Коронавирус. Главное

Гости
Николай Крючков
иммунолог, кандидат медицинских наук

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. Марианна Ожерельева с вами...

Марианна Ожерельева: ...и Иван Князев.

Иван Князев: От заражения омикрон-штаммом поможет группоспецифический иммунитет. Что это такое, будем разбираться. Еще ученые назвали самый ранний симптом при заражении тем же «омикроном», это, вы удивитесь, хриплый голос. Ну и еще одна важная новость сегодня: почему Россия по экспорту вакцин только на 5-м месте? Уступаем даже Корее – почему? Ну а также, конечно, ваши вопросы нашим экспертам, звоните в прямой эфир прямо сейчас, пишите SMS.

Марианна Ожерельева: Ну и по традиции немного статистики. В России впервые с конца сентября выявили меньше 22 тысяч случаев коронавируса. 935 человек умерли от коронавируса за сутки в стране. В Петербурге выявили 1 802 случая, 1 705 в Москве... В общем, цифры снижаются.

Будем обсуждать эту тему и тему вакцин, да, с нашим экспертом. На связи со студией Николай Александрович Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук. Николай, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Николай Александрович.

Николай Крючков: Добрый день.

Иван Князев: По поводу экспорта вакцин как-то нам обидно, потому что мы все время кричим, ну не кричим, говорим, хотя в принципе и кричим на весь мир, о том, что наша вакцина, мы первые сделали «Спутник», мы готовы вообще фактически весь мир прививать, мы экспортируем, некоторые страны почти только нашими, полностью прививаются только нашими вакцинами, а тут на 5-м месте. Что происходит?

Николай Крючков: Ну, на самом деле никакой трагедии здесь нет, все-таки мы на 5-м месте в мире, что весьма неплохо. Если мы посмотрим на лидера, конечно, там Китай с антиковидными вакцинами, в первую очередь Sinovac, там, соответственно, суммарный объем производства где-то 4,5 миллиарда доз. В России, я так понимаю, где-то чуть менее 300 миллионов доз, по крайней мере по официальной статистике, так что, конечно, отставание очень большое. Но между Китаем и Россией есть еще другие крупные страны, например Индия, а Индия – это традиционный лидер вакцинопрофилактики, то есть это лидер в объеме выпуска именно вакцин доковидных, скажем, в доковидные периоды. Также тут, естественно, Соединенные Штаты Америки, AstraZeneca, Корея, то есть Британия, Корея... Ну, в общем, на самом деле очень сильные, что называется, конкуренты, поэтому быть на 5-м месте не так и плохо.

Ну и не забываем, что все-таки одно дело первыми разработать... Почему первыми? – потому что фактически регистрация в России была разрешена, и разрешена до сих пор, после получения промежуточных данных первой и второй фазы клинических исследований, тогда как бо́льшая часть мира все-таки дожидалась, ожидала результатов промежуточных по третьей фазе исследований. Именно поэтому Россия формально стала первой страной, которая в гражданский оборот выпустила вакцину. Ну, надо сказать, если говорить о неформальной стороне вопроса, то тут тоже Китай нас опередил, поскольку неформально, конечно, полуофициально стал массово вакцинировать, например, таможенников, работников правоохранительной системы, и это произошло еще до начала массовой вакцинации «Спутником».

Еще раз повторяю: Россия в числе лидеров. Я думаю, что этому надо радоваться, и надо думать, как нам все-таки увеличить объемы выпуска иммунобиологических продуктов. Но дело в том, что это не такая простая задача, нетривиальная задача. Одно дело, когда мы говорим о 10–20%-м увеличении объема производства, это один разговор, но когда мы говорим о кратном увеличении объема производства, в несколько раз, тут, конечно, для этого нужно уже принимать принципиальные решения: нужно увеличивать количество предприятий, фармацевтических заводов...

Иван Князев: Мы могли бы это сделать, мне кажется, и даже достаточно в короткие сроки. Тут дело ведь не только в объемах, дело в том, что ВОЗ до сих пор не может разобраться с документами либо обвиняет нас, что мы какие-то документы не предоставили, мы с этим тоже соглашаемся. Потому что к Штатам-то вопросов нет, там все понятно, там мощнейшее фармацевтическое лобби. Как в эти ряды вписалась Республика Корея, тоже... Почему они-то?

