Коронавирус. Главное: как регионы борются с пандемией

Гости
Максим Окунев
корреспондент ОТР (г. Уфа)
Всеволод Бенцианов
кандидат медицинских наук, главный врач клиники «Пульс»
Алексей Хухрев
врач-терапевт, кандидат медицинских наук

Оксана Галькевич: Теперь, друзья, к другой теме. Показатели смертности от коронавируса снова в нашей стране обновили максимум, они упорно подбираются к 1 тысяче человек в сутки. За последние 24 часа в нашей стране умерли 984 человека, заболели, по данным оперативным штаба, еще почти 29 тысяч.

Константин Чуриков: Да. И сегодняшняя еще два региона заявили о введении обязательной вакцинации для работников определенных сфер экономики, это Чукотка, Оренбургская область. А вот глава Самарской области Дмитрий Азаров сказал, что «из-за крайне тревожной ситуации с заболеваемостью» там возможен новый локдаун, хотя, конечно, хочется его избежать, но, видимо, есть необходимость его ввести.

Оксана Галькевич: Бурятия, Коми, Смоленская область объявили о введении QR-кодов при посещении общественных пространств, кое-где даже торговых центров, между прочим. Таким образом, такие места теперь, получается, будут доступны только для вакцинированных, выходит так, что ли?

Константин Чуриков: Да, получается так, слишком мощный подъем заболеваемости. В Москве, кстати говоря, уже ввели тестирование (бесплатное, к счастью) школьников, пока всего лишь, по-моему, в 10 учебных заведениях. Ну а через 2 недели обещают, что будет запущена вообще тотальная вакцинация детей, во всяком случае масштабная.

Оксана Галькевич: Ну, по крайней мере…

Константин Чуриков: Для тех, кто пожелает этого.

Оксана Галькевич: …вакцина прошла испытания, скажем так, должна быть одобрена и разрешена к использованию. В общем, нам снова есть о чем поговорить, уважаемые зрители, поэтому вы снова выходите, пожалуйста, на связь, задавайте свои вопросы напрямую специалистам, а не нам, журналистам, ведущим этой программы. Телефоны для связи у вас на экранах, все это совершенно бесплатно.

Константин Чуриков: Как мы уже говорили, напряженная ситуация в нескольких регионах, это не только Самарская область, это еще и Башкирия, где вот на сегодня +662 новых случая COVID, это много. У нас сейчас на прямой связи наш корреспондент Максим Окунев из Уфы. Максим, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите, как вы дошли до жизни такой, почему такие цифры.

Максим Окунев: Да, здравствуйте, коллеги.

Сегодня в Башкирии, как и в ряде других регионов, также опубликовали список отраслей, работники которых должны в обязательном порядке вакцинироваться. Это более чем 30 позиций. Помимо врачей и учителей также в этот обязательный список вакцинированных вошли продавцы в магазинах, водители, кондукторы общественного транспорта, коммунальщики, чиновники, гиды, актеры театров, в том числе и журналисты… На самом деле проще перечислить, наверное, те профессии и те категории граждан, которые не подлежат обязательной вакцинации: дети до 18 лет и жители, которые уже переболели COVID за последние 6 месяцев.

Для жителей республики неожиданностью такое введение обязательной вакцинации не стало. Повсеместно в организациях, в том числе и частных компаниях, все-таки потихоньку принуждали людей прививаться. Где-то предлагали дополнительный выходной, где-то даже за прививку выплачивали какие-то небольшие премиальные. Теперь же вместо пряника, что называется, взялись и за кнут: в ряде компаний республики, сегодня есть такие сообщения, даже выпускают приказы для работников, приказы о том, что те, кто отказался от прививки, будут отправлять в отпуск без сохранения заработной платы.

