Коронавирус. Главное: ВОЗ оценила эффективность разных типов вакцин

Гости
Михаил Каган
ведущий научный редактор vrachu.ru, заслуженный врач РФ
Алексей Яковлев
председатель Национального общества промышленной медицины

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. С вами Марина Калинина...

Марина Калинина: ...и Иван Князев. И как всегда в это время, будем говорить о COVID.

Иван Князев: В ВОЗ оценили эффективность разных типов вакцин, какая лучше справляется с вирусом. Но только ли вакцины помогут победить COVID? Эксперты говорят, что, если не будем носить маски, эпидемия так никогда и не закончится. Ну и также «пугающее распространение «омикрона»», именно так охарактеризовала распространение этого штамма вице-премьер Татьяна Голикова на заседании Госдумы. Ну и немного статистики для начала.

Марина Калинина: Статистика вот как выглядит. 27 743 случая заражения коронавирусом выявили в России за сутки, умерли 1 080 человек.

Иван Князев: Ну, призываем вас, уважаемые телезрители, звонить нам в прямой эфир, задавать свои вопросы, писать SMS, 5445 – это номер для ваших сообщений.

А сейчас подключаем к разговору нашего эксперта – Алексей Яковлев из Национального общества промышленной медицины. Здравствуйте, Алексей.

Алексей Яковлев: Здравствуйте.

Иван Князев: Алексей, по поводу вот эффективности разных типов вакцин против коронавируса, в ВОЗ назвали вот. Они попытались сравнить векторные препараты с препаратами с РНК, вот с платформой аденовирусного вектора. Все-таки какая из них лучше, если уж так попроще, чтобы не запутать наших телезрителей?

Алексей Яковлев: Здравствуйте, уважаемые телезрители. Я как раз с вами соединяюсь сейчас из ЮАР, из Южно-Африканской Республики, из маленького города Восточно-Капской провинции.

Значит, что касается вакцин, в частности в ЮАР, здесь доступны обе вакцины, и РНКовая, и аденовирусная. Аденовирусная платформа здесь Johnson & Johnson, она аналогична второй фазе нашей российской вакцины «Спутник V». А РНКовая вакцина здесь используется Pfizer, которая у нас в России недоступна, американская вакцина. Значит, если их сравнивать по эффективности, они примерно одинаковы, как показывает практика. Каждый из производителей, конечно, одеяло тянет на свою сторону, чуть там больше цифры показывает, но все они примерно в одинаковом соотношении. Вначале, когда они производились, эффективность достигала выше 90%, после того, как появился индийский штамм «дельта», их эффективность снизилась до 60–70%. Сейчас, с появлением штамма «омикрон» более заразительного, эффективность этих вакцин, конечно, дополнительно снизится.

Но мы не забываем, что «омикрон», насколько он заразителен, настолько он и менее патогенен, то есть он фактически безвреден и смертей от него почти не наблюдается, крайне редкие случаи смертей, вот несколько было всего лишь описано в Великобритании, связанных с этим коронавирусом, у очень ослабленных людей. В ЮАР все спокойно, штамм «омикрон» никаких смертей здесь не вызывает, люди совершенно без паники, президент обратился к населению, что не имеет смысла паниковать и ограничивать поездки каким-то образом или менять свою жизнь, и заявил, что повышать уровень эпидемической опасности выше первого он не собирается. Так что здесь все совершенно спокойно. Население не паникует, носит маски в заведениях, неношение масок в общественных местах здесь считается уголовным преступлением, о чем президент не забывает говорить, хотя эффективность, конечно, масок крайне низка при ОРВИ, сравнить их с эффективностью от вакцин совершенно невозможно.

Если вы хотите действительно защититься от коронавируса и не только не умереть от него, а вообще не заболеть по возможности или развить наиболее легкую симптоматику, то, конечно, нужно прививаться любой из существующих вакцин. Мы все надеемся, и вот сейчас представитель заявил НИИ имени Н. Ф. Гамалеи, что вакцина будет таким образом заменена, штаммы включены в вакцину, что будет учитывать и новый омикрон-вирус. Поэтому мы ждем все вот апдейта этой вакцины, ее обновления. Спасибо.

Марина Калинина: Ну вот Татьяна Голикова заявила, что из-за распространения «омикрона» интервал между введением основного курса вакцины и ревакцинации может быть скорректирован. Вот как вы считаете, он будет короче?

