Коронавирус. Главное. Ковид отступает? Когда ждать новой волны?

Гости
Алексей Живов
главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук

Константин Чуриков: Далее – о новостях коронавируса. К счастью, он постепенно, постепенно снижает свою активность в нашей стране, во всяком случае если верить официальной статистике. Сегодня впервые с октября за сутки в нашей стране умерло менее тысячи человек – 998. Но цифра все равно огромная! Успокаиваться тут, наверное, просто глупо и преступно. Новых случаев ковида в стране – 24 703. Тоже меньше, чем было, тоже, как в октябре, но все равно на самом деле большие и такие внушительные цифры.

Что обращает на себя внимание из последних новостей? Обращает на себя внимание призыв ВОЗ не вакцинировать детей и подростков. Вот на эту тему тоже сейчас хочется поговорить, потому что, в общем, все последнее время нас активно к этому призывали.

Оксана Галькевич: Ну и обращает еще на себя внимание, что «омикрон» начинает распространяться тоже в нашей стране. Первый случай был выявлен в Мурманской области. Вот так вот, друзья. Как мы знаем на примере других стран, все это происходит достаточно быстро. Так что – вакцинация, вакцинация и еще раз вакцинация! Потому что все-таки как-то спасти себя.

Константин Чуриков: Судя по официальной статистике, мы единственная страна, которая ну просто как-то не принимает «омикрон», вот он у нас не приживается! У нас сколько? 41 случай. Все!

Оксана Галькевич: Ну, пока, да.

Константин Чуриков: А на связи с нами Алексей Живов, главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук. Алексей Викторович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Алексей Живов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ну, прежде чем Алексей Викторович…

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. После того как Алексей Викторович с нами поздоровался, Алексей Викторович, я напомню нашим зрителям – хорошо? – что у нас прямой эфир, друзья. Телефоны бесплатные у вас на экранах всегда указаны. Звоните, пишите. Единственный прямой эфир на федеральном телевидении, где вы можете позвонить и задать вопрос непосредственно специалисту.

Константин Чуриков: Алексей Викторович, по поводу заявления ВОЗ, что все-таки не стоит вакцинировать детей и подростков, что вы можете сказать? Как-то это идет вразрез с тем, что мы слышали до этого.

Алексей Живов: Я могу сказать, что в Израиле и Соединенных Штатах активно идет кампания по вакцинации детей от двух лет. И я, честно говоря, не знаком с этим призывом ВОЗ. Он, наверное, был только сегодня. Может быть, я что-то не посмотрел.

Ну, все рекомендуют вакцинировать, основные производители, включая и наши отечественные, то есть производитель вакцины «Спутник V». Зарегистрировали уже вакцины для детей разного возраста. В России это дети от 14 лет. В мире это уже дети от двух лет, зарегистрирована вакцина. В принципе, это те же самые вакцины, что и для взрослых, только со значительно сниженной дозой.

Оксана Галькевич: Ну, там на самом деле надо вчитаться в формулировки Всемирной организации здравоохранения, потому что одной из причин в том, что дети редко болеют тяжело, называется.

Константин Чуриков: Именно так.

Оксана Галькевич: Да. И в том, что вакцины может не хватить, так скажем, для взрослых людей, которые как раз тяжело переносят это заболевание, лучше на них сосредоточиться.

Константин Чуриков: Да. И важно подчеркнуть (я сейчас сам себя скорректирую), что это выступила не сама ВОЗ, а эксперты ВОЗ. Вот это важно, наверное?

Оксана Галькевич: Это важно, да, потому что это тогда получается не официальное заявление.

Алексей Живов: Это очень важно, действительно. Вы знаете, вообще на самом деле ВОЗ иногда делает очень такие характерные заявления, которые связаны не с какой-то медицинской эффективностью или неэффективностью каких-то препаратов, а с возможной нехваткой средств на их получение.

Причем ВОЗ же, в общем, работает в интересах как раз наиболее бедных стран. И одна из задач ВОЗ – это обеспечить возможность получения услуг современного здравоохранения даже в самых бедных странах. Вот с этой целью ВОЗ может призывать к тому, что какие-то контингенты людей надо не вакцинировать.

То же самое, кстати говоря, ВОЗ, когда только появилась бустерная доза вакцин, призывала не ревакцинировать, а как раз вакцинировать тех, кто еще не вакцинировался, именно с целью экономии производственных мощностей для вакцин.

