Коронавирус: личный опыт

Коронавирус: личный опыт | Программы | ОТР

Рассказ переболевшей москвички и комментарии пульмонолога

2020-04-14T12:57:00+03:00
Коронавирус: личный опыт
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Что нового? Екатеринбург, Абакан, Биробиджан.
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
Гости
Наталья Царёва
врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета им. Сеченова, эксперт Научного общества «Медицинская практика»
Маргарита Литвинова
жительница г. Москвы

Оксана Галькевич: Но очень далеко на самом деле от основной темы последних дней уйти не удастся. Вы знаете, у нас в России сейчас, согласно официальным данным, на сегодняшний день 1 694 выздоровевших от коронавируса. Подозреваем, что среди этих людей могут быть и ваши знакомые. Ну, так получается, что болезнь все шире, а круг тех людей, которые рядом с нами с этими симптомами, он все уже находится. Поэтому мы сегодня решили вместе с вами поговорить с теми, кто переболел коронавирусом, перенес эту болезнь. Как это протекало? Как проходило? Это может быть весьма полезный разговор сейчас, в это время.

Итак, у нас сейчас на связи с нашим прямым эфиром Маргарита Литвинова – москвичка, которая как раз перенесла это заболевание. Будем выяснять у нее напрямую. Кстати, друзья, если вы хотите какие-то уточнения сделать, задать вопросы – пишите нам на SMS-портал или звоните в прямой эфир.

Маргарита, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Маргарита. Маргарита, скажите, пожалуйста, как вы сейчас себя чувствуете?

Маргарита Литвинова: Здравствуйте. Я уже шестой день нахожусь дома после выписки из больницы в Коммунарке. Ну, в целом, конечно, есть улучшения по сравнению с тем, как я себя чувствовала в самом начале заболевания, но сохраняется температура небольшая, сохраняется слабость. Есть, наверное, какой-то побочный эффект от огромного количества лекарств и антибиотиков, которые я принимала. Болит живот, с аппетитом есть определенные проблемы. В общем, процесс восстановления после всего этого на самом деле не быстрый.

Иван Князев: И не очень приятный.

Оксана Галькевич: Маргарита, давайте начнем с самого начала. Сколько дней все это продолжается? Когда началось и с каких симптомов? Вы откуда-то, кстати, приехали? Или не понятна цепочка?

Маргарита Литвинова: Смотрите. Нет, я находилась в Москве. Единственное – я выезжала на один день в Киев по работе в командировку. Ну, уже в Киеве я чувствовала себя плохо, поэтому все-таки заболевание свое я связываю с Москвой.

Оксана Галькевич: Так, вернулись в Москву сколько дней назад? И когда почувствовали первые признаки недомогания?

Маргарита Литвинова: Ну, я болею примерно уже месяц. Где-то с 15 марта у меня началось негодование… извините, недомогание. Началось все с маленькой температуры, ломоты в мышцах. Я на самом деле ни с чем это не связывала, думала, что на погоду реакция или что-то такое незначительное. Такое состояние держалось примерно пять дней – такая маленькая температура, ломало в мышцах. Больше никаких симптомов не было.

Иван Князев: То есть даже особо непонятно было, да?

Оксана Галькевич: А маленькая – какая? 37? 37,5? Какая маленькая?

Маргарита Литвинова: Ну, 37,2. Это, наверное, самая высокая.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Маргарита Литвинова: Да. И она скакала, сама спускалась, сама поднималась. То есть я ее даже не сбивала, естественно. Она как-то своей жизнью жила.

Иван Князев: Ну а дальше? Дальше что? Потом плохо себя почувствовали – и «скорую»?

Оксана Галькевич: Ну, видимо, прямо совсем плохо.

Маргарита Литвинова: Да. Температура начала расти, дошла где-то до 38,5, держалась так пять дней. В общем, я с трудом могла ее сбить. Я вызвала «скорую», и они у меня взяли тест на коронавирус. Сказали наблюдать за симптомами. Послушали меня, кстати, и сказали, что в легких они не слышат ни хрипов, ничего. Соответственно, где-то после шести дней такой ситуации температура спала, но у меня появились боли в грудной клетке.

Иван Князев: Как лечили вас? Что делали?

Маргарита Литвинова: Получается, мне позвонили и сказали, что тест на коронавирус положительный. Меня забрали в 40-ю больницу, потому что «скорая» посчитала, что все-таки я подлежу госпитализации.

Уже при поступлении в приемное отделение мне поставили пневмонию двустороннюю. Лечили меня антибактериальными препаратами, причем их меняли, потому что одни подходили, другие – нет. В общем, на самом деле все это очень индивидуально. Также лечили противовирусными препаратами. Их тоже меняли, потому что у многих побочка очень серьезная. Препараты очень серьезные. В общем, все это строго по назначению врача и по состоянию пациента.

Оксана Галькевич: Маргарита, а улучшения какие-то наступили на какой день уже?

Маргарита Литвинова: Ну, наверное, только где-то на шестой день вот такой интенсивной терапии я стала получше себя чувствовать.

