Коронавирус взялся за детей

Гости
Елена Маркова
жительница Хельсинки
Владимир Дашевский
житель Франции
Андрей Степанов
заместитель главного врача «ЦКБ с поликлиникой» Управления делами Президента РФ по медицинской части

Ольга Арсланова: Итак, в российских регионах один за другим открываются специализированные детские ковидные госпитали, хотя в начале эпидемии казалось, что такое невозможно и не потребуется. А теперь коронавирус встречается даже у младенцев. Это, конечно, вызывает трудности у врачей, потому что схемы лечения нужно пересматривать, а последствия вируса для детского организма пока неизвестные.

Александр Денисов: Новый дельта-штамм оказался заразнее и опаснее не только для нас взрослых, но и для детей. В США за прошлую неделю заразились коронавирусом 72 тысячи подростков, а в Америке, кстати, уже прививают детей. В Роспотребнадзоре и центре «Вектор» комментируют сдержанно, массовую вакцинацию подростков, мол, пока они болеют легче. Но с другой стороны младенцы, заражающиеся от матерей, прямо из утробы попадают в реанимацию с тяжелейшими поражениями легких. Возможно, это пока уже прошло.

Ольга Арсланова:Специалисты отмечают, что действительно в первую волну коронавирус у детей проходил практически бессимптомно, это отмечали и в ВОЗ, ипоэтому не рекомендовали массовой вакцинации. И дети болели реже, легче переносили инфекцию. А теперь ситуация изменилась. Что должно насторожить родителей? Уже предупреждают специалисты, что это длительная лихорадка, сонливость, отказ от пищи, выраженная интоксикация, что еще, обязательно узнаем в нашем эфире. Главный педиатр Москвы уже подчеркнул, что даже при бессимптомном и легком течении могут наступать отложенные последствия, которые связаны с поражением внутренних органов, т.е. могут быть тяжелые осложнения, даже если вам кажется, что ребенок переболел легко.

Александр Денисов:И в студии у нас Андрей Алексеевич Степанов, заместитель главного врача «ЦКБ с поликлиникой» управления делами президента по медицинской части, профессор. Андрей Алексеевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова:Добрый вечер, Андрей Алексеевич.

Андрей Степанов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова:Итак, у нас приближается новый учебный год. И пока что многие родители не понимают, как быть. Всерьез начинать волноваться, действительно новый штамм опасен для детей, срочно вакцинироваться, изолировать детей? С чем мы к этому новому и вероятно потенциально опасному году подходим?

Андрей Степанов:Как вы, Ольга, совершенно правильно подметили, безусловно, еще в первую волну коронавируса достаточно спокойно относились к тому, что действительно дети болели, но болели достаточно легко, иногда даже переносили бессимптомно, их скорее называли переносчиками заболевания. Но в данную волну летом мы столкнулись с тем, что дети стали болеть, стали болеть более тяжело подростки. Они фактически разворачивали полную клиническую картину, нам приходилось сталкиваться с достаточно серьезным поражением легких при этом. И, конечно, отмечались случаи, когда были заражены младенцы. Как правило, это, конечно же, слава богу, вертикального пути передачи нет, т.е. внутриутробно дети не заражаются, они заражаются непосредственно после родов от мамы, если она инфицирована. Надо отметить, что ковид имеет очень много масок. Здесь мы не всегда можем полноценно отделить, допустим, у ковидной матери у ребенка действительно ли протекает так ковид либо это дополнительные внутриутробные инфекции дают клиническую картину пневмонии, которая может быть отнесена как осложнение, в том числе, и этого нового ковида.

Александр Денисов:Андрей Алексеевич, наверное, глупо задаваться вопросом, что случилось с вирусом, почему он напал на детей, он не объясняет и, наверное, задавать этот вопрос уже поздно. Себе мы вопрос можем задать, что если бы мы грамотно прививались, как это и положено, возможно, сдержали бы рост заболеваемости, не прыгнули бы на очередной порог в 23 тысячи. Раньше было восемь, десять, сейчас уже 23. И он уже взялся за наших детей, этот вирус. Если бы мы все-таки делали, как положено, проходили всю процедуру вакцинации, не задерживая, не раздумывая, что это наша вина?

Андрей Степанов:Александр, это интересный философский вопрос. Можно, конечно, порассуждать на эту тему. Но мы видим, что даже в тех странах, которые серьезно подошли к вакцинации, был достаточно серьезный всплеск этого нового штамма ковида. И в связи с этим все задаются мыслью, не пора ли начать прививать детей. Поэтому да, безусловно, мы, наверное, упустили время, мы были благодушные, не объявив какого-то фактически противотеррористического режима в плане вакцинации, но, тем не менее, я считаю, что здесь, конечно, видоизменение вируса дало такие последствия.