Константин Чуриков: Вот сейчас на самом деле такой важный, мне кажется, момент, когда есть возможность закрепить такой положительный эффект от того, что, скажем так, у нас все-таки растет уровень коллективного иммунитета, падает сейчас заболеваемость. Как это все не расплескать за новогодние праздники? И вообще хочется понять ваш прогноз – что дальше нас ждет? Не получим ли мы какой-то эффект бумеранга от того, что у нас впереди столько выходных, QR-кодов нет, веселись кто хочет?

Оксана Галькевич: А может, наоборот – каникулы нас уберегут.

Алексей Живов: Ну, Россия, во-первых, сделала хороший прогресс. Сейчас во всяком случае одну дозу вакцины получили уже более 50% населения. Это хороший прогресс по сравнению с тем, что было еще месяц и полтора назад. В этом смысле для того, чтобы, как вы говорите, «не расплескать наши успехи», нам нужно продолжать высокие темпы вакцинации и привиться всем тем, кто еще этого не сделал.

Но вопрос заключается в следующем. Уже сейчас имеется опыт по отношению к штамму «омикрон», который активно распространяется. Вы знаете, что в Великобритании было зарегистрировано вчера впервые более 100 тысяч новых случаев заболевания в день – что является вообще абсолютным рекордом, кстати, наверное, не только для Великобритании, но и, наверное, для всего мира.

Оксана Галькевич: Там какая-то катастрофа, да, ковид-катастрофа просто.

Алексей Живов: Да-да-да. И вот как раз на примере Великобритании, как мы любим говорить, британские ученые доказали, что как раз хорошую защиту и достаточно уровень антител в том числе обеспечивает как раз ревакцинация. Вы знаете, мы заметили в собственном коллективе, что те люди, которые откладывали ревакцинацию, то есть они тянули более шести месяцев после получения второй дозы, то есть после первой вакцинации, по сути, эти люди заболевали. И у нас есть такие случаи, когда те, кто не ревакцинировался, как раз, к сожалению, заболели – правда, в легкой форме, в общем, они болеют.

Поэтому я призываю всех, кто меня слышит: пожалуйста, ревакцинируйтесь! То есть если от второй прививки вакцины у вас прошло более шести месяцев, вам нужно обязательно получить ревакцинацию в виде существующей специально для этого, созданной специально для этого вакцины «Спутник Лайт».

Константин Чуриков: Мы сейчас можем показать кривую заражений в Великобритании. Это действительно производит впечатление. Вот смотрите. Сейчас я выведу, это с «Яндекса». Пожалуйста. Великобритания – вот она у нас красненькая. И теперь она № 1. А вот по смертности – тут все любопытно. И, наверное, плохая новость для нас, что мы снова оказались формально на первом месте – в Чехии резко смертность упала, а у нас, если смотреть недельную статистику, число новых случаев на миллион человек, то мы на первом месте среди этих стран.

Оксана Галькевич: Непочетное такое лидерство, к сожалению.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Алексей Викторович, давайте будем общаться с нашими зрителями. Мунира из Новосибирска у нас в эфире. Здравствуйте, Мунира.

Константин Чуриков: Из Новороссийска. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А, из Новороссийска, простите.

Зритель: Здравствуйте. Я переболела год тому назад. У меня до сих пор есть положительные антитела. Можно ли мне вакцинироваться?

Оксана Галькевич: А вы знаете какой-то уровень?

Константин Чуриков: Титр.

Оксана Галькевич: Да, так называемый титр ваших антител.

Зритель: Могу. У меня положительных – 3, а отрицательных – 145 BAU на миллилитр.

Оксана Галькевич: Алексей Викторович, прокомментируйте.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Алексей Живов: Во-первых, это формально не очень высокий уровень антител. Желательно иметь выше 300 хотя бы. Ну, 145 – это выше нормы, потому что норма – это меньше 50. Больше 50 – уже считаются положительные нейтрализующие антитела (в единицах BAU).

Но вопрос заключается вот в чем. Мы уже с вами много раз об этом говорили, в том числе в эфире. И Всемирная организация здравоохранения, и практически все центры по контролю за заболеваемостью и профилактикой заболеваний в Европе и Соединенных Штатах рекомендуют переболевшим обязательно прививаться, потому что уровень защиты у них постепенно падает уже через три месяца после того, как они перенесли болезнь.

