«Красивые» автомобильные номера будут продавать на Госуслугах

«Красивые» автомобильные номера будут продавать на Госуслугах
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Виктор Похмелкин
председатель Общероссийского общественного движения «Движение автомобилистов России»
Сергей Радько
адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия»

Александр Денисов: Тамара, или можно по-русски, буква за буквой. На три красивых буквы.

Тамара Шорникова: Давай я все свои возможности продемонстрирую.

Александр Денисов: Да, всё вообще, все фантазии. Минэкономразвития опубликовал расценки на так называемые красивые автомобильные номера. Уже с января следующего года номер с сочетанием одной цифры и одной буквы, например, ООО111, можно будет приобрести за 600 тыс. руб. Впрочем, их и сейчас продают примерно за те же деньги, но только неофициально. Вот что хотят вообще сказать миру автомобилисты с такими номерами красивыми, обсудим с Виктором Валерьевичем Похмелкиным, председателем Общероссийского движения автомобилистов России.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Виктор Валерьевич…

Виктор Похмелкин: Здравствуйте, добрый день.

Тамара Шорникова: Слышно?

Виктор Похмелкин: Да.

Александр Денисов: Что хотят люди сказать таким красивым номером миру, как думаете? Какой посыл отправить всем нам?

Виктор Похмелкин: Тут есть два аспекта. Первый – совершенно конкретный и практический: в целом ряде случаев такой красивый номер дает определенную индульгенцию. В отношениях с Госавтоинспекцией, например.

Тамара Шорникова: А какую?

Виктор Похмелкин: Такие машины либо не останавливают, либо, так сказать, заранее понимают, что владелец этой машины занимает серьезное должностное положение либо имеет крупный капитал и т. д.

Александр Денисов: Виктор Васильевич… Виктор Валерьевич, простите… знаете, а я вот, будучи инспектором, я бы только их и тормозил все время.

Тамара Шорникова: Конечно.

Александр Денисов: Зная, что как раз там-то крупная рыба и плывет.

Тамара Шорникова: Потенциальных денег.

Виктор Похмелкин: А знаете, сколько таких сотрудников поувольнялось после того, как они попытались как-либо воздействовать на такого рода нарушителей? К сожалению…

Тамара Шорникова: Видимо, не только деньги, но и связи у владельцев таких номеров есть.

Виктор Похмелкин: Мы живем в номенклатурно-бюрократической стране, где вот эта принадлежность к касте высших чиновников, к сожалению, действительно является индульгенцией. Мне те же самые гаишники часто жаловались, что есть «неприкасаемые», есть специальные списки, утвержденные на очень высоком уровне, и как только сотрудник Госавтоинспекции пытается что-либо сделать в отношении такого должностного лица, то сразу же наступают неприятные последствия. Вплоть до увольнения из органов. А иногда даже и вплоть до привлечения к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий.

Тамара Шорникова: Виктор Валерьевич, а как сейчас такие номера получают? Пока нет еще аукционов и в общем-то каких-то прописанных норм?

Виктор Похмелкин: Как говорится, по блату. Т. е. люди, близкие к руководству номенклатуры, просто обращаются, чаще всего прямо к начальнику ГИБДД, там составляются специальные списки, и эти номера распределяются между своими да нашими, что называется. Вот, например, в моем родном регионе – в Пермском крае – таким номером это 059. Это номер региона, и когда у тебя такой еще номер, то это как бы показатель того, что ты к чему-то как-то относишься. Тот начальник ГИБДД, который пытался остановить эту практику раздачи этих номеров, очень быстро, довольно быстро расстался с должностью.

Александр Денисов: А сколько стоит такой номер – 059?

Виктор Похмелкин: Для высокопоставленных должностных лиц – ни копейки не стоит.

Александр Денисов: Ну хорошо, а не высокопоставленного, но богатого человека? Хотя это, конечно, уже, ну, одно с другим связано.

Виктор Похмелкин: Ну, тогда это размер взятки. Я не знаю, честно говоря. Я не знаю, какие это размеры взятки: я с этим рынком не знаком. И не хочу с ним знакомиться, если честно. Но можно обсудить по как бы неким рыночным ценам. Потому что есть вторичный рынок этих номеров, и их часто перепродают. Вот в Интернете можно такие объявления увидеть. Там за некоторые номера несколько миллионов рублей просят. И, значит, раз просят – значит, наверное, кто-то и платит.