Ольга Арсланова:Андрей Алексеевич, тогда поговорим об изменении этого вируса. Недавно группа ученых опубликовала, по-моему, австрийских публикацию. Они предположили, что вирус так меняется и так много новых штаммов еще возможно появится, в том числе, и резистентных к вакцине, потому что государства слишком рано сняли режим локдауна, из-за того, что люди не переставали друг с другом контактировать. Соответственно я Сашин вопрос продолжаю. Не должны ли мы тоже тут себя обвинить, что очень захотелось на волю, очень захотелось общаться, путешествовать, ходить в рестораны, и поэтому мы видим новые штаммы?

Андрей Степанов:Я думаю, что режим локдауна вряд ли сыграл здесь большую роль. Мутация вируса произошла по необъяснимой причине. Мы сейчас не будем брать конспирологических теорий, пока не доказано происхождение вируса. В связи с тем мы можем только предполагать. Вирус все равно распространяется, у вируса задача поразить как можно больше народу, при этом, чтобы человек остался жив и мог передать еще кому-нибудь. Основная цель вируса такая. И если он будет убивать, так, наверное, прошли этот путь очень многие бактерии и вирусы, которые в итоге в чисто эволюционном плане стали добрее к людям для того, чтобы распространиться как можно шире.

Александр Денисов:Но медленная вакцинация это отнюдь не конспирологическая теория, это факт. И факт, что это бьет по нам сейчас в очередной раз. Почему, вы примели пример с Америкой, высокий уровень вакцинации, прививают даже подростков, почему за одну неделю 72 тысячи подростков заразились коронавирусом? Дай бог, чтобы это привитые подростки, чтобы они легче это перенесли. Почему он так активно взялся за детей.

Андрей Степанов:Я думаю, что как раз это особенность этого штамма дельта, вполне возможно.

Александр Денисов:То есть он пробивает и вакцину уже?

Андрей Степанов:Вы знаете, возвращаясь к вакцине все-таки, если кто-то вакцинирован, он все равно может заболеть, он все равно перебаливает, он также теоретически мог быть переносчиком. Но в то же время, конечно, у него у самого это заболевание течет в значительной мере легче.

Ольга Арсланова:Давайте масштаб проблемы выясним. В 2020 году дети составляли по расчетам российских медиков максимум восемь процентов от общего числа заболевших. Какая доля сейчас?

Андрей Степанов:Американские коллеги публикуют такие данные, как 14%.

Ольга Арсланова:Почти четверть, пятая часть.

Андрей Степанов:Да. Но сказать, что охват увеличился, безусловно, но это еще пока не приобретает значение катастрофы.

Ольга Арсланова:Я помню, что когда эпидемия только началась, у меня у самой мама врач, и в этом кругу медиков такие циничные довольно для медиков разговоры шли о том, что да, пандемия, да, плохо, но болеют, умирают старые люди, которым и так уже суждено. Плохо, конечно, печально, но если бы это были дети, тогда бы все испугались. Вы чувствуете, что что-то изменилось? Что к вирусу сейчас, когда это уже действительно дети, и власти, и медики начинают относиться по-другому?

Андрей Степанов:Безусловно, это так оно и есть, когда вовлекаются в процесс дети, когда детское население начинает болеть и начинает болеть реально. Это действительно не просто, когда обострение хронических заболеваний происходит на фоне вируса, а когда мы видим реальное внедрение в детский организм коронавируса с выраженными последствия, да, безусловно, нам приходится принимать в два раза больше мер. Но, к сожалению, применять те, скажем так, препараты, которые мы применяем у взрослых, нет возможности, так как они достаточно обладают выраженные последствиями после их применения.

Александр Денисов:Как выкручиваться?

Андрей Степанов:Безусловно, идут разработки, идут изыскания на тему тех препаратов, которые можно применять у детей. К счастью, я повторю, что все равно, как бы мы ни говорили, что охват детского населения, в значительной мере выраженный, но, тем не менее, тяжесть течения заболевания все равно несравнима с взрослыми. Реанимационные койки задействованы, допустим, не как в первую волну пандемии, но, тем не менее, катастрофы нет, когда не хватало аппаратов. Да, безусловно, есть осложненные течения, но пока все-таки мы обходимся традиционными средствами.

Александр Денисов:Вы говорите, что пока все легко. Мы же не знаем, каковы будут последствия. Также как с больными ковидом. Вроде вылечили людей, отпустили их домой, а там потом понеслось: инсульты, поражения центральной нервной системы, проблемы с головным мозгом и прочее. Мы с детьми с этим не столкнемся? Когда тешим себя, что пока все вроде спокойно.

Андрей Степанов:Мы уже начинаем сталкиваться с так называемым отложенным эффектом, с тем, что мы знаем, что вирус ковида тропен к эндотелию сосудов, т.е. это выстилка сосудов. И существует такое осложнение, как синдром Кавасаки. Или же идет поражение выстилки сосудов, скажем, без полных клинических симптомов этого синдрома. Но, тем не менее, длительная температура и разлад со стороны всех органов и систем. Так как сосуды есть везде, мы можем столкнуться и с осложнениями со стороны головного мозга, ослабления когнитивных способностей, т.е. познавательных. Также осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы, печени, в общем, так, где есть сосуды, они есть везде. Боли в мышцах – это мы тоже видим и у детей.

