Кредит не по карману!

Кредит не по карману! | Программа: ОТРажение | ОТР

Банки фиксируют убытки и просят вмешаться правительство. Кто при этом поможет людям?

2020-06-11T15:18:00+03:00
Кредит не по карману!
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Гарегин Тосунян
президент Ассоциации российских банков

Оксана Галькевич: Вот теперь как раз о деньгах, о кредитах, что стоит покупать, а что не стоит. У российских банков, вы знаете, все больше плохих долгов в последнее время появляется, то есть таких, по которым появляется и начинает расти задолженность. Сейчас речь в первую очередь не об организациях, не о предпринимателях, а об обычных людях. Многие в период самоизоляции или даже карантина, ну у кого как сложилась ситуация, оказались в достаточно сложном финансовом положении, далеко не всем удалось получить кредитные каникулы.

Константин Чуриков: Но обращает на себя внимание то, что в объеме этих самых плохих долгов львиную долю занимают автокредиты, вот их количество, судя по отчетам, выросло до максимума за последние 3 года. Банки говорят о колоссальных убытках, просят правительство вмешаться в ситуацию, что им, в общем, нужна сейчас помощь. Какая именно, обсудим в ближайшие полчаса.

Оксана Галькевич: Ну еще хотелось бы на самом деле поговорить, выяснить с помощью наших экспертов, кто и как может помочь людям в этой непростой ситуации, им-то поддержка тоже нужна. Сейчас, например, в Федеральной службе судебных приставов более 1,5 миллионов исполнительных производств, но обратите внимание даже не на это, а на то, что эти 1,5 миллиона – это должники-пенсионеры, у этих людей другого источника дохода, кроме пенсии, просто нет.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, есть ли у вас долги? Хватает ли сил на то, чтобы, в общем, по ним расплачиваться? В какой вы конкретно ситуации, какая у вас задолженность? Позвоните и расскажите.

У нас тем временем в эфире сейчас будет Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Кикевич: Здравствуйте, добрый день.

Оксана Галькевич: Сергей, ну вот мы начали с того, что доля плохих кредитов растет, но львиная доля – это автомобильные кредиты. Скажите, почему автомобильные? Не ипотека, не потребительские, какие-то другие траты, а именно автомобили? У нас ведь автомобиль не роскошь...

Сергей Кикевич: Ну, давайте начнем с того, что плохие кредиты – это вообще всегда предвестник каких-то экономических неприятностей. Сейчас многие говорят о том, что нас, возможно, уже даже к осени ждет какой-то очередной экономический если не коллапс, то во всяком случае сложность в экономике, не только, кстати, это в России ситуация. И вот предвестником вот этой ситуации есть те сложности, которые сейчас начинают испытывать банки, так всегда бывает. В 2008 году, вспомните, когда был кризис недвижимости, первыми пострадавшими стали именно банки, поэтому инвесторы часто избавляются от банков, как только узнают о том, что какая-то проблема в будущем только еще будет, то есть сейчас мы это тоже видим.

А теперь почему именно автокредиты. Автокредиты, дело в том, что мы знаем, что там ограничение по кредитным каникулам 600 тысяч при среднем размере автокредита выше, по-моему, 700 или 800 тысяч где-то, поэтому большинство людей просто не смогли оформить себе каникулы. И зная, что кредитный автомобиль, в общем-то, не является предметом первой необходимости, тут ситуация эта становится более-менее понятной. То есть если у человека, грубо говоря, не хватает на какие-то самые главные свои потребности, то, естественно, приходится жертвовать выплатами по такого рода кредитам. С ипотеками лучше: во-первых, больше лимит, во-вторых, естественно, если ты живешь в квартире, то задолженность по ней пропускать очень не хочется.

Константин Чуриков: Сергей, с другой стороны, банки в принципе, в общем-то, ребята-то небедные, у них были очень тучные, хорошие времена, мы тут с упоением читали последние годы, сколько они, значит, наварили и какая у них прибыль. Вот ну что, вполне стандартная ситуация, кризисы у нас бывают довольно часто, ну в чем проблема? Значит, вот есть эта просрочка, каким-то образом надо, в общем, урегулировать ее. И зачем тревожить правительство в трудную минуту?

Сергей Кикевич: Ну послушайте, у банков есть своя ассоциация, которая аккумулирует мнение банковских структур, банки все у нас коммерческие структуры. Мы с вами видели в аналитике, читаем одну и ту же прессу, те цифры, которые грозят банкам, вот эти конкретные меры. По моим подсчетам, это где-то от 1% до 2% прибыли, заметьте, не оборота даже, не выручки, а именно прибыли, то есть никто не говорит пока даже об убытках.