Ну вот власти республики говорят, что по-другому выработать коллективный иммунитет не получается. Уже сейчас Башкортостан находится в десятке регионов антирейтинга с самым высоким темпом заболеваемости, ну вот вы назвали сегодня цифру, более 650 человек только за сутки заболели, всего же с начала пандемии у нас 71 тысяча заболевших жителей Башкортостана, в числе жертв 35 человек за последние сутки, всего погибло почти 2 тысячи.

Константин Чуриков: Максим, скажите, пожалуйста, коек хватает в больницах? Насколько переполнены сегодня стационары в Башкортостане?

Максим Окунев: Да, вот только хотел сказать. Ковид-госпитали и больницы, перепрофилированные под них, переполнены. Ну вот основные ковид-госпитали, которые построены были специально в связи с пандемией, там уже не хватает основных коек, пациентов, и официально об этом сообщает Минздрав, официально в этом признается, пациентов приходится класть, что называется, в коридорах. Порядка 10% свободных коек только есть при норме от 30% свободных коек, это данные Минздрава.

Оксана Галькевич: Максим, скажите, это ведь у нас уже четвертая волна, ожидаемая, но тем не менее. Что у вас в республике, как выглядит статистика по сравнению с первой, второй, третьей?

Максим Окунев: Ну конечно, цифры значительно разнятся. То есть если раньше, с учетом того, что говорили в том числе, что официальные цифры, как в обществе говорили, что официальные цифры необъективны, все-таки в десятки раз выше сейчас цифры заболеваемости, нежели это было, скажем, во второй волну в конце прошлого года.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так, а вот скажите, что с ношением масок. Вроде такая простая вещь, ее можно здорово контролировать, запросто. Люди, вот когда они видят, как приходят проверяющие, как всех штрафуют, все сразу начинают автоматически ходить в масках. Что с проверками?

Оксана Галькевич: Да что с масками ты, наверное, спроси сначала.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Максим, у вас люди вообще насколько сознательные, насколько они, ну я не знаю…

Константин Чуриков: Оксана, а сама как думаешь, если такая статистика?

Оксана Галькевич: …из соображений безопасности, самосохранения, насколько они соблюдают эти правила?

Константин Чуриков: Угадай с трех раз.

Максим Окунев: Ну вот исходя из моих личных наблюдений, наблюдений моих коллег, все-таки строгое отношение к ношению масок было в первую и во вторую волну. Сейчас многие, так скажем, на улице люди не носят маски, это в принципе визуально заметно. В общественном транспорте тоже, когда с утра заходишь, раньше если кондукторы делали замечания людям, то теперь практически автобусы с утра, в часы пик битком, маски никто не носит. Тем не менее каким-то образом правоохранительные органы и контролирующие органы умудряются штрафовать людей. Вот сегодня появилась цифра, суды республики оштрафовали порядка 10 тысяч человек за последние 3 месяца за игнорирование необходимости ношения средств индивидуальной защиты.

Оксана Галькевич: Слушайте, ничего себе.

Константин Чуриков: 10 тысяч человек.

Оксана Галькевич: Ничего себе. У вас так на самом деле серьезно, работа-то ведется.

Максим Окунев: Да. Хотелось бы отметить, что один из немногих регионов Башкортостан, где помимо обязательной вакцинации, введенной сегодня для отдельных категорий работников и граждан, у нас также действует с начала недели система QR-кодов. Запрет на посещение общественных учреждений без справки о вакцинации, перенесенном за последние полгода COVID, подтверждения об этом, либо ПЦР-тесте сейчас действует практически во всех учреждениях: торговые центры, фитнес-клубы, бассейны, театры, кинотеатры, спа-салоны, библиотеки, общественный транспорт, который ездит между городами, и также пригородные поезда.

В автовокзале на днях пассажиры, некоторые пассажиры не смогли уехать домой, в частности это коснулось тех, кто вот выписывается из республиканских медицинских учреждений, при этом не получают медицинские отводы от вакцинации, таким образом они не смогли уехать в свои районы, люди, выписавшиеся из этих республиканских больниц, им пришлось добираться до дома на автобусах частных перевозчиков, которые, надо признаться, порой также игнорируют требования местных властей.