Ольга Арсланова:А как вирус это делает? Как он бьет по сосудам?

Андрей Степанов:Он там, собственно говоря, против них и настроен, так называемая тропность, направленность этого вируса, где он начинает свое черное дело, размножение. Вирус фактически шприц с генетическим материалом, но только он это делает в эндотелии сосудов.

Александр Денисов:Можем ли мы позволить себе после того, что вы рассказали роскошь спокойно рассуждать и обдумывать, проводить ли массовую вакцинацию детей или не проводить? Учитывая, что у взрослых все-таки существует дилемма: либо прививайся либо помирай. У детей ее, получается, в данный момент нет. Нужно как можно быстрее решать этот вопрос. Да, уже идут, мы знаем, исследования, чтобы с осени приступить к вакцинации. Стоит ли стремиться к этому?

Андрей Степанов:Александр, понять можем ли мы спокойно рассуждать или не спокойно, мы спокойно рассуждаем при том, что в 21 веке дети умирают от дифтерии, умирают от коклюша, от его тяжелого течения, от токсических форм менингита. И нам приходится каждый раз проводить кампании по, буквально, склонению людей к тому, чтобы они защитили своих детей от этих заболеваний.

Ольга Арсланова:Простите, умирают не в Африке?

Андрей Степанов:Нет, нет, в Российской Федерации. От менингококкового менингита,от которого есть вакцина. Но нам нужно агитировать людей, чтобы они защитились. Это как агитация на стройке, чтобы все ходили в каске. Все говорят: а мы гуляем, гуляем, и мы не боимся.

Александр Денисов:Хорошо, нас с Ольгой агитировать не нужно, своих детей отведет, и тут же сделаем прививку.

Андрей Степанов:Вы совершенно правильно поступите, вы разумные люди. Хотя, в общем, зачастую у людей возникает горе от ума. Они попадают под влиянием антипрививочной кампании, где им начинают произносить умные слова, начинают говорить, какие ужасы содержатся в вакцинах, и в итоге их дети оказываются не привиты. И мы сталкиваемся, далеко ходить за примером не надо, буквально, при каждой встрече я рассказываю о том, что в 1990-х годах, когда наша поликлиническая система была фактически развалена, т.е. забросили вакцинацию, мы встречались со случаями дифтерии. Как во времена Чехова, когда, буквально, как в рассказе Булгакова того же «Железное горло» приходилось отсасывать дифтеритные пленки. Или как доктор Дымов умер от того, что отсасывал.

Александр Денисов:Это у Чехову уже.

Андрей Степанов:Да, это уже у Чехова. Но, тем не менее, мы это видели. Все потому, что в этот момент перестали прививать детей от дифтерии.

Александр Денисов:Но, тем не менее, вы ушли от прямого ответа на мой вопрос. Все-таки нужно ли стремиться к тому, чтобы осенью начать массовую вакцинацию детей?

Андрей Степанов:Если мы увидим, что вакцина, которую сейчас применяют у взрослых, в равной степени безопасна для детей, то, безусловно, мы должны выйти.

Александр Денисов:А в чем там нюанс? Там разница в дозировках или в чем? Что нужно принципиально понять при исследовании?

Андрей Степанов:Должны быть проведены определенные клинические испытания для того, чтобы убедиться, какие дозировки, какие концентрации могут быть применены у детей.

Ольга Арсланова:Модерна, насколько я знаю, уже официально начинает тестироваться на подростках. У нас идут какие-то сейчас уже испытания? Есть какие-то результаты?

Андрей Степанов:Насколько я знаю, к осени обещали, по крайней мере, Спутник адаптировать, так или иначе, к детскому населению.

Ольга Арсланова:Адаптировать это значит, его все-таки будут переделывать для вакцинации.

Андрей Степанов:Я не думаю, что прямо капитальным образом переделывать, но, тем не менее, видоизменить дозировку и чисто для удобства применения для детей. И плюс отработать схему, сколько нужно.

Ольга Арсланова:Андрей Алексеевич, к вашей страшной картине возвращения в средневековье, или там 19 век. Добавлю еще одну историю. Это произошло в прошлом году в нашей районе в нашей поликлинике. Мне врачи рассказали о том, как родители не стали ребенка прививать от бешенства после укуса енотовидной собаки. К сожалению, ребенок через несколько месяцев умер. Причем, аргумент был такой, думаю, вы тоже слышали неоднократно: а чего вы всякую химию в ребенка закачиваете? Авось пронесет. Как вам кажется, готовы ли российские родители к массовой вакцинации детей.

