Коронавирус. Главное: ковид у детей – какие симптомы и чем опасен?

Гости
Андрей Кондрахин
врач-терапевт, клинический фармаколог, кандидат медицинских наук

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. С вами Марина Калинина...

Марина Калинина: ...и Иван Князев. Как всегда в это время, говорим о последних новостях пандемии.

Иван Князев: Коронавирус у детей – какие симптомы есть и чем опасен? Также вот еще новость: «омикрон» захлестнет Европу в январе, это уже в один голос говорят все эксперты, слишком стремительно заражает он население. Понять бы, что будет у нас и какие меры мы готовы предложить, чтобы этого не случилось. А также новое лекарство от Pfizer, компания такая, которая вакцину тоже сделала. Ну и, конечно же, ваши вопросы нашим экспертам, поэтому звоните, ждем вас. Немного статистики сейчас.

Марина Калинина: Да, вот несколько цифр. 28 486 случаев заражения COVID-19 за сутки в России выявлено. Число заболевших по регионам: в Москве 3 322 человека, в Санкт-Петербурге 1 992, в Подмосковье 1 262. Скончались 1 133 человека за сутки.

Иван Князев: Андрей Кондрахин у нас сейчас на связи, врач-терапевт, клинический фармаколог, кандидат медицинских наук. Здравствуйте, Андрей Петрович.

Андрей Кондрахин: Здравствуйте.

Иван Князев: В последнее время все чаще и чаще говорят, как, например, новый штамм будет отражаться на наших детях. Какие есть симптомы? Чем он опасен? Дети все чаще болеют.

Андрей Кондрахин: Ну, на сегодняшний момент мы знаем только о 16 случаях подтвержденного нового омикрона-вируса, и пока нет данных, как он развивается у детей. Но надо сказать, что по тому, что мы уже имеем, те данные, которые мы сейчас имеем, можно сказать, что развитие вируса происходит достаточно быстро, он очень быстро мигрирует от человека к человеку, то есть его передача достаточно высокая. И вот, скажем, его свойства не так выражены, как, скажем, у дельта-штамма.

Основное преимущество, которое он проявляет, – это в основном быстрая передача. По поводу проявлений, клинической картины он показывает совершенно мягкое течение: возникает головная боль, признаки ОРВИ, как обычно, насморк даже появляется, боль в горле, также температура. Но при этом дальнейшее какое-то развитие, влияние на легочную ткань он не проявляет.

Но надо также отметить, что один случай уже описан в мире по поводу того, что происходят действительно какие-то изменения у человека, одна зафиксирована смертность вот именно от «омикрона». Поэтому надо внимательнее смотреть за развитием этого штамма, потому что его быстрота развития в популяции достаточно шокирующая. Потому что мы говорим о, скажем, случаях один-два, но в Европе уже практически мы видим, что количество возросло в разы.

Иван Князев: А те данные, которые есть, например, в Африке, вот в ЮАР, там уже достаточно много людей заразилось? И вот опять же, возвращаясь к детям, ваш коллега, главный педиатр Москвы Исмаил Осмаынов говорит, что тяжелых случаев у детей стало в 2 раза больше.

Андрей Кондрахин: Мы это фиксировали и до нового штамма «омикрон». Действительно, у детей проявления новой коронавирусной инфекции протекают достаточно тяжело, и мы это видим. Но новый вирус, он буквально только заступает, скажем, на тропу развития, поэтому нельзя сейчас утверждать, что он будет лучше или мягче. И надо сказать, что мы действительно видим, что именно «омикрон», его развитие идет в среде молодых людей, и мы не знаем, как он будет себя вести у пожилых и, скажем, у детей, у которых иммунитет еще не сформировался, то есть это возраст от 0 до 7 лет. После 7 лет вероятность того, что он будет проявлять свои худшие, скажем, стороны, маловероятна, но тем не менее надо будет внимательно изучать этот вопрос. Потому что развитие самой болезни вирус, по всей видимости, уже он приспосабливается, он обходит иммунитет, и сейчас вообще вопрос стоит о том, чтобы модифицировать вакцину, потому что очень хорошо мутировал и обходит те антитела, которые мы выработали изначально при других штаммах вируса.