Константин Чуриков: Да, спасибо за информацию.

Оксана Галькевич: Спасибо, Максим.

Константин Чуриков: Максим Окунев, корреспондент ОТР, прямое включение из Уфы.

Мы сейчас приглашаем в эфир Всеволода Бенцианова, это кандидат медицинских наук, главный врач клиники «Пульс». Всеволод Александрович, здравствуйте. Сейчас вот Всеволода Александровича пока выводят в эфир, несколько SMS.

Оксана Галькевич: Друзья, я напомню на самом деле, что мы принимаем от вас SMS-сообщения, принимаем звонки, можете вот пообщаться с кандидатом медицинских наук, главным врагом клиники в прямом эфире, задать свой вопрос. У нас еще один будет эксперт тоже от медицины. Все, что вы хотите знать, знаете, люди в свое время такие ходили, о вакцинации, о коронавирусе, о том, как себя сберечь.

Константин Чуриков: Люди уже все узнали, больше всего комментариев на портале в данный момент по поводу 10 тысяч за вакцинацию, которые дают каждому столичному пенсионеру. Во-первых, пишут, кстати, пенсионеры из Москвы, которые уже вакцинировались, но не за 10 тысяч, а просто так, в общем, возникают тоже вопросы…

Оксана Галькевич: По-моему, еще только собираются давать 10 тысяч, или это уже прямо вот с завтрашнего дня?

Константин Чуриков: Люди уже следят за этой информацией. Ульяновск: «Тошнит уже от этого коронавируса. Куда ни переключи, из всех утюгов». Вы знаете, хорошо, что тошнит, значит, информация до вас доходит, а дальше каждый делает свои выводы, самое главное, что вы живы-здоровы, слава богу.

Так, давайте сейчас послушаем звонок. У нас на связи…

Оксана Галькевич: …Ольга из Москвы.

Константин Чуриков: …Ольга из Москвы.

Оксана Галькевич: Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Зритель: Интересно…

Константин Чуриков: Ольга, пожалуйста, в эфире.

Оксана Галькевич: Ольга?

Зритель: …период хотела его привить, но вакцины не было, отложили на осень. Приехали, вот только-только мы приехали. Попыталась пригласить бригаду на дом, постольку-поскольку он лежачий больной, выходить никуда не может, в общем-то, я и не допущу этого. Но мне сегодня ответили, что сейчас все вот эти вызовы на дом вакцинирования отменены. Честно, я за него боюсь. Я сама хоть и привита, сейчас записалась на ревакцинацию, но я могу быть переносчиком.

Константин Чуриков: Ольга, а о какой вакцине речь?

Зритель: Меня вакцина на данный момент мало интересует, мне главное, чтобы у меня он был привит.

Константин Чуриков: Нет, вы просто сначала сказали, что вы ждали определенную вакцину, ждали ее до осени, вам сказали осенью прививаться, я просто подумал, что-то определенное рекомендовали. Так, понятно.

Оксана Галькевич: Спасибо, Ольга.

У нас на связи сейчас наш первый эксперт в прямом эфире Алексей Хухрев, врач-терапевт, кандидат медицинских наук. Алексей Леонидович, здравствуйте.

Алексей Хухрев: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Алексей Леонидович, а скажите, вообще вот такая опция, как прививка на дому, разве она применяется сейчас? Поправьте меня, если я неправ, но «Спутник» же при определенных температурах хранится…

Алексей Хухрев: Ну нет, технически это вполне возможно. По весне моей маме сделали на дому прививку, ей 90 лет, пришли к ней домой и все сделали как положено, никаких проблем не было. То есть тут вопрос чисто организационный.

Константин Чуриков: Так, а вот сейчас почему такие проблемы?

Оксана Галькевич: Это нужно какие-то бумаги, какую-то заявку подавать на портале, да, или звонить в поликлинику? Как это сделать?