Николай Крючков: Да, в Корее мощнейшая фармацевтическая промышленность, особенно биотех, это довольно известно, поэтому, в общем, ничего удивительного нет, что Южная Корея, в общем, является одним из таких лидеров мировых, в том числе в антиковидных вакцинах. Другое дело, что у них более-менее известной в мире собственной вакцины нет, ну так это им не мешает, в общем, производить по лицензии, так сказать, другие продукты, разработанные другими компаниями. Но у них есть, собственно, и свои разработки, просто они малоизвестны у нас, поэтому ничего удивительного здесь нет.

Я к тому, что, в общем, вполне может такое быть, вполне возможно, чтобы Россия все-таки заняла какие-то более лидирующие позиции. Другое дело, просто я обращаю внимание на тот факт, что все-таки разрыв между самыми, первой тройкой, просто кардинальный: это не на 20% мы отстаем, не на 30%, а во много-много-много раз. Соответственно, для того чтобы подобные все-таки преодолеть расхождения в цифрах, все-таки необходимо принять какие-то очень серьезные, стратегического плана решения и по увеличению в том числе финансирования R&D. Потому что на самом деле главная проблема российской фармотрасли, с моей точки зрения, доковидной эры – это, собственно, отсутствие таких, скажем так, обширных амбиций на присутствие на глобальном фармацевтическом рынке, это правда. И отсюда, в общем, следствие очень простое – это низкие затраты на R&D, на исследования и разработки, низкие затраты на регуляторные аспекты, на модернизацию промышленных предприятий фармацевтических.

Если амбиции будут более серьезные, например, если мы поймем, что наше иммунобиологические лекарственные препараты, вообще биологические препараты, в том числе не только антиковидные, могут быть востребованы в мире и вполне себе конкурентоспособны, стало быть, финансовые расчеты будут завязаны на глобальном рынке, а не только на локальных рынках российском и близлежащих. И тогда, в этом случае это позволит в рамках проектного финансирования финансировать в том числе в гораздо большей степени R&D, делать международные... исследования, делать более обширную программу доклинических исследований, делать более серьезную фармразработку и вкладывать в фармпредприятия. Все это возможно сделать при, так сказать, должном желании и при наличии действительно воли. Но это потребует усилий, безусловно.

Марианна Ожерельева: Николай Александрович, а скажите, пожалуйста, как вы думаете, насколько все-таки сегодня политический аспект мешает международному продвижению российской вакцины? И второе – а зачем вообще вот это необходимо, вы говорите, надо больше занимать долю рынка? Что это дает, вот эта география присутствия? Больше денег, потому что будут покупать ее за рубежом, будет поступать в российскую казну, например, или просто потому, что мы сможем занять другие рынки и впоследствии не дай бог на какой-то другой пандемии мы уже будем на этих рынках присутствовать?

Николай Крючков: Ну, здесь на самом деле ответ довольно простой. Одно дело российский фармрынок и рынок, может быть, ближайших стран к нам, он там суммарно, может быть, раз в 20, а то и в 30 меньше, чем тот рынок глобальный, на который мы можем претендовать. Стало быть, у нас объем производства, на который мы затачиваемся, объем продаж значительно отличается в случае, если мы ориентируемся на наш рынок и на международный. Соответственно, те затраты, которые мы допускаем при первом сценарии и при втором, они тоже кардинально отличаются. Если мы условно готовы продать, условно говоря, на 1 миллиард рублей, или на 100 миллиардов рублей, или на 50 миллиардов рублей, мы и затратить можем разные деньги в процессе разработки, от этого в первую очередь зависит.

