Коронавирус вызвал новую волну импортозамещения

Коронавирус вызвал новую волну импортозамещения | Программа: ОТРажение | ОТР

Какие отрасли нужно оградить от зарубежных конкурентов?

2020-06-08T14:58:00+03:00
Коронавирус вызвал новую волну импортозамещения
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук
Максим Савинков
директор компании «СиСорт»
Арсений Брыкин
председатель Координационного совета разработчиков и производителей радиоэлектронной аппаратуры, электронной компонентной базы и продукции машиностроения «Союза машиностроителей России»

Иван Князев: Ну, а сейчас уже серьезная тема. Экономический спад на фоне пандемии, как говорят эксперты, вернул в повестку идею протекционизма, т. е. защиты наших предприятий от зарубежных конкурентов. В план восстановления экономики попали 12 инициатив по поддержке импортозамещения.

Кстати, вопросы протекционизма были актуальны и еще до коронавируса. США, например, ни капельки не гнушаются этими методами, не гнушаются защищать свой бизнес. Например, от тех же китайцев. Это вот один из аспектов их торговых войн, между прочим.

Тамара Шорникова: А вот что в России. Общий объем средств, направленных на содействие импортозамещению за период с 15-го по 18-й годы составил больше 1,5 трлн. руб. В 19-м и 20-м годах планируют выделить 1 трлн. 300 млн. руб.

Иван Князев: Результаты 5 лет импортозамещения вполне себе оптимистичны. На треть сократился импорт продуктов. При этом Россия почти на 100% сама себя обеспечивает зерном, мясом и сахаром. Показатели по молоку, соли, овощам и фруктам пока не очень радуют, но они растут. Выросли показатели и в промышленности. Но останавливаться на этом, видимо, мы не планируем.

Какие еще отрасли нуждаются в защите от иностранных конкурентов? Мы будем выяснять вместе с экспертами. И также вас хотим спросить: а что мы вообще можем и должны производить сами? И производить так, чтобы нам никто не мешал из-за рубежа. Пишите, звоните нам, друзья.

Тамара Шорникова: Да, и как это сделать? Как защитить своего производителя, тоже подсказывайте варианты: нас многие смотрят. Будем общаться с экспертами сейчас. Первым на связь выходит Арсений Брыкин, председатель Координационного совета разработчиков и производителей радиоэлектронной аппаратуры.

Иван Князев: Здравствуйте, Арсений Валерьевич.

Арсений Брыкин: Добрый день.

Иван Князев: Арсений Валерьевич, вот смотрите, когда говорилось об этой, так сказать, новой волне импортозамещения, здесь было упомянуто то, что нужно субсидировать высокотехнологичные проекты, в том числе и радиоэлектронной промышленности, и электронной промышленности в целом. Объясните нам, о каких конкретно производствах идет речь.

Арсений Брыкин: Речь идет не только о производствах классической радиоэлектронной промышленности, но и производство тех электронных компонентов, которые обеспечивают базой разработку и производство приборов, аппаратуры и финальных изделий высокотехнологичных отраслей промышленности.

Иван Князев: Например?

Арсений Брыкин: Речь идет не только о субсидировании, о котором вы заявили, а речь идет скорее об обеспечении рынков сбыта, о защите отечественных производителей на внутренних рынках сбыта и о поддержке их в экспортном продвижении нашей высокотехнологичной продукции.

Тамара Шорникова: А все-таки, конкретно хочется…

Иван Князев: Какая продукция?

Тамара Шорникова: …какая продукция, что это за единицы? Потому что для нас для многих это, знаете, звучит, как что-то вот, ну, «нанотехнологии»: что-то очень умное, но очень далекое от человечества.

Арсений Брыкин: Ну, давайте на конкретных примерах.

Иван Князев: Давайте.

Арсений Брыкин: Когда мы говорим о национальных проектах, инвестиции в которые исчисляются триллионами рублей, на огромное количество денег модернизируются больницы, системы здравоохранения, школы, там везде есть применение как вычислительной техники, телекоммуникационного оборудования, медицинского оборудования, которые уже хорошо научились изготавливать наши предприятия. А другой вопрос, как обеспечить им приоритетность в этих закупках и как не дать деньгам Российской Федерации, бюджета Российской Федерации уйти на создание рабочих мест в других юрисдикциях.

