Коронавирус. Главное: новый симптом штамма «омикрон»

Гости
Николай Крючков
иммунолог, кандидат медицинских наук

Виталий Млечин: Программа «ОТРажение» в прямом эфире «Общественного телевидения России» продолжается, по-прежнему здесь, в этой студии, Ксения Сакурова и Виталий Млечин. Переходим, как всегда после часовых новостей, о коронавирусе будем говорить в ближайшие полчаса. Есть о чем рассказать, хоть одна положительная новость о коронавирусе, он все время подкидывает темы для беседы.

Ксения Сакурова: Да, мы продолжаем следить за ситуацией в стране и в мире. За последние сутки в России заразились более 27 тысяч человек, выздоровели 30 059 пациентов, 1 019 человек скончались.

Виталий Млечин: Ну вот на фоне постепенного снижения заболеваемости власти разных российских регионов начинают смягчать ограничения. Так, на Камчатке отменяют QR-коды на транспорте, в Забайкальском крае разрешили проведение корпоративов. А в Москве сегодня тоже меняются правила: срок действия QR-кодов, которые получают переболевшие люди, продлили до года, раньше на полгода выдавали. Ну а сертификаты, выданные на основе ПЦР, действительны только 2 дня, раньше было 3.

Ксения Сакурова: А в Европе, наоборот, пока не расслабляются. Париж может остаться без новогодних гуляний, традиционные торжества на Елисейских полях уже отменены. Некоторые страны вводят штрафы за отказ от вакцинации: в Греции меры начнут действовать с середины января, штрафовать на 100 евро за отказ от прививки будут граждан старше 60. В Австрии за такое же нарушение придется заплатить до 7 200 евро. Роспотребнадзор возможность введения подобных штрафов для антипрививочников пока изучает, об этом заявила глава Роспотребнадзора Анна Попова.

Виталий Млечин: 700 евро – это около 50 тысяч рублей, так грубо говоря...

Ксения Сакурова: 7 200 евро, 7 200 евро.

Виталий Млечин: Так я и говорю, это около 50 тысяч рублей, грубо говоря.

Ксения Сакурова: Да? У меня калькулятор в голове не так хорошо работает.

Виталий Млечин: Нет, неправильно я посчитал, это гораздо больше.

Ксения Сакурова: Гораздо больше.

Виталий Млечин: Это 500 тысяч рублей.

Ксения Сакурова: Это полмиллиона.

Виталий Млечин: Ничего себе!

Ксения Сакурова: Огромные штрафы, да.

Виталий Млечин: Хорошо, что у нас пока не вводят подобных наказаний.

Ксения Сакурова: Как вы считаете, не рано ли мы расслабляемся? Может быть, нам тоже стоит немножко попридержать наши новогодние гуляния, поосторожнее себя вести в эти праздники? Или все-таки смягчение ограничений нам на пользу? Позвоните, напишите, расскажите, как ситуация в вашем регионе.

Виталий Млечин: Да. 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – бесплатный номер для ваших SMS-сообщений. Ну, вот эта идея штрафа в полмиллиона как-то не дает мне покоя – что вы думаете по этому поводу? Стоит ли вообще за что-нибудь штрафовать на такие деньги?

Ну а мы сейчас побеседуем с Николаем Крючковым, генеральным директором контрактно-исследовательской компании, иммунологом, кандидатом медицинских наук. Николай Александрович, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Николай Крючков: Добрый день.

Виталий Млечин: Николай Александрович, ну, снижаются цифры и заболеваемости, и смертности, к счастью. Это о чем говорит, что можно немножко расслабиться, или лучше не надо?

Николай Крючков: Лучше не надо, потому что мы видим, что снижение, хоть оно и есть, но оно, во-первых, идет очень медленно, во-вторых, с моей точки зрения, оно уже фактически остановилось. Например, в столице нашей с вами, городе Москва, уже идет обратная тенденция, уже идет нарастание количества новых случаев, нарастание заболеваемости. Мы должны понимать, что у нас огромная страна по территории, не очень плотно, не очень высокая плотность населения, поэтому, естественно, эпидпроцесс будет происходить в несколько региональных волн. Основная – это, собственно, Москва, потом Санкт-Петербург, как уже было неоднократно, потом крупные города-миллионники и уже потом Сибирь, отдаленные регионы, поэтому это не одномоментно все будет происходить, это будет размазано.