Андрей Степанов:Готовность, я думаю, предопределяет дальнейшее течение вируса в том числе. Мы видим, действительно, тяжесть заболевания растет, и нам просто не остается выбора. Когда хоть какой-то есть малейший шанс ребенку не позволить заболеть или даже если заболевание будет протекать в более легкой форме, чем у не привитых, я думаю, просто жизнь заставляет нас прививаться. И любой разумный родитель должен, по крайней мере, выбрать. Либо он будет упираться рогами и говорить, что это чипирование, это зомбирование, это введение в организм алюминия, ртути, что обычно антипрививочники говорят. Либо его ребенок останется жив.

Ольга Арсланова:Очень часто звучит такой страх. Ладно, мы, дети, репродуктивная система детская может пострадать. Откуда вообще взялась эта информация? И как можно соотносить вакцинацию с репродуктивной системой? Откуда это берется? Вам известны эти источники?

Андрей Степанов:Ольга, здесь очень много неожиданных аргументов.

Александр Денисов:Из пародийного рассказа Лукьянова. Он там рассказывал, что нельзя носить бронежилет, сказывается в метафорической форме про вакцинацию.

Андрей Степанов:Да, шапочки из фольги и т.д.

Ольга Арсланова:То есть никаких научных исследований даже приблизительно там не пробегало?

Андрей Степанов:Абсолютно.

Ольга Арсланова:Давайте поговорим с жительницей страны, где уже началась вакцинация детей от коронавируса. Причем началась именно сегодня. Это Финляндия. И с нами на связи Елена Маркова из Хельсинки. Елена, здравствуйте.

Елена Маркова: Здравствуйте, добрый вечер.

Ольга Арсланова:Все правильно, сегодня у вас первый день официально прививок для детей? Расскажите, как это происходит, какой возраст прививают, как это все организовано.

Елена Маркова:До сегодняшнего дня прививки могли получить также дети с 12 до 15 лет, которые входили в группу риска. С сегодняшнего дня прививку можно получилось детям, не входящим в группу риска с 12 до 15 лет. Также у нас есть в Хельсинки несколько прививочных пунктов, куда можно записаться через интернет либо позвонить по телефону. Также, когда начнется школа, она начинается на этой неделе, возможно, будет получить прививку и в школе, потому что в Финляндии за прививание детей-подростков после уже школьников отвечает школа, школьная медсестра. Для того, чтобы принять решение о прививке необязательно согласие родителей, т.е. если подросток может принять решение самостоятельно, он делает это самостоятельно. Если он по каким-то причинам не может это сделать сам, то родители могут выступить как его опекуны в данном вопросе и решить, нужна ли ему прививка или нет.

Александр Денисов:Елена, как к вакцинации относиться в Финляндии народ? Раздумывают или стараются обезопасить себя?

Елена Маркова:У нас, сейчас скажу точно, 67,3% от всего населения получили первую дозу на сегодняшний день. И 38,7% получили две дозы вакцины. И очереди были большие в течение лета. Сейчас очереди есть, но в то же время можно достаточно легко забронировать время, т.е. обеспечен доступ людей к прививкам. В общем-то, все достаточно хорошо работает.

Ольга Арсланова:Елена, я насколько знаю, первое время не хватало всем вакцин в Финляндии. В отличие, кстати, от России, где с этим проблем не было. И скорее такое средний процент, не очень высокий процент тех, кто получил две дозы, именно с этим связано? А не с тем, что финны не хотят вакцинироваться? Или я ошибаюсь?

Елена Маркова:Нет, конечно, не с тем, что финны не хотят. Финны хотят вакцинироваться, конечно, да. И поначалу, вы правы, казалось, что не хватит, может быть, сразу всем прививок. Поэтому у нас между первой и второй прививкой заявлена 12 недель пауза. При этом сегодня есть возможность перенести вторую прививку на более ранний срок, если кто-то хочет. В принципе, восемь недель и ты можешь уже забронировать время на вторую прививку.

Александр Денисов:Елена, вы руководите некоммерческой организацией, которая работает с русскоязычными семьями, поправьте, если я что-то не так говорю.

Елена Маркова:Все верно.

Александр Денисов:Как наши соотечественники, прививают своих детей, начали уже отводить в прививочные пункты? Расскажите.

Елена Маркова:Да, конечно, начали. Детей вы имеете в виду? Насчет детей пока информации нет. Сегодня первый день. И сложно сказать, как будут русскоязычные на это реагировать. Я смею предположить, что немного более скептически, чем местное население финны, потому что среди иммигрантов уровень вакцинации немножечко отличается по сравнению с финнами, с финским местным населением.

Александр Денисов:Почему?

Елена Маркова:Есть такое явление.

Александр Денисов:Почему отличается? У них страховок нет? Или в чем дело?

Елена Маркова:Нет, доступно, все абсолютно доступно. Я думаю, может это вопрос доверия правительству или, может быть, мы не уверены в ситуации. Также очень много русскоязычные родители читают информацию, они собирают ее абсолютно со всего мира. Как обычно, в теме прививок два лагеря, и это очень активно посмотреть.