Однако ж вирусологи утверждают, что вероятность того, что это будет являться по сути вакциной, потому что мы перенесем полностью вирус с минимальными потерями для организма, достаточно высока, поэтому здесь вопрос все-таки дальнейшей статистической обработки материала, и мы должны посмотреть действительно, как будет все это дело развиваться. Таких данных пока у детей нет, мы пока не видим, но хочу сказать, что другие вирусы, в частности «дельта», он очень здорово действительно в категории 7–10, 18–20 лет достаточно сильно показал свои негативные стороны, мы видели тяжелое течение в группе детей и подростков, которые действительно страдали очень сильно от этого вируса.

Марина Калинина: Андрей Петрович, в связи с тем, что вот этот сейчас появился «омикрон», о нем с каждым днем все больше и больше узнают, будет ли меняться протокол лечения?

Андрей Кондрахин: Дело в том, что мы сейчас говорим о мутации внутри вируса, которая приводит к определенному развитию осложнений, которое действительно мы должны контролировать, смотреть. Протокол обычно подразумевает ведение больных в той или иной степени развития заболевания, поэтому, скорее всего, туда будут внесены новые данные по поводу диагностики и клинической картины. А дальше будут, скорее всего, внесены изменения по ведению больных в случае тяжести состояния вот новой коронавирусной инфекции, «омикроном».

По большому счету, уже на сегодняшний момент в версии 13.1 хорошо прописана тактика ведения пациентов, и стартовать у нас есть с чем, мы понимаем, как мы будем действовать и как мы будем себя вести уже на том этапе, который есть уже сегодня. И если мы будем говорить о том, что «омикрон» будет так же способствовать худшему сценарию развития заболевания, это связано с нарушением легочной ткани, то на сегодня мы уже отработали систему, мы можем ею спокойно пользоваться. Единственное, там будут внесены новые изменения, допустим, будут какие-то препараты новые, которые будут также эффективны, и они просто расширят арсенал врача. Но сегодня мы можем помочь любому человеку, это без проблем.

Марина Калинина: Андрей Петрович, очень много вопросов нам присылают наши зрители относительно постковидных осложнений.

Андрей Кондрахин: Да.

Марина Калинина: В общем, пишут о том, что врачи методом тыка как-то пытаются бороться вот с этими осложнениями. Есть ли какая-то система, схема? Какие процедуры нужно делать, вот уже разработаны? Потому что очень многие переболевают, понятно, и даже те, кто переболел бессимптомно и не очень тяжело, все равно последствия есть, и достаточно долгое время.

Андрей Кондрахин: Абсолютно верно. Действительно, мы фиксируем последствия после новой коронавирусной инфекции, мы это видим. Причем это независимо от того штамма, который привел к этим последствиям, действительно люди определенные жалобы предъявляют. На сегодняшний момент существует документ, который позволяет контролировать реабилитацию таких больных, он входит в клинические рекомендации, временные рекомендации 13.1, так называемый реабилитационный период. Там прописаны вообще все правила, как мы должны пациенту помочь.

Плюс ко всему, у нас остается большой арсенал фармакологических препаратов, который мы на сегодняшний момент официально можем применять и помогать пациентам, это у больных с нарушением нервной системы, сердечно-сосудистой системы, эндокринологической системы, которые наиболее часто предъявляют нам жалобы на эти органы. Поэтому препараты существуют, система существует, когда их применять и какие они, даже регламентированы инструкции к этим препаратам, мы только этими инструкциями пользуюсь.

Но если говорить по букве закона, наверное, люди хотели бы знать, есть ли документ, который прописывает, какие препараты применять здесь и сейчас у конкретного больного, нет такой инструкции, потому что невозможно написать инструкцию под конкретного человека. Есть понимание, как лечить каждый отдельный случай, каждую конкретную ситуацию у каждого конкретного больного, а группы препаратов и синдромы прописаны в других заболеваниях, в том числе после перенесенных вирусных инфекций, и такие системы и рекомендации уже отработаны. Поэтому, что касается новой коронавирусной инфекции, отдельного подразделения лекарственной терапии синдрома постковидного пока нет, но я думаю, что это в ближайшее время будет разработано.

Иван Князев: Галина из Кемеровской области на связи у нас. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Вы меня слышите?

Марина Калинина: Да, очень хорошо слышим.

Зритель: Скажите, пожалуйста, у меня такой, наверное, неординарный вопрос. Есть знакомые, которые хронические алкоголики. Можно ли, надо ли их вакцинировать?