Но то, что мы видим в Москве уже, показывает нам, что «омикрон» не просто есть, а он уже, в общем-то, скажем так, начинает активно распространяться. Да, может быть, еще фаза быстрого распространения не наступила, хотя я скажу, что фаза быстрого распространения, чтобы было понятно, это максимум недели две до полного доминирования «омикрона», ну то есть это очень быстро. Поэтому, скорее всего, она уже в ближайшие дни у нас начнется, по крайней мере в Москве, и мы до конца Нового года, по моим прогнозам, увидим большинство случаев коронавирусной инфекции, по крайней мере Москва и Санкт-Петербург, наверное, будут уже приходиться на «омикрон». Поэтому это дело буквально двух недель максимум.

И естественно, в этой ситуации, когда у нас, в общем, и так, и без того высокая заболеваемость и высокая смертность на фоне «дельта», волны предшествующей, которая так и не завершилась, говорить о том, и тем более с высокой угрозой накрытия нас омикрон-волной, думаю, что особо говорить о том, чтобы расслабляться, ну не приходится, увы.

Ксения Сакурова: А что мы сейчас знаем про «омикрон»? Очень много сообщений о том, что он более заразен, но вроде как менее опасен. Подтверждаются ли вот эти первые заявления?

Николай Крючков: Ну, заявления уже далеко не первые и даже не вторые. Мы помним, в общем-то, со второй половины ноября, в общем, звучали разные оценки. И действительно, мейнстримовская оценка по крайней мере в нашей стране, по крайней мере на мой взгляд, – это как раз, да, высокая заразность, но очень низкая патогенность. Я даже слышал оценки от ряда специалистов, как-то они посчитали, что в 10 раз более низкая патогенность. Я не знаю, как они посчитали, но тем не менее.

Но я говорю о следующем. Значит, первое, что уже понятно, – это значительно бо́льшая заразность, где-то в районе 30% как минимум плюс, то, что вот я изначально говорил еще в ноябре месяце. Это понятно, в общем, у специалистов здесь разночтений не вызывает этот вопрос.

Второй момент. Также разночтений у специалистов не вызывает тот факт, что такое большое количество мутаций, напомню, их там под 50, из них больше половины приходится на, собственно, ключевой элемент, S-белок – это больше половины всех мутаций, из них где-то 70–80% идет на RBD-домен тот самый, который связывается с клетками, с АПФ2-рецепторами на клетках тела человека и, собственно, представляет наибольший интерес. Так что, безусловно, такая история, изначально, в общем, предполагали, что в связи с этим данная омикрон-линия лучше уходит из-под действия ранее сформировавшегося естественным или поствакцинного активного специфического иммунитета. Это подтверждается. Мы знаем, что уже есть лабораторные данные, о которых мы говорили недели две назад, говорили, что вот они должны появиться, они появились. Да, не в полном объеме, но уже в значительной степени понятно, что где-то раз в 40 ослабляется нейтрализующая способность сыворотки крови в сравнении с ранними постуханьскими вариантами или с уханьским и где-то раза в 4 по сравнению с «дельтой».

Это не говорит о таком же ослаблении эпидемиологической или профилактической эффективности, здесь не надо путать, это совершенно разные вещи. Конечно, профилактическая эффективность тоже пострадает, но я думаю, что не настолько кардинально, может быть, где-то на 15%, может быть, максимум на 20%, это если мы говорим о заболевании как таковом. Если говорим о тяжелом течении, смерти и прочее, то где-то 5–7%, как вот я изначально предполагал, думаю, такое вот ослабление и будет, то есть не очень заметное, не очень значительное. Это говорит о том, что уже существующие вакцины, в общем, работают от тяжелого течения, госпитализации, смерти особенно, но и в том числе в меньшей степени работают и от заболевания COVID-19 даже легкой степени тяжести, поэтому здесь, конечно, тоже, в общем, ничего катастрофического не произошло.