По поводу политического аспекта – есть такой аспект, безусловно, и он не только исключительно политический, потому что это Россия, потому что мы не приемлем российские фармпродукты, хотя предубеждение в той же Европе и в Соединенных Штатах Америки в особенности есть, безусловно, и в Канаде. Но здесь есть другой аспект, он больше, в общем-то, регуляторный. Дело в том, что в процессе рассмотрения того же регистрационного досье на лекарственный препарат или, например, досье на включение препарата в список для экстренного применения EUL Всемирной организации здравоохранения, соответствующие эксперты при рассмотрении документов ориентируются в том числе на свои предшествующие знания относительно, например, тех фармплощадок, на которых производится производство готовой ли формы или субстанций. И вот, например, если Pfizer или какая-то другая крупная фармкомпания подает свои европейские, американские площадки, эксперты уже знают про эти площадки, они уже там неоднократно были, в том числе с инспекцией, и понимают, что процессы такие-то, такие-то, такие-то критические налаженные.

Что касается российских фармплощадок, просто по ним нет знаний у экспертов международных, как они работают, насколько они соблюдают. И в этом случае естественное для них решение – это назначить масштабные инспекции, то есть выезд на производственную площадку, например, которая производит субстанцию, ну в первую очередь готовые формы, с проведением подробного аудита, инспекции, как там процессы происходят. Естественно, при выезде выясняется масса интересных подробностей, масса несоответствий каких-то и критических, и не критических. Соответственно, далее возникает процесс устранения этих несоответствий, он тоже очень длительный. Именно в этом связано, одна из причин.

Вторая причина, конечно, то же самое относится и к центрам, проводящим доклинические исследования с учетом животных, например, и клинических исследований с участием человека. Естественно, про эти клинические центры тоже относительно мало информации. И поэтому, конечно, международные эксперты наиболее скрупулезно оценивают, скажем так, все аспекты регистрационного досье российского в сравнении с тем, что они не так пристрастно анализируют документы, регистрационные досье...

Иван Князев: Ну понятно.

Николай Крючков: ...исследования по европейским, американским производителям.

Иван Князев: Понятно. Давайте уже к звонкам наших телезрителей перейдем.

Марианна Ожерельева: Вера из Тамбовской области. Вера, мы вас слушаем.

Иван Князев: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, ведущие. Я очень рада услышать вас, очень рада, что наконец до вас дозвонилась. У меня звонок к вашему гостю.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Здравствуйте, ведущие.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Зритель: Я очень рада...

Иван Князев: Да-да-да, мы вас услышали, Вера. Какой у вас вопрос?

Зритель: У меня вопрос к вашему гостю такого плана. Я в феврале – марте вакцинировалась от коронавируса «Спутником V», «Гам-КОВИД-Вак». Должна была ревакцинироваться осенью, но... Вы слышите меня?

Марианна Ожерельева: Да.

Иван Князев: Да.

Зритель: Но переболела ангиной в октябре, и у меня воспалились все суставы. Теперь я боюсь вакцинироваться. Можно ли в данной ситуации мне ревакцинироваться? Вот...

Иван Князев: Спасибо, да. Николай Александрович?

Николай Крючков: Ну, мы знаем, что противопоказанием временным, но абсолютным противопоказанием к вакцинации является обострение тяжелых хронических заболеваний либо какое-то острое заболевание в нестабильном состоянии, в активной фазе. Поэтому если у вас действительно обострение такого заболевания, например мощный артрит выраженный, аутоиммунный или какой-то другой природы, то вам нужно стабилизировать свое состояние, после этого идти ревакцинироваться. Оценить ваше состояние, вообще-то говоря, вы можете только вместе с врачом вашим лечащим. Пока моя рекомендация – обратитесь к профильному врачу и оцените, насколько ваше состояние декомпенсировано.

Здесь самое важное, насколько, значит, нарушено ваше текущее состояние клиническое. Если оно нарушено не очень сильно, если оно не критичное какое-то обострение, например, у вас артроз, а это просто за счет нагрузок усилилось воспаление, это одно дело. Другое дело, когда у вас аутоиммунные какие-то заболевания и на фоне этого вы видите обострение, связанное с суставами. В общем, на самом деле здесь все-таки нужно посоветоваться с вашим лечащим врачом. Пока вот таких вот критичных противопоказаний я не увидел из того, что вы рассказали, но все-таки лучше проконсультироваться с врачом.