Ольга Арсланова:Вы сказали о недоверии. Просто забавно. В России русские не прививаются, потому что не доверяют российскому правительству, в Финляндии, потому что финскому.Вообще удивительно, мы совсем рядом друг от друга, и еще буквально 100 лет назад были одной страной. С чем вы связываете такую разницу в менталитете финнов и русских? Одни готовы довериться и прививать себя и детей, а наши стоят на своем по-прежнему?

Елена Маркова:Вы знаете, это очень такой большой и сложный вопрос, честно говоря, здесь есть много вариантов для обсуждения. Финны строили государство, всеобщее благосостояние для себя, они делали это сами, вместе с правительством. И, может быть, отсюда возникал такой момент доверия, потому что Финляндия, действительно, первое, что бросается в глаза, здесь все сделано для людей, для того, чтобы люди жили комфортно и для того, чтобы у любого человека в любой ситуации был обеспечен минимальный некий уровень нормального проживания. Случись что, у человека всегда есть подстраховка. Так работает в Финляндии. Я давно не живу в России, поэтому мне сложно вопрос доверия/недоверия обсуждать, но такая ситуация в Финляндии.

Александр Денисов:Елена, я вам скажу, у нас тоже все сделано для людей. И надо приходить прививаться. Даст бог, и детей своих начнем прививать. Лена, спасибо вам большое. Елена Маркова из Хельсинки была у нас на связи. Еще у нас Франция.

Ольга Арсланова:Да, сейчас набираем Францию. Буквально через две минуты будет Париж на связи. А пока у меня вопрос к вам по поводу тех данных, которые уже есть. Прививают же подростков из группы риска в разных странах. И, насколько я понимаю, что и в России тоже можно теоретически привить.

Андрей Степанов:Теоретически пока мы не имеем официального разрешения к вакцинации подростков.

Ольга Арсланова:Но, тем не менее, мы знаем, что кого-то уже прививают, в той же Финляндии Пфайзером и Модерной, уж Спутник точно ничем не хуже. И вроде бы никаких жалоб пока нет.

Андрей Степанов:Мы, как правило, все-таки собираем опыт, и в связи с этим не можем однозначно заявить, как будет дальше. Видите, когда начали вводить тот же самый изначально АстраЗенеки вакцину, полились рекой случаи о каких-то загадочных тромбозах, смертях. Другой вопрос, что были они связаны или нет, но этот фон, который всегда сопровождает любое нововведение, он так или иначе создает нездоровую несколько атмосферу вокруг любого благого дела, которое начинают. Поэтому мы слушаем, смотрим.

Александр Денисов:Я помню, кстати, ваше замечание. Вы сказали, что не стоит хаять чужие вакцины, потому что вредим сами себе. У людей появляется недоверие и к нашей. Безусловно, не зная и просто доверять статьям в зарубежной прессе не стоит.

Андрей Степанов:Абсолютно согласен с вами.

Александр Денисов:О ходе вакцинации подростков во Франции поговорим. У нас на связи Владимир Дашевский, наш соотечественник.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте, Владимир.

Владимир Дашевский: Bonsoir, Оля. Здравствуйте. Я не совсем в Париже, я в Каннах.

Александр Денисов: А мы не говорили про Париж.

Ольга Арсланова: Я сказала.

Владимир Дашевский: +30.

Ольга Арсланова: Это я из зависти просто, понимаете. Париж еще как-то можно пережить, а Канны уже нет.

Владимир Дашевский: Но вы знаете, в этом дворце как раз тоже происходит вакцинация, как раз сбоку. Я сегодня туда зашел и спросил, как идут дела. У них очень большой список из людей, которые идут вакцинироваться в том числе и с детьми.

Александр Денисов: Владимир, а вы какой вакциной привились, Владимир?

Владимир Дашевский: Я прививался Pfizer, потому что у меня не было возможности привиться «Спутником» в том время, когда я прививался. Потому что изначально вообще был без вакцины (много работы). Но мы же давно уже на связи, с самого начала ковида на общественном... Первый момент я работал без вакцины, даже был в красных точках (больницах), но ничего, не заболел. А потом, когда стало возможно, я привился Pfizer двукратно.

Александр Денисов: Вы говорите, что с детьми приходят, то есть сами прививаются и прививают детей одновременно?

Владимир Дашевский: Да, это началось сначала от ВОЗ. ВОЗ посоветовал, сказал, что это правильно, для большего и быстрого получения всеобщего иммунитета нужно прививать и детей. Сейчас стоит разговор, что они пробуют рассмотреть, даже прививают детей совсем маленького возраста, то есть и до 12 лет. Но приходят. Причем, там статистика очень интересная. Предположим, из 8210 детей (это на 5 августа) только 52 ребенка попали в больницу с какой-то тяжелой ситуацией, которым до 9 лет; 65, которые попали в больницу, которым до 19 лет. Но это ни о чем не говорит, потому что во Франции сейчас начали очень сильно прививаться. Они считают, что привитый ребенок – это в тоже самое время страховка и для родителей, и для пожилых членов семьи.

