Коронавирус. Главное: новая мутация ускорит пятую волну COVID-19?

Гости
Алексей Живов
главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук

Виталий Млечин: Ну а мы начинаем с главного – с ситуации с коронавирусом. Уровень заболеваемости постепенно снижается в России. Об этом говорит статистика оперативного штаба. Вот за сутки выявлено меньше 33 тысяч новых случаев заражения, а выздоровели больше 35,5 тысячи пациентов. Но по-прежнему уровень смертности близок к максимальным значениям с начала пандемии: за сутки от ковида умерли 1 226 человек.

Тамара Шорникова: В регионах вступают в силу новые ограничения. Система QR-кодов сегодня начала работать на входе в вузы Амурской области. Там же губернатор поручил организовать дополнительные выездные бригады для того, чтобы прививать жителей старше 60 лет. В Тюменской области сегодня ввели обязательную вакцинацию для сотрудников отраслей ЖКХ, культуры, а также для представителей СМИ.

Виталий Млечин: И при этом из ЮАР приходят тревожные новости, там быстро распространяется новый штамм «омикрон». За сутки вдвое выросло число заболевших. Инфицированных «омикроном» выявляются и в других странах. На этом фоне звучат мнения, что новая – уже пятая – волна ковида в нашей стране может начаться в январе. Насколько она будет сильной?

Какая ситуация в вашем регионе прямо сейчас? Расскажите нам, пожалуйста. 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира. 5445 – бесплатный номер для ваших SMS-сообщений. Мы ждем вас в эфире.

Ну а сейчас мы побеседуем с Алексеем Живовым, главным врачом Ильинской больницы, кандидатом медицинских наук, доцентом. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Алексей Живов: Добрый вечер, здравствуйте.

Виталий Млечин: Давайте, наверное, начнем с этого нового штамма. Что о нем известно? Потому что приходит противоречивая информация. С одной стороны, в ЮАР резко выросло количество заболевших за сутки – в два раза. И вроде как очень заразный штамм. С другой стороны, вроде смертность от него не очень высокая. Что известно к этой минуте?

Алексей Живов: Ну давайте сразу проясним ситуацию просто, чтобы люди питались не слухами, а данными специальной медицинской литературы, которые есть сейчас о штамме «омикрон».

Если говорить коротко, то пока про него ничего не известно. И медицинское сообщество говорит, что нужно где-то от двух до четырех недель, чтобы понять взаимодействие нового штамма, во-первых, с людьми, то есть как он заражает, больше ли по сравнению со штаммом «дельта», как на него реагирует человеческий иммунитет и каким образом он будет взаимодействовать с иммунитетом переболевших конкретно другими штаммами, в частности «дельтой», и вакцинированных, то есть как вакцинированные будут реагировать на внедрение этого нового вида коронавируса.

Виталий Млечин: Да-да, вот это, конечно, очень волнует – будет ли вакцина действовать на этот штамм.

Алексей Живов: Да-да-да. Что делается в настоящее время? В настоящее время штамм «омикрон» выделен, и есть два варианта, то есть это чистая культура вируса и так называемый псевдовирус, то есть некая синтезированная копия этого штамма, которая используется в научных исследованиях.

Практически все крупные лаборатории мира, которые занимаются исследованиями, уже получили образец штамма, в том числе лаборатории крупнейших производителей вакцин: Pfizer, AstraZeneca и так далее. Я думаю, что, наверное, и в России тоже институт Гамалеи, может быть, уже располагает культурами этого штамма. Может быть, еще и нет. Ну, тем не менее, я уверен, что это будет.

Если говорить коротко, то есть хорошая новость. Большинство производителей вакцин говорят, что если нужно будет создать какой-то новый вариант вакцины, то на это уйдет не более двух месяцев. То есть никакой большой проблемы с этим нет.