Марианна Ожерельева: Давайте послушаем еще один звонок, Надежда из Московской области. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, дорогие, уважаемые ведущие, организаторы канала! Во-первых, я хочу вас всех поздравить с наступающим Новым годом, пожелать вам здоровья, здоровья и здоровья.

Иван Князев: Спасибо, взаимно.

Марианна Ожерельева: Спасибо большое.

Зритель: Теперь вопрос у меня. Знаете, у меня внуку недавно исполнилось 18 лет. Скажите, пожалуйста, вот я гостю передаю, какой вакциной ему лучше вакцинироваться? А вакцинироваться он будет обязательно.

Иван Князев: Спасибо. Николай Александрович?

Николай Крючков: Из тех вакцин, которые сейчас есть на российском рынке, я рекомендую (естественно, при отсутствии противопоказаний), конечно, «Спутник V» для первой вакцинации.

Иван Князев: Спасибо.

Еще вот один момент, связанный уже с омикрон-штаммом. Вирусологи заявляют, что от него сможет нас всех защитить группоспецифический иммунитет. Что вот это такое, хотелось бы понять?

Николай Крючков: Не совсем понял формулировку. Специфический иммунитет – это адаптивный иммунитет, это те самые антитела и специфические клетки, например лимфоциты, T-лимфоциты, B-лимфоциты, эффекторные клетки, клетки памяти, которые, собственно говоря, эту иммунную функцию несут.

Иван Князев: Как поясняют, это иммунитет, который образуется от контакта с несколькими вариантами COVID-19.

Николай Крючков: А. Я думаю, что это... Ну, скажем так, конечно, в идеале с точки зрения исключительно формирования иммунитета, не клинической практики, конечно, в идеале, конечно, если человек столкнулся с разными типами возбудителями, с разными линиями. Конечно, его иммунная система наилучшим образом, вот тот самый специфический иммунитет, или приобретенный, то же самое, или адаптивный, это то же самое, он, конечно, скажем так, научился распознавать наиболее быстро разные линии, разные штаммы коронавирусной инфекции, в том числе «омикрон».

Но согласитесь, что это не может служить рекомендацией к действию, то же самое как не может служить рекомендацией к действию работа о том, что гибридный иммунитет, когда человек переболел, потом вакцинировался, или наоборот, наилучшим образом защищает. Потому что, конечно, да, какое-то преимущество в защите здесь может быть, оно не столь значительное, кстати, абсолютно не так, как многие думают, но для того, чтобы его приобрести, вы должны, видимо, переболеть несколько раз, заразившись разными штаммами коронавирусной инфекции SARS-CoV-2. Это не лучший совет.

Поэтому с точки зрения именно науки, наверное, да, с точки зрения клинической практики не нужно стараться заражаться и переболевать разными типами коронавирусной инфекции, в том числе даже один раз не стоит болеть. Мы знаем о тех последствиях, которые несет коронавирусная инфекция, в том числе о долгом COVID, в том числе как он и насколько долго живет в разных органах и тканях на самом деле, вот по последним работам, вот только что работа была опубликована на эту тему. Поэтому я не рекомендую. Хотя да, гибридный иммунитет немножко более сильный, чем если вы просто вакцинировались, но разница небольшая, она того не стоит. Поэтому лучше вакцинироваться и по крайней мере от тяжелого течения, от смерти и от госпитализации вы защититесь.

Марианна Ожерельева: Вопрос от зрителей, Забайкальский край: «Откуда взялся «омикрон»? И поможет ли российская вакцина защититься от него?»

Николай Крючков: Так, ну это два разных вопроса. Откуда взялся, это интересный вопрос, на него точного ответа нет, как часто бывает в науке. Есть две, три, вообще говоря, концепции, откуда мог взяться. Первая концепция – это был человек с иммунодефицитом, например с ВИЧ-инфекцией в продвинутой стадии, не лечившийся. Жил этот человек в Южной Африке, например в ЮАР, и неожиданно для себя, так сказать, заразился коронавирусной инфекцией. В течение нескольких месяцев организм не мог в связи с иммунодефицитом избавиться от этой инфекции, она там эволюционировала внутри его организма. Соответственно, доросла до вот этого «омикрона», который вышел в популяцию и начал заражать других людей.