Алексей Яковлев: Да. Вы понимаете, наши власти сейчас вот запаниковали сразу же, как только ученые ЮАР совместно с американскими учеными описали «омикрон» и опубликовали эти данные о том, что он более заразительный. Мы не забываем закон эпидемиологии главный, что касается ОРВИ, что, чем заразительнее вирус, тем, как правило, он менее патогенен, то есть менее опасен, это эволюция всех, любых ОРВИ-вирусов. Как только появляется новая пандемия или новая эпидемия с новыми вариантами, штаммами или генотипами какими-то вирусов, вначале они вызывают серьезные заболевания, смерти, и через 1–2 года уже мы видим ослабление этих вирусов. Они проходят естественный отбор, им невыгодно погибать вместе с жертвой, поэтому им выгодно распространяться, не убивая жертву, чтобы она ходила на ногах, так сказать, больной человек, и заражала других, поэтому, естественно, эволюция вирусов такова.

Что касается наших властей, они вначале запаниковали, теперь, конечно, чтобы лицо свое сохранить, они будут продолжать это делать, хотя, скорее всего, «омикрон» – это тот самый долгожданный вариант, который мы все давно ждем. Он быстро замещает дельта-вариант, например, в Великобритании сейчас все новые случаи, 75% всех новых случаев вызваны «омикроном». Неизбежно он будет и в России, сдержать это никаким образом не представляется возможным, а главное, что это не нужно делать, и, видимо, наоборот, нужно появление этого штамма в нашей популяции приветствовать с точки зрения здравоохранения.

Марина Калинина: Те, кто переболел «дельтой», могут переболеть еще и «омикроном»?

Иван Князев: И как быстро?

Алексей Яковлев: Вы знаете, здесь зависит от сроков. Все-таки вирусы очень родственные, и если уровень антител высокий, ну, скажем, титр по международной классификации 600 и выше, 1 000, считается, гарантирует уже то, что заражение не произойдет. Но вот эти сроки между заболеваниями, между возможностью снова повторно заразиться, то есть вероятность второй инфекции, они, конечно, сокращаются по мере того, как вирус меняется. Поэтому вот зимой будет обновлена вакцина, и она снова начнет работать на 90, почти на 100%. И далее она снова будет ослабевать, потому что новые варианты будут приходить, то есть та же ситуация, что и с гриппом у нас, с гриппом мы же ежегодно обновляем большинство штаммов, входящих в вакцину, так же будет и с «омикроном». Я думаю, будущее вакцины за поливалентностью, то есть будет несколько штаммов в нее входить, циркулирующих или прогнозируемых, и будет каждый год она обновляться.

Иван Князев: Алексей Петрович, тут нам уже телезрители пишут. Вот мы сказали по поводу масок, ну это мы процитировали на самом деле мнение экспертов, московских экспертов, ваших коллег, которые говорят, что одной вакцинацией вирус мы не победим, в лучшем случае он просто превратится в какое-то сезонное явление, нужно продолжать носить маски. Вот зрители пишут, что маски с нами навсегда.

Алексей Яковлев: Я это не поддерживаю. Я считаю, вы правильно говорите, что он превратится в обычную ОРВИ и мы будем относиться к этому вирусу так же, и уже стараемся относиться так же, как к любым другим ОРВИ. Маски, во-первых, не то что они... Понимаете, они служат больше в качестве оберега, психологической защиты. Зазоры в медицинских масках достаточно велики, вирус передается путем мелкокапельного аэрозоля, а вовсе не крупных капель, так же и для гриппа характерна передача преимущественно путем мелкокапельного аэрозоля. Плюс с дыханием эти капли, их незаметно даже, они через зазоры прекрасно проходят. И вот эти дистанции 1,5–2 метра, маски – это все, так сказать, для успокоения населения, в качестве оберега используется. Фактически эпидемиологической значимости эти меры не имеют.

Единственное, что действительно защищает человека от заболевания, а главное, от развития тяжелой симптоматики и смерти, – это вакцинация, больше ничего. Ну и, естественно, развитие медицины в плане лечения. Противовирусного лечения специфического до сих пор не существует эффективного и вряд ли оно будет, для ОРВИ таковые неизвестны, и те препараты, которые мы действительно разрабатывали, очень быстро становились неэффективными вследствие опять же быстрой эволюции самого вируса, его приспосабливаемости, поэтому на них мы не надеемся...