Алексей Хухрев: Ну, в общем-то, ей позвонили из поликлиники и предложили самой это сделать, то есть это, в общем-то, была инициатива поликлиники. Я лично вот считаю, что это очень правильная, хорошая инициатива. В этом есть определенный смысл, многие реально боятся выходить, тогда еще больше боялись, чтобы идти в поликлинику, там подвергать себя риску. Поэтому я не знаю, мне кажется, что надо побольше бы внимания именно этой опции уделить.

Оксана Галькевич: Ага.

Алексей Хухрев: Почему нет-то? Люди с удовольствием привьются, если им это сделают удобно.

Константин Чуриков: Но, видимо, сейчас в каком-то пожарном режиме, наверное, работают поликлиники, из-за этого все. Вот так вот взгляд изнутри ваш, насколько эта волна действительно тяжким бременем легла на первичное звено?

Алексей Хухрев: Ну, конечно, она легла определенным бременем. Каждая осень на это звено ложится бременем, еще со времен института я помню, как меня гоняли на грипп и на прочие вещи, ОРЗ, вот это время, когда оно идет. А коронавирус все равно у нас по сути-то, в душе, как говорится, остался вирусом ОРЗ, просто приобрел вот такие вот нехорошие свойства, что еще много других злых дел творит, кроме насморка и кашля. Конечно, это нагрузка определенная, но она не представляет из себя чего-то прямо запредельного и необычного.

Константин Чуриков: Ну это потому что в Москве, Алексей Леонидович. Потому что сегодня, например, ряд губернаторов, Самарской области, других регионов, говорили, по-моему, мэр Воронежа тоже говорил, что ситуация просто критическая и действительно уже непонятно, куда этих людей направлять.

Алексей Хухрев: Нет, ну критическая… Она была критическая весной, она была критической прошлой осенью, она у нас постоянно критическая там, где, так сказать, к этому не подготовились.

Константин Чуриков: Ну да, тут у нас все стабильно. Давайте сейчас послушаем звонок.

Оксана Галькевич: Алексей Леонидович, да, вот вопрос у меня к вам такой короткий, он очень часто просто приходит к нам на SMS-портал. (Потом, да, выслушаем нашего зрителя.) Люди пишут: «Если вакцина такая безопасная, зачем нужно заполнять бумаги и ставить свои подписи под каким-то документом?» Объясните, пожалуйста.

Алексей Хухрев: Ну, извините, у каждой манипуляции есть определенные бюрократические сопровождающие. Мы ложимся в больницу, мы подписываем информированное согласие. Мы идем на операцию, мы соглашаемся на манипуляцию. Прививка – это такая же манипуляция, как и любая другая, ну вот так вот медицинские наши начальники решили, может быть, несколько слишком заорганизовали, но в этом абсолютно нет ничего, никакой конспирологии. Получаешь прививку – будь любезен, распишись. Во всяком случае чтобы не было вот этой вот, извините, ереси, когда начинают торговать справками о прививках, когда в нескольких местах твоя подпись так или иначе побывала, это технически сложнее сделать.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Так, а теперь звонок, да. Татьяна из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: У меня вот такой вопрос. Вот у меня муж инвалид II группы, 76 лет ему, да, вот. В феврале он перенес COVID, вот. Отлежал в Коммунарке, все, мы поправились. Значит, прививку до болезни он не делал никакую, но он дома находится, вот. А потом, после болезни, все хорошо у нас, и вот прошло уже полгода, и вот я хотела записать его, потому что я пообщалась с нашим терапевтом, она сказала: «Татьяна Васильевна, ему можно делать «Спутник Лайт»».

Константин Чуриков: Так.

Зритель: И я сегодня звоню в диагностический центр №4, улица Крылатские холмы, дом 3…

Константин Чуриков: Так, знаю эту клинику.

Зритель: …и говорю: «Девушки, миленькие…» (Знаете? Я тоже так думаю.)

