Кредит на кредите

Кредит на кредите | Программы | ОТР

Россияне пошли в банки за деньгами. Как будут отдавать?

2020-04-29T12:46:00+03:00
Кредит на кредите
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»

Тамара Шорникова: Россияне пошли за кредитами. Спрашивается: а как будут отдавать? Тут и кредиты на жизнь, и займы, которые вынуждены сейчас брать бизнесмены, чтобы выплатить зарплату сотрудникам, и новая льготная ипотека под 6,5%.

Иван Князев: Банк России уже высказал опасения, что не все деньги, которые взяли в кредит, россияне смогут вернуть. Немного насторожились уже и сами банкиры.

Вот сейчас будем выяснять вместе с экспертами, а не окажется ли Россия через какое-то время в еще более глубокой кредитной яме. Как будем отдавать их? А также у вас хотим спросить друзья: есть ли у вас сейчас кредит? И главное – есть ли возможность его погашать в нынешней ситуации и в будущем? Звоните, напишите нам. Вместе обсудим, что делать.

Тамара Шорникова: И кто виноват, что называется.

Иван Князев: Да, классика.

Тамара Шорникова: Наши вечные вопросы, да.

Подключим экспертов к нашей беседе. Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза». Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Тамара Шорникова: Игорь Владимирович, рост кредитов – это о чем идет речь? Это та самая ипотека новая, которая уже заработала, и многие кинулись ее покупать? Или это все-таки потребкредиты – что называется, на жизнь, до зарплаты?

Иван Князев: Микрозаймы.

Игорь Костиков: На самом деле то, что озвучил Банки России, что 19 триллионов – это пока не рост кредитов, а это кредитный портфель, в котором Центральный банк видит некие риски повышенные в связи с текущей ситуацией. Физические лица, мелкие компании и средние компании, которые в этом портфеле находятся, находятся в полосе высокого риска в связи с коронавирусом. И каким-то образом их надо будет обслуживать, потому что это в конечном итоге скажется на банковской системе.

То есть на самом деле это пока опасения, которые не вызваны текущей ситуацией, каким-то массовым притоком кредитования, потому что его, в общем-то, пока не видно. Но озабоченность, безусловно, есть. И когда здесь мы говорим о физических лицах, то, грубо говоря, мы говорим, наверное, о трети этой суммы, чуть меньше. То есть это где-то 5 триллионов.

И надо отметить, что… Мы с вами уже многие годы обсуждаем эту тему. Постоянно говорят, какие у нас ненадежные заемщики – физические лица. А оказывается, что они наиболее надежные. Снижается уровень невозвратных кредитов. Граждане в самой тяжелой собственной ситуации пытаются дисциплинированно себя вести в отношении кредитной системы. То есть как раз они-то не являются тем самым источником риска.

Но проблема, безусловно, будет сейчас нарастать, и мы это прекрасно понимаем, потому что и так семь лет подряд снижались реальные доходы населения. В этом году, понятно, они еще снизятся, и существенно. То есть проблема существует.

Иван Князев: Игорь Владимирович, такой вот вопрос. А правда ли, что в связи с этим банки сейчас в такой двоякой ситуации находятся? С одной стороны, они опасаются того, что снижение кредитования пойдет у них, то есть они не будут получать свою прибыль. А с другой стороны, боятся, что кредиты не отдадут.

Игорь Костиков: Ну, я могу сразу сказать, что, во-первых, даже если вы посмотрите по итогам прошлого года, наша банковская система продолжает оставаться одной из самых прибыльных банковских систем в мире. То есть, собственно говоря, определенный запас прочности у банковской системы есть. Это первое.

Второе. С учетом текущей ситуации Центральный банк изменил подходы к резервированию, несколько облегчил ситуацию для банков. И я думаю, что в целом, может быть, есть смысл пересмотреть целый ряд положений Базеля III, поскольку многие страны просто под ним не подписались, потому что он довольно дорого обходится как банковской системе, так и потребителям. То есть тут я не вижу, в общем-то, такой серьезной проблемы.

Сейчас вопрос именно в том, что банки опасаются кредитных каникул, которые они должны предоставить. Как это будет для них? Во что это обойдется? Какие будут потом последствия? Насколько упадет прибыльность? Я не вижу на сегодняшний день серьезных опасений, с точки зрения физических лиц, по невозвратности кредитов.