Вторая концепция тоже очень вероятная, может быть, даже кто-то из биологов говорит, что более вероятная, – это, в общем, заражение животных. Произошел межвидовой перенос от человека к животному, например птице, потом, соответственно, там произошла отдельная параллельная эволюция, и далее опять от этих животных в человеческую популяцию опять этот вирус, так сказать, прошел. Это тоже возможно.

Ну и есть третья конспирологическая теория, что это искусственно созданный очередной, так сказать, вирус, который вот в лаборатории опять синтезировали и неожиданным образом через ЮАР вывели, так сказать, в популяцию. Поэтому... Это вы помните эту историю с «живой вакциной», с «добрым» «омикроном», а некоторые говорят, что вывели на самом деле «злой» «омикрон», то есть здесь, ха-ха, мнения расходятся. Я все-таки придерживаюсь одной из двух первых версий, чтобы было понятно.

А теперь что с ним делать. Значит, на сегодняшний день известно, что это крайне заразная линия, она минимум на 30% более заразна, чем «дельта», это вот то, что сейчас, до этого было доминирующим в течение полугода, эта линия. Кроме того, лучше уходит из-под действия специфического иммунитета, поствакцинного и естественного, то есть больше прорывных так называемых инфекций, это когда человек переболел или вакцинировался и все равно заболевает «омикроном», теперь вероятность этого повысилась. При этом мы понимаем, что от тяжелого течения, от смертей все равно защита крайне высокая даже в отношении «омикрона», это тоже важно понимать.

Ну и третий момент по патогенности. Значит, сейчас с учетом тех популяций более молодых и более, конечно, совсем, несопоставимо более иммунных, чем раньше, заболевание течет, то есть летальность вроде бы меньше, госпитализируемость меньше. Но радоваться рано, потому что этот процесс не достиг, в общем-то, своего апогея в большинстве стран, ни в Европе, ни в США не достиг, поэтому есть еще вероятность, что перегрузки системы здравоохранения будут колоссальные. То есть если рассказывать более подробно, там идет прыжок вниз по патогенности, то есть дельта-линия более патогенна, чем «омикрон», судя по последним данным, примерно в 1,6–1,8 раза, но при этом «омикрон» гораздо более заразен. И вот если это действительно такие цифры, которые я назвал, то, скорее всего, бо́льшая заразность перекроет сниженную патогенность и нагрузка на систему здравоохранения, в том числе госпитализации, реанимации, смерти, она будет выше даже, чем при «дельте».

Поэтому расслабляться рано, особой «доброты» в «омикроне» я не вижу, хотя действительно некоторые признаки сниженной патогенности есть. Но, еще раз, сниженная патогенность – это фактически возвращение к патогенности для линии «альфа», если помните, это средняя постуханьская линия, альфа-линия, которая в России до «дельты» была наиболее распространена. Так вот она имела патогенность, судя по последним данным, ровно такую же, даже, может быть, чуть меньше, чем ныне имеет «омикрон», но при этом заразность имела просто несопоставимо более низкую. Поэтому мы не то что получили просто «добрый» «омикрон», а мы получили просто менее патогенную, видимо, но гораздо более заразную линию, чем «дельта», вот и все. Так что пока для слишком оптимистичных выводов еще время не пришло.

Марианна Ожерельева: Звонок.

Иван Князев: Константин из Омска у нас на связи, да. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: У меня вопрос такой вот к гостю программы Николаю Крючкову. Вот я переболел пневмонией, потом у меня случился микроинсульт, потом я переболел коронавирусом, у меня получился гипертиреоз, или как, гипертония, в общем, и завышенные тромбоциты, и мне врачи не рекомендовали вакцинироваться. Как мне вот быть?

Иван Князев: Спасибо.