Константин Чуриков: Так это вообще ерунда, конечно.

Сергей Кикевич: Скорее всего, 2020 год все-таки будет прибыльным даже для банков. Более того, мы же знаем, что вот по 2019 году многие банки повысили дивиденды для своих акционеров, – ну что же, давайте рассмотрим ситуацию, когда в 2021 году банковские структуры вообще не выплатят дивидендов. Мне кажется, ничего страшного именно в конкретных этих цифрах нет, тем более что все банковские организации относятся к такого рода структурам, которые особо защищаемы со стороны правительства, и обязательно будут меры встречные, поддержки. Мы знаем, что через месяц, вернее, извините, даже, наверное, в этом месяце уже на очередном собрании Центрального банка, возможно, будет сделано заявление об очередном понижении ключевой ставки, – вот вам первая мера, которая для банков тоже позитивна. Ну и дальше возможности поддержки этого сектора огромны, они далеко не исчерпаны.

Оксана Галькевич: Ну это абсолютно точно, потому что не было, по-моему, ни одного кризиса за последнее время, где банки не получали бы, так скажем, существенных вливаний со стороны государства.

Давайте вместе выслушаем нашего зрителя, у нас на связи Павел из Нижнего Новгорода. Павел, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот слушаю эфир и удивляюсь. Смотрите, у нас получается, что человек когда берет кредит, во-первых, ставки по кредитам очень большие, брать ипотеку, потребительские, то есть мы переплачиваем, если берем деньги, мы переплачиваем раз, наверное, в 10. драконовские, скажем, проценты платим.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Но когда случается у банков кризис, они коммерческие, они зарабатывают, но когда вдруг кризис случается, наше государство их поддерживает с наших же денег, которые мы наполняем нашими же налогами.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Но нас-то государство не поддерживает.

Оксана Галькевич: Ну понятно, да, логика вашего вопроса...

Зритель: Да, то есть мы-то вообще ничего не получаем. И получается, что мы и в первом случае, и во втором случае обрабатываем банковский сектор. Но эти проблемы, я считаю, не было бы, если бы банки, собственно говоря, допустим, хотя бы в России работали так, как работают по Европе. Допустим, Сбер выдает в Европе под 6%, у нас под 19%, к примеру.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Павел.

Давайте еще одного зрителя выведем в эфир для полноты картины, Владимир из Подмосковья. Добрый день.

Зритель: Добрый день. Спасибо...

Константин Чуриков: Говорите.

Зритель: Спасибо вам за то, что дали возможность высказаться. Но я совершенно в другую сторону. Дело в том, что мне совершенно не жалко людей, которые берут кредиты.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Пример такой. У меня знакомый, живущий в Москве на набережной Москва-реки с видом на спартаковский стадион, взял большой довольно-таки кредит, около 7 миллионов, на покупку шикарной квартиры. И с самого начала он в открытую говорил, что берет такой большой кредит с единственной надеждой, что банк лопнет и не нужно будет возвращать кредит. Поэтому люди, которые берут кредиты, они знают, что они делают, во всяком случае должны знать, что они делают, что они покупают себе веревку, из которой очень удобно смастерить петлю.

Ну а я могу сказать такое, у меня за последние 5 лет сыновья мои построили свои дома, один строил 3 года, другой вынужден был растянуть на 10 лет в связи с ситуаций 2012 года, но не взяли кредит и правильно сделали. Один в 2018 году, другой в прошлом году закончили строительство дома и не мечтали о том, что кто-то лопнет, так сказать, долг не нужно будет возвращать.

Оксана Галькевич: Но это индивидуальные особенности, так скажем, финансового поведения ваших сыновей. Спасибо, Владимир.

Константин Чуриков: Да, я думаю, что Владимир не имел в виду, он сказал, что ему не жалко тех, кто берет кредиты, но есть разные жизненные ситуации, кто-то, извините, в МФО приходит просто до зарплаты на еду взять кредит.

Оксана Галькевич: Сергей, в экономике на самом деле кредит – это ведь правильный инструмент, он должен быть. Другое дело, что наш зритель тоже по-своему прав, когда говорит, что люди должны понимать, что они, в общем, обращаются не просто так, за бесплатной конфетой.