Тамара Шорникова: Вот смотрите. Опасения есть у наших телезрителей. Конечно же, не экспертное сообщество, но тем не менее люди судят по себе, по своим соседям, по своим знакомым. Татарстан: «Два кредита, работы нет, на биржу не ставят. Как жить?» Соответственно, понятно, что здесь пока не идет речь об отдаче кредитов. Самарская: «Осенью кредитные и ипотечные пузыри лопнут – и настанет суперкризис».

Иван Князев: Ну, достаточно много таких SMS.

Игорь Костиков: Нет, я это все прекрасно понимаю. Но мы с вами это уже проходили в 2014 году. И мы с вами тоже активно у вас в студии обсуждали эти темы, понимаете, когда с ипотекой была сложная ситуация. В конечном итоге мы разобрались.

Речь идет о том, что Правительству и Центральному банку в условиях коронавируса, потому что это явный форс-мажор, как бы мы ни хотели это скрывать, необходимо разрабатывать инструменты, которые позволят более или менее безболезненно (понятно, что какие-то последствия будут) как потребителям, так и, в общем-то, мелкому бизнесу, так и банковскому сектору пройти эту тяжелую ситуацию. Она будет, скорее всего, действительно осенью. Она будет на протяжении, наверное, года-полутора. И к этому надо подготовиться.

На сегодняшний день в целом банковская система у нас имеет очень хорошую капитализацию, у нас достаточно высокий уровень резервирования. То есть говорить о том, что это приведет к кризису – нет. То, что это приведет к падению доходности банковской системы – это, скорее всего, будет. То есть будет снижаться резервирование. И за счет собственного капитала, прибыли, которая была накоплена банками, они должны будут пополнять те резервы, которые у них есть, для того чтобы обеспечить свою собственную деятельность.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Игорь Костиков: Я думаю, что тут есть инструменты у Центрального банка, которые могут помочь в этом деле.

Иван Князев: Игорь Костиков был с нами на связи, председатель «Финпотребсоюза».

Тамара Шорникова: Послушаем телефонный звонок. Здравствуйте. Надежда, Санкт-Петербург. Слушаем вас внимательно.

Зритель: Я по поводу кредитов хочу сказать вот такое маленькое замечание. В последнее время большинство кредитов, ну, потребительских в основном, берут люди не на то, чтобы купить поесть ребенку, полечить его, одеть, а берут на то, чтобы купить телефон такой, какой хочется, за 60 тысяч; берут на то, чтобы купить предметы, которые не относятся к самым необходимым. А потом «попадают». Вот им нечем платить. Нет зарплаты, нет работы, нечем платить эти кредиты.

Иван Князев: Это ваши знакомые так берут?

Зритель: Вы знаете, я по роду своей работы общаюсь с большим количеством людей. Я вижу просто, что берут на телефон. Вот я вообще работаю. Я пенсионерка, но я работаю. У меня не такой уж маленький доход. Небольшой доход, но мне хватает, даже остается.

Понимаете, когда я вижу, что, например… Вот говорят, что малообеспеченные, нечем ребенка кормить, особенно сейчас, в это время. И когда я вижу у этого ребенка в руках телефон за 40–50 тысяч, который я, работая на пенсии… У меня высшее образование, я на работе своей востребована. И я не могу понять, как так можно взять кредит и купить телефон.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: И такое бывает. Спасибо, спасибо вам большое.

Зритель: И знаете, это не единичный случай.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Есть еще один телефонный звонок, да?

Эксперт. Сейчас дозвонились до эксперта. Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Здравствуйте.

Сергей Кикевич: Тамара и Иван, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Александрович. Что касается ситуации с тем, что люди потеряли работу. У нас сейчас прогнозы идут такие достаточно серьезные – что 6 миллионов человек в ближайшее время, в ближайшем будущем останутся без работы. А ведь, ну сами понимаете, у многих, у среднего человека есть работа, ну и обязательно должен быть кредит на какие-то такие нормальные нужды – на ремонт, еще что-нибудь. Вот это как повлияет все на ситуацию?

Тамара Шорникова: И поможет ли им кто-то?

Сергей Кикевич: Рост безработицы – это всегда отрицательное явление, причем резко отрицательное явление, в первую очередь для самих граждан, но и для экономики. Тут все очевидно.

