, что защищает от «омикрона» лучше.

Ксения Сакурова: В России пока ситуация выглядит стабильной, во многих регионах к праздникам смягчают ограничения. И по данным исследования Центра имени Н. Ф. Гамалеи, «Спутник V» эффективен против нового штамма. Там утверждают, что действию вакцины не смогут помешать даже многочисленные мутации.

Виталий Млечин: Ну, правда ли, что нам не о чем волноваться? Давайте выяснять. Пожалуйста, позвоните нам или напишите и вы, расскажите, какая ситуация в вашем регионе, какие ограничения снимаются или, наоборот, вводятся. 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – бесплатный номер для ваших SMS-сообщений.

И естественно, вы сейчас можете задать вопрос врачу. С нами на прямой связи Наталья Царева, врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета имени И. М. Сеченова. Здравствуйте, Наталья Анатольевна.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Наталья Царева: Добрый день, добрый день.

Виталий Млечин: Наталья Анатольевна, ну вот за штаммом «омикрон» весь мир наблюдает уже не первый день и не первую неделю и постоянно вот противоречивые сведения приходят. Сначала говорили о том, что заразиться им легче, но умереть сложнее, и даже появилась вот эта формулировка о том, что это чуть ли не «естественная вакцина». Теперь вроде говорят, что нет, это все не так: и заразиться им легче, и умереть от этого проще, да еще и непонятно, действует ли вакцина. Скажите, пожалуйста, все-таки как врач, чему верить?

Наталья Царева: Ну... Так, сейчас...

Ксения Сакурова: Да, сейчас у нас небольшие проблемы со связью...

Виталий Млечин: Так, техническая заминка. Сейчас починим технику, конечно. Наталья Анатольевна?

Ксения Сакурова: Будем надеяться, что Наталья Анатольевна к нам вернется.

Виталий Млечин: Так, хорошо, с первого раза не вышло...

Ксения Сакурова: Ну, сейчас перезвоним, перезвоним.

Виталий Млечин: Давайте мы сейчас восстановим связь, наши коллеги это сделают. Что... А, Валентина из Сочи нам звонит. Валентина, здравствуйте, слушаем вас.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы в эфире.

Ксения Сакурова: Слушаем вас.

Зритель: Вот у меня такой вопрос. Вот в мае месяце в Индии в сутки заболевало 400 тысяч, а смертность была 2 тысячи в сутки. У нас заболевало когда 40 тысяч, у нас смертность была 1200–1300. У нас что, не могут лечить или не хотят?

Ксения Сакурова: Ага.

Виталий Млечин: Ага. Спасибо большое за ваш вопрос. О лечении обязательно поговорим, но все-таки чуть позже. Наталья Анатольевна, все, восстановилась связь?

Наталья Царева: Да.

Ксения Сакурова: Отлично.

Виталий Млечин: Что-то нам сегодня не везет с техникой.

Ксения Сакурова: Да, Наталья Анатольевна нас... Опять какие-то проблемы.

Виталий Млечин: Печальная история.

Ксения Сакурова: Давайте посмотрим, может быть, что у нас на нашем SMS-портале. Ленинградская область, вопрос от нашего зрителя: «Опасен ли вирус в праздники?»

Виталий Млечин: Ха-ха.

Ксения Сакурова: Ну, это мы, кстати говоря, узнаем...

Виталий Млечин: Конечно, после праздников, ха-ха.

Ксения Сакурова: Но в Европе очень на эту тему переживают, как раз-таки вводят дополнительные ограничения и перед Рождеством, как бы это ни было неприятно для очень многих, и перед Новым годом именно потому, что как раз специалисты опасаются с нынешней скоростью распространения штамма «омикрон», конечно, и с его заразностью дополнительные такие контакты, которые бывают между людьми в праздники, это, конечно, очень опасно.

Восстановили связь, нам говорят коллеги.

Виталий Млечин: С третьего раза точно получится. Наталья Анатольевна Царева с нами на связи по телефону на этот раз. Наталья Анатольевна, слышите нас?

Наталья Царева: (гудки)

Виталий Млечин: Ха-ха. «Следствие зашло в тупик».