Сергей Кикевич: Да, вы знаете, и с Павлом не совсем согласен, и с Владимиром тоже. То есть кредит кредиту рознь. Есть, так сказать, «плохие» кредиты, есть «хорошие» кредиты. Есть кредиты, которые берет семья для расширения своей жилплощади, когда у вас появляются дети. У меня у самого такая ситуация была, пока вдвоем жили с женой в «однушке», это было прекрасно; но когда появилось двое детей, извините, работаешь, у вас под ногами постоянно кто-то бегает, это уже невозможно. Значит, надо как-то решать этот вопрос, и кредит – это как раз тот инструмент, который позволяет такие вопросы решать, не дожидаясь пенсии.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Кикевич: Другое дело, что много есть и «плохих» кредитов, в кавычках, естественно, в том случае, когда человек берет в кредит, например, просто телевизор, который у него второй уже в квартире; когда человек берет кредит, например, на новогодние подарки, помните, мы с вами в предновогодний эфир, было даже такое словосочетание «микроподарки за макропроценты».

Константин Чуриков: Да, было дело.

Сергей Кикевич: Ну что это такое, товарищи?

Константин Чуриков: Я как раз об этом хотел еще спросить. Сергей, мы примерно понимаем, как происходит оценка, скажем так, платежеспособности заемщика, когда это ипотека, тут все вообще очень точно взвешивается банком. Что касается именно автокредитов, ну вот, например, человек, у которого нет постоянного, какого-то хорошего, высокого дохода, а он себе покупает, я знаю тоже таких людей, которые в кредит чуть ли не Porsche себе берут, понимаете. Вот банк здесь как-то объясняет заемщику, что, парень, вообще нет, LADA, Nissan, окей, а вот это уже не надо? Или банк всем подает?

Сергей Кикевич: Нет, не объясняет. Вы читали вот эту аналитику, которую мы сегодня с вами обсуждаем? Там сейчас пострадали больше всего как раз монобанки, тот же самый «Mercedes Банк», другие отраслевые банки, которые специализируются на автокредите. Если к ним приходит человек с нормальной кредитной историей, то какой продавец будет вас отговаривать не покупать Mercedes, а купить LADA? И да, я с вами солидарен абсолютно, это совершенно российская ситуация, когда человек живет в полной халупе, но у него припаркован, значит, во дворе московской пятиэтажки Mercedes, причем какой-нибудь последней модели, навороченный, со стоимостью, сопоставимой с квартирой.

Оксана Галькевич: Ой, ну, мне кажется, это так смешно, это так глупо...

Константин Чуриков: Ну Оксана...

Оксана Галькевич: Глупо-глупо, Костя.

Константин Чуриков: А на людях такой орел, павлин. Спасибо, Сергей.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений».

Оксана Галькевич: Костя, главное, чтобы не орел, а хороший мужик был, понимаешь, как в том известном классическом фильме.

Константин Чуриков: Это уже у вас надо спрашивать.

Оксана Галькевич: Ну что, давай подключим еще одного эксперта к нашему разговору.

Константин Чуриков: Сейчас к нам присоединится скоро Гарегин Тосунян...

Оксана Галькевич: Сейчас пока, да, мы налаживаем связь.

Константин Чуриков: Узнаем, как вот банки смотрят на всю эту историю.

Нам пишут из Саратовской области: «Дали отсрочку по кредитам на полгода. Будут ли какие-то поощрения для пенсионеров?» Кстати, вот для пенсионеров есть определенное не то что поощрение, но для тех, кто оказался в сложной ситуации, предусмотрены определенные отсрочки.

Оксана Галькевич: Отсрочки, если сумма задолженности не больше 1 миллиона рублей на самом деле. Мы попросим сейчас показать эту графику наших режиссеров.

Константин Чуриков: Чуть позже, а пока послушаем звонок.

Оксана Галькевич: Хорошо, да, давайте.

Константин Чуриков: Александр из Ленинградской области. Александр, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Пушкина.

Ну вот смотрите, когда мы жили в советское время, то брать взаймы было, мягко скажем, зазорно, ну неприлично, и люди чувствовали очень высокую ответственность, когда брали даже небольшие суммы у соседей, у родственников. А теперь, пожалуйста, миллион туда, миллион сюда. Недаром была поговорка такая, я ее в детстве не понимал, что чужие деньги берешь на время, а свои отдаешь навсегда.

Оксана Галькевич: Это правда.

Зритель: Вот люди подзабыли.

Константин Чуриков: Александр...

Зритель: Беда людей в том, что жадность нельзя наполнить.