Оксана Галькевич: Маргарита, вы знаете, я хочу спросить у вас вот о чем. Когда этот коронавирус только пришел в нашу жизнь, еще непонятна была эта картина, как он себя ведет, как он на нас воздействует, были такие мнения, очень активно высказывались они (и сейчас, кстати, существуют): «Ну, это все – как грипп». Да?

Маргарита Литвинова: Да.

Оксана Галькевич: «Это похоже по симптомам на грипп, похоже на ОРВИ сезонное». По вашему мнению (а вы прошли через это), как это выглядит? Какая разница в течение болезни коронавируса и гриппа, которым наверняка вы тоже в своей жизни болели, или ОРВИ?

Маргарита Литвинова: Я могу на сто процентов сказать, что я тоже принадлежала к тем людям, которые считали, что это грипп, и особенно молодые люди, не самые больные, без хронических заболеваний, легко переболевают этой болезнью.

Но это однозначно не так. Инфекция очень серьезная. Я смотрю по больным – практически у всех происходит пневмония. Гриппом я болела. У меня, допустим, от гриппа никогда не было осложнений. Просто я болела долго и чувствовала себя плохо в течение месяца потом уже после выздоровления. Но таких осложнений глобальных, причем так молниеносно, не было никогда.

Плюс ко всему само восстановление очень тяжелое, долгое, все время что-то беспокоит, новые симптомы: то голова болит, то другое, то третье. В общем, плюс еще, конечно, все ужесточается тем, что об этой вирусной инфекции пока мало что знают врачи. И все методики лечения, конечно, экспериментальные. Я могу сказать, что я так никогда не болела. Это действительно серьезно. Это не грипп. Инфекция совершенно другая, тяжелая. Поэтому будьте аккуратны!

Иван Князев: Маргарита, а что врачи в качестве прогнозов вам сказали? Потому что, действительно, знаете, многие надеются на то, что переболеют. Как Оксана сказала и как вы сказали, это тяжелее, чем грипп, но тем не менее можно пережить. Но все боятся, что будут потом какие-то осложнения с теми же легкими. Не дай бог, на почки из-за побочных эффектов. Что вам сказали? Что прогнозируют?

Маргарита Литвинова: К сожалению, пока никаких конкретных прогнозов нет вообще. Я на самом деле на данный момент нахожусь на карантине, то есть после выписки я обязана две недели находиться дома. Наблюдают врачи, звонят, отслеживают мое состояние.

Но здесь тоже есть определенная проблема, потому что, конечно, наплыв пациентов очень большой, врачам сложно контролировать всех. Допустим, меня выписали с какими-то улучшениями. Мне действительно лучше, чем я чувствовала себя при поступлении. Но я не выздоровела, то есть у меня присоединяются какие-то другие симптомы. И здесь я уже в основном на самом деле сама за собой наблюдаю, пытаюсь что-то делать сама, потому что с врачами сейчас сложно. Они делают все возможное, но не во всем могут помочь.

Иван Князев: Я просто к тому, что как бы потом всю жизнь болячки оставшиеся не лечить.

Оксана Галькевич: Маргарита, вы знаете, сейчас в сети, в интернете очень много ходит таких видео, как «скорые помощи» в очереди стоят, в приемный покой привозят больных; палаты, которые заполняются людьми. Не всегда понятно, правда это или нет. Вот вы человек, который был в больнице. Вы все это видели, как люди прибывают и прибывают?

Маргарита Литвинова: Смотрите. Я – нет. В больнице, где лежала я, как раз в Коммунарке, на самом деле у меня окна выходили прямо на приемное отделение, то есть я постоянно видела привоз больных. То ли на тот момент не было такого наплыва, потому что получается, что я болела тогда, когда еще не было такой волны. Тогда не было ни этих очередей «скорой помощи», о которых говорят сейчас. В принципе, все было достаточно спокойно.

Плюс ко всему все пациенты лежат изолированно, то есть я лежала в палате одна, выходить никуда нельзя. Я вообще ничего не видела. То есть я не могу сказать какое-то свое мнение о заполненности больницы и так далее, потому что я видела только врачей. Все.

Иван Князев: Тут уже даже не знаешь, как сказать – повезло или не повезло, что человек чуть раньше попал.

Оксана Галькевич: Ну, в любом случае повезло же в том, что вы идете на поправку.

Иван Князев: Да-да-да.

Оксана Галькевич: По крайней мере, мы очень надеемся на это. Маргарита, здоровья вам! Приходите в себя как можно скорее. Я надеюсь, что все будет хорошо и мы с вами еще поговорим, когда все это закончится, поговорим и поздравим вас с полным выздоровлением. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Это была Маргарита Литвинова, жительница Москвы.

Оксана Галькевич: Жительница Москвы, да, москвичка. Она как раз недавно перенесла этот коронавирус, сейчас уже дома, ее выписали, как она нам сказала, и находится на окончательном восстановлении. Еще не до конца прошли все эти нехорошие симптомы, но тем не менее она уже идет на определенную поправку.