Сейчас пока что делают с культурой штамма? Ее добавляют в сыворотку переболевших (вы знаете, что сыворотка переболевших в том числе используется в лечебных целях), насколько она подавляет рост и размножение вируса. И ее добавляют в сыворотку вакцинированных, и проводят эксперименты, насколько сыворотка вакцинированных подавляет рост этого вируса. И эти эксперименты сейчас в ходу. Результаты пока еще не получены. И на то, чтобы получить какие-то результаты, опять же требуется несколько недель. Я думаю, что, наверное, в среднем две-три.

Вот через это время вкупе с клиническими данными… Вы говорите, что в ЮАР растет заболеваемость. Не факт, что из-за варианта «омикрон», а там просто растет заболеваемость, и все. Потому что идентифицировать вирус – это не такая простая задача, и на это тоже требуется время, и ресурсы определенные, и реактивы определенные, чего в широком распространении нет в ЮАР, это точно. Поэтому говорить, что там растет заболеваемость за счет «омикрона» – это некоторая фантазия.

Поэтому дайте, пожалуйста, время медицинской науке. Ученые всего мира сейчас активно работают. Я думаю, что где-то к середине декабря мы будем уже знать об «омикроне» гораздо больше, чем сейчас.

Тамара Шорникова: Алексей Викторович, а как должны вести себя власти, правительства разных стран, чтобы как раз у врачей было достаточное количество времени на изучение штамма? Вот смотрела интервью тех, кто живет в ЮАР сейчас, и там говорят, что никаких дополнительных ограничительных мер не вводится, там действует (кажется, это так называется) локдаун уровня 1, то есть там есть комендантский час в ночное время, есть определенные ограничения на авиасообщение, маски, дистанция и так далее. Но, несмотря на дополнительный такой всплеск заболеваемости, каких-то дополнительных мер нет.

У нас сейчас есть определенные ограничения на авиасообщение, есть намерение вводить карантин для пребывающих из стран Африки. Что еще мы можем сделать и другие государства, чтобы как раз дать время нужное на изучение и разработку?

Алексей Живов: Я понял ваш вопрос. Основы этой политики уже сформулированы. То есть в большинстве стран мира уже сейчас действуют достаточно жесткие ограничения. И вводить более жесткие пока никто не собирается. Ну, контроль за масочным режимом, дистанция, обработка рук.

Но важнейшей задачей, которую сформулировал в частности Энтони Фаучи… А это главный эпидемиолог США, известный человек. Он сказал следующее: «Нужно срочно довакцинировать тех, кто еще не привит». Это задача первая.

Вторая задача, не менее важная, – это ревакцинировать тех, у кого после вакцинации прошло более шести месяцев. В частности, сейчас в Южно-Африканской Республике дополнительные средства и силы брошены на то, чтобы довакцинировать и ревакцинировать. То же самое происходит сейчас во многих странах мира.

Для России это задача чрезвычайно актуальная. У нас очень распространены антиваксерские настроения, к сожалению, которые ни на чем не основаны абсолютно, не имеют никаких научных обоснований. Но у нас большое количество людей до сих пор не вакцинировано и не ревакцинировано, поэтому нужно сейчас производить достаточное количество вакцины, принимать различные организационные меры, для того чтобы вакцинировать как можно больше людей.

Вы упомянули Тюменскую область, что там введена обязательная вакцинация. Для кого? Для сотрудников сферы торговли, развлечений и так далее. А почему для врачей, почему для медработников не вводят обязательную вакцинацию? Это как раз те, для кого это должно быть в первую очередь. Потому что одной из проблем является то, что у нас недовакцинированы медики. И некоторые врачи распространяют информацию абсолютно противоположную истине о том, что вакцинироваться или не нужно, или они расширяют противопоказания для вакцинации.

Вот с этим всем нужно заканчивать. Нужно заниматься тем, что население было максимально вакцинировано – так, как это наблюдается в среднем в Европе. Ну, хотя бы дойти до цифры 70%, а лучше выше.