Николай Крючков: Здесь очень важно, первое, сколько времени прошло с момента заболевания COVID, то есть насколько давно вы болели COVID. Если прошло уже полгода и т. д., то вам, безусловно, с этой точки зрения стоит вакцинироваться. Но из-за возникает второй вопрос, а насколько ваше состояние текущее стабильно. То есть если у вас даже есть хронические заболевания, чтобы было понятно, даже сахарный диабет, метаболический синдром, артериальная гипертензия, повышенное давление, и т. д., и т. д., неважно, – если у вас состояние стабильное, вы на том лечении, которое вам назначили, идете стабильно, у вас нет обострений или их число в пределах, так сказать, допустимого, то в этом случае вам вакцинироваться можно. Если же у вас состояние вышло из-под контроля и даже то лечение, которое, получается, вам не очень помогает и как бы неполностью компенсирует ваши проблемы, то тогда решайте вопрос с вашим врачом.

Возможно, действительно ваш, так сказать, единственный вариант – это самоизоляция, ну и, естественно, желательно вакцинация ваших близких, родственников, вашего окружения, которые с вами постоянно контактируют. Возможно, для вас это наилучший выход. Но еще раз повторяю, тут лучше посоветоваться с вашим врачом. Чисто наличие самих хронических заболеваний, даже тяжелых, само по себе не является противопоказанием, а вот нестабильное состояние на их фоне является.

Иван Князев: Еще вот интересная SMS из Тверской области: «У внука в классе болеет на данный момент более 70% детей. Высокая температура, кашель, с сильной осиплостью. Никаких обследований не делают», – человек интересуется, что это может быть за вирус, дети начинают болеть друг за другом.

Николай Крючков: Ну, в наш, так сказать, сезон, во время пандемии, эпидемии коронавирусной инфекции, конечно, первое подозрение должно падать именно на SARS-CoV-2 инфекцию, и это во многих случаях подтверждается. Но, конечно, это не значит, что в вашем случае это именно так, но для того, чтобы точно установить диагноз, то есть невозможно точно установить диагноз исключительно на основе клинических данных, внешних признаков и симптомов, которые возникают, это невозможно сделать, тем более у детей.

Поэтому в этом случае единственный вариант – это кому-то из одноклассников, кому-то из учеников сделать ПЦР-тестирование в остром периоде заболевания, естественно, не после, может быть, два человека, может быть, три человека решат это сделать, и тогда будет понятно, чем вызвана вот эта вспышка в классе. Сказать чисто на основе клинических данных, у кого там першение в горле, осиплость голоса, какая-то температура, что это именно коронавирус, или именно грипп, или именно респираторно-синтициальная инфекция, или аденовирусная инфекция, или риновирусная и т. д., невозможно.

Иван Князев: Ну просто сказали уже, что самый ранний симптом омикрон-штамма – это хриплость в голосе.

Николай Крючков: Не нужно придавать слишком большое значение такого рода информационным сообщениям. Например, неделю назад мы узнали о том, что, оказывается, очень важным симптомом ранним «омикрона» является потеря аппетита, если помните.

Иван Князев: Ага.

Николай Крючков: Значит, потеря аппетита. На что я, конечно, сразу же прокомментировал, что, конечно, если у вас температура 39, ломота в теле...

Иван Князев: ...то вам не до еды.

Николай Крючков: ...вы не можете встать с постели, как это до этого часто бывало, конечно, на потерю аппетита вы особо не жалуетесь, но при этом вы и не едите, да. Если же у вас этих симптомов нет и на первый план именно выходит потеря аппетита, ну конечно, вы предъявляете потерю аппетита, при этом понимая, что у вас других тяжелых симптомов нет. Поэтому здесь еще в этом дело.

Потом мы узнали на этой неделе о том, что, оказывается, там сыпь является ранним симптомом, теперь, видите, охриплость, осиплость голоса. Значит, смотрите, очень важно проводить эпидемиологические исследования на популяционном уровне, на уровне групп больших, для того чтобы понять особенности той или иной линии, но не забывая при этом, что эти особенности могут быть связаны не столько с самим возбудителем, с линией коронавирусной инфекции, сколько с самими людьми, которые заражаются. Одно дело старый человек заражается, больной человек, другое дело ребенок, это совершенно разные симптомы будут, даже если вы одним и тем же возбудителем заразитесь.