Марина Калинина: А то, что Pfizer заявляет, что они там разрабатывают какие-то препараты?

Алексей Яковлев: На эти противовирусные препараты мы не надеемся, на самом деле вряд ли они появятся. А вот препараты патогенетические, то есть обычные для сдерживания цитокинового шторма, это глюкокортикоидные гормоны, это кислород, это антикоагулянты, таблетированные в том числе или инъекционные антикоагулянты, которые не дают развиться тяжелым осложнениям, таким как тромбозы в различных артериях организма, и т. д., вот эта вся патогенетическая терапия, которая давным-давно известна, как ее использовать, и для других ОРВИ точно так же она используется, она и будет использоваться. Просто мы уже как бы отработали дозировки этого, и когда включать эту терапию, где-то по умолчанию, где-то реагировать только на симптоматику.

Здесь же главный еще принцип-то какой? – «не навреди», то есть нельзя и чрезмерно здесь злоупотреблять таким лечением. Поэтому тактики накопилось достаточно, опыта у врачей очень много, и эта терапия используется эффективно, главное, чтобы заболевшие люди вовремя обращались и следовали рекомендациям врачей, а не, скажем, интернет-блогеров каких-то, дилетантсвующих в сетях, или советам своих соседей. Вот если обращаться к врачам и лечение назначать вовремя, то, конечно, вероятность развития тяжелой какой-то симптоматики будет минимальной.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо. Алексей Яковлев, председатель Национального общества промышленной медицины, был с нами на связи.

Ну а прямо сейчас к нам присоединился Михаил Каган, это ведущий научный редактор сервиса vrachu.ru, заслуженный врач России. Здравствуйте.

Иван Князев: Михаил Юдович, мы пока вас не слышим.

Марина Калинина: Мы вас не слышим. У вас звука нет. Вы микрофон включите...

Иван Князев: Почитаем пока несколько SMS.

Марина Калинина: Пока мы почитаем, да, сообщения.

Иван Князев: Вопросом задается наш телезритель из Смоленской области: «А нужно ли прививаться, если сейчас распространяется «омикрон» и говорится о том, что может он заражать, даже когда совсем недавно сделал прививку, в том числе и «Спутником V»?»

Марина Калинина: Ну вот из Нижегородской области: «Если новый штамм надо приветствовать, то, может, и прививаться тогда не надо, если все равно все заболеем?» Ну не знаю, вот сейчас спросим...

Иван Князев: «Я за свои годы не болела гриппом и всеми вирусными заболеваниями, я нахожусь всюду с вирусом, вот для чего мне эта вакцина?» – ну, вирусы разные бывают, уважаемая телезрительница из Нижнего Новгорода, 69 лет. Лишний раз привиться, для того чтобы не заболеть коронавирусом, не дай бог умереть...

Марина Калинина: Себя обезопасить и своих близких как минимум.

Иван Князев: ...и обезопасить себя, конечно же.

Марина Калинина: Михаил Юдович?

Иван Князев: Вы с нами?

Михаил Каган: Да.

Марина Калинина: Да, здравствуйте.

Михаил Каган: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте сразу возьмем звонок, Татьяна из Кирова с нами на связи. Татьяна, добрый день.

Зритель: Добрый день.

У меня вот какой вопрос. Мне 67 лет. В 1979 году, когда я еще училась, мне, в общем, делали противостолбнячную сыворотку после ожога, и через неделю после этого я переболела сывороточной болезнью, лежала в Первой градской. И они при выписке мне сказали: «Еще раз вколешь, будет летальный исход», – у меня был отек, сыпь по суставам. И сейчас я хотела бы привиться, но я никак не могу выяснить, могу я сделать прививку или нет, потому что кто-то из аллергологов говорит, что нет, кто-то говорит, что да... В общем, короче говоря, не могу несколько месяцев найти ответ на свой вопрос.

Марина Калинина: Да, спасибо. Михаил Юдович?

Михаил Каган:

Марина Калинина: Михаил Юдович?

Иван Князев: Что?

Михаил Каган: Да-да?