На мой взгляд, неочевидным является другой факт, который, может быть, мы не до конца понимаем. Недавно Центральный банк объявил о снижении ставки, ключевой ставки, причем не на один шаг, а сразу на два шага. Вы заметили, да? То есть было 6%, а стало 5,5%. Как вы думаете, это делается для поддержки населения? Нет. Потому что если бы мы хотели поддержать население, то, наверное, наоборот – подняли бы ставку кредита, потому что, во-первых, кредитовать уже дальше некуда, и так большой процент населения закредитован; а во-вторых, потому что смягчение денежной политики (а речь идет именно об этом) приводит к повышению инфляции.

Есть такая формула Фишера, которая говорит, что увеличение денег в экономике идет по двум путям: либо на инфляцию, либо на развитие экономики. В текущем году, да даже и в следующем, наверное, говорить о каком-то развитии экономики не приходится. Значит, что?

Иван Князев: Инфляция.

Сергей Кикевич: Значит, мы будем иметь повышенную инфляцию. Причем мы же помним по предыдущему опыту, что, скорее всего, пойдет речь именно о повышенной продуктовой инфляции в первую очередь, ну и плюс какие-то импортные товары.

Так вот, все-таки Центральный банк идет на такой шаг, который не кажется очевидным в сегодняшней ситуации, – снижение процентной ставки, причем довольно резкое.

Иван Князев: Что касается ипотеки, Сергей Александрович, то мера-то вполне себе кажется благоприятной для населения. Когда это мы в истории нашей страны могли взять ипотеку под 6,5%? По-моему, это хорошо.

Сергей Кикевич: Это хорошо. Но давайте подумаем вот о чем. Хорошо для кого? Центральный банк, на мой взгляд, сейчас спасает прежде всего не нас с вами, не потребителей, а строителей.

Иван Князев: Строительную отрасль.

Сергей Кикевич: Если говорить об этой мере по ипотеке, то это в первую очередь поддержка строительной отрасли, которая, естественно, будет одной из пострадавших. Почему? Потому что во время роста безработицы в первую очередь падают цены на недвижимость, уменьшается спрос при покупке, при аренде жилья. Поэтому, естественно, строительную отрасль надо спасать. Но нам-то с вами от этого не легче, в первую очередь, потому что кредиты надо отдавать. А отдавать каким способом мы будем? Новые кредиты брать? Все непросто.

Иван Князев: Ну да, соблазн большой на самом деле.

Сергей Кикевич: Поэтому я считаю, что не надо прямо брать и на всю катушку брать ипотеку, как многие, наверное, сейчас подумали.

Иван Князев: Пока дают.

Сергей Кикевич: Ну, если есть возможность. А такого действительно не было. Но давайте трезво оценим наши с вами возможности. Если вы и так хотели брать ипотеку, то, конечно, да. Может быть, это тот самый случай, которым надо воспользоваться. Но если у вас нет собственных денег хотя бы на 30% взноса на ипотеку, если вы думаете, что это хорошая инвестиция, то я вас уверяю: это не так. Не надо делать вот таких ошибок. Сейчас не то время, когда надо последние деньги вкладывать в ипотеку, оставаясь без ничего.

Тамара Шорникова: Сергей, скажите, как вы думаете, вот этот кризис и эти проблемы с кредитами, с зарплатами, с работой научат нас уже после всего жить более разумно, не покупать в кредит телефоны по пятьдесят тысяч при зарплате в двадцать и так далее, и так далее? Или мы быстренько откатимся к «базовым настройкам», что называется, и снова начнем жить, как жили – помирай хоть сейчас, и неважно, что будет завтра?

Сергей Кикевич: Я вам напомню, мы в декабре обсуждали ситуацию, когда люди брали кредиты на подарки, причем под какие-то абсолютно дикие проценты, в микрофинансовых ограничениях. Я думаю, что этот опыт – это как раз та самая финансовая грамотность, которая очень доходчиво дается, но, к сожалению, болезненно.

Вообще в современной экономике принято жить циклами. Мы с вами, может быть, еще не до конца к этому привыкли, но кредитный цикл, очевидно, пришел к концу. В прошлом году был рост на 20%. Эльвира Набиуллина об этом тоже рассказывала.

Да даже если бы не было ситуации с коронавирусом, мы не можем так жить все время. Очевидно, что заканчивается кредитный цикл. И вот это явление должно было произойти – если не в этом году, так в следующем. И к этому надо привыкать. Это не то что катастрофа, которая встречается раз в жизни, а это будет повторяться. Причем это не последний раз, когда это повторяется.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое. Сергей Кикевич был с нами на связи, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Россияне пошли в банки за деньгами. Как будут отдавать?