Константин Чуриков: Александр, ну это вот только ли люди виноваты, или это, не знаю, реклама, это какая-то вообще политика государства, ну если что, пожалуйста, бери кредит. Нас же приучили к этому, нет?

Зритель: Да, мы сами виноваты, в общем, мы хотели пепси-колу, джинсы, жвачку, у нас появился капитализм со всеми вытекающими последствиями. Но мы получили то, что мы завидовали Западу.

Константин Чуриков: А вы никогда не брали кредит?

Зритель: Никогда, ни одного рубля, ни доллара.

Оксана Галькевич: Александр, ну разные ситуации...

Зритель: Меня воспитывали жить по средствам.

Оксана Галькевич: Александр, ну разные ситуации все-таки, либо стоять 15–20 лет в очереди, ждать получения квартиры, либо самостоятельно решить этот вопрос, опять же не у кого-то просить, а пойти и честно в расчете на свою зарплату, на свои финансовые силы взять кредит в банке. Чем это плохо?

Зритель: Вы абсолютно правы. Но дело в том, что берут кредиты, вот у меня многие знакомые хапают квартиры, чтобы потом сдавать их в аренду. Я их не осуждаю, но, понимаете, доступность кредита повышает цены на жилье, а кому это хорошо? Ну никому не хорошо. В России самые высокие цены на жилье фактически в мире. У нас что, такая суперпривлекательная страна, мы на берегу моря живем тут все?

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ну да, меня это тоже удивляет, почему так дорого у нас квадратный метр стоит.

Зритель: Ну как может квадратный метр стоить столько денег, бешеных денег?

Константин Чуриков: Хотя, конечно, совершенно точно это не самые дорогие цены в мире, но действительно весьма высокие.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Александр.

Ну вот по поводу все-таки реструктуризации долга для наших пенсионеров давай расскажем. Задолжавшим не более 1 миллиона рублей пенсионерам может быть предоставлена рассрочка, есть документы определенные, по заявлению можно будет получить рассрочку по уплате долга не более чем на 24 месяца. Заявление нужно подать до 1 июня 2022 года, вот если вы в эти сроки уложитесь, то на год можно рассрочку такую получить.

Константин Чуриков: Ну а сейчас выслушаем комментарий, мнение Гарегина Тосуняна, это президент Ассоциации российских банков. Гарегин Ашотович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Гарегин Тосунян: Добрый день.

Константин Чуриков: Гарегин Ашотович, рады вас видеть, вы на природе, все отлично, самоизоляция заканчивается. Расскажите, для банков насколько серьезный удар то, что действительно просрочка пошла такая растущая по автокредитам?

Гарегин Тосунян: Ну конечно, это серьезно, потому что не только по автокредитам, рассрочка пошла и по другим направлениям. По автокредитам, может быть, особое место занимает, поскольку люди не рассчитывали на то, что доходы резко упадут, что возможности, в общем, планировать свои будущие доходы и расходы станет сложнее. Поэтому по автосегменту это ударило особо, ибо к лету люди, конечно же, планировали приобрести автомобили, это всегда сезонный такой спрос. Ну да, это для банков серьезная проблема, но она не единственная, надеюсь, все-таки как-то сумеем преодолеть. Хотя она накапливающаяся, к осени будут сложности нарастать, ну а там дальше видно будет, в зависимости от того, как быстро выйдем из пандемии, как быстро начнем восстанавливать экономику.

Оксана Галькевич: Гарегин Ашотович, смотрите, все-таки банковская сфера, работа наших финансово-кредитных учреждений – это достаточно доходный сектор экономики. Мы вот как раз в первой части обсуждения этой темы, наш эксперт приводил, в общем, суммы, выручка, которая была у наших банков в предыдущие годы. Но и в принципе не только доходы, но и высокая рискованность, то есть вы всегда так или иначе в сложных обстоятельствах действуете. Эти риски почему-то не были заложены в операционную деятельность нашей банковской сферы? Почему, почему снова обращение за помощью к государству?

Гарегин Тосунян: Вы знаете, давайте с первой частью. Во-первых, банки за помощью к государству не обращаются, наоборот, государство обратилось, чтобы банки оказали соответствующую поддержку бизнесу, хотя поддержку бизнесу в первую очередь должно оказывать государство, и не за счет банков, а за свой счет.