Марина Калинина: Вы вопрос слышали наше телезрительницы Татьяны?

Михаил Каган: В целом слышал, хотя звук не очень четкий. Но я могу сказать одно, я не совсем понял, что она получала, то ли противостолбнячную сыворотку, это одно дело, это обычно для лечения столбняка уже применяют, либо столбнячный анатоксин, это вакцина. И у нее была, как я понял, аллергическая реакция, скорее всего, на столбнячный анатоксин.

Но, конечно, тяжелые аллергические реакции на вакцины – это риск, хотя вакцины разные и обычно аллергия является все-таки очень специфичной и не глобально распространяющейся на все вакцины, а вот на конкретный именно вид. Вакцина от столбняка, конечно, ничего общего не имеет с вакциной от COVID, но тем не менее все-таки я думаю, что вакцинироваться надо. Но надо это делать так, чтобы наготове была медицинская служба оказать помощь, если вдруг разовьется тяжелая аллергическая реакция. Это если делать быстро, то в принципе опасные последствия можно предотвратить.

Иван Князев: Давайте сразу еще Валентину из Питера выслушаем. Здравствуйте, Валентина.

Зритель: Здравствуйте.

Вот у меня такой вопрос, никто мне не может дать ответ конкретный. Дело в том, что 33 года назад была обнаружена опухоль в правой височной области черепа, вот, атрофия зрительного нерва, трепанация. Через 17 лет после этого приступы эпилепсии. Я наблюдаюсь у психиатра-эпилептолога, у нейроофтальмолога, гастроэнтеролога, потому что мне постоянно меняют противосудорожные, они, в общем-то, отрицательно влияют и на желудочно-кишечный тракт, эндокринолог, потому что узлы, нефролог, в общем, масса, масса, камни в желчном, камни в почках... Ну и атрофия зрительного нерва у меня настолько сильна, что левым глазом я ослепла полностью, сразу, а видела только правым на 40%, а последние 3 года зрение резко упало, наверное, 15%, не больше.

В общем, мне весной все специалисты категорически запретили вводить препарат, любую вакцину, любую, а вот уже в сентябре иммунолог сказала: «Ну, можете на свой страх и риск сделать «ЭпиВак»». Эпилептолог сказала то же самое, тоже «ЭпиВак», вот. А терапевт сказала: «Я бы вам не советовала вообще делать никакую вакцину». И вот сижу дома, разве что выйду погулять вечером и все. А как один из экспертов сказал, нужно собрать консилиум, – это невозможно, потому что врачи раскиданы по всему городу, понимаете, и мной одной, заниматься этим никто не будет. Вот что делать, что бы вы посоветовали?

Иван Князев: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Михаил Юдович, есть у вас рекомендация?

Михаил Каган: Ну, конечно, вопрос непростой, и вы понимаете, что вот, когда возникают какие-то сложные случаи, связанные с серьезным заболеванием и его лечением... Это же толком, конечно, не исследовано в массовом порядке, нет статистических данных, касающихся вот такого течения эпилепсии, скажем, после того, как была излечена опухоль центральной нервной системы.

Но здесь обычно сопоставляются два момента. Во-первых, понятно, что сам COVID опасен для такого человека, потому что сам вирус может поражать центральную нервную систему, потом и гипоксия, которая развивается при падении сатурации кислорода, отрицательно влияет на нервную систему, и может дестабилизироваться эпилепсия. Если это возникнет на фоне тяжелого протекания COVID как такового, еще плюс обострение вот такого тяжелого заболевания, то, конечно, ситуация может стать очень опасной. И вообще, считается, что вот эти опасности COVID намного перевешивают те потенциальные осложнения, которые может дать вакцина у такого пациента.

А какие осложнения она может дать? Ну вот неврологи, которые наблюдают данного человека, они должны сопоставить риск. Ведь при вакцине часто возникают температурные реакции после нее в первые 2 дня, насколько вот эта вот температурная реакция требует коррекции дозы противоэпилептических препаратов и насколько риск того, что эпилепсия ухудшится, ухудшится вот только от этого? И вот это вот все надо сопоставить. Это, конечно, на расстоянии сделать нельзя, это непростой вопрос, и какого-то однозначного решения здесь нет. Оно конкретное, оно не зависит от наработанных статистических данных, и приниматься оно должно все-таки какими-то лечащими врачами, конечно, а не человеком, который конкретные детали не знает все-таки, и советы на расстоянии здесь, конечно, давать нельзя.