Тамара Шорникова: Алексей Викторович, а вас это не удивляет? Как вы объясняете как раз такое нежелание вакцинироваться именно среди врачей? Потому что как раз эти люди, обладая определенным образованием, должны были, мне кажется, в первых рядах занять очередь на вакцинацию. Почему так происходит?

Алексей Живов: Потому что образование плохое. Это мой первый ответ. У нас примерно 80% врачей не читают по-английски. Основная литература, которая доступна о коронавирусе, как и о многих других медицинских отраслях, – это англоязычная литература. Это статьи, это публикации, которые постоянно идут. На русском языке пишется, к сожалению, мало, недостаточно. Хотя есть хорошие публикации, появляются и так далее, но их крайне мало! А читать по-английски наши врачи не могут. Поэтому они фантазируют, они на основе своих теоретических знаний строят какие-то псевдотеории, вот эту псевдоинформацию выдают пациентам очень часто. То есть проблема, к сожалению, банальная – необразованность. Вот и все.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок вместе – Ольга, Подмосковье. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела задать вопрос доктору. Я вакцинировалась «Спутником», ревакцинировалась «Спутником Лайт». Вот сейчас мне надо делать вторую ревакцинацию. Каким препаратом я могу сделать ее?

Виталий Млечин: Понятен вопрос, спасибо.

Алексей Живов: А когда вы успели вакцинироваться и ревакцинироваться? Какие сроки? Когда была вакцинация и когда была ревакцинация?

Зритель: Декабрь – была вакцинация. В феврале была ревакцинация.

Алексей Живов: Наверное, вторую дозу вы получили в феврале?

Тамара Шорникова: Да, это слишком короткий срок для ревакцинации.

Алексей Живов: Очень короткий срок.

Зритель: Ну, в любом случае мне бы хотелось получить ответ. После ревакцинации «Спутником Лайт» вторую ревакцинацию какой вакциной мне возможно сделать?

Алексей Живов: Ну смотрите. Здесь нет четкого ответа. Пока основная масса Земли ревакцинируется только, а не повторно ревакцинируется, поэтому этот вопрос недостаточно проработан. Но многие вирусологи говорят о том, что ревакцинироваться несколько раз векторной вакциной не рекомендуется. Хотя есть мнения, что можно это делать несколько раз.

У меня мнение следующее. Конечно, было бы хорошо ревакцинироваться повторно, то есть через год после вакцинации, если пандемия останется и будет такая же напряженная ситуация, то какой-то другой вакциной. Ну, в России это может быть так называемая «чумаковская» вакцина, центра Чумакова.

Виталий Млечин: «КовиВак».

Алексей Живов: «КовиВак», да, совершенно верно. И, конечно, было бы хорошо, если бы мы получили доступ к мРНК-вакцинам, которые также расширили бы возможность ревакцинирования. Потому что, скажем, наша вакцина аналогична векторной вакцине AstraZeneca, но аналогам вакцинам Pfizer и Moderna у нас нет, то есть мРНК-вакцинам. Конечно, одной из актуальных задач для борьбы с пандемией все-таки была бы, скажем так, возможность доступа к вакцинам, которые производятся не только в стране.

Виталий Млечин: Практический вопрос из Красноярского края: «Вакцинация была «Спутником» в апреле. В июне переболела легко. Когда ревакцинироваться?»

Алексей Живов: Ревакцинироваться в сроки от трех до шести месяцев после того, как переболели.

Виталий Млечин: А, то есть уже пора, получается, да? Если от июня полгода отсчитать, значит, сейчас самое время.

Алексей Живов: Да.

Виталий Млечин: Еще один звонок?

Тамара Шорникова: Да. Людмила, Челябинск. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой же вопрос. Я в апреле сделала прививку, в октябре переболела.

Тамара Шорникова: Когда делать повторную прививку?

Зритель: Ревакцинацию.

Тамара Шорникова: Ревакцинацию, да?

Алексей Живов: Опять же сроки – от трех до шести месяцев после того, как вы получили отрицательный тест, когда переболели.