И, к сожалению, вы переболели более года назад, это был альфа-штамм, скорее всего. Потом был «дельта», сейчас «омикрон». И вашей защиты после перенесенного заболевания просто не хватит для того, чтобы защитить себя. Поэтому, пожалуйста, вакцинируйтесь. Вот и все.

Оксана Галькевич: Алексей Викторович, мы уже так перешли к вопросам наших зрителей. Томская область спрашивает: «Лечат ли коронавирус антибиотиками?»

Алексей Живов: Ответ: нет. Антибиотики не имеют никакого отношения вообще к вирусам, к коронавирусу в том числе. При заболевании коронавирусной инфекцией, при пневмониях антибиотики иногда применяются либо с профилактической целью, чтобы избежать повторного, вернее, дополнительного бактериального заражения, либо при развитии бактериальной пневмонии на фоне вирусной – что тоже имеет место. Но сам по себе коронавирус никакими антибиотиками не лечится.

Оксана Галькевич: Слушайте, кстати, по поводу еще одной прививки хотела спросить. Увидела в одном источнике, что, в принципе, в какой-то сезон, перед сезоном обострений, сейчас неплохо было бы сделать не только (ну, естественно, разнеся их по времени) прививку от коронавируса, но и от гриппа вместе с прививкой от пневмококковой инфекции.

Алексей Живов: Да, это правильная рекомендация, нужно это делать. Кстати говоря, разносить… ну да, наверное, имеет смысл – просто чтобы избежать наложения побочных эффектов в виде повышения температуры тела, мышечной боли, слабости и так далее. Но, да, сделать прививку от вируса гриппа и пневмококка имеет смысл.

Оксана Галькевич: А их надо вместе делать, в один день, от пневмококка и гриппа, или как? Или их можно разнести по времени?

Алексей Живов: Можно делать и в один день.

Оксана Галькевич: А разнести по времени – толк будет?

Алексей Живов: Не могу вам сказать точно. Не изучали этот вопрос.

Оксана Галькевич: Надо уточнять. Хорошо.

Константин Чуриков: Я думаю, вы следите за заявлениями ваших коллег. Как вы относитесь к тому, что, например, не так давно заявлял вирусолог Виталий Зверев по поводу того, что массовая вакцинация не приведет к снижению заболеваемости? В общем, я так понял по тону его заявления, что он не большой сторонник вакцинации.

Алексей Живов: Ну, я вообще призываю всех очень осторожно относиться к высказываниям этого академика, потому что, по всей вероятности, он не очень знаком с современной литературой, со статистикой, которая, в общем, есть и которую надо знать.

Это ложное утверждение, потому что вакцинация в разных странах мира, и особенно быстрая вакцинация большого количества людей или большого процента населения, как раз приводит к снижению заболеваемости и к увеличению сопротивляемости организма людей вакцинированных коронавирусной инфекции. В общем-то, здесь не нужно вводить людей в заблуждение.

Константин Чуриков: Я хочу тогда разобраться. Помните, на первом этапе, когда еще не было вакцины, много говорилось о клеточной памяти: если человек переболел, кроме антител, еще «клетки помнят», как говорится. Вот сейчас почему-то об этом все забыли.

Оксана Галькевич: Клеточная память.

Константин Чуриков: Да-да-да. Все измеряется антителами.

Алексей Живов: Сейчас очень много статей… Извините, что я вас перебил. Сейчас очень много статей по поводу клеточного иммунитета и поводу Т-клеток памяти. Они действительно очень активные. Кстати говоря, их активность стимулируется той же вакцинацией. Просто не существует тестов, которые могли бы подтвердить качественный и высоконапряженный клеточный иммунитет.

Но известно (и эти были исследования на сыворотке как раз вакцинированных людей), что активность Т-клеток у вакцинированных значительно выше. Ну да, естественно, она также стимулируется перенесенной болезнью. Но клеточный иммунитет, по мнению многих исследователей, даже более важен, чем иммунитет гуморальный – вот эти самые антитела.

Оксана Галькевич: Новосибирская область: «Ну что теперь делать с детками? Тоже принудительно их прививать?» Друзья, это принимают решение, конечно, родители. Но, чтобы просто вы как-то успокоились, вакцина для детей в несколько раз – в несколько раз! – слабее «взрослой» вакцины. То есть это не то, что детям будут тот же самый «Спутник» давать, в полную силу.

Константин Чуриков: В той же консистенции.

Оксана Галькевич: Да. В той же концентрации, я бы так сказала.

Юлия из Калининграда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Зритель: Можно вопрос задать?