Что касается патогенности, это как раз тот вопрос, который вызывает большие разночтения. На сегодняшний день надо понимать несколько моментов. Первое: Южная Африка, где, собственно, началась вся эта история с «омикроном», как считается, там, соответственно, понятно, население более молодое, чем в Европе, чем в России, притом заметно более молодое. Кроме того, сама вспышка началась с молодых людей, в частности, был охвачен вспышкой университет в Претории, там, понятное дело, студенты, они, в общем, очень молодые люди, не страдающие какими-то заболеваниями. Поэтому понятное дело, что первая часть вот этой волны, начальная заболеваемость, она как раз была связана с более легкой, меньшей госпитализируемостью, меньшей значительно летальностью, чуть ли не в 3 раза, по данным одного из исследований, низкого качества, правда... Но, в общем, есть какие-то моменты для оптимизма.

То же самое, кстати, мы говорим о первых жертвах «европейской» вспышки, то есть тех людей, которые заразились, они тоже молодые люди, мы знаем, что и корпоративы, и детские рождественские обеды, и прочее-прочее, они отдельно описаны в СМИ и в Малаге, и в выборке в Дании, и в Осло в Норвегии, и в Германии в нескольких городах, и в Британии в Шотландии и в Англии – в общем, все эти вещи описаны. И там в основном все молодые люди до 50 лет были, поэтому неудивительно, что начальная часть была связана с более легким течением. Но как только на пожилых перейдет, я думаю, что картина будет близка к тому, что мы видели у «дельты». Но даже если будет несколько меньшая патогенность, это надо понимать, раза в два, например, а то и в три, то бо́льшая заразность, скорее всего, эту более низкую патогенность с лихвой перекроет и мы все равно увидим абсолютный рост количества госпитализируемых в больницы, в отделениях реанимаций и, к сожалению, умирающих.

Поэтому пока, на сегодняшний день никаких данных, говорящих, что на популяционном уровне это более легкая линия, к сожалению, нет. Если это вдруг окажется так... Пока нет данных, пока можно только фантазировать и желать этого, но данных нет. Если действительно это окажется так, узнаем мы не раньше, чем в конце января следующего года, то, соответственно, выдохнем и скажем, что действительно рождественский подарок пусть не в полном объеме, но тем не менее состоялся и можно как-то корректировать противоэпидемические меры, но сейчас совершенно не время для этого.

Виталий Млечин: Сейчас время послушать наших зрителей. Валентина из Оренбургской области. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы в эфире.

Зритель: Можно говорить, да?

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Зритель: Вот на прошлой неделе у вас выступала женщина-эксперт по вопросам COVID тоже в это же время.

Виталий Млечин: Так.

Зритель: И вот ей задали вопрос телезрители, если, например, человек заболел COVID в легкой степени и он даже об этом может и не знать, и в это же время он сделает прививку от коронавируса, что будет? Она ответила, что иммунитет у этого человека возрастет многократно. Вы понимаете, я полностью с ней не согласна. Когда человек болеет уже коронавирусом, пусть даже в легкой форме, ни в коем случае нельзя делать прививку! Я так считаю. Я вообще имею отношение к медицине. Вы понимаете, человек болен, ему еще вакцину вводят.

Ксения Сакурова: А вы какое отношение к медицине имеете? Вы врач? Вы медицинский работник?

Зритель: Да, я медработник, и я считаю, что это в корне неправильно, потому что люди могут это принять за правду и пойти делать прививку, будучи больными. Я считаю, что это неправильно. И вообще считаю, что перед прививкой каждому надо бы сделать экспресс-тест, потому что молодые могут болеть бессимптомно, но вирус-то в крови есть, и мы еще добавим ему вакцину, тут уж никакой не иммунитет.

Ксения Сакурова: Давайте...

Зритель: Поэтому, может быть, много осложнений от прививки и люди отказываются делать, понимаете?