Речь идет о цифровых избирательных участках, о криптобиокабинах, которые уже сейчас в МФЦ различных регионов выдают зарубежные паспорта. Уже упомянуты мною средства вычислительной техники, АРМы врачей, учителей. Все это может уже импорт замещать. В том числе успешный кейс российских производителей – это система хранения данных «Купол», которая по закону Яровой должна обеспечить хранение огромного количества ценной информации в различных учреждениях нашей страны. Это вполне конкретная идея.

Тамара Шорникова: Да. А как сейчас поддержка оказывается? Давайте сначала с внутренним рынком разберемся. Это принудительный такой выбор игроков? Или это стимул какой-то? Т. е., условно, вы можете заказывать только российское?

Арсений Брыкин: Дело в том, что здесь существует большое количество нормативных коллизий, которые вряд ли удастся за две минуты объяснить. Самая первая из них – что считать отечественным, что считать российским товаром. Ведь с точки зрения наших международных обязательств и договоров, подписанных со стороны правительства, товары Евразийского Экономического Содружества, в том числе и Белоруссии, и ряда других государств, входящих в этот…

Иван Князев: Но там вопрос (простите, я чтобы понятнее было), вопрос в комплектующих, да? Т. е. каков процент российских комплектующих в том или ином товаре, в той или иной технике. Я правильно понимаю?

Арсений Брыкин: Не только. Ведь на рынок выходят конечные изделия либо услуги. Соответственно, тот, кто получает тендер на поставку финальных изделий, определяет и составляющие, и в том числе компоненты. Мы, как российские производители, заинтересованы, чтобы и компоненты, и отечественные финальные продукты были произведены в России и поддерживали российские рабочие места.

Иван Князев: Арсений Валерьевич, я думаю, многие наши телезрители согласятся с тем, что нужно поддерживать отечественного производителя. Но противники, понимаете… точнее, сторонники рыночных отношений сразу спросят: а какая цена тогда будет у наших производств, у нашего продукта? А насколько он хорош, чтобы вот так вот его поддерживать? Или действительно, может, проще у конкурентов купить?

Арсений Брыкин: Проще было купить у конкурентов – это говорилось с 90-х годов некоторыми…

Иван Князев: Я понимаю.

Арсений Брыкин: …экономистами. В итоге в Китае за это время развились такие гиганты, как Huawei, которых в принципе не было на рынке телекомоборудования и вычислительной техники, а сейчас это гигант, который по сути в торговой конкурентной борьбе с ведущими компаниями США и всего мира.

Иван Князев: Мы по цене и качеству свое можем что-то предоставить?

Арсений Брыкин: В некоторых сегментах мы уже конкурентоспособны и по цене, и по качеству. Но этого невозможно будет сохранить, если мы не будем иметь доступ к рынкам сбыта. Тот, кто имеет доступ к рынкам сбыта, существенно имеет больше шансов для увеличения своей конкурентоспособности.

Что же касается тезиса о том, что дешевле купить иностранное, могу вам сказать аналитику экспертного совета Государственной Думы по радиоэлектронике. Так вот, эксперты посчитали: если вы покупаете даже чуть-чуть дешевле иностранное оборудование, лишь процент от суммы сделки по фактически бюджетной цене в Российской Федерации остается в виде налогов в юрисдикции России. Если же вы покупаете даже несколько дороже российский товар на тендерных закупках по 223-му и 44-му ФЗ, то 7-8% от суммы сделки через рабочие места и через налоги возвращается в бюджет Российской Федерации и реинвестируется в том числе в конкурентоспособность наших товаров. Поэтому важнейшая нормативная задача, которой мы сейчас занимаемся вместе с Союзом машиностроителей и предприятиями, входящими в него, это нормативное регулирование рынков сбыта высокотехнологичной продукции и электроники, которая является ее ядром и ее мозгами в конкурентоспособности ее.

Иван Князев: Понятно. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, это понятно. Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: И сейчас подключим к разговору наших телезрителей.

Иван Князев: Но сначала представим следующего эксперта. Максим Савинков у нас на связи, директор компании «СиСорт», которая занимается, насколько я понимаю, разработкой и производством высокотехнологичного оборудования для сортировки сыпучих продуктов.