Алексей Хухрев: Известная, да.

Зритель: «Пожалуйста, запишите моего мужа на ревакцинацию». Ну, это, конечно, не ревакцинация, но на вакцинацию вот этим «Спутником Лайт».

Константин Чуриков: Ну ладно, какая разница, это все равно первый компонент «Спутника». Хорошо, так.

Зритель: А они мне говорят: «Вы знаете, «Спутник Лайт» не делается». Я говорю: «А почему?» – а потому что у него не было первой прививки COVID, ну как, «Спутник V» или это.

Константин Чуриков: А-а-а, все понятно.

Зритель: Я говорю: «Но ведь он же переболел.

Оксана Галькевич: А, понятно.

Константин Чуриков: Все понятно.

Оксана Галькевич: Ясно, да-да-да.

Константин Чуриков: Все ясно, все ясно. Очень важный вопрос. Спасибо, Татьяна Васильевна.

Оксана Галькевич: Алексей Леонидович, вот смотрите, прошел определенный срок, нужно ли делать переболевшему однокомпонентную такую бустерную прививку, или все-таки два компонента пройти?

Алексей Хухрев: Ну смотрите, в принципе тут вопрос дискутабельный, но тем не менее вот определенная логика медицинская тут подсказывает, что прививка после болезни, во всяком случае я с литературой много работаю, сталкивался, получается, что говорят, что в среднем от 2 до 6 месяцев сохраняется иммунитет, кому как повезет. Но, в общем-то, это то же самое, как и с другими респираторными вирусами, которые приходят к нам каждый год в виде ОРЗ. Мы можем заболеть в сентябре и в следующий раз заболеть в апреле, это будет тот же вирус, это если не повезет.

Константин Чуриков: Понятно, Алексей Леонидович…

Алексей Хухрев: А если повезет, то он придет только следующей осенью и мы им снова заболеем.

Константин Чуриков: Это ясно. Я так понял…

Алексей Хухрев: Дослушайте.

Константин Чуриков: Давайте.

Алексей Хухрев: Соответственно, здесь та же история. Если человек у нас переболел и прошло полгода, я бы его прививал не «Лайтом», а прививал полноценной прививкой.

Константин Чуриков: Мне показалось, что речь идет…

Алексей Хухрев: Но даже если и «Лайтом», это лучше, чем ничего, но просто действительно девочки просто не разобрались в поликлинике, сейчас, к сожалению, таких девочек много, они, может быть, не в курсе, что это просто первый компонент действительно «Спутника». Ну привили бы его первым компонентом, посчитали бы, что это «Лайт», и уже были бы под защитой.

Константин Чуриков: Ну да, много девочек и много дедушек и бабушек непривитых. Алексей Леонидович, мне показалось, что речь идет о каких-то протоколах вакцинации, согласно которым, если человек прививается впервые, то обязательно нужно «Спутник» первую дозу, «Спутник» вторую, а на «Спутник Лайт» претендовать нельзя. Вот это правда или нет?

Алексей Хухрев: Ну, протокол, наверное, такой есть, я, честно говоря, конкретно вот этого не видал в глаза, потому что они достаточно меняются и все такое. Но опять же, по медицинской логике, если первая доза «Спутника» обычного и «Лайт» – это одно и то же, главное, чтобы человек привился.

Константин Чуриков: Одно и то же.

Алексей Хухрев: Нам нужна какая, формальная сторона или защитить человека? Чем делают, тем пусть и прививают. Пусть не делают «Лайт», пусть делают первую дозу обычной, будет тот же «Лайт».

Константин Чуриков: Маленькая реплика: у нас, извините, «Спутником Лайт» мигрантов прививают, и вопросов нет.