Тамара Шорникова: Вот есть данные от Минэкономразвития на эту тему. В пояснительной записке к законопроекту они указали: «Исходя из данных, указанных в открытых источниках, цена за отдельные красивые номера может варьироваться от 10 тыс. руб. до 10 млн. за штуку, а средняя цена может составлять около 300 тыс. руб.»

Виктор Похмелкин: Вы знаете, эта мера сугубо такая фискальная, желание собрать деньги и отобрать их у тех, кто сейчас торгует этими номерами, и перенаправить в бюджет. Ради бога. И это, наверное, не так плохо. Но думать, что с помощью таких мер вы вообще покончите с неравенством, с этим номенклатурным беспределом, – конечно, это достаточно наивно. Для этого нужны более серьезные меры на, так сказать, политическом уровне. А так это действительно просто перераспределить денежные потоки. Ну, будем надеяться, в пользу бюджета.

Александр Денисов: Виктор Валерьевич, прицеплюсь к слову «бюджет». Предполагается, что это в регионы как раз пойдут деньги? И регионы могут сами накручивать цены на эти красивые номера, даже в 10 раз? В справке Минэкономразвития есть такая норма. Но вот в Пермском крае-то кто будет накручивать, если сами же и ездят?

Виктор Похмелкин: Если введут это официально через аукционы, то, конечно, начнут продавать. Вот эта практика раздачи таких номеров останется, может быть, только для уже сугубо избранных, для очень незначительной категории людей. В этом смысле это неплохо. Но никто ж не мешает, знаете, так организовать аукцион, что номер будет продан не за миллион рублей, а за, условно скажем, за 50 тыс., которые для высокопоставленного чиновника, в общем, большой платой не будут. Мы ж прекрасно с вами знаем, как можно организовать тот или иной аукцион или тот или иной конкурс так, чтобы там остался один-единственный покупатель и на максимально благоприятных для себя условиях. Так что, повторяю, сам этот шаг в общем и целом прогрессивный, но работать это все будет только при другом политическом режиме, я бы так сказал.

Александр Денисов: Спасибо, Виктор Валерьевич. Виктор Похмелкин, председатель Общероссийского движения автомобилистов России.

Тамара Шорникова: СМС. Смоленская область: «Такая купля-продажа номеров на автомобили – просто показатель небольшого ума». Есть предложение из Омской области: «Давать такие номера мусоровозным машинам, и тогда все блатные от них откажутся», не комильфо будет.

Александр Денисов: Да, это, конечно…

Тамара Шорникова: Радикально.

Александр Денисов: …юморное, да. Юморное предложение, интересно. Что, у нас звонок от зрителей еще есть, да?

Тамара Шорникова: Да, давайте послушаем. Юрий из Москвы к нам дозвонился.

Зритель: Алло!

Александр Денисов: Юрий, здравствуйте. У вас есть блатной номер красивый?

Зритель: Да не, к сожалению или счастью, нет. На самом деле я согласен отчасти с экспертом. Поэтому вот этот блатняк из 90-х, который перешел по приобретению так называемых красивых номеров, ничем не отличается от того имиджа, который был в том плане, что когда водитель, который из себя представляет прокладку между рулем и водительским сиденьем, руководствуется не правилами дорожного движения на дороге и дорожно-транспортной ситуацией, а прежде всего непосредственно своим номером, как он якобы думает, и престижностью иномарки. Никуда коррупция не денется. Мы ее попытались убрать из Большого театра, когда вот сейчас в одни руки продают не более 2 билетов по паспорту. Тем не менее перекупщики остаются. Есть режимы ОТС-тендеров и аукционы в режиме онлайн. Но тем не менее, этот номер можно купить и за 600 тыс., а потом продать и за 2 млн. Поэтому это аттракцион неслыханной щедрости от лохов, которые думают, что они избавятся от коррупционной составляющей и приобретут фиктивный эстетический так называемый номер, который якобы будет пролонгировать их красивую жизнь. На самом деле это те люди, которые будут – 200 тыс. платить, 6 млн., – это в любом случае будет постоянный так называемый конкурс неслыханной щедрости от тех людей, которые почему-то заострены, намерены потратить как можно больше средств в приобретение чего-то фиктивного и не соответствующего стандартам.

Александр Денисов: Юрий, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Александр Денисов: Вы как настоящий эксперт прокомментировали нам.

Тамара Шорникова: Только хотела сказать, да, что еще одно экспертное мнение услышали. И еще одно сейчас же услышим. Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия». Здравствуйте.

Сергей Радько: Добрый день.