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Виталий Млечин: Бессильны даже специалисты.

Ксения Сакурова: Мы не будем опускать руки.

Виталий Млечин: Нет, ни в коем случае, конечно.

Ксения Сакурова: Мы будем пытаться. Друзья, пожалуйста, мы спрашиваем вас в том числе, как обстоят дела в вашем регионе, какая ситуация сейчас с заболеваемостью среди ваших знакомых, в вашем близком окружении, хватает ли вакцин на пунктах вакцинации, есть ли проблемы с записью. Позвоните, пожалуйста, расскажите нам в прямом эфире. Мы все-таки с доктором тоже будем продолжать пытаться связаться, надеюсь, у нас все получится...

Виталий Млечин: Конечно.

Ксения Сакурова: Поэтому, если у вас есть вопросы к врачу, тоже пишите на номер 5445, звоните в прямой эфир 8-800-222-00-14. Мы упорные, мы дозвонимся.

Виталий Млечин: Однозначно совершенно.

Сейчас до нас дозвонилась Тамара. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я вот хотела с доктором посоветоваться. Мне 75 лет.

Ксения Сакурова: Так.

Виталий Млечин: Так.

Зритель: У меня рак груди. Удалили грудь, удалили лимфоузлы, и в результате лимфостаз. Потом щитовидка, принимаю гормоны, потом полиартрит, остеохондроз, аллергия на антибиотики, новокаин. И еще, самое главное, у меня большие жировики на обеих руках, вот туда, куда ставят прививки.

Ксения Сакурова: Ага.

Виталий Млечин: Ага.

Зритель: И что теперь, что теперь делать?

Виталий Млечин: Понятно. Так, сейчас еще раз попробуем все-таки побеседовать с Натальей Царевой. Наталья Анатольевна, слышите нас?

Наталья Царева: Да, смотрите, я вас прекрасно слышу...

Виталий Млечин: Замечательно, отлично.

Наталья Царева: ...но я вас не вижу. Вы меня слышите?

Ксения Сакурова: Да, мы вас слышим, главное, что между нами есть связь.

Наталья Царева: Давайте, да, хорошо, договорились.

Ксения Сакурова: Давайте, может быть, ответим прежде всего на вопрос Тамары.

Наталья Царева: На вопрос, да, нашей слушательницы. Вы знаете, действительно, вы перечислили очень много заболеваний, которые, к большому сожалению, являются такими серьезными состояниями, таких пациентов мы всегда отдельно выделяем и беспокоимся за ним. Но настоящая ситуация такова, что даже вот таких пациентов мы сегодня проводим вакцинацию. Единственное, о чем нужно помнить и четко знать, – это то, что вы, прежде чем делать вакцину, вы должны обязательно посоветоваться со своим лечащим наблюдающим врачом, сдать необходимый перечень анализов, возможно, даже пройти какие-то обследования, и только после этого уже ваш лечащий доктор персонально относительно вас принимает решение о вакцинации. То есть вот эти меры обязательно должны быть выполнены.

Виталий Млечин: Так, понятно, спасибо большое.

Еще один звонок, из Челябинской области Ирина с нами на связи. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вопрос вот такой вашему доктору, я хотела бы задать. Я привилась двумя прививками «Гам-КовиВак», мне 62 года. Вот делать ревакцинацию в июне месяце. Вот какую мне прививку лучше поставить, двухкомпонентную, однокомпонентную?

Виталий Млечин: Да, понятен вопрос, спасибо.

Наталья Царева: Да, спасибо большое за вопрос. Дело все в том, что если у вас нет серьезных сопутствующих заболеваний, мы уже частично сегодня о них слышали, речь идет в первую очередь о тяжелых онкологических болезнях, особенно если это онкогематология, то есть злокачественные заболевания крови, если у вас нет тяжелых иммунокомпрометирующих состояний, в первую очередь речь идет о тяжелом каком-то химиотерапевтическом лечении системных заболеваний, то, в общем-то, у вас нет никаких противопоказаний, для того чтобы сделать полностью ревакцинацию двумя компонентами вакцины, и мы, конечно, говорим в первую очередь о «Спутнике V». Если же у вас есть какие-то отягчающие сопутствующие заболевания, то здесь можно рассматривать прививку «Спутником Лайт».