Иван Князев: Уважаемые телезрители, звоните-пишите нам в прямой эфир, у вас есть уникальная возможность задать вопросы нашим экспертам. Мы единственный, наверное, телеканал, где фактически вот так вот эксперты отвечают на конкретные вопросы обычных людей.

Марина Калинина: Михаил Юдович, все-таки давайте «омикрон». Он все-таки опасен, нам надо нервничать по этому поводу или нет? Потому что как-то разделились эксперты на две части...

Иван Князев: Противоречивые мнения экспертов.

Марина Калинина: Кто-то бьет тревогу, кто-то говорит, да нет, он более мягко протекает, этот вирус.

Михаил Каган: Да, вы правы, здесь есть две противоположные точки зрения, и крайними из них являются такие: кто-то пророчит апокалипсис с приходом «омикрона», а кто-то говорит, наоборот, что это как бы природа создала вакцину, а может быть, не природа, а чуть ли не англичане ее специально запустили, чтобы прекратилась пандемия. Правда, конечно, где-то, наверное, посередине. Но все-таки я думаю, будет намного лучше, если мы приготовимся к худшему варианту, а потом все окажется намного мягче, и пусть оптимисты над нами посмеются. Намного хуже будет, если мы будем считать, что все хорошо, и нас волна «омикрона» застигнет врасплох. Поэтому надо готовиться серьезно к серьезному подъему заболеваемости, к серьезному ухудшению в целом ситуации.

Иван Князев: Ну потому что уже, смотрите, на уровне правительства вице-премьер Татьяны Голикова уже допускает, например, изменение сроков ревакцинации и ковид-сертификатов, то есть, скорее всего, чаще придется делать прививку. Сейчас граждане также обеспокоены проблемой вакцинации детей, дети все чаще и чаще заражаются. Просто вот как понять, как действовать действительно?

Марина Калинина: И вакцину собираются...

Иван Князев: ...обновлять.

Марина Калинина: ...обновлять, да, переделывать.

Михаил Каган: Все-таки, понимаете, к счастью, мы всегда имеем время понаблюдать, что происходит в других экономически развитых странах, потому что к нам все-таки новые штаммы приходят не в первую очередь. И мы давайте понаблюдаем за тем, что происходит в Великобритании...

Иван Князев: Ну, там около 80 тысяч в сутки сейчас.

Михаил Каган: Нет, понаблюдаем за теми мерами, которые принимаются там, и будем, в общем-то, примерно делать то же самое, с моей точки зрения.

Иван Князев: Послушаем наших телезрителей. У нас на связи Любовь из Московской области. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я бы хотела задать вопрос врачу, заслуженному врачу Оренбурга. У меня два переболевших коронавирусом, это было в апреле месяце в начале пандемии и в октябре месяце этого года. Но так как у меня есть большие, очень серьезные заболевания, это врожденный порок сердца, сердечная недостаточность двух степеней и гипертония, могу ли я прививаться в таких случаях?

Иван Князев: Спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо.

Михаил Каган: Я думаю, что в целом ответ такой: надо прививаться. А конкретно все-таки надо посоветоваться с кардиологом, потому что я не могу оценить, что конкретно происходит с сердечной недостаточностью сейчас. То есть больному с хроническими заболеваниями можно найти момент, когда позволительно привиться, даже если заболевание тяжелое, потому что то, что вы перечислили, является дополнительным фактором риска фатального протекания COVID-19.

Марина Калинина: Ну вот вы сказали, Михаил Юдович, что вирус к нам пришел не к первым, ну это известно, и вообще, в принципе штаммы приходят к нам не к первым. Но почему тогда мы лидируем по смертности сейчас, если мы уже, в общем-то, основываемся на опыте других стран?

Михаил Каган: Ну, я могу сказать, что вот здесь ведь есть несколько моментов. Наверное, все-таки мы вот оцениваем заболеваемость по положительным тестам, но у нас, видимо, все-таки тестируется недостаточно высокий процент людей, имеющих признаки острых респираторных заболеваний, поэтому мы немножко недооцениваем заболеваемость. На самом деле у нас заболеваемость, видимо, высокая, и связана она в том числе и с тем, что люди не придерживаются необходимых санитарных норм. У нас, мне кажется, явно недостаточно и меньше, чем в экономически развитых странах, люди носят маски, соблюдают какие-то меры социального дистанцирования, намного меньше.