Тамара Шорникова: Сергей Александрович, ну так что – победим коррупцию или нет вот таким способом?

Сергей Радько: Ну, мы, конечно, в какой-то мере ее победим. Потому что сейчас эти номера совершенно неофициально могут продаваться через своих лиц приближенных. То вроде как при официальных аукционах это будет исключено. Хотя я думаю, что, конечно, механизм, как обойти этот аукцион и создать видимость того, что номер был официально продан, наверное, что-нибудь придумать. Хотя на самом деле, опять же, это совершенно небольшое такое прегрешение со стороны сотрудников полиции. Потому что если есть люди, которые готовы платить такие сумасшедшие деньги всего лишь за красивые буквы и цифры на железке, ну и бог с ними, пускай платят. В общем-то к безопасности движения это не имеет никакого отношения. А красивые номера – это просто красивые цифры. Потому что те номера, которые реально работают, которые знают сотрудники полиции, к которым они, скажем так, относятся лояльно, – они не имеют никакого отношения к красивым. И, в общем-то, отношение имеют к этому в принципе правильные буквы, но никак не цифры. Поэтому те номера, которые реально работают, которым дают какие-то преференции на дороге, они ни в какую продажу не попадут. А на продажу будут выставлены самые обычные красивые номера: три семерки, три единички и все прочее.

Александр Денисов: Сергей Александрович, а вот не кажется вам, что это уже такое приятное заблуждение, может быть, для некоторых владельцев, что номер от чего-то там прикрывает, страхует? Да ничего, господи, не дает. Просто видно: едет парень, заплатил деньги. Ну, и все.

Сергей Радько: Да, те номера, которые от чего-то прикрывают и страхуют, они никогда не окажутся на открытом рынке. Ибо они распределяются по совершенно иным каналам. А красивые номера – это просто, может быть, для самоутверждения в своих собственных глазах либо в глазах своего окружения.

Александр Денисов: Может быть, перед девушками? Сергей Александрович, вот как-то девушки должны определять: едет надежный человек с деньгами, машина хорошая, даже на номер, там… – точно на ребенка найдет деньги, обеспечит и будущее, и все. Вот для девушек хороший сигнал, как считаете?

Сергей Радько: Наверное, да. Т. е. это все вот те самые понты из 90-х, которые, к сожалению, еще пока не пережили некоторые граждане. Хотя многим уже глубоко наплевать на сочетание цифр и букв, потому что они прекрасно понимают, что эти номера, красивые номера, которые говорят о его статусе и доходе, они могут даже, наоборот, привлечь сотрудника полиции, который прекрасно знает те самые неприкасаемые серии и прекрасно отличает их от тех серий, которые просто красивы и которые просто говорят о наличии у их владельца лишних денег. И иногда они могут сыграть ровно обратную роль: наоборот, привлечь внимание сотрудников полиции, а не отвлечь их от него. Так что здесь эффект может быть даже и обратный.

Тамара Шорникова: Ну, и что тут обсуждать? Давайте мое мнение выслушаем.

Александр Денисов: А я думал: ты молчишь, не хочешь как бы…

Тамара Шорникова: Мне вот кажется, как девушке, что такой номер, наоборот, говорит о том, что его владелец склонен к безрассудным, странным тратам.

Александр Денисов: Бестолочь, короче, да?

Тамара Шорникова: Ну, в общем, так и в казино пойдет завтра, понимаешь, какие тут дети, ответственность.

Александр Денисов: А у нас нет казино, Тамара. Хотя найдет, да. Такой бестолковый найдет.

Тамара Шорникова: Такой-то человек найдет. Доедет, в конце концов, на своей машине с красивым номером.

Александр Денисов: С другой стороны, плюс, Тамара: раз он легко расстается с деньгами, он легко расстанется с деньгами и для тебя. (Условно).

Тамара Шорникова: Ну, сначала для меня, а потом…

Александр Денисов: А, это тебе уже нравится? Хотя Тамара – девушка серьезная. Сергей Александрович ничего не подумает.

Сергей Радько: И вот мы как раз приходим к выводу о том, что эти красивые номера опять же не имеют никакого отношения ни к коррупции, ни к борьбе с ней, ни к безопасности дорожного движения. А просто это все некое самоутверждение в глазах окружающих, девушек, друзей, знакомых, сотрудников по работе, коллег и т. д. Т. е. только и всего.

Александр Денисов: Спасибо вам большое. На связи у нас был уважаемый Сергей Александрович Радько, эксперт партии «Автомобильная Россия», адвокат.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски