Ковид: пик пройден

Гости
Евгений Ачкасов
президент «Российского медицинского общества», доктор медицинских наук
Алексей Живов
главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук

Ольга Арсланова: Про коронавирус мы и поговорим. Судя по всему, все самое сложное уже позади.

Петр Кузнецов: Тем не менее, видите, регионы наши в перекличке все-таки начинают по традиции с коронавирусной статистики, все еще есть о чем сообщить. Но тем не менее «пик пройден и прирост минимальный». Это сказал премьер Мишустин. Он заявил, что обстановка с коронавирусом в стране улучшается, но тут же добавил: «Это не дает нам права расслабляться».

Ольга Арсланова: Как раз накануне Сеченовский университет выписал первую группу добровольцев, на которых с середины июня испытывали вакцину от коронавируса.

Петр Кузнецов: Как нам удалось справиться с COVID? Почему, например, в Москве статистика начала улучшаться, как только людям разрешили гулять? И что будет дальше? Пресловутая вторая волна придет или не придет? Готовы ли мы к ней?

Давайте выяснять, раз официально признано, что пик пройден, с нашими экспертами. Евгений Ачкасов – первый из них, президент Российского медицинского общества, доктор медицинских наук. Евгений Евгеньевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Евгений Ачкасов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Не то чтобы мы ставили под сомнение слова премьер-министра, но все-таки давайте разбираться. Можно ли говорить, с медицинской точки зрения, с научной точки зрения, о том, что пик точно пройдет?

Евгений Ачкасов: Ну, то, что ситуация стабилизирована – это, конечно, несомненно. Конечно, в последнее время мы видим такую тенденцию к снижению, но при этом количество инфицированных в целом по стране все равно держится на уровне 6 тысяч и не снижается. И конечно, это все-таки такая тревожная цифра. В Москве ситуация значительно улучшилось, и это мы видим. Менее тысячи человек инфицируется в день. И для этого города это хороший показатель динамики снижения.

Но мы должны понимать, что может влиять на количество инфицированных, вообще на нахождение вируса в популяции. В крупном городе, в Москве например, с моей точки зрения, на это сейчас влияют не только противоэпидемиологические мероприятия, которые проводились, но и то, что люди сейчас выезжают из города и вообще больше перемещаются в Московскую область. Открыты границы между регионами, и спокойно люди уезжают. Это тоже может сказываться.

Поэтому я бы ситуацию охарактеризовал так: действительно положительная динамика, все-таки можно говорить, что пик пройден, но риск инфицироваться все равно достаточно высокий, если не соблюдать меры самосохранения. И я бы людей призвал и сейчас, несмотря на то, что в Москве, например, потихонечку отменяются многие ограничительные меры, все равно соблюдать режим самосохранения, использования масок, перчаток в публичных местах пока, потому что риск инфицироваться все равно существует.

Петр Кузнецов: Евгений Евгеньевич, а до какого времени? Когда уже точно можно сказать?

Евгений Ачкасов: Вы знаете, сейчас мы подходим потихонечку все-таки к осеннему периоду, и это тоже не надо забывать. А осенью не исключен подъем количества инфицированных – так называемая вторая волна. И это может быть естественным процессом. Как и любая острая респираторная вирусная инфекция, так и коронавирусная инфекция, для них характерен подъем в более холодный период времени, осенью. Это зависит не только от условий существования самого вируса, когда нет такого активного солнечного излучения, но и резистентность, то есть устойчивость организма человека к вирусам, в осенний период снижается. Это естественные биологические и физиологические процессы.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Евгений Евгеньевич, скажите, что произойдет быстрее в России – коллективный иммунитет или вакцина появится и будет работать?

Евгений Ачкасов: Очень сложный вопрос, очень сложный вопрос. Я даже, наверное, не берусь ответить – по той причине, что все-таки вакцинация… Мало, чтобы вакцина появилась. Надо подтвердить и ее безопасность, и зарегистрировать соответствующим образом, пройти все процедуры. Но это уже происходит, делается. Уже и первая партия добровольцев протестирована. Но надо еще произвести большое количество и начать использовать вакцину. При этом вопрос стоит: вакцина будет использоваться всем подряд или избранным, как бы добровольцам, добровольно? Было заявлено в министерстве, что это будет добровольная вакцинация.

Петр Кузнецов: Всем подряд? Это вы про обязательную?

Евгений Ачкасов: Да.

Петр Кузнецов: Понятно.