Во-вторых, когда вы говорите о высокой доходности, то позвольте с вами не согласиться, потому что вас впечатляют триллионы и суммы доходов, но когда вы выясните, что 70% – это ограниченная группа банков с госучастием, которая имеет соответствующие преференции, потому и получает бешеные доходы, особенно с комиссий, которые совершенно неудобоваримые. А бо́льшая часть банков сегодня находятся в той стадии рентабельности, когда инвесторы отказываются от инвестиций в банковскую сферу и готовы продать банк даже с номиналом меньше его номинальной стоимости, потому что сегодня банковский бизнес, если вот не считать участия ряда банков в этом бизнесе, стал далеко не только не самым рентабельным, а просто нерентабельным, это серьезная проблема.

И тем не менее банки у государства денег не просят, а государство дает каникулы за счет банков, дает соответствующие обещания, в том числе даже некоторые «выдающиеся» депутаты предлагают амнистии провести по кредитам, только не отвечают на вопрос, за чей счет они собираются амнистии проводить. Так что это создавшийся такой образ, что банкиры зажравшиеся, с высокой рентабельностью и просто вот от жадности лопаются, понимаете, нельзя, это можно каждый сегмент рынка какого-нибудь выявить там носителя негативного образа и потом его все время шельмовать.

Константин Чуриков: Гарегин Ашотович, чуть-чуть пониже камеру, а то мы только верхнюю часть вашего лица видим. Да, вот так отлично.

Давайте сейчас звонок послушаем, потом еще вопросы будут. Жанна из Москвы. Жанна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Жанна?

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Смелее, говорите.

Зритель: Да, здравствуйте.

Я хочу сказать, что у нас с мужем, мы москвичи, молодая семья, кредиты мы имеем 10 лет, у нас вся квартира в кредитах: и машина, и квартира, и вся мебель в кредитах. Но в этой ситуации, я вам хочу сказать, банки совершенно не жалко. Почему? Потому что они за квартиру за нашу уже получили, мы брали 2,5 миллиона, ...миллионов мы уже отдали процентов, и если что-то случится с нами и мы не сможем выплачивать эти проценты, то банку от этого плохо не будет.

Константин Чуриков: Жанна, скажите, сколько сейчас у вас составляют ваши платежи по кредитам, если вот обобщить? Не знаю, машина, квартира?

Зритель: Мы платим на сегодняшний день, у нас 2 кредита осталось, это квартира ипотечная, за которую мы платим уже 10 лет, было сначала 12,5% годовых, сейчас снизили, 11,9%...

Константин Чуриков: Ну сколько в месяц?

Зритель: Совсем маленький процент, который на сегодняшний момент, да, был снижен. Но машина у нас, получается, недавно в кредите. Мы платим 50 тысяч рублей в месяц.

Константин Чуриков: Суммарно и за машину, и за квартиру, да, платеж?

Зритель: Да. Раньше мы платили 45 тысяч за квартиру, как говорится, и все остальное на мебель, на технику и все остальное.

Константин Чуриков: Жанна, смотрите, вы банки ругаете, с другой стороны, это же банки вам все-таки позволили, да, и квартиру приобрести...

Оксана Галькевич: Ну и вы сами согласились с этой ситуацией, надо сказать.

Зритель: Молодым семьям очень сложно иметь все эти прелести на нашу зарплату, которую мы получаем.

Константин Чуриков: Да, понятно.

Зритель: И таких людей очень много.

Константин Чуриков: Это тоже очевидно. Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Гарегин Ашотович, ну вот когда...

Гарегин Тосунян: Во-первых, я с коллегой могу согласиться в одном, высокие процентные ставки, и это не только жадность банка и не столько жадность банка, это наш финансово-кредитный рынок так регулируется, что ставки у нас продолжают оставаться очень высокими, неоправданно высокими. С другой стороны, коллега говорит, что вот у них машина в кредит, у них квартира в кредит, банки им совсем не жалко, – уверяю вас, а вот тому парню, который звонил до этого, совершенно вас не жалко, потому что он говорит, чего вы берете кредит, чего вы ездите на машине, чего вы живете в квартирах, вообще все это дело нужно не за счет кредита, а за счет того, чтобы идти, зарабатывать и потом покупать. Понимаете, у всех свое представление о том, как должна быть жизнь, но вы тем не менее сочли для себя возможным взять кредит и на машину, и на квартиру, правильно сделали.

