Кредит всегда победит

Гости
Павел Медведев
финансовый омбудсмен Ассоциации российских банков
Антон Табах
главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент Экономического факультета МГУ

Ксения Сакурова: Продолжается программа «ОТРажение». Поговорим о кредитах.

Закредитованность россиян достигла очередного рекорда – долгов набрали уже на 20 триллионов рублей. Десятая часть всех доходов жителей страны уходит банкам. Ну и все больше тех, кто, наоборот, свои обязательства не выполняет, просрочек тоже больше. Это, в свою очередь, заставляет Центробанк как-то усилить требования к кредитным организациям.

Константин Чуриков: Ну да. Поговорим даже не о кредитах, а о наиболее пока эффективном и доступном способе борьбы с бедностью в моменте.

Ну смотрите. Сегодня помощь пришла откуда не ждали. «Интерфакс», сегодняшний день, 26 мая: «Всемирный банк предложил российским властям разработать национальную программу минимального гарантированного дохода, которая поможет сократить бедность в стране вдвое к 2030 году». Это как раз следует из доклада, отдельная глава. Значит, стоимость такой программы, как пишут нам специалисты Всемирного банка, могла бы составить около 0,33% ВВП – что в четыре раза меньше стоимости расширения существующей системы социальной поддержки. Задумаемся.

Накануне мы слышали, например, предложение, очередное предложение Алексея Кудрина, как победить бедность. Алексей Кудрин предлагал это сделать уже в ближайшие три-четыре года. Имеется в виду – не победить, а снизить вдвое ее уровень. Вот теперь такой рецепт и от Всемирного банка. Накануне, кстати, прозвучало (может быть, во Всемирном банке следят за заседаниями Госдумы) предложение от одной из наших партий…

Ксения Сакурова: Всем раздать по 10 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Скажем так, не от доминирующей партии. Да, всем раздавать по 10 тысяч рублей, только бедным.

Сейчас у нас на связи Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ. Антон Валерьевич, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Антон Табах: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, что за уникальный рецепт? Как вы думаете, это что за программа такая от Всемирного банка? Вообще недорого стоит.

Антон Табах: Это всеобще известно. Это из той же поваренной книги, что и у Кудрина. Соответственно, программа не нова. Более того, они на самом деле достаточно похожие. Речь идет о введении некоего минимального уровня пособий для их получателей с проверкой нуждаемости. То есть то самое, о чем говорят у нас в правительстве: если у вас плохая квартира, плохая машина и две козы, то пособие дадут; а если стадо коз и квартира хорошая, то уже не дадут. Поэтому я считаю, что это не новость, обсуждать тут нечего, если вкратце.

Константин Чуриков: Давайте кредиты обсуждать.

Антон Табах: Всемирный банк сейчас объективно мало чем занимается, поэтому только советы дает.

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, давайте кредиты обсуждать. Понятно, очередной раз, что выдано, перевыдано, просрочки… Сколько уже у нас? Четверть, да?

Ксения Сакурова: Четверть.

Константин Чуриков: Вот эта «прекрасная» новость про открытие «Деньги до зарплаты». Вы, по-моему, у себя в фейсбуке пошутили: «Ждем нового сервиса «Сбер Ломбард». То есть на что направлена наша политика борьбы с бедностью?

Антон Табах: Ну, это разные истории. У нас с бедностью борется соответствующее министерство – Минэк, и в меньшей степени остальные органы. А Центральный банк у нас борется за финансовую стабильность. Соответственно, с кредитами – тут как бы «гайки закручиваются». То есть, с одной стороны… Про просрочку, конечно, вы перебрали с процентами. Это у нас скорее по займам, по микрозаймам.

Константин Чуриков: По микрозаймам, да.

Антон Табах: Но их очень мало – порядка 2% от всех суммы заимствований. Поэтому, да, кредиты растут. С другой стороны, как ни странно, растет и качество кредитного портфеля. То есть больше денег дают тем, кто уже брал кредиты, и брал их успешно, ипотеку. Вот сейчас, например, Центральный банк ипотекой обеспокоился и потребовал более высокие первые взносы.

Насколько это поможет – не очень понятно. Но факт в том, что банки более аккуратно дают кредиты, и дают больше тем, кому можно дать. Улучшилось покрытие кредитными историями. Поэтому я бы не так сильно нервничал. То есть проблема известна, ею занимаются.

Ксения Сакурова: А вообще насколько справедливо Центральный банк бьет тревогу? Вот эти 20% от ВВП, которые сейчас составляет задолженность физлиц, – насколько это много или мало? Есть ли вообще какой-то критический уровень, после которого мы понимаем, что у нас тот самый «кредитный пузырь» надулся до предела и скоро лопнет?