Тамара Шорникова: Да, эксперта представили. Сейчас все-таки пару СМС хотя бы от телезрителей. Звонок попозже послушаем. Просто очень много людей хотят высказаться. Астрахань пишет: «У нас почти все китайское. Это идет с 90-х годов». «И до сих пор, – пишут нам в чате нашего телеканала, – под видом „Защитим отечественное”. А кто акционеры отечественного?» «Прибыль в офшоры, а убыток нам?» – пишут нам телезрители. И также совет: «Делитесь акциями, импортозаместители, тогда и деньги будут». Собственно, вот такие вопросы. А сейчас конкретно, конечно же, с экспертом обсуждаем. Максим Владимирович?

Максим Савинков: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, Добрый день. Давайте сначала понятным языком расскажем телезрителям о вашей продукции. И дальше о том, как вы ее производите, уже будем говорить.

Максим Савинков: Мы производим фотосепараторы. Это аппараты для сортировки гречки, крупы, пшеницы. Компания у нас небольшая, 109 человек. Производим примерно 150 единиц оборудования. Компании 13 лет. И вот начиная где-то с 2015 года, это я по поводу примера того, что вот отечественное…

Тамара Шорникова: Ну, т. е. с начала санкций. Такой период санкций как раз активный.

Максим Савинков: Да, в период санкций. Мы стали продавать в Европу. И на сегодняшний момент продали уже в 27 стран. 30% нашей выручки уже приходится на внешние продажи. И даже сегодняшний локдаун, скажем так, не помешал нам дальше продолжить мировую экспансию. Поэтому я вот такой нехарактерный… т. е. наша компания – такой не совсем характерный пример, когда мы, используя разные технологии, и в том числе отечественные и не отечественные, продаем не только на территории России, но и за рубеж.

Тамара Шорникова: Так, а вот это интересно. Если бы вы сказали, что у вас внутренний рынок кратно вырос, это было бы понятно, да? Нет ничего зарубежного. А за счет чего вы нарастили экспорт? Субсидии какие-то помогли или что?

Максим Савинков: Экспорт мы нарастили из-за того, что потенциал нашей продукции копился на протяжении 8 лет. Т. е. мы его разрабатывали, делали лучше, лучше и лучше. А в момент выхода она оказалась востребована за рубежом. И поэтому ее и стали покупать.

Иван Князев: Максим Владимирович, а вот это оборудование для сортировки, оно насколько уникально у вас? У него аналоги в мире есть? Чтобы нам вот понимать ваши достижения.

Максим Савинков: Аналоги у него в мире есть. Порядка 150 компаний в мире производят подобное оборудование.

Иван Князев: Ага. Т. е. это как раз тот случай, когда вот эти меры по сдерживанию иностранцев, импорта иностранного, они вот помогли вам развиться. Я правильно понял?

Максим Савинков: Все верно. У нас образовался внутренний рынок, защищенный барьером, с одной стороны, и государственная поддержка в виде помощи покупателей отечественного оборудования, с другой стороны. И, собственно, готовность технологии к глобальным рынкам, с третьей стороны. Т. е. это не один фактор сработал, это такая серия факторов сработала.

А сейчас у нас, прошлый раз я был у вас на передаче и рассказывал, что мы начали делать сортировщик по твердым бытовым отходам и проводили тестирование в Иваново. Вот сейчас у нас первая установка будет в Москве. Первое, скажем так, первое оборудование запущено. И в 21-м году мы аналогичным образом планируем выход в Восточную Европу с нашим оборудованием уже по сортировке твердых бытовых отходов.

Тамара Шорникова: Как человек, который уже получил определенные формы поддержки, расскажите, на ваш взгляд, вот сейчас, когда все чаще говорят о том, что протекционизм должен быть еще сильнее, меры должны быть жестче, – как нужно поддерживать в нынешней непростой ситуации отечественных производителей?

Максим Савинков: Давайте вот с такой стороны я расскажу: т. е. что произошло? Изменился образ жизни человека. Соответственно, изменилось его потребление.

Иван Князев: Ага.