Иван Князев: Спасибо.

Марина Калинина: Андрей Петрович?

Андрей Кондрахин: Очень правильный вопрос. Ну, я могу сразу на него ответить – да, надо. И именно как раз эту группу людей обязательно, потому что мы прекрасно понимаем, что вопросы социальной дистанции и, скажем, мер предосторожности у этих людей добиться будет гораздо сложнее. Никак не влияет алкоголизм на введение вакцины, никак не влияет. Единственное, что мы просим, что после введения вакцины в первые трое суток постараться не принимать алкоголь...

Марина Калинина: А до введения вакцины?

Андрей Кондрахин: И до введения вакцины мы тоже рекомендуем воздержание. Поэтому я думаю, что не так много времени для человека, который может позволить себе выдержать паузу.

Иван Князев: Ну, это как сказать. Тут же просто, понимаете, в каком состоянии еще человек может находиться. Если у него хронические запои, то организм ослабленный, это очевидно, наверное.

Андрей Кондрахин: Ну, если мы говорим о состояниях, при которых хронический запой, то здесь, наверное, правильная тактика введения – это помощь ему в стационарных условиях, и там же можно ему поставить вакцину.

Иван Князев: Если туда пустят без прививки...

Андрей Кондрахин: Абсолютно верно, это же добровольная такая позиция гражданина должна быть.

Иван Князев: «В молодости была страшная аллергия на противостолбнячную жидкость, страшно делать прививку», – что скажете? Из Ярославской области вопрос.

Андрей Кондрахин: Если это зафиксировано в документах, то это как раз одно из противопоказаний, потому что введение одно из вакцин, которое может приносить, действительно вот противостолбнячная вакцина, она может быть и как реакция на будущие вакцины. Вопрос заключается вот как раз в необходимости введения других каких-то вакцин. Значит, понятия перекрестного нет такого, что вот введение одной вакцины и введение другой вакцины может приводить к каким-то последствиям, но мы подразумеваем о том, что такие могут быть действительно проблемы. Поэтому думаю, что надо поговорить с иммунологом, обратиться в иммунологический центр, узнать свой иммунологический статус и поставить прививку, которая менее агрессивна, такие возможности у нас есть.

Марина Калинина: Еще один звонок из Воронежа на сей раз, Вероника. Здравствуйте. Вероника?

Зритель: Да-да, я слушаю.

Марина Калинина: Да, и мы вас слушаем. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я... Ну вот у меня заболевание крови, мне все время писали, что вакцина противопоказана. А теперь вроде как те вакцины...

Марина Калинина: А теперь говорят, что можно делать прививку?

Иван Князев: Что можно делать прививку?

Зритель: Да-да.

Иван Князев: Ага. Хорошо.

Андрей Кондрахин: Ну, тоже понятный вопрос совершенно. Мы регламентируем свои действия документами к вакцине, которые прилагаются. К каждой вакцине написаны противопоказания. Вот в противопоказания входит только, в относительных противопоказаниях, обострение какого-то хронического заболевания, то есть в стадии, когда это заболевание беспокоит очень сильно гражданина, человека, то мы говорим о том, что тогда мы останавливаем период вакцинации, пока не стабилизируется организм. Если организм перешел в ремиссию, то в таких случаях мы можем поставить вакцину, и это можно сделать под контролем врачей, например госпитализироваться в один из профильных стационаров, где проводят и госпитализацию, и вакцинацию. Это будет безопасно для вас и для всех.

Иван Князев: Владимирская область...

Марина Калинина: Смотрите... А...

Иван Князев: А, ну у меня просто вопрос от телезрителя.

Марина Калинина: Давай.

Иван Князев: «Онкология левого легкого, онколог дал медотвод. Можно ли сделать прививку? Какую? Спасибо», – из Владимирской области.

Андрей Кондрахин: Очень правильный вопрос. Особенно что касательно онкологических пациентов, решает, конечно, химиотерапевт, врач-онколог. Мы говорим о том, что эта группа достаточно серьезна, она может страдать при новой коронавирусной инфекции, в период заболевания мы останавливаем проведение химиотерапевтических препаратов, лечение. И здесь надо понимать: если у человека стабильное состояние, он находится в стабильном состоянии и лечение ему сейчас не проводится, он находится в ремиссии, в таком случае мы можем говорить о том, что мы можем поставить вакцину.