Виталий Млечин: Ага, спасибо большое. Наталья Анатольевна, и надо ответить еще на вопрос нашего зрителя, который самый первый до нас дозвонился, относительно того, что высокая смертность почему, неужели настолько плохо лечат у нас. Вот есть такая связь?

Наталья Царева: Ну, вы знаете, это такой очень трудный вопрос, особенно для врача, насчет того, что плохо лечат или нет. Я, конечно, как настоящий доктор должна сказать, что нет, лечат у нас хорошо, это действительно так, потому что Россия лечит сейчас так же, как лечит весь мир, согласно тем протоколам, которые разработаны. Конечно, они имеют небольшие отличия по странам, но, в общем-то, мы руководствуемся абсолютно теми же принципами, теми же лекарствами, которыми лечит весь мир.

Но, к большому сожалению, COVID – это болезнь, которую еще мы не так хорошо знаем, она преподносит все время какие-то новые сюрпризы, и, к сожалению большому нашему, мы пока еще не умеем справляться с ней в 100% случаев. Вот поэтому... Потом, мы же видим, насколько быстро и насколько сильно мутирует вирус, бесконечно появляются новые мутации даже внутри определенного штамма. Вот, я думаю, этим объясняется то, что, к сожалению, пока еще мы теряем наших пациентов.

Ксения Сакурова: Еще один звонок, Лидия из Иркутска с нами на связи. Лидия, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Лидия.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ага. Скажите, пожалуйста, возможно ли мне делать прививку? У меня побочное и сахарный диабет, перенесенный инфаркт, гипертония 40 с лишним лет. Я болела в 2020 году в октябре месяце COVID, и у меня существуют антитела 15,4.

Виталий Млечин: Так, спасибо.

Наталья Царева: Спасибо большое за ваш вопрос. Ну, значит, мой ответ будет состоять из двух частей. Первая часть. Вы перечислили ваши сопутствующие заболевания, такие как сахарный диабет и тяжелая сердечно-сосудистая патология. Это никоим образом не противоречит показаниям к вакцинации. Вот то, что вы перечислили, наоборот, является таким срочным призывом к тому, чтобы как можно скорее вакцинироваться, потому что вы относитесь к тем пациентам, которые состоят в группе риска по тяжелому течению COVID именно из-за сахарного диабета и из-за тяжелых сердечно-сосудистых заболеваний.

И вторая часть моего ответа, наверное, такая, что нужно обязательно вам провакцинироваться и вакцинироваться независимо от того, какой титр антител у вас есть. Дело все в том, что исследование иммунитета, к большому сожалению, еще далеко от совершенства и те антитела, которые в настоящее время выявляются различными диагностическими методами, они неполностью, к сожалению, отражают состояние нашего иммунитета. Поэтому последние рекомендации, в том числе официальные рекомендации Министерства здравоохранения России, говорят нам о том, что мы должны прививаться и ревакцинироваться вне зависимости от уровня антител.

Виталий Млечин: Ага. Еще один звонок, Нина из Пскова. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Извините, пожалуйста, у меня вот такой вопрос. Мне 64 года, я еще прививку сделала 26 января. Сделала вторую, как положено, через 21 день, 16 февраля, ревакцинацию сделала в августе, и у меня уже в феврале еще проходит полгода. А сейчас этот «омикрон», и что делать?

Виталий Млечин: Да, очень хороший вопрос, спасибо большое. Наталья Анатольевна?

Наталья Царева: Ну, здесь ответ абсолютно очевиден – конечно, в феврале нужно делать ревакцинацию.

Виталий Млечин: Чем?

Наталья Царева: «Спутником», безусловно.

Виталий Млечин: Просто мы даже в этой студии обсуждали со специалистами, которые говорили, что третья серия вакцинации может быть уже неэффективной, потому что организм, так сказать, привыкнет к этой вакцине, она уже в третий раз не подействует. Вот скажите, пожалуйста, вы не разделяете такую точку зрения?