Ксения Сакурова: Да, понятно, понятно.

Виталий Млечин: Очень интересная мысль, спасибо большое.

Ксения Сакурова: Коллегу вашего спросим. Николай Александрович, как все-таки правильно поступать?

Николай Крючков: Ну, во-первых, если человек уже болен любым ОРВИ, любым, не только коронавирусом, и неважно, если у него есть температура, боль в горле выраженная, насморк выраженный, общая слабость и прочие, прочие симптомы, даже кишечные симптомы такие серьезные, то, конечно, нужно подождать стабилизации состояния, в общем, излечивания вот этого ОРВИ, и только после этого идти вакцинироваться. Это понятно, это, кстати, изложено в разделе противопоказаний для всех на сегодняшний день зарегистрированных вакцин в России. Это первый момент.

Если же человек заразился, но у него никаких проявлений нет, надо ли ему обязательно делать ПЦР, – нет, не надо. Потому что в случае, если человек заразился, не заболел, заразился, у него бессимптомное течение инфекции, то есть он не болеет COVID-19 формально, и при этом ему в этот же день, ну так совпало, хотя маловероятно, сделали прививку, то ничего страшного от этого не будет. Единственное, что, конечно, сама вакцина ему не поможет, условно говоря, то есть она не успеет сформировать у человека активный специфический адаптивный иммунитет, то есть фактически этот иммунитет формируется скорее за счет инфекции, чем за счет вакцины. Вреда никакого доказанного, так сказать, и соответствующие исследования были, их было много, нет, но и пользы тоже от прививки нет.

То есть в данном случае чем мы рискуем? – тем, что фактически вакцина просто окажется бесполезной, но я думаю, что это не очень страшно на самом деле. Всех заставлять при этом сдавать тест на ПЦР... Ну вот поймите сами: тест ПЦР моментально не готов, не бывает готов, то есть требуется время, даже экспресс-тест, он дорогой, ну не экспресс-тест, просто тест ускоренный, который лаборатории сейчас в Москве и в Питере предлагают, он делается за 24 часа, он стоит, по-моему, раза в два практически больше, чем обычный тест ПЦР. Это тот же самый тест, просто лаборатория его быстрее делает, в приоритетном порядке, надо понимать. Поэтому пока вы узнаете результат теста, пока вы примете решение о вакцинации, уже все равно пройдет дня два. Когда пройдет дня два, вы уже точно по такой же логике можете заразиться уже или стать заразным через два дня и так же пойти вакцинироваться, так сказать, думая, что у вас отрицательный тест ПЦР. Поэтому, в общем, не рекомендую. Сдавать...

Виталий Млечин: А все-таки по поводу осложнений – не может ли вот это состояние зараженности, помноженное на прививку, дать какое-то осложнение, которое потом люди принимают за осложнение от прививки?

Николай Крючков: Данных в пользу этого нет. Но если вы получили, например... Просто общий принцип такой: если вы ввели, допустим, получили вакцину «Спутник V» или «Спутник Лайт» и у нас поднялась температура и при этом она сохраняется больше чем 3 дня, то это уже признак того, что вы можете быть заражены, необязательно, кстати, COVID, любой другой ОРВИ тоже, любой другой инфекцией, и в результате вам все-таки нужно провериться, нет ли у вас вообще инфекции. Такое может быть. Это не снижает безопасность вакцины ни в коем роде, просто вакцина становится бесполезной в вашем конкретном случае, не более того. При этом, если температура появляется, она проходит за один-два, ну в крайнем случае три дня после вакцинации, значит, это такая поствакцинная реакция.

Напоминаю: хотя бы один выраженный симптом поствакцинных реакций после «Спутника V», например, или «Спутника Лайт» наблюдается минимум у половины, а вообще где-то у 60% тех, кто получает эти вакцины, поэтому это не то что редкое событие, это очень частое событие.

Ксения Сакурова: Давайте еще послушаем Людмилу, Владимирская область.