Причем у нас на сегодняшний момент две, надо посмотреть, какой возраст у человека, потому что тоже надо знать, потому что каждую конкретную вакцину под конкретного человека надо подбирать. Мы можем подобрать ту вакцину, которая будет оптимальной. Но прививаться надо, потому что больные по онкологическим проблемам, они находятся в достаточно серьезной такой зоне, когда они заболевают и мы уже вынуждены останавливать лечение основного заболевания, то есть онкологические препараты мы уже не применяем.

Марина Калинина: Из Тамбовской области вопрос: «Плохо перенесла прививку, было плохо с сердцем и очень болела голова. Что делать с ревакцинацией?»

Андрей Кондрахин: Надо спросить, конечно, уточнить, это два компонента плохо было с сердцем или это были какие-то другие изменения. На самом деле это может быть просто имело место совпадение введения вакцины и т. д. Но я вам могу ответить так, что ревакцинация действительно необходима, для того чтобы отразить новые агрессии, о которых мы только что говорили, это «омикрон», там сейчас планируется введение вакцин уже модифицированных. И думаю, что вот все-таки, если есть возможность привиться... А вот те осложнения, которые вы предъявляете, нужно, конечно, изучить, выявить лабораторными инструментальными методами, понять, что же произошло. Я думаю, что ревакцинация проходит гораздо мягче, чем вакцинация, потому что там один компонент.

Иван Князев: Олег из Владимирской области на связи. Олег, приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем.

Зритель: Алло?

Марина Калинина: Да, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Ага. Можно задать вопрос? Я из Гуся-Хрустального.

Вот я сам медработник, у меня 1,5 месяца назад болел друг COVID. Я у него брал мазок сам, был первый положительный. Была температура 38, я тут ему сразу капал, антибиотики капал, потом «Дексаметазон» ему капал... Ладно. И через 10 дней я повторно взял у него этот мазок на COVID, было отрицательный.

И вот где-то позавчера я у него взял кровь на антитела, ну тест-полоской, посмотреть, есть антитела или нет, и ничего не отразилось, хотя там когда берется тест, на тесте видно, что там есть контрольная полоска такая, у него нет ни M, ни G. Что такое? Может, еще не выработались антитела? Можете мне объяснить?

Иван Князев: Я прошу прощения, Олег, вы столько медицинских манипуляций проделали – вы медик, вы врач?

Марина Калинина: Медработник, он сказал.

Иван Князев: А, медработник.

Зритель: Нет, я фельдшер.

Иван Князев: А, фельдшер, да-да-да, я прошу прощения, уточнил.

Андрей Кондрахин: Разрешите мне вначале прокомментировать вопрос применения антибактериальных препаратов при новой коронавирусной инфекции. Это очень хороший момент действительно всем объяснить, что не применяем мы на вирусную инфекцию антибиотики. Мы применяем их только в том назначении, если у нас присоединяется бактериальная инфекция, это самое важное, и прошу вот это вот запомнить. Это просто ухудшит течение болезни, особенно это выразится на изменении микробиоты кишечника. Это вот первый тезис, который я очень хотел отметить в данном хорошем очень примере.

Второй момент. Значит, если мы говорим с вами про появление ПЦР-диагностики и в первый раз вы мазок взяли и получили ответ, второй раз вы ответ можете уже не получить, потому что вирус находится гораздо ниже, он еще не нашел возможности реализоваться, он не увеличивает свой потенциал, не увеличивает, потому что вы не можете повторно, он не появляется вверх, он должен либо с мокротой отходить, либо с другими выделениями. Значит, он уже ушел настолько глубоко вниз, что мы его пока не можем выловить.

И если мы с вами говорим про антитела по экспресс-методам, надо тоже понимать, что каждый метод имеет определенный допуск и инструкция по применению прописывает четкое применение, и там так же написано: если не случилось какой-то реакции, то добавляется дополнительный раствор, для того чтобы эту реакцию ускорить. Если вы опять не видите этой ситуации, опять ничего страшного в этом нет. Дело в том, что формирование антител примерно начинается через 7–14 дней от момента заболевания, и дальше они прогрессируют вверх-вверх-вверх. Самые первые антитела – это M-антитела, они быстро достаточно увеличиваются, а в дальнейшем появляются иммуноглобулины G, по которым мы говорим о том, что процесс уже начинает выходить на стадию выздоровления и нормализации. Поэтому обращаю ваше внимание, что тестом надо тоже правильно пользоваться, бывают ложноположительные и ложноотрицательные варианты, если мы неправильно подготавливаем биоматериал.