Поэтому у нас может оказаться, что все-таки заболеваемость в целом существенно выше, поэтому, естественно, что какой-то процент людей заболевает тяжело от всех инфицированных и умирает. Поэтому я думаю, что вот во многом это связано с этим, потому что сама по себе стационарная помощь, я думаю, у нас несильно отличается от того, что на Западе, потому что все-таки пока каких-то волшебных средств нет и лечат осложнения COVID, у нас все делается согласно клиническим рекомендациям, подобным тем, которые приняты во всех странах.

Иван Князев: Успеем еще Татьяну из Брянска выслушать. Татьяна, приветствуем вас.

Зритель: Добрый день.

У меня такой вопрос. У меня необычное заболевание, кальциноз мягких тканей, но на свой страх и риск я все-таки захотела сделать прививку. Ни один врач не дает мне гарантии того, что после прививки у меня не будет осложнений. Что такое кальциноз мягких тканей? Это постоянные, вечные нарывы, то есть были проделаны три операции по удалению кальцинатов в локтях, в пальчиках...

Поэтому я даже не знаю, как мне быть, как мне поступить в этой ситуации. Я не противник прививок, но я, честно говоря, очень боюсь, потому что есть аллергия и постоянный нарыв, у меня большой указательный палец на правой руке вечно, постоянно нарывит, там большое отложение кальцинатов. Как быть? Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Марина Калинина: Михаил Юдович?

Михаил Каган: Я думаю, что, во-первых, непонятно, с чем связан кальциноз мягких тканей, часто это бывает вторичное заболевание, поэтому здесь надо знать основную причину и основные механизмы. И их может быть целая серия различных, и, конечно, мы здесь не будем обсуждать все возможные варианты болезни, потому что мы все-таки здесь не занимаемся диагностикой дистанционно, это невозможно сделать. Если есть какие-то инфекционные осложнения в связи с тем, что откладываются кальцинаты и они травмируют мягкие ткани, то, конечно, желательно все-таки победить вот этот локальный даже инфекционный момент и через какое-то время сделать. Здесь все-таки вот не надо полагаться на дистанционные консультации, все-таки решать все эти вопросы местно с лечащими врачами.

Марина Калинина: Ага. Михаил Юдович, а как вообще вот объяснить людям, что хотя бы нужно носить маски? Вот мы каждый день говорим вот в этой студии, и мы с Ваней, и наши коллеги, 27 тысяч заболевших, 1 тысяча умерших, 28 тысяч заболевших... Или люди привыкли просто к этим цифрам и как-то уже воспринимают это как норму, что ли?

Михаил Каган: Я думаю, что уже ничего объяснять не надо, время объяснений уже прошло. Надо заставлять носить маски. Нужно следить, чтобы этого придерживались, и наказывать в тех случаях, когда этого нет, так, как это делается во всех странах. Уже не надо рассчитывать на сознательность граждан, она в нашей стране недостаточно высока, на мой взгляд, это очевидно.

Иван Князев: Валентина из Смоленска на связи.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу задать вопрос доктору. Мне 73 года, я сделала прививку «Спутником» в мае – июне, но в ноябре я заболела, у меня был положительный тест на COVID. Вот скажите, когда мне можно, нужно будет делать повторную прививку?

Марина Калинина: Ага.

Михаил Каган: Ну, по существующим рекомендациям, это надо делать через 6 месяцев после перенесенного заболевания. То есть если это ноябрь этого года, то, естественно, это будет май примерно. Если не будет каких-то вот радикальных изменений, связанных с новыми штаммами, и новых рекомендаций. Здесь надо следить и придерживаться рекомендаций Минздрава Российской Федерации.

Марина Калинина: Ну то есть полгода должно пройти не с момента первой вакцинации, а с момента перенесенного заболевания?

Михаил Каган: Да, с момента заболевания, конечно.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Михаил Каган, ведущий научный редактор сервиса vrachu.ru, заслуженный врач России, был с нами на связи.

Мы продолжим буквально уже через несколько мгновений.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Только ли они смогут победить ковид?