Александр Денисов: Какой уровень у вас вакцинации? Сколько процентов привили населения?

Владимир Дашевский: Всего на данный момент у нас уровень порядка 60, нет немножко поменьше был. У нас под 60%, из которых две вакцины под 40%.

Ольга Арсланова: Владимир, а чем прививают подростков? И как переносят? Есть ли уже данные о том, как переносят вакцину?

Владимир Дашевский: Вы знаете, в первую очередь, конечно, это был Pfizer–BioNTech, а сейчас, с 25 июля получили разрешение Moderna. Переносят совершенно нормально. Как мы знаем, французы не большие любители вакцинации, в том числе как и русские тоже. Это две первые страны, которые (Франция на первом месте, Россия на втором) против вакцинации. Наверное, это связано с какими-то побочными разговорами, когда говорят не вирусологи, а кто-то. Такие разговоры перед входом в дом: «Я слышала, что вот тот заболел тромбозом». «А я слышал, что вот этот плохо себя чувствует, руки-ноги». Это все надо не слушать, а идти спокойно делать, все от головы как бы, все это работает.

Александр Денисов: Справедливо. Владимир, тем не менее, если мы правильно поняли: 60% населения Франции уже привито, правильно?

Владимир Дашевский: Да.

Александр Денисов: У нас же, по-моему, 30% последние данные?

Андрей Степанов: Мне кажется, что мы уже перевалили за 40, особенно когда на это внимание обратило государство, и стали буквально отстранять от работы, скажем так, членов трудового коллектива, кто не привился. Мы уже вполне тогда...

Александр Денисов: Тогда выстроились в очередь, да.

Ольга Арсланова: 40% хотя бы одним компонентом.

Александр Денисов: Отличный тоже показатель. Тем не менее вопрос, Владимир, почему потребовалось Макрону оправдываться в инстаграме санитарные паспорта, за запрет появляться без санитарного паспорта в ресторане, в кино, даже в той же больнице? Почему потребовалось вводить такие меры?

Владимир Дашевский: Это все, будем так говорить, свобода, равенство и братство. Французы очень любят при любом поводе что-то отвергать, и когда он ввел более серьезные рамки, когда он понял, что для получения быстрого иммунитета и для помощи людям нужно ввести рамки, ограничения... В ресторанах, кстати, с сегодняшнего дня везде, вы не можете попасть в рестораны без QR-кода.

Александр Денисов: Даже на террасу?

Владимир Дашевский: Даже на террасу, да, все закрыто. Вы не можете пойти в кинотеатр. Причем, неделю тому назад все кинотеатры по своему собственному сговору решили и закрыли свои залы. Из-за чего? Потому что они были недовольны, что им приходится еще и к тому же устанавливать машины, которые должны считывать QR-код. Вы не можете попасть в театры. И детям они перенесли с 30 августа до 30 сентября, то есть дети от 12 до 17 лет должны быть привиты обязательно QR-кодом, иначе они не могут попасть ни в коммерческие центры, ни в кинотеатры, ни в театры – понятно, никаких таких общих массовых мероприятий.

Александр Денисов: А в школы?

Владимир Дашевский: Школы пока под вопросом. Это будет видно, как будет происходить вакцинация. Но после того, как он выступил 25 июля, очень большой всплеск, потому что до этого было 20%, сейчас уже привито детей 32%.

Александр Денисов: Владимир, то есть такими мерами власти Франции все-таки подтолкнули прививаться граждан своих?

Владимир Дашевский: Ну, кнут и пряник, конечно, а как по-другому? Вы знаете, мы все, по-моему, хотим выйти из этой ситуации. Я думаю, это единственная возможность на данный момент – всем просто привиться и забыть это, и продолжать жить.

Ольга Арсланова: Владимир, есть информация о том, что во Франции некоторые жители специально заражаются, чтобы не прививаться, но вот этот passe sanitaire получить. По-моему, в России еще до такого не дошли, то есть у нас покупали QR-коды, покупаются сертификаты липовые. Но вот специально заболеть – это по-французски?

Владимир Дашевский: Вы знаете, по-французски 45000 штрафа либо 3 года тюрьмы, если у вас QR-код, который не настоящий, а поддельный. Вот это вот интересно. Я считаю, что это тоже правильно, потому что заболеть, я не знаю. Зачем заболевать, когда проще сделать вакцинацию? Это странно. Наверное, есть. Всегда есть какие-то два лагеря. В субботу были большие манифестации, относительно большие. Для Парижа 17000 человек – это небольшое количество людей, если считать, что сам Париж – он маленький: там 2,5 миллиона живет, но с территорией, которая рядом, - это 10 миллионов. А всего во Франции было порядка 150-180 тысяч людей, которые бастовали против. А когда им задаешь вопрос: «Почему вы бастуете?» «А вот мы бастуем, потому что мы не верим». Тут нечего на это ответить.