Марина Калинина: Андрей Петрович, еще такой вопрос. Появилась информация о том, что Греция вдвое сократила срок действия сертификат для тех, кто переболел коронавирусом. У нас в России срок действия продлили на полгода, ну то есть теперь он год. Как вот... ? Кто вообще устанавливает эти сроки, сколько действуют эти QR-коды переболевших, сертификаты переболевших?

Андрей Кондрахин: По-моему, по QR-коду у нас сдвинулось до 48 часов, а по сертификату полгода, да. Но дело в том, что сертификат...

Иван Князев: По ПЦР, мы уточним, ПЦР действует 48 часов.

Марина Калинина: А это QR, мы про QR-код сейчас говорим.

Андрей Кондрахин: Если мы говорим с вами по поводу вакцинации и вот привязки именно сертификата к вакцинации, то мы пока рассчитали, что 6 месяцев – это тот минимальный, который позволяет нам находиться в зоне безопасности. Поэтому как раз 6 месяцев до следующей вакцинации, и пока ты находишься вот в этом, скажем, благополучном состоянии нормального иммунного ответа, то на эти полгода и рассчитано. Поэтому сертификат как бы привязывается к вакцинации либо к ревакцинации, вот оттуда идут эти дети.

Марина Калинина: А переболевшим?

Андрей Кондрахин: Переболевшим тоже полгода дается, потому что они уже получили естественный иммунитет.

Иван Князев: Андрей Петрович, еще одна новость, которая меня очень сильно заинтересовала, – Владимир Вольфович Жириновский у нас уже седьмую прививку сделал подряд, во всяком случае он так рассказал, и причем все время разными вакцинами, и «Спутником V», и «КовиВаком», и другими. Мне вот просто интересно, это не сильная ли нагрузка на организм, особенно в таком возрасте? Ну просто другие же тоже, наверное, захотят... Еще и за такое короткое время.

Андрей Кондрахин: Я очень благодарен вам вообще за вопросы о вакцинации и количестве вакцин, об этих страхах. Хочу вам сказать сразу: по литературным данным, проведение вакцин можно до 34 одновременно одному человеку поставить.

Иван Князев: Сразу?

Андрей Кондрахин: По литературным данным одновременно. Хочу вам сказать, что есть вакцины, которые мы с вами перенесли, которые содержали четыре вакцины от разных возбудителей, и мы их получали в детстве с вами. Поэтому в принципе, по большому счету, если мы говорим об однотипных вакцинах с однотипным действием, то никакого ответного, скажем, взаимодействия организма не будет. Первая вакцина поднимет антитела, все остальные вакцины, скорее всего, будут фоном либо прореагируют антитела как раз на введение вакцины нового антигена, таким образом, у человека не произойдет никаких выраженных изменений.

Иван Князев: Ну то есть за Владимира Вольфовича можно не переживать, все в порядке с ним будет?

Андрей Кондрахин: Да, можно. Но теперь можно внимательно понаблюдать и посмотреть, насколько в таком возрасте это все безопасно для организма.

Иван Князев: Ну вот мы, конечно, понаблюдаем с удовольствием.

Андрей Кондрахин: Ха-ха.

Марина Калинина: Киров на связи. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Хочу вот задать вопрос, это самое. Вот я в январе месяце, после Нового года, собираюсь делать прививку «Лайт». Но взяла тут бумажку, чтобы прочитать... Добрый день. У меня такой вопрос. Хочу после Нового года сделать прививку «Лайт», но вот я тут читаю, что бывает шок аллергический, уплотнение, боль, зуд. С чем это связано? И можно ли делать такую прививку? И какие бывают потом показания? И чем это потом лечится, если будет шок аллергический после такой прививки?

Иван Князев: Понятно, да, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Побочные эффекты, в общем.