Тамара Шорникова: Алексей Викторович, вот новость сегодняшняя: ученые китайские обнаружили антитело для разработки универсальной вакцины от COVID-19. Это обычная рутинная работа по созданию новых вакцин или какое-то фундаментальное открытие?

Алексей Живов: Нет, это обычная работа, которую делают не только в Китае. Наверняка эти универсальные антитела или какие-то возможности для создания более универсальных вакцин, ими обладают ну практически все производители вакцин. И я думаю, что в центре Гамалеи будут оспаривать приоритет Китая тоже.

Тамара Шорникова: Мнения и вопросы от наших телезрителей, сейчас некоторые зачитаем по эсэмэскам. Есть из Краснодарского края: «Четвертая, пятая волна, мутации, новые штаммы, которые так или иначе снижают эффективность вакцин». Когда, по-вашему, будет точка невозврата? Когда мы точно поймем, что нужны новые вакцины, потому что эффективность упадет до такой степени, что уже будет нецелесообразно прививать?

Алексей Живов: Ну, это нагнетание определенное истерии. Я в начале нашей с вами встречи уже говорил о том, что то, что этот новый штамм «омикрон» будет более агрессивный, чем «дельта» – это пока еще никто не установил и не доказал. Это раз. То, что он будет преодолевать защиту от вакцин, тоже пока никто не подтвердил и не доказал. Дельта-штамм несколько снизил способность вакцин приостанавливать инфицирование, но он практически никак не повлиял на эффективность вакцин от тяжелого заболевания и от смерти от ковида.

Поэтому давайте не будем торопиться, потому что, может быть, этот новый штамм, как раз, наоборот, будет менее вирулентным и приблизит нас к тому, что коронавирусная инфекция станет обычной сезонной вирусной инфекцией, как грипп. Поэтому не надо спешить. Практически все вирусологи говорят, что нет никакой проблемы создать новую вакцину. На это уйдет опять же от нескольких недель до трех месяцев. Поэтому у ученых, у вирусологов, у тех, кто занимается разработкой вакцин, проблем никаких нет. Не надо вообще нагнетать панику, все будет хорошо.

Тамара Шорникова: Безусловно, надеемся на это. Но «омикрон», очевидно же, не последний штамм. Я думаю, что мы изучим все буквы греческого алфавита так или иначе. И так или иначе – хоть на 5%, хоть на 7% – они снижают все-таки эффективность вакцин постепенно.

Алексей Живов: Вы это откуда берете, такие данные про 5–7%? Никто этого не знает. Пока что есть только один факт: примерно на 20–30% дельта-штамм снизил эффективность существующих вакцин в профилактике заражения коронавирусом. Это установленный факт. Других фактов нет, особенно про штамм «омикрон». Будет ли он дальше снижать эффективность существующих вакцин – мы не знаем.

Еще раз, давайте подождем результатов научных исследований и не будем фантазировать, нагнетать ситуацию. Она и так сложная, а если ее еще нагнетать, то… Ну зачем это нужно?

Виталий Млечин: Ни в коем случае! Мы разобраться пытаемся, а вовсе не нагнетать.

И еще несколько практических вопросов. Вопрос, который достаточно часто возникает: «Можно ли вакцинироваться кормящей матери?»

Алексей Живов: Можно и нужно, потому что кормящая мать, у нее иммунитет несколько ослаблен. И для того чтобы кормить дальше и не болеть коронавирусом, ей надо вакцинироваться. Никакого вреда от вакцинации лактирующих нет. Это уже установлено. И уже давно достаточно, несколько месяцев как лактирующим рекомендуется вакцинация

Тамара Шорникова: Сахалинская область: «Сделала «ЭпиВакКорону» 16 ноября. Вторую следует сделать тоже «ЭпиВакКороной», ревакцинироваться, или какой-то другой вакциной можно?»

Алексей Живов: К сожалению, о вакцине «ЭпиВакКорона» каких-то опубликованных данных, кстати, как и о «КовиВаке», просто нет, поэтому я комментировать это не могу. Я могу комментировать и давать какие-то рекомендации только относительно той вакцины, о которой есть статьи, литература какая-то и данные, опубликованные в научной периодике. Это «Спутник V».