Наталья Царева: Нет, я не разделяю такую точку зрения, потому что существуют абсолютно понятные и известные правила вакцинации во время эпидемии, а тем более пандемию мы сейчас наблюдаем COVID-19. В этом случае каждые полгода показана и должна быть ревакцинация. Привыкнуть к вакцине невозможно, потому что мы, еще раз подчеркиваю, имеем все время дело с новыми мутациями, а вакцина именно работает на вот эти вот новые мутации, поэтому здесь ответ однозначный, ну во всяком случае это мое мнение.

Ксения Сакурова: Сейчас очень многие специалисты, ну по крайней мере на Западе, говорят о том, что, к сожалению, существующие вакцины против штамма «омикрон» не очень эффективны, именно поэтому идет всплеск заболеваемости. Что касается «Спутника V», вот мы об этом тоже сегодня говорили, в Центре имени Н. Ф. Гамалеи заявили, что он эффективен, никаких проблем нет. Нужно ли как-то менять схему ревакцинации? Может быть, делать ее быстрее, чаще, я не знаю? Вообще, что у нас сейчас с эффективностью именно нашей вакцины против вот этого нового штамма?

Наталья Царева: Ну, вы знаете, я, наверное, не отвечу полно на ваш вопрос, поскольку таких сведений у нас еще нет. Институт Гамалеи пока только ведет исследование и работы именно по выявлению эффективности «Спутника» в данном случае именно против «омикрона». Пока вот официальных данных нет, нет публикаций, нет каких-то исследований, которые бы доказанно могли ответить на этот вопрос. Будем ждать, пока не знаю, не могу ответить.

Ксения Сакурова: Галина из Тулы с нами на связи. Галина, здравствуйте.

Виталий Млечин: Галина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Алло, я хочу задать вопрос доктору.

Виталий Млечин: Давайте.

Ксения Сакурова: Да, мы слушаем вас.

Зритель: У меня отек Квинке на лекарства и Квинке-подобные состояния: то губы раздуются, то глаз. Можно ли в таком случае делать прививку? Мне 83 года, у меня 50 лет гипертония, ишемия...

Наталья Царева: Понятно. Ну, здесь, конечно, если вы имеете такой выраженный аллергический фон, вам, безусловно, прежде чем принимать вопрос о проведении вакцинации, нужно посоветоваться очень крепко с аллергологом. Во-первых, точно выявить, на какие лекарственные препараты вы имеете аллергию. Но, насколько мне известно, даже в этом случае вакцинироваться можно, единственным препятствием будет аллергия на определенные виды белка, белковых продуктов и т. д. Но еще раз подчеркиваю, на этот вопрос вам сможет более квалифицировано ответить аллерголог, иммунолог, обязательно нужна такая консультация.

Виталий Млечин: Наталья Анатольевна, пришла сегодня новость такая, что китайские ученые провели цифровое моделирование, и это моделирование показало, что Т-клетки играют даже более важную роль в противодействии коронавирусу, чем антитела. Вот скажите, пожалуйста, во-первых, что это за Т-клетки, и станет ли это исследование каким-то прорывом в борьбе с коронавирусом, или это просто очередная новость, что ученые что-то обнаружили, ну и замечательно?

Наталья Царева: Ага. Ну, действительно, мне кажется, что это очень такая ценная информация для нас. Т-клетки – это клетки иммунной системы, которые отвечают за Т-клеточный иммунитет. Ну, это словосочетание, наверное, слышали сегодня очень многие. Это тот иммунитет, который с нами работает всю жизнь, который обладает очень длительной памятью, и все инфекции, все перенесенные какие-то заболевания, с которыми мы сталкиваемся от момента рождения до момента смерти, вот именно эти Т-клетки так называемые, причем среди них тоже есть различные подразделения, более мелкая градация, скажем так, они как раз вот и несут эту информацию о том, с чем организм сталкивался за всю свою жизнь. И конечно, именно вот этому иммунитету, клеточному иммунитету, в эпоху COVID придается особое значение. Если мы каким-то образом найдем вот этот ключик, который бы помог определить именно у каждого конкретного человека не только наличие антител, антительного ответа, а именно ответ клеточный, клеточного иммунитета, сильный он, слабый или он вообще плохо работает, то тогда, наверное, действительно будет найдена какая-то панацея от COVID-19, наверное так.