Ну и второй момент: не надо думать, что все это сразу же возможно перевести в клиническую практику на индивидуальный уровень каждого клинического случая. Это совершенно не так. Даже если окажется, что несколько чаще, чем раньше, и раньше возникает вот этот симптом осиплости голоса, это не значит, что мы сможем хоть как-то, это нам поможет диагностировать новую коронавирусную инфекцию по осиплости голоса, тем более в сезон, когда и другие ОРВИ тоже, в общем, имеются.

Марианна Ожерельева: Звонок послушаем. Валерий из Приморья. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Слушаем вас.

Зритель: Слышно меня, да?

Марианна Ожерельева: Да.

Зритель: Я звоню из Приморья, с легендарного города Спасск-Дальний. У меня вопрос такой. Я уже и переболел, и получил прививку «Спутник V». Но человек такой оптимистичный и думаю, что все-таки впереди надо ехать когда-нибудь за границу, а Таиланд, к сожалению, принимает только со «Спутником V». Так вот у меня вопрос, можно ли ревакцинироваться «Спутником V», хотя сейчас говорят, что надо только «Спутником Лайт»?

Иван Князев: Ага. Да, спасибо, спасибо вам, Валерий.

Николай Крючков: Безусловно, можно ревакцинироваться «Спутником V». «Спутник Лайт» – это, скажем так, предпочтительная вакцина просто, которую позиционируют как предпочтительную для ревакцинации, не более того. Но «Спутник V» точно так же разрешен для ревакцинации, как «Спутник Лайт». То есть вы тем более с учетом возраста, а я так понимаю, что вы человек немолодой уже, вам, конечно, может быть предпочтительна как раз ревакцинация именно «Спутником V», то есть двумя дозами, первым и вторым компонентом, а не одной дозой. Поэтому абсолютно...

Иван Князев: А что нужно посмотреть? Уровень антител, когда одна... ?

Николай Крючков: Это не обязательно. Здесь очень важно понимать в первую очередь, есть ли у вас тяжелые, серьезные хронические заболевания и какого вы возраста. Если вы старше 60 лет с какими-то более-менее серьезными хроническими заболеваниями, но при этом нет противопоказаний к вакцинации, то моя рекомендация для вас однозначно ревакцинироваться или вакцинироваться после заболевания «Спутником V», то есть двумя инъекциями, потому что у вас иммунный ответ может быть снижен, реактивность такая иммунная. Если же вы молодой человек без особых заболеваний, ну или средних лет, или подросток, то, соответственно, вам можно ревакцинироваться «Спутником Лайт» без проблем.

Единственное, здесь очень важен даже не этот аспект, а через какое время вы пойдете ревакцинироваться. Вот тот период, который сейчас рекомендован, в том числе в России, это 6 месяцев, не год, как многие думают по QR-коду, 6 месяцев. Это максимально возможный период. С учетом омикрон-линии сейчас этот период сместился в значительно область более низких значений, от 3 до 6 месяцев с медианой где-то, наверное, в 4 месяца, это оптимальный срок. К сожалению, с учетом нынешних нормативных требований, надеюсь, они в ближайшие недели будут изменены, вы не сможете, даже если понимаете, что вам надо ревакцинироваться, через 4–5 месяцев пойти и сделать это, потому что, к сожалению, вам скажут, что у нас срок минимальный 6 месяцев, приходите, когда этот срок наступит. И тогда, к сожалению, значительная часть людей к 6 месяцам окажутся крайне малозащищенными уже, увы.

Марианна Ожерельева: Николай Александрович, все-таки людей интересует, доберется до нас «омикрон», существующие вакцины работают против него или нет. Много вопросов.

Николай Крючков: Значит, «омикрон» уже давно добрался и в Москве и Санкт-Петербурге, например, по моим прогнозам, до конца года большинство случаев, бо́льшая часть заболеваемости будет связана именно с «омикроном». Он не только доберется возможно, он уже у нас и вовсю распространяется. Это мы видим по данным из Европы, по данным из США, я не думаю, что Россия сильно в этом плане отличается, но у нас проблемы с регистрируемостью, то есть у нас очень поздно потом мы об этом узнаем, к сожалению, но факт остается фактом.

Значит, по поводу вакцин. Значит, надо понимать, первое, что вакцины при правильном их применении очень хорошо работают в том числе и против линии «омикрон», в особенности если мы говорим о летальном исходе, о тяжелом течении COVID-19 и о госпитализациях в том числе с тяжелым течением и среднетяжелым течением. Значит, очень важно понимать, работают. Но при этом мы также понимаем, что если вы, значит, опаздываете с ревакцинацией или вакцинацией после заболевания и, например, оттягиваете на 7 месяцев, на 8 месяцев этот период, 9 месяцев, то вы в течение значительного количества месяцев оказываетесь практически уже незащищенным. То есть если прошло условно 7 месяцев с момента, когда вы уже вакцинировались или переболели, считайте, что вы практически не защищены от заражения, вы мало очень защищены от развития легкого COVID-19, и вы в средней степени защищены от развития тяжелого COVID и от смерти, в средней степени.

Если же вы вовремя проходите ревакцинацию или вакцинацию после болезни, то защита опять восстанавливается, но длится она опять же 3–4 месяцев после этого. То есть тут нужно понимать, что вот этот период просто сократился до следующей иммунизации. Опять же, это не навсегда, это не пожизненно каждые 4 месяца надо будет «подкалываться», это именно на период острой пандемии, которая на самом деле, в общем, уже не за горами, должна разрешаться. В следующем году, вот в наступающем, должен произойти, в том числе в России в первую очередь, коренной перелом с пандемией, пандемия должна перейти в управляемое состояние со значительно сниженной летальностью. Произойдет, я думаю, это где-то к середине следующего года. Но до этого времени, ну и после этого времени, необходимо действительно держать высокий уровень иммунизации нашей с вами популяции. Пока, к сожалению...

Иван Князев: Ну да, гражданам нужно вакцинироваться.

Давайте послушаем Светлану из Перми.

Зритель: Добрый день, уважаемые ведущие, а также жители всей нашей прекрасной страны и замечательного земного шара.

Я вот что хочу сказать? Мне 70 лет исполнилось в этом году. Я провела вакцинацию двухкомпонентной прививкой «Спутник V» май – июнь. В декабре я должна была поставить повторно, провести ревакцинацию, но заболела. Заболела легко, я бы сказала, очень легко, то есть три дня прошли ну так, чувствительно, а сейчас вот 10 дней доходит, то есть я уже последние 5 дней совершенно здорова.

Что я хочу сказать? У меня, значит, много хронических заболеваний, я целый год думала, ставить не ставить. Дочь у меня медик, она была категорически против почему-то, она к антиваксерам относится. Тем не менее я ей сказала, что я настоятельно прошу меня записать. Она меня записала на вакцинацию, я ее прошла, ответ был, был серьезный ответ довольно-таки иммунный, но это все прошло. После этого я чувствовала себя замечательно, прекрасно все эти полгода, я всем говорила, что я так счастлива, что я такая умница, поставила прививку. Люди, ставьте! У меня все знакомые, все мои почти родные поставили прививку. Те, кто не поставили, переболели уже два-три раза.

Иван Князев: Светлана, а какой вопрос у вас?

Зритель: Вопроса нет. Я призываю всех жителей нашей страны прививаться и не бояться, не слушать никаких антиваксеров, которые снабжаются большими деньгами из Америки, более 3 миллионов фейков в интернете из Америки, из Великобритании...

Иван Князев: Да, Светлана, спасибо, спасибо вам...

Марианна Ожерельева: Спасибо, спасибо за ваше мнение.

Иван Князев: ...действительно за этот разумный призыв, да, Николай Александрович? Поблагодарим Светлану. Другого варианта, кроме вакцинации, так или иначе у нас все равно нет.

Николай Крючков: Это наилучший вариант. У нас, безусловно, есть вариант переболеть, и не по одному разу, но это как игра в русскую рулетку.

Иван Князев: Да, повезет не повезет, выживешь не выживешь.

Николай Крючков: Да.

Иван Князев: Спасибо вам большое! Николай Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, был с нами на связи.

Мы продолжим буквально через пару мгновений.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Ученые назвали самый ранний симптом при заражении омикроном. Что ещё обсуждает медицинское сообщество - комментируем последние новости