Оксана Галькевич: Говорите, да.

Константин Чуриков: Да-да.

Зритель: Смотрите. Раз такой вопрос встал по деткам: можно ли их прививать или нет? Раньше кормящим и беременным нельзя было, потом разрешили. Я бы, конечно, с удовольствием сделала эту прививку, но все равно переживаю, так как я кормлю малыша. И сейчас все-таки такие сомнения возникают. Все-таки стоит привиться кормящей маме? И какие риски это несет? Или все-таки попридержать, может быть, до окончания кормления? Вот такой вопрос.

Оксана Галькевич: Ой… Алексей Викторович, скажите, пожалуйста.

Алексей Живов: Вам не надо ничего бояться. Дело в том, что у кормящих матерей, кстати говоря, снижен несколько иммунитет против инфекционных болезней, вирусных тоже. Вам как раз, наоборот, нужно вакцинироваться – вы принесете пользу и себе, и, возможно, даже своему ребенку. Поэтому вакцинируйтесь.

Дело в том, что уже давно снято это ограничение, и лактирующих матерей рекомендуют прививать. Поэтому вам лучше это сделать. Вы просто убережете себя от болезни. Нет никаких проблем с этим сейчас.

Оксана Галькевич: Заболеть, мне кажется, с ребенком на руках куда страшнее, чем все-таки как-то себя обезопасить.

Алексей Живов: Конечно.

Константин Чуриков: Нам сейчас звонит зрительница с очень таким запоминающимся именем – Пелагия из Москвы. Пелагея, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я могу говорить?

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Да-да. Слушаем вас.

Зритель: Вы меня извините… Во-первых, я желаю вам здоровья. Поздравляю с Новым годом!

Константин Чуриков: Взаимно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Мне 71 год, я рабочая, живу в Москве. Я вакцинировалась. Я вам хочу сказать одну правду: я 18 лет живу без обоняния и чувствую себя прекрасно, в хорошем настроении, вас вижу по телевидению хорошо. Не буду больше занимать много времени. Всем скажу: вакцинируйтесь, делайте прививки – и вы всегда будете чувствовать себя хорошо и будете здоровы.

Константин Чуриков: Всех благ!

Оксана Галькевич: Ой, спасибо вам большое, Пелагея!

Константин Чуриков: К сожалению, вашего отчества не знаем. Спасибо большое. Спасибо, Пелагея.

Оксана Галькевич: Как хорошо, красиво и правильно, грамотно говорит Пелагея: делайте прививку.

Константин Чуриков: И по-доброму, Оксана, по-доброму.

Оксана Галькевич: А что, я не добрая, что ли? Я тоже добрая.

Константин Чуриков: Людмила, Алтайский край.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Людмила.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Людмила.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Людмила!

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Зритель: Я вам звоню по такому поводу. Я хотела узнать, прививку мне можно ли делать. У меня лимфоциты – 13,5 лейкоцитов в крови. Я была у гематолога…

Константин Чуриков: Так?

Зритель: Я была у гематолога в Барнауле, у меня брали костномозговую жидкость, сказали, что лейкоза нет. Но у меня 13,5 лейкоза в крови… ой, лейкоцитов.

Константин Чуриков: Так, сейчас спросим нашего доктора. Алексей Викторович?

Оксана Галькевич: Алексей Викторович?

Алексей Живов: Ну, увеличение содержания лейкоцитов в крови говорит о том, что либо есть какое-то воспалительное заболевание, какая-то системная инфекция, либо это может быть гематологическое заболевание системы крови. В любом случае нужно пройти обследование и исключить это. Если вы больны каким-то инфекционным заболеванием, какой-то бактериальной инфекцией, то, конечно, лучше от нее вылечиться, прежде чем вакцинироваться, потому что, скажем так, вы можете несколько ухудшить течение своего заболевания, повлияв вакциной на состояние иммунитета.

Но в целом, если у вас не будет найдено никаких серьезных проблем со здоровьем, вам можно вакцинироваться, потому что само по себе количество лейкоцитов не является противопоказанием… увеличенное количество не является противопоказанием к вакцинации.

Константин Чуриков: Вы знаете, сейчас вижу сообщение: «Помогает ли «Гриппферон» от «короны»?» И как-то я начинаю медленно сходить с ума, просто понимать, что масштабы бедствия серьезные…

Оксана Галькевич: Нет, ну подожди…

Константин Чуриков: …если люди «Гриппфероном» начинают лечить коронавирус.