Александр Денисов: У человека должен быть выбор. Кто-то хочет в Сену броситься с моста, кто-то может специально заразиться – тоже вариант, в принципе, для самоубийства.

Владимир Дашевский: Конечно, да.

Александр Денисов: Владимир, спасибо большое за отличное, интересное включение. Владимир Дашевский из Канн был на связи из Франции.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Андрей Алексеевич...

Андрей Степанов: Извините, да, это очень интересно, наверное, для будущих социологов или историков потом провести анализ между тем, как проводилась в лютеранских странах и в католических вакцинация. То есть мы видим, что лютеранские страны дружным строем идут прививаться, в то время как католики, в частности православные, - они большей частью могут и отрицать саму эту вакцинацию. Вот этот анализ в дальнейшем будет проведен.

Александр Денисов: А французы у нас католики, лютеране или вы намекаете на американцев?

Андрей Степанов: Нет, французы – католики, соответственно, лютеране – финны.

Александр Денисов: А, финны.

Ольга Арсланова: Скандинавы, немцы, да.

Андрей Степанов: И вот они дружным строем, процент в значительной мере больше.

Ольга Арсланова: Вы думаете, это как-то связано в разнице между католицизмом и протестантизмом?

Андрей Степанов: Однозначно.

Александр Денисов: А может быть, это связано с выдержкой в данном случае Сергея Семеновича Собянина? Вот не нужно было. Что на недельку ввели эти QR-коды, оставляйте их, пусть они будут бесконечны, пока мы не победим эту заразу? Мы на 8 висели, сейчас мы вскочили на 23000 ежедневно. Мы так и будем. Потом мы до скольких? До 40 дойдем и опять будем себя уговаривать? Не стоило отменять. Если этих подталкивают вакцинироваться, почему бы и у нас не оставить эти меры принудительно?

Андрей Степанов: Вот видите, например, в той же Бельгии штраф вообще когда родители не вакцинируют своего ребенка около 8000 евро и повышение просто стоимости страховки. Там в Германии точно таким же образом – просто бьют по карману. Если вы не хотите прививать своего ребенка, то на лечение его пойдет гораздо больше денег, и ваша страховка вырастет. Тюремные сроки, если ребенка из принципа не вакцинируют. У нас все очень демократично.

Ольга Арсланова: Андрей Алексеевич, не кажется ли вам, что есть недоработки и со стороны медиков, и со стороны властей у нас, потому что у нас с самого начала как-то говорили, что для детей это не страшно. И информационной работы не так много. Понятно, что противостоять ярким фейкам очень сложно, но, тем не менее, это нужно делать. Нам зрители пишут: «Детей для начала нужно учить носить маски». Вот вы обратите внимание, у нас дети везде без масок ходят, потому что с самого начала эпидемии родители успокоили.

Андрей Степанов: Дело в том, что, конечно, вообще прививать культуру нахождения в обществе детям, в том числе и при ношении масок, - это обязательный элемент, потому что маски теперь от нас никуда не уйдут. И находиться в общественном месте уже без маски я думаю, что уже мы не сможем в ближайшее десятилетие, а потом и забудем, как это оно без маски.

Александр Денисов: Как китайцы – привыкнем.

Не могу про феномен прошлой недели не спросить – про суперраспространителей. Появилась информация, что один человек заразил 1500. Уж оставим на совести тех, кто рассказывает, как они это все посчитали. Но, тем не менее, способен ли этот штамм... Еще есть такая деталь, что раньше, чтобы заразиться требовалось 1000 частиц, сейчас уже достаточно 100. Опять же, как все это высчитывается, но, тем не менее, это настолько так опасно, как говорят?

Андрей Степанов: Говорят, что штамм «Дельта» - он более контагиозен, нежели были до него.

Александр Денисов: Контагиозен – способность передаваться?

Андрей Степанов: Способен заражать. И меньшее количество частиц.

Александр Денисов: То есть один человек и 1500 тысяч, например, он проехался по метро в течение 40 минут, и в каждом вагоне оставил след, такое возможно?

Андрей Степанов: Такое может быть вполне.

Ольга Арсланова: Обратите внимание.

У нас на связи Любовь из Новосибирска, наша зрительница. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я бы хотела сказать такое. Чтобы прививать всех детей, нужно индивидуально подойти к каждому ребенку – полное его обследование. Это первое. Второе. Каждый ребенок имеет какие-то заболевания скрытые – это знают все медики, поэтому будьте любезны прежде, чем вот эту поголовную вакцинацию проводить... Взрослых-то полностью не обследуют, а детей тем более будет эта поголовная вакцинация. Зачем нас уподоблять стаду? Надо индивидуально смотреть на каждого человека, потому что...

Александр Денисов: Конечно, все нужно делать с умом – совершенно справедливо говорите, это нужно учитывать. Спасибо за ваше мнение.