Виталий Млечин: Да, Владимирская область, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Скажите, пожалуйста... Здравствуйте, доктор. Мы переболели в июне месяце с дочкой вместе коронавирусом, вот. Болели... Я болела не очень тяжело, а дочка тяжело болела. Можно ли ей привиться от коронавируса, значит, если она принимает противосудорожные препараты?

Виталий Млечин: А тяжесть болезни в чем заключалась?

Зритель: Тяжесть болезни... Она была в реанимации, в «красной зоне». У нее не было приступов очень долго, несколько лет, и вот когда она заболела, у нее вдруг начались судороги, и ее увезли в «красную зону».

Виталий Млечин: Понятно, спасибо. Давайте попробуем ответить, Николай Александрович.

Николай Крючков: Сразу скажу, что в каждом конкретном случае решение должен принимать врач ваш лечащий конкретно с вами, это очень важно, поскольку именно врач знает, о вас наиболее полную информацию имеет и может дать обоснованную рекомендацию, наложив те противопоказания к вакцинации, которые закреплены как минимум в инструкциях по применению на зарегистрированные вакцины, на тот же «Спутник V», и данные вашего анамнеза, данные, так сказать, перенесенных или имеющихся у вас заболеваний.

Но я скажу так в качестве, так сказать, информационного момента, не в качестве прямой рекомендации. Значит, в данном случае само наличие эпилепсии, хорошо контролируемой тем более, не является противопоказанием к вакцинации. То есть, скорее всего, с учетом того, что вы уже переболели, скорее всего, да, может подняться температура на один-два дня, максимум на три дня после вакцины, но в принципе никакого риска дополнительного судорожной активности нет в случае, если состояние вашей дочери стабильно, если она принимает, естественно, противосудорожные препараты, в этом случае. Если же судорожная активность наблюдается сейчас периодически и не прошла полностью, не компенсируется лечением, то ваше состояние расценивается как нестабильное, в этом случае вам нужно стабилизировать состояние вашей дочери, а только после этого принимать положительное решение о вакцинации.

Поэтому все зависит от того, насколько ваше состояние хорошо контролируется. Ну, вы сами понимаете, что не дай бог, если сейчас «омикрон» придет и дочь еще раз заболеет, то она рискует опять получить судорожную активность и опять не дай бог попасть в больницу. Поэтому здесь всегда нужно взвешивать именно вот эти риски, не то, что будет все хорошо и заражение исключается, с другой стороны, есть некоторые небольшие риски вакцинации, а именно сопоставлять риски от реального повторного заражения и болезни и риски небольшие очень от вакцинации.

Рекомендация такая: когда сделает дочь прививку, нужно выждать минут 40 в пункте вакцинации, не ходить в торговые центры, ходить в поликлиники, где имеется все необходимое оборудование, и в случае стабильного состояния, так сказать, идти домой. При этом нужно постоянно принимать противосудорожные препараты по той схеме, которую вам прописал врач. Но я вам все-таки рекомендую, поскольку вы сомневаетесь, сходить перед принятием решения к вашему лечащему врачу и посоветоваться, имея в виду, что риски теперь повторного заражения без ревакцинации вовремя очень высокие, к сожалению.

Виталий Млечин: Спасибо за такой подробный ответ. Теперь Вера из Тамбовской области. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я пенсионерка, 69 лет. Вся моя семья привита, мы ждали как избавления, поэтому я очень возмущаюсь антиваксерами и даже нашим правительством, что обязательной вакцинации не вводят.

Виталий Млечин: Ага.

Ксения Сакурова: Да, понятно.

Виталий Млечин: Да, спасибо, спасибо за вашу мысль.

Ксения Сакурова: Спасибо большое. Надежда из Воронежа еще с нами на связи. Надежда, здравствуйте.

Виталий Млечин: Да, здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

У меня вот такой вопрос. Более четырех с небольшим месяцев назад, мне 74 года, сестре 63, мы и мой муж привились «Лайтом» впервые. И вот сделали тест на антитела, нет антител. Скажите, пожалуйста, следующая вакцинация опять «Лайтом», к которому нам уже почему-то недоверие, или все-таки «Спутником» можно или каким другим?