Алексей Хухрев: Ну и чего? Тут идут по позиции наименьшего зла: лучше хоть что-то, чем совсем ничего. Лучше, извините, ну мигрант ладно, он и есть мигрант, привили мигранта «Спутником Лайт» или первым компонентом «Спутником V», это все равно лучше, чем ничего, все равно это как бы на эпидемический фон в теории может подействовать. Но если нам начинать всех мигрантов прививать двумя дозами, просто, может быть, у нас не хватит ресурса. Я думаю, может быть, все-таки мы для начала граждан привьем.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем Юрия из Пензы вместе.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Юрий.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я в настоящее время лежу в госпитале военном с COVID и хотел бы сказать: дорогие россияне, это очень страшнейшая болезнь. Я был неверующий Фома, я не верил в это, а как только заболел, я увидел такое, что это не передать даже словами. Носите маски, носите! Вызывайте скорую помощь и имейте при себе чемоданчик походный, чтобы все было сложено, чтобы быстро. Врачи оказывают отличную помощь и днем и ночью. Вот мне трудно дышать, но все равно…

Оксана Галькевич: Слышно, да.

Зритель: …я всех призываю – выполняйте правила. Это очень страшно, ребят.

Оксана Галькевич: Юрий, спасибо.

Константин Чуриков: Юрий, сколько дней вы уже в больнице? Что врачи вам говорят?

Зритель: Пока вторая неделя, но так ухаживают, так кормят хорошо!

Оксана Галькевич: О.

Зритель: Такое отношение! Я прямо… Понимаете, я был неверующий Фома, но поверил, поверил! Здесь перед тем, чтобы попасть, обязательно скорую, только скорую, не ждите врачей, это самое, это вас спасет.

Константин Чуриков: Спасибо, Юрий. Здоровья вам, поправляйтесь.

Оксана Галькевич: Спасибо, Юрий. Поправляйтесь и восстанавливайтесь тоже, это все небыстро происходит.

Константин Чуриков: Я хочу отметить, что звонок был не из Москвы, звонок был из Пензы, и вот это очень приятно, что в Пензе такая ситуация со скорой.

Оксана Галькевич: Спасибо. Алексей Хухрев, врач-терапевт, кандидат медицинских наук, был у нас на прямой связи со студией, в прямом эфире. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо. Теперь послушаем Всеволода Бенцианова, все-таки он к нам вышел на связь, кандидат медицинских наук, главный врач клиники «Пульс». Всеволод Александрович, здравствуйте.

Всеволод Бенцианов: Да, добрый вечер. Извините, что, видите, без изображения, к сожалению, сегодня связь…

Константин Чуриков: Ничего, зато вас отлично слышно.

Всеволод Александрович, а вы что скажете вот по поводу того, о чем зрительница говорила, что ее супруга пожилого отказываются «Спутником Лайт» привить, либо целиком две вакцины, два компонента, либо никак после болезни?

Всеволод Бенцианов: Ага. Ну, мне кажется, что есть не то что хаос, но нет порядка, нет четкого понимания у всех докторов и тех, кто занимается непосредственно вакцинацией, как в каких случаях поступать. Конечно, такой диктат, не знаю, чем он обусловлен, наверное, врачи имеют какую-то логику врачебную, затрудняюсь сказать, каждый случай нужно рассматривать индивидуально. Но вообще, по-хорошему, не знаю, несильно обоснованный такой отказ, я бы сказал.

Оксана Галькевич: «Несильно обоснованный отказ».

Скажите, вот нам пишет Алтайский край, что прививался одной из вакцин, «ЭпиВакКороной», а потом сделал тест на антитела и ничего не обнаружил. Что теперь делать человеку? Какую-то новую вакцинацию проходить, или все-таки жить с этим, не обращать внимания? Может быть, она как-то защищает по-другому?

Всеволод Бенцианов: М-м-м… Ну, с «ЭпиВакКороной» вообще не очень здорово в плане результатов. А если нет каких-то особенностей индивидуальных, что вот организм не вырабатывает антитела, так скажем, то есть дело не в вакцине, хотя это не так часто встречается, привиться, да, из того, что у нас есть, «Спутником» или «КовиВаком».