Евгений Ачкасов: Поэтому мы должны все-таки ориентироваться в данном случае на формирование коллективного иммунитета, раз не вводят вакцину в обязательном порядке.

Петр Кузнецов: Евгений Евгеньевич, еще один вопрос. Тем не менее пик пройден, это признано. Мы каким-то образом перебороли коронавирус. Что, по-вашему, в России помогло справиться с коронавирусом? Какие конкретные шаги? Какие конкретные решения? Что мы сделали так? Что сделали не так? Могли ли мы этот пик, например, раньше пройти?

Евгений Ачкасов: Ну, с моей точки зрения, все было сделано очень корректно. И это показывает как раз ситуацию относительно других стран. Несмотря на то, что в России вроде бы количество инфицированных сейчас – 750 тысяч, общее за весь период инфекционного процесса, в других странах, может быть, где-то и поменьше, но с учетом населения нашей страны, конечно, это нормальные показатели. Но количество умерших в разы меньше, чем в других странах.

Конечно, это свидетельствует о том, что были приняты своевременные ограничительные меры по перемещению людей, по мерам самоизоляции, по использованию перчаток, масок, введение режимов. Много было дискуссий, говорили, что нужно, не нужно. Но это был период, когда нужно было принимать радикальные меры, максимальные, пусть даже где-то с элементами перестраховки.

И конечно, очень важно, что четко сработала система здравоохранения в плане перестройки. Тут даже и критиков нет. Зачастую, когда что-то обсуждается, говорят, что что-то хорошо, а что-то плохо, но здесь даже критиков нет. Действительно, система здравоохранения сработала на «отлично». Были четко и быстро перепрофилированы многие учреждения, введены новые инфекционные стационары. И сейчас создан резерв такой, что если и будет вторая волна в России, то, с моей точки зрения, она…

Петр Кузнецов: …пройдет незаметно.

Евгений Ачкасов: …будет протекать на фоне уже более подготовленной ситуации со стороны здравоохранения.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное. Евгений Ачкасов, президент Российского медицинского общества. Говорил он о перераспределении системы здравоохранения.

Вот об этом уже подробнее с нашим следующим экспертом в этой теме. Алексей Живов, главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук, доцент. Алексей Викторович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Алексей Викторович. Первый вопрос. По вашим наблюдениям, становится ли действительно ситуация лучше? Можно ли сказать, что мы прошли пик по коронавирусу? Ну, по тому, что вы видите сейчас в вашей работе.

Алексей Живов: Ну, если ориентироваться на официальную статистику, то, да, пик пройден, заболеваемость снижается, количество пациентов в городских стационарах стало значительно меньше, количество тяжелых пациентов тоже стало меньше и количество умерших тоже стало меньше. Судя по всему, ситуация с коронавирусом, по меньшей мере в Москве, как минимум стабильная, заболеваемость снижается.

Что касается регионов России, то здесь мы этого сказать не можем, потому что в отдельных регионах – это Свердловская область, это Санкт-Петербург по-прежнему, Ханты-Мансийский регион – там наблюдается некий даже рост заболеваемости, по-прежнему больничные койки заполнены. То есть, да, ситуация в целом стабильная в Москве, но в целом с учетом ситуации в регионах, я думаю, что пока праздновать победу нам еще рано.

Петр Кузнецов: То есть нельзя сказать, что за это время переболели все кто мог, а остальным сейчас мало что уже грозит?

Алексей Живов: Нет. Ну, во-первых, по данным опять же статистики, переболело не более 10%, ну максимум 15% населения. Эта цифра, в общем, далеко от того, что все переболели. Но надо сказать, что все и не должны переболеть.

Петр Кузнецов: Нет, я сказал: все кто мог. А у остальных или иммунитет, или всякие защитные барьеры, или здоровье лучше.

Алексей Живов: Понимаете, какая история? Разговоры по поводу иммунитета, скажем так, очень неконкретные пока, потому что мы не знаем, что такое иммунитет к ковидной инфекции, до конца, насколько он стойкий, насколько он действительно высокий и может защищать от повторных заражений. Пока официальной точки зрения на этот счет у врачей в мире не существует.

Известно, что примерно два-три месяца после заболевания большинство повторно не болеют. А что будет дальше? Может быть, будут другие штаммы коронавируса. Опять же никто не знает. Поэтому полагаться на коллективный иммунитет пока не стоит.

Петр Кузнецов: А ничего, что мы спустя столько времени все еще так мало знаем о коронавирусе?