Оксана Галькевич: «Гриппферон» – это что? Вот это кипятком заваривается? Или это пшикалка такая? Это что?

Константин Чуриков: Нет. Это свечи бывают. Да, Алексей Викторович?

Оксана Галькевич: Да?

Константин Чуриков: Если для детей.

Алексей Живов: «Гриппферон» – это какой-то иммуномодулятор якобы. Но это препарат, эффективность которого вообще не доказана и при гриппе тоже. Ну и к коронавирусу он не имеет никакого отношения. Вот и все.

Константин Чуриков: Просто надо все-таки иногда обращаться к специалистам, желательно чаще.

Оксана Галькевич: А ты пробовал, да? Знаешь про свечи.

Константин Чуриков: Ну, детские свечи.

Оксана Галькевич: Я хочу зачитать, Алексей Викторович, одно сообщение. Я зачитаю как есть, на самом деле, а вы как-то прокомментируете.

Константин Чуриков: Так?

Оксана Галькевич: Ну, я над тобой смеюсь, а не над сообщением.

Константин Чуриков: А, понятно.

Оксана Галькевич: Самара: «Я переболела коронавирусом полтора года назад, вакцинировавшись в августе 2021 года. При диспансеризации обнаружили очень повышенный D-ди́мер. Можно ли мне проводить ревакцинацию в марте? Спасибо. Юлия».

Константин Чуриков: С тобой нельзя ходить в поликлинику.

Алексей Живов: Надо посмотреть, почему у вас повышен D-диме́р, все ли у вас в порядке…

Оксана Галькевич: А, D-диме́р? Простите.

Алексей Живов: Да-да-да. Все ли у вас в порядке со свертывающей системой крови. Посмотреть, нет ли у вас каких-то тромботических осложнений после того, как вы переболели коронавирусом. В принципе, вакцинация имеет осложнения в виде тромбозов с частотой примерно пять тысячных… нет, простите… да, именно пять тысячных, 0,005%. Это очень низкая вероятность, но тем не менее она существует. Поэтому, пожалуйста, выясните у врачей, почему у вас повышен D-димер, нет ли какого-то риска тромботических осложнений.

Оксана Галькевич: Вот я как раз читаю, что это белковая фракция, результат распада фибрина в процессе растворения кровяных сгустков, считается информативным показателем тромбообразования.

Константин Чуриков: Оксана уже просто, понимаете, вирусолог первой пробы!

Томская область замечает, что «Гриппферон», который так смешит Оксану, назначают врачи.

Оксана Галькевич: И хорошо.

Константин Чуриков: Хороший вопрос из Москвы…

Оксана Галькевич: Я вообще против самолечения.

Константин Чуриков: Да. «Почему Россия до сих пор не может предоставить ВОЗ документы для узаконивания «Спутника V»?» – спрашивают нас зрители. Кстати, да. Ведь признавали же, что мы еще…

Алексей Живов: Да, признавали. Ну, я могу только догадываться. Это такая догадка с высокой степенью вероятности, что, видимо, во время проведения клинических исследований либо первичная документация велась не очень аккуратно, либо какие-то еще документы. Потому что клинические исследования, кроме непосредственной клинической работы с пациентами (введение экспериментального препарата, контроль за его эффективностью и так далее), клинические исследования – это огромная бумажная работа, которая должна делать по строго определенным и лимитированным правилам.

И вообще, когда проводятся клинические исследования, то приходят так называемые мониторы, когда аудируют исследование, проверяют эти документы и так далее. По всей видимости, этот процесс был не очень аккуратный, не очень хорошо налаженный в случае с клиническими исследованиями «Спутника», поэтому какие-то документы оказались не заполнены, не готовы и не могут предоставлены. Причина только в этом.

Но я надеюсь, я очень надеюсь, что Российский фонд прямых инвестиций и институт Гамалеи все-таки приведут в порядок всю свою документацию, предоставят ее ВОЗ наконец и Всемирная организация здравоохранения выдаст разрешение на применение нашей работающей, эффективной и безопасной вакцины во всем мире. И самое главное, что привитых ею будут пускать во все страны мира.

Оксана Галькевич: Вы знаете, Алексей Викторович, нам иногда зрители пишут: «Ну что вы этот ковид обсуждаете изо дня в день?» А вот звонков, между прочим, в эти полчаса столько, что не успеваем все в эфир выдавать.