Оксана Галькевич: Даже так, есть такие особенности организма, когда определенные люди не вырабатывают антитела?

Всеволод Бенцианов: Ну, иногда да, встречается такая ситуация в силу тех или иных причин, либо заболеваний каких-то, либо особенностей индивидуальных, но это редко бывает.

Константин Чуриков: Всеволод Александрович, вот сейчас информация о том, что много заболевших, все больше и больше, среди школьников. Ваше мнение как врача, не стоит ли на несколько недель в ряде регионов, например в Москве, объявить какие-то…

Оксана Галькевич: Ох…

Константин Чуриков: (Извини, Оксана.) …каникулы, дистанционку?

Всеволод Бенцианов: Вы знаете, это извечная с начала пандемии такая проблема баланса между локдауном и какими-то другими мерами по сдерживанию распространения вируса, поэтому тут сложно сказать. Понимаете, каникулы, если бы дети были самостоятельные такие, в школу не пошли на пару недель и ладно, а это же тянет за собой то, что родители не ходят на работу, по сути это…

Оксана Галькевич: Ну да, оставить просто не с кем.

Константин Чуриков: Либо родители ходят, а дети творят что хотят, да.

Всеволод Бенцианов: Нет, ну как «творят что хотят»? Это о старших школьниках мы можем сказать, а малыши, начальная школа, средняя школа, они же одни не могут оставаться, поэтому все равно это очень такая серьезная история, опять это удаленка… Все равно люди к этому не готовы, они уже этого, извините за выражение, наелись и т. д. Не знаю, не скажу вам. Я думаю, что и у властей нет решения четкого на этот счет, поэтому это такой баланс по фактической погоде происходит, то есть вот, с одной стороны, по эпидситуации, с другой стороны, по социальной ситуации.

Оксана Галькевич: А вот интересно на самом деле, что в этом, то, что люди уже на второй год настолько устали от пандемии, тоже ведь коварство коронавируса состоит, понимаешь. В четвертый раз поднимается, а люди уже психологически вот этот ресурс страха исчерпали многие.

Константин Чуриков: Выработали.

Оксана Галькевич: Уже не могут, устали бояться.

Елена из Московской области. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте.

У меня такой вопрос. У меня аллергия и аутоиммунное заболевание щитовидной железы. Можно ли мне делать прививку? Это первый вопрос.

И второй вопрос. Вот вы говорите, что люди привитые могут заболеть, значит, они являются переносчиками, они могут заразить человека, правильно? Значит, нужно просто, ну я так думаю, ужесточить, чтобы все ходили в масках, не вакцинацию особенно, потому что люди по-разному воспринимают вакцинацию, противопоказания, я думаю, есть у всех вакцин, а вот маски нужно ужесточить, чтобы все ходили в масках, и те, кто привит, и, естественно, те, кто не привиты.

Константин Чуриков: Конечно, Елена! Мы с этого и начали.

Оксана Галькевич: Елена, нет, в масках надо ходить, но это не снижает важности вакцинации, потому что вакцинация – это чтобы люди меньше болели, не болели, а маски для того, чтобы не распространялся вирус, разные цели.

Константин Чуриков: Да, Елена, спасибо за ваш звонок, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Я просто вот еще увидел, тут многие удивляются, говорят: «Ну как это вы нам о масках говорите, а сами без масок сидите». Во-первых, мы все-таки сидим на расстоянии, телевидение не так передает расстояние, как оно есть на самом деле. Во-вторых, у меня вот большие красивые черные маски, я их каждый день стираю, мне очень удобно, всем рекомендую.

Оксана Галькевич: И вообще, мы, кстати, оба вакцинированы с Константином.

Константин Чуриков: Да. Всеволод Александрович, ну вот видите, даже люди, обычные граждане понимают, что надо что-то делать. Как вы думаете, тот ли это случай, когда нужно все-таки какие-то ограничения более серьезные ввести?