А вот то, что вы ставите вопрос о том, что деньги должны стоить дешевле, – это вопрос не столько к банкам, сколько к финансово-кредитным ведомствам, которые, соответственно, эту планку держат на очень высоком уровне, поэтому банки являются, ну да, носителями, а какие-то из них в том числе и зарабатывают на этом больше, чем, может быть, того бы стоило. Но поймите, что все-таки лучше иметь возможность жить сегодня и ездить сегодня, чем в принципе жить без кредита и только злиться на банки за то, что они тоже на этом зарабатывают.

Константин Чуриков: Да, это проблема не банков, а центробанков, вы хотели сказать, да?

Гарегин Тосунян: Да, да.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Валентина из Самары, Гарегин Ашотович, давайте с ней тоже побеседуем. Здравствуйте, Валентина.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос, почему у нас проценты по ипотеке вообще очень большие? За границей 5% и даже 3% есть.

Оксана Галькевич: Ага, понятно. Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Гарегин Тосунян: Полтора процента есть.

Оксана Галькевич: Гарегин Ашотович, почему такая ипотека дорогая?

Константин Чуриков: В России.

Оксана Галькевич: В России.

Гарегин Тосунян: Замечание справедливое. Ипотека, например, в Европе, в Канаде и в Штатах опускалась до 1,5%, и сегодня можно за 1,5% получить, и это как раз результат того, о чем я говорил, денежно-кредитной политики, с одной стороны. А Канада в свое время обеспечила соответствующую систему страхования, абсолютной гарантии для тех, кто первую ипотеку берет в жизни, и когда государство эти гарантии 100%-е обеспечило за свой счет, то там очереди из банков выстраивалась, чтобы дать вам ипотечный кредит. Понимаете, это все результат экономической политики государства, финансово-кредитной политики государственных ведомств, поэтому не надо на банки, которые коммерческие структуры, они, конечно, будут искать свой интерес, тем более когда ставки высокие, а риски для банков тоже очень высокие, вы на это обращали внимание.

Оксана Галькевич: Гарегин Ашотович, смотрите, ну вы ведь президент Ассоциации российских банков, может быть, вам выйти с каким-то встречным предложением к нашему Центральному банку, сказать, что вот не хватает такого-то инструмента, гарантий, страхования, еще чего-то? Что вы готовы, сделайте?

Гарегин Тосунян: Мы этим занимаемся каждый день, коллега, этим мы занимаемся каждый день, в том числе и сейчас ставим вопрос о том, что нужно все-таки снизить прессинг, связанный с резервированием, прессинг, связанный с надзором, прессинг, связанный со всеми теми обязательствами, которые на банки возложены. И Центральный банк вот в этот период пандемии действительно на определенные уступки пошел, чтобы кризис не так сильно ударил по всему сегменту заемного рынка и по самим банкам. Другое дело, что, конечно, чудес не бывает, это глобальная проблема не только одного Центрального банка, но и финансовых ведомств, и Министерства финансов, и правительства.

Более того, мы 2 недели назад Мишустину направили письмо, правда, это уже письмо от Академии наук, по поводу тех реформ, которые надо провести в экономике. Другое дело, что пока мы ответа не знаем, но я надеюсь, что академик, там 10 академиков в этом принимали участие, включая не только экономистов, социологов, психологов, математиков, и такое, в общем, направленное, совместно с Ассоциацией российских банков был отработан этот объем предложений. Так что да, мы...

Константин Чуриков: Гарегин Ашотович, напоследок еще вопрос по поводу кредитных каникул. Много было сказано, об этом и глава государства у нас говорил. Вот по факту есть ли сейчас какая-то информация уже по итогам апреля и мая, сколько россиян, я имею в виду, наверное, не юрлица, получили те самые кредитные каникулы?

Гарегин Тосунян: Вы знаете, я точную вам цифру не дам, но это уже больше 100 тысяч с лишним заявок было, из которых примерно 70% было удовлетворено, либо проведена реструктуризация, а не в чистом виде каникулы. Потому что заявок, кстати, было намного меньше, чем мы ожидали, в общем-то, люди довольно сдержанно с этим обращались, потому что все равно они понимают, что эти кредитные каникулы завтра закончатся, если сегодня их взять, а платить-то все равно придется. Так что эта тема как-то работает, но нельзя сказать, там не совсем понятно, как потом банки с этими долгами своими будут работать.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян был у нас на связи, спасибо большое. Ну а мы идем дальше.

Константин Чуриков: А через несколько минут у нас будет, ну вечер или день, день знакомств.

Оксана Галькевич: Рубрика знакомств.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Банки фиксируют убытки и просят вмешаться правительство. Кто при этом поможет людям?