Виталий Млечин: А почему вы изначально «Спутником V» не привились, а именно «Лайт»?

Зритель: Врач посоветовал, там у сестры диабет, много всего. Даже не предлагали, в общем, сказали, что «Лайт», мы не просили этого.

Ксения Сакурова: Ага.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо.

Ксения Сакурова: Понятно, спасибо большое.

Николай Крючков: Значит, если прошло уже полгода, а вообще, между нами говоря, с учетом распространения омикрон-линии, я бы рекомендовал выждать 4 месяца, а не полгода, но формально у нас, в общем, вот этот период минимальный полгода... В общем, если прошло полгода, то идите, вы можете сделать прививку именно «Спутник Лайт» опять. Скорее всего, она уже будет для вас бустерной, поскольку премирующую дозу, первую, вы уже получали, и в этом случае с очень высокой вероятностью вы получите заметный уровень антител. Но, к сожалению, уровень антител во многом определяется и вашим возрастом, и наличием хронических заболеваний. В случае, если у вас действительно есть иммунодефицит, то, конечно, количество антител будет не столь высоко. Но, с моей точки зрения, вы с крайне высокой вероятностью после бустерной дозы эти антитела в анализе увидите.

Ксения Сакурова: Еще один звонок, Виктор, Саратовская область. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Подскажите, пожалуйста, в сентябре я переболел COVID, а на данный момент сделал исследование крови, D-димер превышен в 5 раз, это 2 246 единиц. На данный момент что делать?

Ксения Сакурова: Ага, спасибо.

Виталий Млечин: Так.

Николай Крючков: Да, спасибо за вопрос. Это на самом деле нередкое явление, надо понимать. Это значит, что у вас сохраняется нарушение свертывающей способности крови, которое необходимо в обязательном порядке лечить. Для этого вам нужно сходить к врачу-кардиологу или к врачу-терапевту, может быть, платному врачу, я не знаю, в зависимости от того, где вы находитесь, и проконсультироваться на предмет возможного применения пероральных, то есть для приема внутрь, антикоагулянтов. Не буду их здесь называть сейчас. Есть специальные таблетки, их несколько разных видов по активному веществу, которые действительно при некотором курсе, длительном курсе лечения, например месяц, иногда два потребуется, иногда даже три, они, в общем, этот параметр нормализуют за счет, так сказать, своего фармакологического действия.

При этом нужно, естественно, после окончания курса лечения также мониторировать за своим состоянием, потому что, скорее всего, может быть и так, что у вас это нарушение, повышенная свертываемость крови была и до COVID. Но в любом случае эти препараты вполне себе применимы. Единственное, что у них есть противопоказания и все-таки лучше, если вы пойдете к врачу и вам назначит эти пероральные так называемые, для приема внутрь, антикоагулянты врач.

Ксения Сакурова: А бывают ли подобные побочные действия и как часто после прививки именно? У нас был как-то звонок от зрительницы, которая говорила, что ее пожилая мама после прививки, сама зрительница медработник, тоже провели исследование соответствующее и тоже выявили ту же самую проблему. Это может быть связано с прививкой, или это уже следствие каких-то там других нарушений в организме?

Николай Крючков: Скорее всего, это следствие других нарушений. После вакцинации аденовирусной векторной вакциной, по «Спутнику V» всего несколько таких случаев в той же Аргентине, может быть тромбоцитопения, то есть снижение количества тромбоцитов, за счет определенного механизма повышения свертываемости крови такое может быть, ну микротромбозы, вплоть до этого. Например, на AstraZeneca и Johnson & Johnson эти ситуации крайне редки, они показаны, но они бывают.

Что касается «Спутника V», сами тромбозы пока отрицаются, по крайней мере из России данных вроде об их наличии после «Спутника V» нет, из Аргентины есть несколько случаев тромбоцитопении, то есть не самих тромбозов, а предшествующего состояния самим тромбозам. Что касается D-димера, то скорее нет, чем да, то есть после самой вакцинации уровень D-димера подскакивать не должен, а вот уровень тромбоцитов в очень редких случаях может падать и свертываемость крови за счет этого может повышаться, да.