Алексей Живов: Ну слушайте, это не так много времени. Для медицинских исследований полгода – это не время, это очень мало. Для того чтобы разобраться и понять, требуется как минимум год, а может быть, и больше, потому что исследования ведутся не только в лабораториях, но и в клинике. А вот клинические исследования достаточно длительные, потому что за пациентами, которые переболели, требуется наблюдение – и отнюдь не один-три месяца, а как минимум полгода или больше. Что будет с ними дальше? Надо наблюдать, а на это требуется время.

Ольга Арсланова: Давайте вместе послушаем звонок из Оренбургской области от нашей зрительницы об остановке в ее регионе. Здравствуйте, Наталья, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела задать такой вопрос. У меня муж оказался в контакте на своем предприятии с зараженным коллегой. Соответственно, попал под самоизоляцию двухнедельную. Приехали вирусологи, как их называют, брать тест. Я спросила… Ну, я подготовилась. Думала, что мне тоже положено сдать, так как я нахожусь в стопроцентном контакте со своим мужем. Мне, соответственно, отказали и сказали: «Вам это не требуется».

Я бы хотела узнать, вообще как такое допустимо. Тест стоит 960 рублей у нас в области. То бишь нужно было проходить мне ли самой тест либо вообще не нужно было проходить? Муж сидел на самоизоляции, а я…

Ольга Арсланова: А вы себя чувствуете хорошо сейчас?

Зритель: Да, конечно, я чувствовала себя хорошо. Мне просто интересно, что это за система обследования, когда обследуется человек один, ждет 5–6 дней своего анализа, и только потом обследуют всех приближенных людей. Это очень интересно. И у нас в области растет с каждым днем количество зараженных.

Петр Кузнецов: Перестроение системы здравоохранения.

Ольга Арсланова: Хорошо. Давайте ваш вопрос зададим Алексею Викторовичу.

Есть вообще какой-то протокол действий в таких случаях, прописанный?

Алексей Живов: Протокол действий есть. Все правильно сделали. Контакт с заболевшим – был изолирован и отправлен на домашний карантинный режим. Это главная мера. То, что у всех контактных лиц надо брать анализы – согласно мнению Центра по контролю за заболеваемостью в США и Европе, это не так. То есть берут анализы только у тех, у кого появляются симптомы, допустим, в течение 5–7 дней после контакта. Если симптомы не появляются, то обследовать необязательно.

То, что сделали тест супругу позвонившей гражданки – это, в общем, некая перестраховка. Но она тоже верная, ее осуждать нельзя. То, что самой супруге не сделали бесплатный тест – это абсолютно оправдано, в этом нет никакой медицинской необходимости. А если она боится чего-то и считает, что… ну, у нее есть какая-то озабоченность, она может пойти и сдать этот тест платно. Мое мнение такое.

Ольга Арсланова: Спасибо за разъяснения.

Петр Кузнецов: Алексей Викторович, единственный вопрос. Знаете, о чем напоследок хотелось бы спросить? Вот мы заметили (да я думаю, вообще многие), что сейчас само отношение к коронавирусу поменялось. Народ уже забыл о вирусе, уже не так часто моет руки, не носит маски, не соблюдает дистанцию. Веранды переполнены, пляжи… Это нормально? Или вы бы как врач посоветовали все-таки в хорошем смысле быть потревожнее в этом плане и вспомнить снова, что это за угроза?

Алексей Живов: Мы уже устали в вашем эфире призывать к тому, чтобы население не расслаблялось, потому что пандемия никуда не делась. В мире по-прежнему растет заболеваемость. Есть страны, где абсолютно рекордные показатели по вновь заболевшим. И пока надежного доказательства, что в России коронавирус исчез, у нас нет. В любой момент может наступить рост заболеваемости.

Поэтому надо соблюдать те требования, которые предъявляет Роспотребнадзор, причем локальные, в тех регионах, где вы проживаете. В Москве и Московской области пока в общественных местах – в магазинах, в других местах скопления людей – масочный режим никто не отменял. Нужно носить маски, нужно обрабатывать руки, использовать перчатки в магазинах и так далее. То есть я призываю граждан не расслабляться, быть в тонусе и соблюдать все требования, которые предъявляют к ним санитарно-эпидемиологические власти регионов.

Петр Кузнецов: Алексей Живов, главный врач Ильинский больницы, его комментарий и его призыв напоследок.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Переходим к еще одной теме, тоже связанной с коронавирусом так или иначе.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Но праздновать победу над коронавирусом пока рано. Почему?