Максим Савинков: А длительное потребление в виде услуг изменилось кардинально. Потому что человек по-другому стал есть, спать, проводить время. Промышленность не так сильно поменялась, потому что цикл у нее чуть подольше. И соответственно, что нужно поддерживать? Поддерживать, чтобы вернуть человека в привычный образ жизни, или поддерживать предприятия, которые очень быстро приспособятся к новому, иному образу жизни человека и вокруг него создадут те самые услуги, в которых он теперь стал нуждаться.

Тамара Шорникова: А у вас есть ответ на этот вопрос?

Иван Князев: Да, вы-то как считаете?

Максим Савинков: Наверное, я замысловато ответил на такой вопрос. Но вот, соответственно, что я лично стал делать. У меня супруга стала чаще готовить на кухне. Соответственно, мы меньше стали пользоваться ресторанами. И она стала заглядывать на всевозможную утварь, которая используется на кухне. Соответственно, за этим стоит какой-то бизнес. А я, как руководитель, чаще стал использовать удаленные формы связи, и поэтому интерес в организации команды, в распределенной, в цифровизированной, в такой некой зумляндии, где как бы в цифровом пространстве я бы мог вести свою работу.

Тамара Шорникова: Понятно, да. В общем, нужно точно следить за рынком, как минимум. Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Итак, Максим Савинков был у нас на связи, директор компании «СиСорт». И вот сейчас обещанные телефонные звонки. Слушаем. Людмила, Приморский край.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Людмила?

Зритель: Очень приятно, что я до вас дозвонилась. Хочу немножко поделиться. Город у нас небольшой. Мне 72 года. Прошла, как вам сказать, и Советский Союз, и перестройку, и надстройку, и все, все, как вон, стадии развития нашего общества. Так вот, на территории нашего города было 20 с лишний предприятий. Эти предприятия, начиная от обуви, дальше – ковры, пианино, стройматериалы, дальше – технические различные средства, – все изготавливалось в нашем небольшом городе. Хлебозаводов было 3 штуки, которые работали на полную мощь в течение суток. И поэтому, когда говорят, что бедно мы жили и ничего не было, мне всегда смешно это слышать.

На сегодняшний день у нас от одной остановки до другой остановки находятся 5 банков, дальше – 5 микрозаймовых вот этих, как вам сказать, забегаловок, в каждом подвале, дальше – кроме кафе и различных забегаловок, больше ничего не найдешь. И наши чиновники просто не хотят задумываться над тем, чтобы работать на человека. Они работают только на себя. Вот он получил себе место…

Иван Князев: Спасибо. Да, Людмила, мы вас поняли. Спасибо вам за ваше мнение. Ну, как раз таки вот задумываются, коли говорят о том, что нужно защищать то, что мы сами производим.

Сразу несколько СМС. Краснодарский край пишет: «Пора засучить рукава и восстановить все разрушенное: фабрики, комбинаты, заводы». Вот Краснодарский край пишет, что «пользуемся китайской сантехникой, китайскими телевизорами, китайскими телефонами. Не нужно было все свое разрушать». Правда, вот некоторые говорят, что импортозаместители – это все-таки монополисты. Ну действительно, есть такое.

Тамара Шорникова: И Москва пишет: «При наших природных богатствах и талантливых людях позорно зависеть от импорта». В общем, о зависимости нашей от импорта сейчас поговорим вместе с экспертом. Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук, по телефону.

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Кимович. Михаил Кимович, вот не зря наши телезрители пишут про все китайское, да? Я думаю, вы сами тоже знаете, сколько у нас всего китайского в нашей стране. Тамара, давай несколько цифр приведем. Вот, например, доля Китая в импорте электрических машин и оборудования составляет 47%.

Тамара Шорникова: Да, это данные за первый квартал 2020-го. Механические устройства и оборудование 29%, инструменты 34%. В общем, дальше, я думаю, перечислять много, где у нас чего хорошего китайского, в общем.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Как сейчас эту ситуацию поменять? И надо ли ее менять? Или, может быть, действительно, вот как мы обсуждали, производишь что-то хорошее – производи, есть кто-то, кто делает это лучше тебя, – покупай.

Иван Князев: И, возможно, вот сейчас, как раз таки в период пандемии, когда условия нашей жизни, условия потребления, условия производства изменились, как раз таки этим вопросом и нужно заняться. Как считаете?