Всеволод Бенцианов: Да. Ну, я сначала все-таки отвечу на вопрос телезрительницы, а то как-то нехорошо…

Константин Чуриков: Да, давайте.

Всеволод Бенцианов: Она спросила относительно своих особенностей, относительно своих заболеваний, можно ли ей прививаться при наличии заболевания щитовидной железы, аутоиммунного заболевания. Если эти болезни находятся в состоянии ремиссии, компенсированы, то после консультации, я подчеркиваю, обязательной консультации с лечащим врачом в принципе да, вакцинация возможна, но обязательно проконсультируйтесь, врач должен оценить, в какой фазе находится заболевание.

Ну а что касается мер, мы уже не раз говорили о том, что средства индивидуальной защиты, раз, и вакцинация, два – это вот два компонента, которые должны, так скажем, снизить скорость и масштабы распространения вируса. Что касается, возвращаясь к каким-то ограничениям социального характера, не могу, вот у меня нет решения такого. Здесь очень тонкий баланс, надо смотреть, насколько…

Константин Чуриков: Так, а ночные клубы пусть работают, рестораны ночные, я не знаю, дискотеки?

Всеволод Бенцианов: Да понимаете, в чем дело? Ведь здесь же не вопрос, зачем люди собрались вместе, едут они в переполненном вагоне метро или танцуют на дискотеке, а вопрос в том, так сказать, в социальном плане, что это тоже бизнесы. Ну то есть я не имею в виду, так сказать, тех, кто отдыхает, рестораны – это все рабочие места, это даже не то что речь идет о владельцах бизнесов, а о тех людях, которые там работают. Это опять увольнения, это опять какие-то бессрочные неоплачиваемые отпуска. Очень сложная, многослойная проблема, очень сложная. Понятно, что есть нелогичные вещи, особенно какое-то время назад было, ресторан работает до 11 вечера, – а что, после 11 вечера начинает вирус работать, ха-ха, а до 11 не работает? Ну то есть…

Константин Чуриков: Ну понятно, это как рассадка, не знаю, в шахматном порядке где-то в школах или в театрах, будто вирус наискосок передается, а так нет.

Оксана Галькевич: Ну, слушайте, хоть как-то.

Всеволод Бенцианов: Да. А когда входишь в ресторан, вам говорят: «Оденьте, пожалуйста, маску». Ты доходишь до стола, естественно, ты ее снимаешь, потому что ты ешь.

Константин Чуриков: Ну да.

Всеволод Бенцианов: Вот этот вот путь, как будто он прямо усеян… Ну понятно, что пытаются, пытаются, это же благие намерения, пытаются органы контроля, здравоохранения, санэпиднадзора и т. д. как-то что-то сделать…

Константин Чуриков: Да, спасибо, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Всеволод Бенцианов, кандидат медицинских наук, главный врач клиники «Пульс», был у нас в эфире. Будет здорово, если все запомнят звонок Юрия из Пензы, который просто задыхаясь кричал: «Поверьте, коронавирус существует», – из больницы звонил.

Оксана Галькевич: Москва нам пишет: «Каждый день езжу на работу в метро, половина пассажиров без масок, и ни разу не видела, чтобы была проверка масочного режима». Вот полностью поддерживаю.

Константин Чуриков: Я тоже ни разу не видел.

Оксана Галькевич: Я каждый день езжу на метро туда и обратно и…

Константин Чуриков: На меня как на сумасшедшего смотрят.

Через пару минут продолжим, поговорим, кстати, ну наконец-то о хорошем – о том, что с энергетикой у нас все в порядке.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Яков
Граждан гораздо больше интересует, к какому наказанию Нюрнберг-2 приговорит "экспертов" и пропагандистов. Думаю, вердикт будет аналогичен тому, что вынесли по итогам первого Нюрнберга. И это отнюдь не оправдание и не тюремные сроки...
Где справляются, а где – нет?