Все остальные вакцины, которые есть в России, к сожалению, они еще не завершили клинические исследования. Тем более публикаций о них, к сожалению, пока что нет. Ну, там рекомендуют что-то производители, но это, скажем так, гипотезы. Поэтому что-то сказать определенное про ревакцинацию «ЭпиВакКороной» я не могу.

Виталий Млечин: Вот еще тоже вопрос важный: «Вакцинировалась «Спутником» в мае этого года, сейчас нужна ревакцинация. Возможна ли она при беременности 15 недель? И какой вакциной, если да?»

Алексей Живов: Возможна любая вакцинация «Спутником». Это вакцина «Спутник Лайт». И во время беременности это тоже возможно делать. Никаких проблем от вакцин в плане их какого-то воздействия на плод никто еще не сообщал.

Виталий Млечин: Звонок.

Тамара Шорникова: Да, еще один телефонный звонок – Любовь, Ульяновск.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Любовь, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста… У меня ревматоидный артрит. Я хотела сделать летом прививку, и мне отказали в прививке, сказали, что с моим заболеванием нельзя делать. Может быть, сейчас что-то изменилось за это время? Может быть, какая-то вакцина есть, которую можно делать с моим заболеванием?

Тамара Шорникова: Спасибо.

Алексей Живов: Справедливый вопрос, потому что, действительно, ревматоидный артрит, как и многие другие… ну, не многие, а некоторые другие аутоиммунные заболевания, является противопоказанием, реальным противопоказанием к вакцинации. И была целая серия сообщений о том, что вакцинация утяжеляет течение ревматоидного артрита. Правда, в более поздних публикациях доказали, что это, в общем-то, не так.

Коротко говоря, если ваш ревматоидный артрит хорошо контролируется лекарственной терапией и симптомы сейчас умеренные, вы под контролем врача, то, может быть, даже в стационарных условиях можете выполнить вакцинацию.

Виталий Млечин: Из Барнаула вопрос: «Привилась 10 июня «ЭпиВакКороной», 10 декабря нужно ревакцинироваться. Какой вакциной лучше это сделать?»

Алексей Живов: Лучше просто заново… не ревакцинироваться, а вакцинироваться вакциной «Спутник V».

Виталий Млечин: А, то есть лучше сделать полный «Спутник V»?

Алексей Живов: Просто сделать нормальную вакцинацию, сделать две дозы, и все.

Тамара Шорникова: В России зарегистрирована вакцина для подростков (12–17 лет) от производителя «Спутника V». Прививки тинейджерам начнут делать уже в декабре. При этом на совещании с президентом он говорил о том, что, наверное, стоит также вести активную работу по разработке вакцины для меньшего возраста – от двух лет. Как вам кажется, когда действительно массово начнут у нас прививать подростков? Нужно ли маленьких детей прививать? Что во врачебном сообществе думают на этот счет?

Алексей Живов: Ну, во врачебном сообществе однозначное мнение о том, что надо вакцинировать детей. И пока идут испытания зарубежных вакцин. Буквально от нуля до пяти лет – это одна группа. Потом группа от пяти до двенадцати и так далее. Полученные данные пока что опубликованы для детей от пяти лет. И они говорят о том, что эта вакцинация эффективна и безопасна. И уже есть рекомендация вакцинировать детей от пяти лет – чем, собственно говоря, Израиль сейчас активно и занимается.

Ну и в России есть очень много сообщений, просто мои и коллеги, и знакомые говорят о том, что сейчас в детских садах очень распространяется ковидная инфекция, болеют дети двух лет, трех лет, четырех лет и так далее.

Виталий Млечин: А насколько тяжело они болеют? Есть ли опасность их жизни? Или это все-таки достаточно легко?