Михаил Беляев: Вы знаете, у нас, конечно, я всегда говорил, что одно из наших самых больших преимуществ перед всеми остальными странами есть то, что у нас потенциально огромный рынок. У нас живет 140 млн. человек, которые… 150 млн. человек. Правда, они рынком в полном смысле слова считаться не могут, потому что у них еще нет достаточно высоких доходов. Но тем не менее, это те люди, которых надо обеспечивать вот всем тем, что вы сейчас только что перечислили. И вот это фактически немереное поле для сбыта той продукции, которую, конечно, мы должны производить сами. Вот что самое главное наше преимущество.

И как раз мы должны производить все те товары, которые требуются для потребления повседневного. Конечно, они должны, нельзя говорить о 100%, обязательно импорт нужен. Обязательно. Потому что это разное качество, это разные характеристики, которые удовлетворяют одних и не удовлетворяют других. Может быть, кому-то нужно цену, кому-то нужно, наоборот, какое-то невозможное качество, кому-то нужен престиж, там. Самые разные моменты, которые требуют того, чтобы присутствовали тоже импортные какие-то доли на рынке. Но тем не менее основа должна быть, конечно, опираться на внутреннее производство, если таковое возможно.

Я, правда, здесь не беру тот момент, который связан с безопасностью страны. Вот когда ты говоришь о безопасности страны, то тут безусловный приоритет должен отдаваться внутренним производствам, внутренней экономике и внутренним изделиям. Это, так сказать, мы не обсуждаем, сейчас это в стороне. Но если вы говорите о том, что вы опираетесь только на внутреннее производство (я опять возвращаюсь к потребительскому рынку), тут велика возможность того и вероятность того, что у вас начнет ухудшаться качество.

Иван Князев: Ну, у нас у всех может, во-первых, качество ухудшаться, а во-вторых, мы с дефицитом можем столкнуться, когда будем опираться только на свои.

Михаил Кимович, вот какой вопрос. Противники импортозамещения сейчас скажут: ну, а как же принципы вот Всемирной торговой организации? Хотя, например, мы посмотрим: господин Трамп ни разу не чурается того, чтобы объявлять торговые войны Китаю, в поддержку как раз таки своих товаров.

Михаил Беляев: Да, это совершенно верно. Т. е. господин Трамп, но вообще я не хочу персонифицировать, это вообще позиция Америки, которая использует международные организации, в том числе Всемирную торговую организацию, а может быть и в первую очередь, для защиты под лозунгом и под слоганом свободы торговли и справедливости торговли, на самом деле отстаивать там свои собственные интересы и действовать так, чтобы это было…

Иван Князев: Так, может, и нам так сейчас надо делать? Причем вообще по полной программе и не смотреть ни на какие, там, нормы и все остальное?

Михаил Беляев: Да в общем-то – да. Мы должны тут смотреть. Вы понимаете, национальный интерес, так сказать, прежде всего. И это не то что даже Америка, это любая страна, которая присоединяется к каким-то международным организациям и конвенциям и каким-то соглашениям, она все равно в любом случае, в конечном итоге, она преследует свой национальный интерес. Или продвигать свой национальный интерес, или использовать вот эту организацию для защиты своих позиций и своих интересов в коллективном уже составе. И то, что кого-то не устраивает в рамках этих организаций, мы имеем в виду даже не таких ведущих, как Соединенные Штаты или тот же Китай, они в общем-то не стесняются на каких-то локальных участках отказываться от выполнения этих самых норм и действовать так, как надо им. Т. е. действовать точно так же, как надо им.

Собственно, вот мы должны, в данном случае это тот опыт, который мы должны позаимствовать на международном рынке. И вот эта безудержная как бы демократия либеральная, – хотя я сам в душе демократ и где-то, может быть, даже либерал, я понимаю просто умом, я понимаю, что международная конкуренция, международные торговые отношения, международная дипломатия – это штука очень жесткая, очень жесткая. И она направлена на защиту национальных интересов. А это уже, так сказать, борьба.

Тамара Шорникова: Да. Спасибо вам большое.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: У нас был Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук. Говорили о импортозамещении в нашей стране в это время. Это были темы дневного эфира. А вот какие темы обсудим вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Какие отрасли нужно оградить от зарубежных конкурентов?