Оксана из Красноярска, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы доктору задать вопрос.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Зритель: В начале 2021 года, в январе, я потеряла обоняние и в течение трех месяцев я ничего…

Константин Чуриков: Не чувствовали. Так?

Зритель: Да. Потом запахи по чуть-чуть начали как бы возвращаться, но не все запахи. Половина запахов исказилась, и до сих пор они искажены. В апреле и в мае я прививалась. И сейчас у меня после праздничных дней ревакцинация будет. В общем, у меня запахи до сих пор искажены. Я не знаю, куда обращаться. Я как бы просто к доктору не ходила, не обращалась. То ли я болела ковидом, то ли нет, но запах у меня до сих пор…

Константин Чуриков: Оксана, скажите, а запахи чего искажены?

Зритель: Запах мяса, запах лука, запах огурца. У меня до сих пор запахи… Лук воспринимается как испорченный овощ, а мясо – как протухшее мясо. И вот до сих пор я много запахов не чувствую, некоторых запахов.

Константин Чуриков: То есть это еще, наверное, влияет на режим питания все-таки, на выбор еды, да?

Оксана Галькевич: Ну да, конечно.

Зритель: Да, это влияет. От огурца, в общем, пришлось отказаться. Мясо как бы я не принимаю. Вот как бы отказываешься от некоторых продуктов.

Константин Чуриков: Серьезный вопрос, да. Оксана, спасибо.

Оксана Галькевич: Алексей Викторович, как быть в этом случае? Как восстановить эту функцию?

Алексей Живов: Ну, к сожалению, никак, потому что нет никаких способов или лекарств, которые помогут восстановить вашу чувствительность к запахам, победить эту так называемую аносмию и так далее. Только время, потому что другого здесь ничего не придумаешь.

И возможно… Это такая не научная рекомендация, а на уровне здравого смысла, по аналогии с другими видами реабилитации. В данном случае реабилитация ольфакторной чувствительности (восприятия запахов) может заключаться в том, что вы будете просто нюхать известные вам какие-то… кофе, например, лимон и так далее и воспроизводить просто в голове эти запахи. Возможно, ассоциативным путем у вас тогда произойдет восстановление этой чувствительности. Но вообще лекарство – только время. Нет ничего другого, что могло бы вам помочь.

Что касается вакцинации, то она никак не повлияет на ваше восприятие запахов. Вакцинируйтесь, пожалуйста, и соблюдайте вообще этот план вакцинации – раз в полгода.

Константин Чуриков: Зритель из Москвы, извините, пишет… Ну, из песни слов не выкинешь. Человека это интересует. Пишет: «У меня простатит. После операции какую прививку делать?»

Алексей Живов: «Спутник V». Простатит не имеет никакого отношения вообще к прививке и к выбору конкретной вакцины. Вакцинируйтесь теми вакцинами, которые есть в России.

Оксана Галькевич: И еще одно сообщение со знаком SOS: «Можно ли делать прививку при туберкулезе легких?» – Новосибирская область.

Константин Чуриков: Туберкулез всегда легких, Оксана. При туберкулезе. Точка.

Оксана Галькевич: При туберкулезе, да.

Алексей Живов: Не всегда легких, бывает и туберкулез почек, бывает туберкулез кожи и так далее.

Оксана Галькевич: Костя, я читаю как есть. Что ты…

Константин Чуриков: А, да?

Алексей Живов: В легких – чаще всего, но другие органы туберкулезом тоже поражаются.

Оксана Галькевич: Понял?

Алексей Живов: Нужно делать прививку при туберкулезе, потому что иммунитет ослаблен и легкие, возможно, поражены. Как раз эти два факта ставят таких пациентов в группу особого риска заболевания тяжелой формой коронавирусной инфекции, поэтому вакцинацию надо сделать обязательно.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Алексей Викторович.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Алексей Живов, главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук.

И спасибо, конечно, вашей коллеге Оксане Галькевич – ну просто уже врач!

Оксана Галькевич: Ну ладно!

Константин Чуриков: Вот что пандемия делает.

Оксана Галькевич: Не завидуй, Константин!

Константин Чуриков: Продолжим через полчаса. Впереди выпуск новостей на ОТР, а через полчаса вернемся. Будем рассказывать, какие события года вы считаете важными.

Оксана Галькевич: Не будем рассказывать, где точку ставить, запятой ограничимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Как себя поведут люди, ведь с QR-кодами власти решили не торопиться