Андрей Кондрахин: Ну, если мы говорим про побочные эффекты, они характерны для всех веществ, которые попадают к нам в организм, даже экзотика всевозможная, гребешки, омары, мидии и т. д. Если мы говорим про лекарственные препараты, то, конечно, мы так же понимаем, что любое введение нового вещества приводит к различным реакциям иммунной системы. Действительно, это мы описываем и пишем, мы обязаны написать, потому что есть люди, которые склонны к аллергическим реакциям, необязательно они аллергики, но имеют место склонности к аллергическим реакциям. И если мы говорим, что у человека это развивается, то 30 минут для этого и дается, чтобы в кабинете врача, рядышком он находился, мы наблюдаем за человеком и предпринимаем все методы, для того чтобы избавить его от тех последствий, если возникает какая-то реакция на вакцинацию.

Если мы говорим в целом, то реакция на вакцину практически минимальная, основное – это повышение температуры тела на 1–2 дня, это уплотнение в месте инъекции, это реакция местная, ткани так реагируют на введение укола вакцины, и, естественно, это реакция организма, который получает чужеродное вещество. Поэтому, по большому счету, никакой такой какой-то дополнительной профилактики проводить не надо. Если мы говорим, что вы аллергик и вы, например, на какие-то препараты аллергические имеете проявления, то необходимо об этом сообщить врачу. Но если вы делали первый компонент, второй компонент и ничего не было, то, как правило, никаких последствий второй компонент не вызывает.

Врачу, может быть, имеет смысл рассказать о других вакцинациях и решить для вас, потому что все то, что написано, написано для врача и в том числе для пациента, чтобы он понимал, что не так все, скажем, радужно с точки зрения введения различных веществ в организм. Но не написать мы не имеем права, потому что проводятся всевозможные исследования. Но хочу обратить ваше внимание, что это обычная, скажем, формулировка для любого вещества химической и биологической природы, потому что мы не можем контролировать все, скажем, иммунные ответы, и, конечно, мы ставим в осторожность различные проявления. Поэтому вводится в лечебных учреждениях и под контролем врача. Стоит обратить на это внимание и, может быть, провести чуть больше времени там, не 30 минут, а 40, но, как правило, 30 минут достаточно, для того чтобы понять, есть какая-то реакция или нет. А врачи рядом существуют для того, чтобы помочь эту реакцию нивелировать, то есть убрать ее, и организм не будет проявлять свои худшие, скажем, стороны.

Марина Калинина: Смотрите, из Тамбовской области вопрос: «С начала болезни (вот человек болеет коронавирусом) не сплю совсем уже 2 недели», – вот такая реакция организма.

Иван Князев: Ого...

Андрей Кондрахин: Да, одно из проявлений как раз постковидного синдрома – это как раз вот нарушения сна. Это надо обратиться к врачу-неврологу, невропатологу, психоневрологу, для того чтобы на какой-то период действительно применять лекарственные препараты для улучшения сна. И конечно же, нужно применять все возможные процедуры для улучшения сна, это прежде всего отказаться от гаджетов за полчаса до сна, притушить свет в квартире, не пользоваться телевизором, никакие возбуждающие препараты не использовать, ни алкоголь, ни курение. За полчаса до сна желательно проветрить комнату, ложиться спать в одно и то же время и желательно в темном пространстве. Таким образом мы можем постепенно улучшить выработку мелатонину. И еще улучшить потребление препаратов с триптофаном, который позволяет лучше нормализовать сон, одним из которых могут быть даже семечки из тыквы.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зинаида, Ростовская область, еще один звонок успеем взять. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем.

Зритель: Вы слышите меня?

Марина Калинина: Да.

Иван Князев: Да.

Зритель: Чем, какой вакциной лучше ревакцинироваться, «Спутник V» или «Спутник Лайк»?

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: И чем они отличаются.

Андрей Кондрахин: Хороший вопрос. Смотрите, «Спутник V» – это двухкомпонентная вакцина для начала вакцинации, а «Спутник Лайт» – это однокомпонентная вакцина для ревакцинации. Вот, собственно, такое их отличие. Поэтому, конечно, «Спутник Лайт» для этого и был придуман, для того чтобы делать именно ревакцинацию, потому что там один компонент для поддержания иммунитета в напряженном состоянии.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Андрей Петрович!

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Андрей Кондрахин, врач-терапевт, клинический фармаколог, кандидат медицинских наук, был с нами на связи. Говорили о коронавирусе, отвечали на ваши вопросы. Завтра продолжим, так что те, кто не дозвонился, сделайте это завтра.

Идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
«Омикрон» захлестнет Европу в январе, а когда нас?