Ксения Сакурова: А сложно ли делать такие исследования? И существуют ли они сейчас? Вот может обычный человек куда-то пойти, пусть даже за деньги, и проверить, что у него с состоянием вот этих Т-клеток?

Наталья Царева: Вы знаете, насколько мне известно, таких тест-систем практически нет, они только находятся в стадии разработки. Очень хорошо мы, ну во всяком случае неплохо, умеем смотреть различные виды антител. Что касается Т-клеточного иммунитета, то пока еще это не очень развито, потому что действительно это сложная, высокотехнологичная, так скажем, медицина, генно-инженерная медицина, поэтому пока еще ждем таких исследований, таких тестов.

Виталий Млечин: Ну а в теории это возможно, создание какой-то вакцины, для того чтобы влиять вот на эти Т-клетки?

Наталья Царева: Да-да-да, к этому, собственно говоря, все ученые мира и стремятся.

Виталий Млечин: Ага. Ну замечательно, тогда будем ждать с нетерпением.

Ксения Сакурова: Успеем принять еще один звонок.

Виталий Млечин: Конечно.

Ксения Сакурова: Татьяна из Сызрани с нами на связи. Татьяна, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Скажите, пожалуйста, у меня вот такой вопрос. Год назад я официально переболела коронавирусом. Сейчас я сдала на антитела, у меня 4 400 антител. Могу ли я на основании этого получить сертификат?

Виталий Млечин: Ага, спасибо. Наталья Анатольевна?

Наталья Царева: М-м-м... Ну, очень сложный вопрос, потому что, конечно, судя по тем цифрам, которые нам сейчас были представлены, ну просто там какие-то зашкаливающие значения. Но опять же, наверное, это должны на этот вопрос отвечать специалисты по иммунитету и по антителам. Насколько я знаю, еще раз, я уже говорила об этом, в настоящее время решение о вакцинации и ревакцинации не зависит от количества антител. И опять же, возвращаясь к нашему предыдущему вопросу и к нашему предыдущему обсуждению, мы с вами забываем, что помимо антительного ответа есть еще клеточный иммунитет, а он, в общем, на антитела никак не влияет, вот. Поэтому я бы не стала сильно как бы доверять уровню антител, и, в общем-то, мне кажется, ревакцинация должна быть.

Виталий Млечин: Наталья Анатольевна, пара еще вопросов, SMS нам люди пишут на наш портал, коротко. Из Амурской области: «Мне 46 лет, ставят диагноз «болезнь Паркинсона», можно ли вакцинироваться?»

Наталья Царева: Можно.

Виталий Млечин: Можно, отлично. Так, еще Воронежская область: «Я переболела COVID в феврале, до сих пор у меня нет вкусовых качеств и аппетита и во рту неприятное ощущение. Когда все нормализуется?»

Наталья Царева: Очень сложный вопрос. Есть такие пациенты, у которых очень долго, до года, сохраняются вот эти неприятные ощущения. Что здесь можно было бы рекомендовать? Самое верное – это обратиться к неврологу, у них есть какие-то специальные сейчас, я знаю, разрабатываются программы по реабилитации вот пациентов с такими симптомами очень неприятными.

Виталий Млечин: Ага. А вот люди пишут из Омской области: «После прививки пропало обоняние», – это возможно?

Наталья Царева: М-м-м... Ну, скорее всего, здесь просто наслоилось, наверное, что-то еще. Насколько мне известно, если мы будем читать инструкцию к вакцинам, имеющимся у нас в Российской Федерации, ну я не видела и не слышала такого побочного эффекта.

Виталий Млечин: И: при гепатите B можно делать прививку?

Наталья Царева: Да, можно.

Виталий Млечин: Отлично. Спасибо вам большое!

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Наталья Царева, врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета имени И. М. Сеченова, была с нами на прямой связи.

Ксения Сакурова: Прервемся совсем ненадолго, дальше будем говорить про алименты. Придется все-таки платить их даже тем, кто раньше пытался от этого увильнуть. Об этом поговорим, оставайтесь с нами.

Виталий Млечин: Прямо сейчас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)