Вы знаете, у нас сейчас на связи специалист, как раз врач – врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета имени Сеченова Наталья Царева. Давайте поговорим теперь со специалистом. Наталья Анатольевна, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья Анатольевна.

Наталья Царева: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Наталья Анатольевна, вот мы только что беседовали с Маргаритой, москвичкой, которая была в больнице недавно, шесть дней назад ее выписали. И она сказала, что лечение все сейчас выглядит таким образом, что врачи не до конца еще понимают, как с этой бедой бороться, оно в некотором смысле экспериментальное.

Наталья Царева: Спасибо большое за вопрос. Вы знаете, отчасти это действительно так, потому что эта коронавирусная инфекция так и называется – новая коронавирусная инфекция. Действительно, во многом впервые мировое сообщество медицинское сталкивается с этой проблемой. И дело, конечно, в том, что в настоящее время мы пока не имеем четких научных данных о действенности того или иного противовирусного препарата, поэтому приходится пробовать, приходится иногда идти ва-банк, что называется, для того чтобы помочь нашим пациентам.

Иван Князев: Просто Маргарита нам говорила, что различные препараты, в том числе антибактериальные, применялись. Какие? И по какому принципу?

Наталья Царева: Ну, дело все в том, что вирусная инфекция антибактериальными препаратами не лечится. Антибиотики – это препараты, которые воздействуют на бактерии.

Иван Князев: То есть сопутствующие какие-то симптомы?

Наталья Царева: Противовирусная терапия – это специфическая терапия, которая ничего общего с антибиотиками не имеет. Если были назначены антибактериальные препараты, то это говорит о том, что присоединяются вторичные инфекции – уже бактериальные. Естественно, это говорит о том, что тяжесть заболевания достаточно серьезная.

Иван Князев: Наталья Анатольевна, такой вопрос. Понимаете, я курильщик. И я очень сильно беспокоюсь по этому поводу, когда все говорят, что вирус очень сильно поражает легкие.

Оксана Галькевич: Надо бросать, Иван.

Иван Князев: Да я уже задумался, что надо бы бросать, стараюсь поменьше. Правда, что курильщики прямо в зоне риска?

Наталья Царева: Это действительно так. Дело все в том, что хронический стаж курения – это та проблема, которая очень сильно подрывает состояние как бронхов, так и легких. Естественно, любая агрессия, в данном случае вирусная агрессия, конечно, может у такого пациента протекать совсем не по тому сценарию, по которому мы хотим.

Оксана Галькевич: Наталья Анатольевна, вы знаете, я прочитала сегодня о том, что в новых рекомендациях Минздрава сказано, что любой случай ОРВИ теперь, вне зависимости от эпидемиологического анамнеза, следует рассматривать как подозрительный на COVID-19.

Я обеспокоилась вот в связи с чем. Вы знаете, сейчас у нас весна – ну, такой сезон, когда ты в сквозняк какой-то попал или вышел из тепла, дунул ветер…

Иван Князев: И уже температура и сопли.

Наталья Царева: Да. И тут же какие-то симптомы простудные появились. Вот как быть людям? Как держать себя, что называется, в руках, знаете, чтобы лишнюю панику не наводить и все-таки отличить ситуацию, где нужно звонить в «скорую», нужно вызывать врача, а где еще нужно потерпеть и понаблюдать за собой?

Наталья Царева: Спасибо большое, это действительно очень важный вопрос. Обычная острая респираторная вирусная инфекция, сезонная инфекция, которой мы обычно все переболеваем один или два раза в год, как правило, сопровождается наряду с повышением температуры еще насморком, выраженной головной болью; иногда это симптомы интоксикации, такие как ломота в теле, в мышцах, в суставах и так далее.

Что касается новой коронавирусной инфекции, то, как правило, здесь два ведущих и серьезных симптома – это высокая температура, которая держится на протяжении нескольких дней и очень плохо поддается лечению жаропонижающими препаратами; и присоединение респираторных симптомов, на первом месте стоит сухой кашель. Вот сочетание этих двух симптомов должно вас насторожить в плане коронавирусной инфекции.

Пожалуйста, уважаемые пациенты, уважаемые жители Москвы, России, я призываю вас долго не терпеть! Если в течение трех дней вам самостоятельно не удается справиться с температурой и вы чувствуете, что, несмотря на принимаемые усилия, температура продолжается, кашель сохраняется, то здесь медлить нельзя. Не надо ждать пять дней, не надо ждать неделю. Нужно срочно вызывать врача!

Оксана Галькевич: Наталья Анатольевна, вы нам пожелали здоровья и следить за своим здоровьем. А мы вам желаем здоровья, вам желаем сил и терпения, чтобы выстоять до конца, когда все это закончится.

Иван Князев: Да. И поменьше пациентов. Спасибо.

Наталья Царева: Спасибо большое.

Иван Князев: Это была Наталья Царева, врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета имени Сеченова. Переходим к другой теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рассказ переболевшей москвички и комментарии пульмонолога