Виталий Млечин: Елена из Челябинска нам звонит. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотела спросить у Николая Александровича. У меня такая история. Мне 63 года, я в апреле вакцинировалась двумя компонентами «Спутника V»... Алло?

Ксения Сакурова: Да, мы слушаем вас.

Виталий Млечин: Да.

Зритель: Ага. Первый компонент я перенесла хорошо, даже не заметила, а после второго компонента у меня появились геморрагические проявления. Я пошла в нашу поликлинику... Вернее так, сначала расскажу. У меня появилось, днем было все нормально после укола, а вечером я заметила, что у меня на месте укола появилась гематома где-то размером с рублевую монету. Утром она увеличилась, и увеличивалась она в течение 4 дней, где-то стала размером примерно 8 сантиметров в диаметре.

Виталий Млечин: Ничего себе.

Зритель: Круглая, с правильными, такими ровными очень краями, то есть совершенно не похожа на обычную постинъекционную гематому, и очень темного цвета, как цвет спелого баклажана. И стали появляться синяки, синяки были только на конечностях, в основном на ногах, в количестве 8–10. Они держались очень долго, бледные, появятся и исчезнут, размерами от горошины до где-то 1,5 сантиметров, безболезненные, не связанные с ушибом, и такая история была 6 месяцев. А потом это все...

Да, еще хочу сказать, что я пошла в поликлинику сразу и мне сделали общий анализ крови, к сожалению, там не сделали тромбоциты, и сделали кровь на коагулограмму. Там протромбиновый индекс был в норме, 89%, показатель МНО 1,1, а в нашей лаборатории норма до единицы, и показатель АЧТВ 27 секунд, по нашей лаборатории тоже это норма. Через 6 месяцев у меня эти синяки прекратились, то есть если я сейчас ударюсь, у меня будет синяк и будет болезненность, не ударюсь – никаких синяков нет. И вот я не знаю, что делать, у меня больше 6 месяцев прошло, мне надо ревакцинироваться? Можно ли мне ревакцинироваться? Можно ли мне вообще от чего-либо теперь прививаться? Я так понимаю, что это не мелочи какие-то. В общем...

Виталий Млечин: Понятен ваш вопрос, спасибо большое.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Виталий Млечин: Николай Александрович?

Николай Крючков: Да. Во-первых, отмечу, что вам ключевых параметров не посмотрели, то есть это уровень тромбоцитов, это тот же самый D-димер и РФМК так называемый, который в коагулограмму входит, но в сокращенном объеме иногда могут и не делать в зависимости от возможностей в конкретной поликлинике, это проблема. То есть у вас по сути диагноза как такового не было и вот уровень тромбоцитов как раз здесь, по всей видимости, и сыграл свою роль, хотя, конечно, нужно провести соответствующую диагностику.

Я бы с учетом того, что вы описали, вам не рекомендовал ревакцинироваться «Спутником Лайт», «Спутником V» и другими аденовирусными векторными вакцинами. Но из того, что есть в России, более-менее вам бы подошел, наверное, «КовиВак». Да, он значительно менее иммуногенный, он более слабый. Только единственное, когда будете ревакцинироваться, обязательно сделайте полный курс, это 2 инъекции, формально через 14 дней. К сожалению, если ваша поликлиника разрешит, то лучше делать через 21–28 дней, единственное, чтобы они вам подтвердили, что вы попадете в эту информационную систему их и вам будет выдан QR-код. То есть делайте «КовиВаком», делайте две инъекции и лучше через 21 или 28 дней, а не через 14 дней, как это написано в инструкции по применению.

Ксения Сакурова: Еще один звонок успеем...

Виталий Млечин: Да, еще успеем с Еленой поговорить. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вопрос такой. У меня супруг, у него ревматоидный артрит, он на протяжении долгого времени принимает «Метотрексат». Но мы все-таки сделали вакцину «Спутник V» и потом через полгода «Спутник Лайт». Правильно ли мы сделали? И антитела могут выработаться при приеме «Метотрексата»?