Алексей Живов: Вы знаете, по моим последним данным, где-то 15–20 детей в возрасте моложе 14 лет ежедневно в Москве госпитализируются. Ну, это данные, промелькнувшие, так сказать, не в научной литературе, а просто в прессе. Дети сейчас болеют, в том числе и тяжело, поэтому детей надо вакцинировать, по этой причине.

Вторая причина, почему детей надо вакцинировать: большая часть детей болеет легко, даже бессимптомно, и они просто распространяют инфекцию, заражают и детей, и взрослых. Поэтому вакцинация детей – это не менее важная задача, чем вакцинация взрослых.

Виталий Млечин: Давайте послушаем еще одну нашу телезрительницу из Саратовской области. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хотела бы задать вопрос. У меня ребенок с пороком сердца, тетрада Фалло, мы трижды оперированы, 18 лет. Мы не знаем, что нам – делать/не делать.

Виталий Млечин: Понятен вопрос. Алексей Викторович?

Алексей Живов: Нет никаких противопоказаний, связанных с тетрадой Фалло, для вакцинации, поэтому можете вакцинироваться.

Виталий Млечин: Коротко и ясно.

Еще успеем пару вопросов. Самарская область: «Переболела год назад. Сдала анализ на антитела. Коэффициент – 13,8. Зачем мне делать прививку?» Вот такие вопросы часто к нам поступают: человек переболел, антитела показывает анализ, зачем прививаться?

Алексей Живов: Ну, ответ на этот вопрос очень простой. Иммунитет, который обеспечивает вакцина, он шире и, так сказать, к более, что ли, разнообразным штаммам коронавируса он активен, чем к тем, чем вы переболели. Вы могли переболеть первым каким-нибудь альфа-штаммом, который был в первую и во вторую волну, а столкнетесь со штаммом «дельта» – и заболеете.

Поэтому все ведущие мировые медицинские организации, типа Всемирной организации здравоохранения, центра по контролю за заболеваемостью разных стран Европы, Соединенных Штатов, все рекомендуют переболевшим вакцинироваться в обязательном порядке в сроки от трех месяцев после того, как у вас был отрицательный тест. Вот так существует сегодня рекомендация.

Титр антител сам по себе, к сожалению, не является окончательной информацией о том, надо вам вакцинироваться или не надо, потому что эти антитела могут быть выработаны к определенному штамму, может быть какой-то мутант и так далее. То есть вы просто рискуете. Поэтому вакцинируйтесь, пожалуйста! И то, что вы переболели, не является поводом для того, чтобы это откладывать.

Тамара Шорникова: Уже поговорили, то все-таки еще раз для телезрителя из Кемеровской области, потому что указывает, что сделал как раз тест на антитела, и, по мнению телезрителя, зашкаливает показатель антител – 1 772. Правда, по какой шкале – непонятно. В любом случае нужна вакцинация, все равно?

Алексей Живов: Еще раз, уровень антител ничего не гарантирует, к сожалению. Это показатель, на который мы сейчас ориентируемся – на титр нейтрализующих антител к S-белку. Но это лишь ориентир. А в целом, еще раз, ведущие медицинские организации мира рекомендуют переболевшим вакцинироваться в сроки от трех месяцев после их отрицательного теста. Вот такая есть рекомендация. Дальше – ваша воля. Конечно, вас заставить невозможно, но медики…

Тамара Шорникова: Экспертное мнение таково.

Алексей Живов: Да.

Виталий Млечин: Алексей Викторович, и последний вопрос, успеем: «После вакцинации вакциной «КовиВак» антитела не появились. Что делать? 62 года», – возраст указывает наш зритель.

Алексей Живов: Вакцинироваться вакциной «Спутник V».

Виталий Млечин: Вакцинироваться «Спутником V».

Спасибо, спасибо вам большое. Алексей Живов, главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук, доцент, был с нами на прямой связи. Мы говорили о коронавирусе.

Сейчас прервемся и сразу после будем говорить о возможном новом ядерном противостоянии. Не уходите!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Обсуждаем последние новости о ковиде