Еще у нас Павел из Ростовской области. Павел, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие. Добрый вечер, телезрители. Вы знаете, я вот хожу по улицам, наблюдаю ситуацию, слушаю вашу передачу, особенно вашего корреспондента из Финляндии. У меня складывается такое ощущение, что в настоящий момент Россия превратилась в какой-то центр мракобесия, понимаете? То есть XIII век закончился, на улице XXI: интернет, все остальное. Но у нас почему-то такое негативное отношение к вакцинированию.

Александр Денисов: Павел, нет такого ощущения, что опозорились при такой возможности сделать прививку, начать прививаться еще зимой можно было во многих регионах?

Зритель: Совершенно правильно. Вот вы правильно отражаете мысль, но почему-то не хотите ее закончить. Смотрите, у нас в Ростове 90%... Вот я выхожу на улицу, 90% маски не носят. Просто-напросто. При этом губернатор заявляет о том, что у нас масочный режим. То есть у нас есть прекрасный, замечательный рынок «Квадро» - там 90% продавцов без масок. Не все, 10% ответственные люди – они в масках.

Ольга Арсланова: Ну да, а толку-то нет, 10% ничего не сделают.

Зритель: Где же руководители этого рынка, где наша администрация, где наше противодействие вот этим вбросам про ввод алюминия, чипирование, зомбирование? Ну, не хочешь ты прививаться – сиди дома. Не хочешь прививать ребенка – тоже сиди дома. Ведь никто с пистолетом же не ходит. Но почему вот такая какая-то агрессивность идет, понимаете?

Ольга Арсланова: Спасибо, Павел. А давайте этот вопрос «почему» Андрею Алексеевичу зададим. Есть главный фактор? Нехватка образования, действительно раскоординированность властей, менталитет? Вот что-то главное, что нам мешает?

Андрей Степанов: Я думаю, что сводить к менталитету все не получится.

Александр Денисов: Вы же сводили к лютеранству, католицизму...

Ольга Арсланова: Мы еще там не поговорили, где азиаты в этой всей парадигме, ну ладно.

Андрей Степанов: Кстати, азиаты – они более дисциплинированы.

Александр Денисов: У них-то все прекрасно. Конфуцианство 100%.

Андрей Степанов: Так вот давайте, интересно же. Это такое исследование: многофункциональное, емкое.

Ольга Арсланова: То есть виновато православие или что?

Александр Денисов: Я думаю, кстати, православные... Ведь патриарх сделал прививку и сказал: «Прививайтесь все».

Андрей Степанов: Обязательно. Просто свобода выбора внутри религии. Может быть, не исключено, что это.

Ольга Арсланова: То есть мы играем в демократию не там, где нужно.

Андрей Степанов: Я думаю, что да. Вы знаете, больше меня задела дама, которая говорила, что нужно обследовать ребенка и нужно всех обследовать. Это, знаете, был и сейчас есть диалектический материализм. С одной стороны, диалектика в чем заключается? Ребенка с хроническим заболеванием прививать страшно. С другой стороны, ребенка с хроническим заболеванием страшно не прививать. И, в связи с этим, мы должны выбрать: либо мы будем бояться его привить... Что, в общем, при данных и возможностях медицины, в конце концов, в условиях стационара или недалеко от стационара (конечно, в метро мы детей прививать не будем: в кибитках рядом с метро)... Но, тем не менее, ребенка с хроническим заболеванием как раз привить нужно именно для того, чтобы на фоне этого хронического заболевания не разыгралась трагедия.

Александр Денисов: Андрей Алексеевич, спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Андрей Степанов, заместитель главного врача по педиатрии «ЦКБ с поликлиникой» Управления делами Президента РФ по медицинской части, профессор, отвечал на наши вопросы, на вопросы наших зрителей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (7)
Александр Альбертович Егоров
А как же самый любимый ЭТИМИ ведущими Гинцург, который говорил, что его жижа-вакцина спутник даёт пожизненный иммунитет. а теперь дорогие рассияне прививайтесь мои раствором до смерти каждые полгода--за каждую дозу государство платит минимум 30 долларов этому господину.
Любовь Гармония Александр Альбертович Егоров
Сплошная пропаганда. Мои комментарии вообще подтирают.
Яков Любовь Гармония
Не только Ваши. И не только здесь. Правда глаза колет.
Александр Альбертович Егоров
И кто такой предатель-Дашевский, сбежавший в Канны.-авторитет-эксперт в эпидемиологии.
Александр Альбертович Егоров
Моя знакомая заболела короновирусной инфекцией--лечилась в Москве--безуспешно, ей прислала сестра лекарства с Китая--вылечилась за 3 дня.
Светлана Васильевна
КОклюш, кОклюш! Я ору! Это специалист, который не знает даже, что болезнь называется коклЮш, а не кОклюш? И я должна ему поверить во всём остальном?
Светлана Васильевна
И ведущая, глупо хихикающая по поводу воздействия вакцины на репродуктивную функцию. Что она может об этом знать, если у неё 14% - это четверть?