Виталий Млечин: Ну а супруг себя хорошо чувствует, все в порядке? Какие-то осложнения были?

Зритель: Да, да. После прививки никаких осложнений не было.

Виталий Млечин: Отлично, очень хорошо.

Зритель: Ни перед первой, ни перед второй.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Николай Крючков: Да, как раз проблема приема таких препаратов, как «Метотрексат», как большие дозы глюкокортикостероидных гормонов, других антиметаболитов, например, заключаются в том, что они очень сильно ослабляют реактивность иммунной системы, ее способность запоминать антигены и формировать адаптивный специфический иммунный ответ, ну, кстати, влияют и на врожденный иммунитет тоже весьма заметно. В вашем случае вы можете довакцинироваться. Единственное, что вы должны понимать, что, скорее всего, тот эффект, который вы от вакцинации и ревакцинации получите, он будет значительно слабее такового, наблюдающегося у здоровых людей, не принимающих тот же «Метотрексат». То есть, в общем, на самом деле, когда вы вакцинируетесь, можно вакцинироваться, не запрещено, вы должны понимать, что изоляция, самоизоляция, ну какие-то разумные меры элементарного поведения противоэпидемического должны вами соблюдаться так же строго, как если бы вы не вакцинировались. Это очень важно, потому что риск заражения все-таки высокий остается.

Виталий Млечин: Пару вопросов коротко. Из Иркутской области: «У дочери после COVID уже год не восстанавливается обоняние, что делать?»

Николай Крючков: К сожалению, ответа на этот вопрос нет. Эффективных методов восстановления обоняния в случае, если оно стойко пропало, нет. Если оно на год пропало, с высокой вероятностью оно если и восстановится, то неполностью, к сожалению. Но здесь я вам советую обратиться к лор-врачу и попытаться... Да, есть недоказанные методики стимуляции обонятельной способности за счет, условно говоря, использования особо пахучих веществ определенных. Но доказательств эффективности этого метода нет, чтобы вы понимали. Но тем не менее к лор-врачу или к неврологу я бы советовал обратиться.

Виталий Млечин: Ага, понятно. Ленинградская область: «Когда введут вакцину для подростков?» Есть ли какая-то информация?

Николай Крючков: Ее уже ввели, ее зарегистрировали. Единственное, массовая вакцинация, обещали начать в декабре, ну как массовую, добровольную массовую вакцинацию, для желающих, и то это в крупных городах, я так понимаю, Москва, Санкт-Петербург, может, какие-то миллионники. Но в действительности, скорее всего, это уже переносится на январь месяц. Но, в общем, формально препарат зарегистрирован.

Единственное, что там пятикратно снижена доза активного вещества, вроде бы в соответствии с патентом, который Институт Гамалеи, значит, получил, там вроде бы иммуногенность высокая, но все-таки есть сомнения, будет ли она настолько высокой, будет ли эффективность профилактическая столь же высокая, как у взрослых. Ну, пример очень простой: если 16–17-летних прививать пятикратно более низкой дозой, чем 18-летних, ну есть риск того, что все-таки эффективность у них будет ниже.

Я к тому, чтобы после вакцинации подростков, если вы примете такое решение, понимать, что все равно другие защитные меры, их необходимо соблюдать: и ношение масок, и дистанцирование, и непередвижение в транспорте в часы пик, и прочее, прочее, прочее, то есть вакцинация не исключает применение других мер. А так, в общем, скорее всего, в январе по крайней мере в самых крупных городах это будет доступно.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое! Николай Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, кандидат медицинских наук.

Сейчас прервемся буквально на несколько секунд, потом будем обсуждать событие года ни много ни мало. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
а нельзя ли вечером поинтересоваться: как там южноафриканцы с омикроном поживают? А то , когда вчера сообщили о том, во сколько обходится Москве пролечить одного больного ковидом, в душу закрались смутные сомнения. И пандемия начала казаться непобедимой.
Это потеря аппетита. Кроме того, переболевшие могут остаться без волос и слуха