Антон Табах: Нет. Потому что 20%, если вам нужно отдавать послезавтра, и 20% ипотеки, растянутые на 30 лет, – это разные 20%. 20% под 5% годовых и под 20% годовых – это разные 20%.

Ксения Сакурова: Нет, ну это же 20% от ВВП. Вот у нас сейчас задолженность физлиц – 20% от ВВП.

Антон Табах: Правильно, правильно. Ну и что? А в Америке – 200%. Но там ниже процентные ставки. Я ровно об этом и говорю. Поэтому нельзя говорить про какую-то цифру, потому что есть четыре параметра: размер, срок, процент, валюта. Говорить про что-то одно могут люди не очень компетентные.

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, а в портфеле, скажем так, задолженности, отрицательной величины, там больше всего лежит тех, кто по ипотеке не заплатил? Я думаю, что вряд ли, потому что можно же всегда забрать квартиру. Правильно?

Антон Табах: Нет, по ипотеке самая низкая просрочка – в районе 1%. И это уже много лет. Люди аккуратные.

Константин Чуриков: Ну да, правильно. Значит, это все-таки потребительские кредиты?

Антон Табах: Да.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте звонок послушаем. Нет, у нас зритель отключился. Хорошо, тогда продолжаем разговор.

Ксения Сакурова: Кстати говоря, про просроченные долги. По статистике, 25% у нас не отдают потребительские кредиты, 30% не отдают микрозаймы. Может быть, уже эту «лавочку» пора в принципе прикрыть и как-то посерьезнее относиться к этому, если у нас люди сами, скажем так, не могут унять свои потребительские активности?

Антон Табах: Ну, для этого есть разные механизмы – от использования скоринга на основе кредитных историй до банкротства. Соответственно, скорее всего, все образуется само. Вот те самые зверские процентные ставки по микрозаймам и по потребительским кредитам, достаточно высокие, они, в общем-то, компенсируют эти уровни просрочки. Опять же 25%, про которые вы говорите, – это не то что люди совсем не заплатили. Совсем не заплатили, может быть, из них порядка 8%. А это когда люди тянут, платят неустойку. Такие клиенты часто выгодны банкам, потому что они в итоге заплатят больше, они заплатят штраф.

Константин Чуриков: Хорошо. Антон Валерьевич, ну смотрите, что зрители пишут. Москва: «Давать пособия только предъявившим справки о двух голодных обмороках». Пишут, что уже достали просто, буквально достали эти банки своими звонками.

Учитывая то, что – ну как вам сказать? – кредит – это ведь, наверное, еще и быстрый способ для некоторых сильнее попасть, плотнее угодить в эту ловушку бедности, что нужно сделать сегодня государству, чтобы кредиты получали только те, кто способен исправно по ним платить?

Антон Табах: В этом случае будут очень большие проблемы. Ну как сказать? Не нужно ничего делать дополнительно. Нужно, наверное, вводить ограничения по микрозаймам, потому что это та самая наиболее токсичная сфера. Продолжать то, что делается. А постепенно их вводят.

Нужно повышать финансовую грамотность. Как говорится, кто о чем, а я о своем. И, собственно говоря, нужно, наверное, разрешить людям, которые в принципе не хотят брать кредиты (мне эта идея очень понравилась), разрешать добровольно вносить себя в список тех, кому кредитов не давать. Тигров больше не кормить. Мне кажется, что в российских условиях это будет очень правильный подход. Опять же есть бывшие банкроты, которым тоже кредитов особо не дают. В итоге все образуется и будет понятно.

Ксения Сакурова: А вообще в чем причина просрочек, как правило? Это действительно падение доходов сейчас у населения? Или люди просто беспечно к этому относятся? Или они вообще не понимают, что они берут и что им придется это отдавать?

Константин Чуриков: Вы знаете, сегодня в дневном эфире звонила женщина, у которой несколько кредитов. Ей говорят: «Ну а как? Вы не воспользовались рефинансированием?» А она? «Ре… Что? А что такое рефинансирование?» Говорит человек, у которого несколько кредитов.

Антон Табах: Ну да. На самом деле причины самые разные, пропорции меняются из года в год. Например, в прошлом году было больше неплательщиков по объективным причинам. Сейчас больше тех, кто, скажем так, по безалаберности или же в силу каких-то тяжелых личных обстоятельств, не связанных с экономическим кризисом, потому что здесь другая динамика.

Вообще тут лучше звать представителей Бюро кредитных историй. Вот они, что называется, вам с цифрами и на пальцах расскажут, вплоть до каждой области и каждого района. Люди знают все. И на самом деле то, что в Бюро кредитных историй сейчас практически каждого россиянина знают все – это улучшает возможности и для банков (если они, конечно, хотят этим воспользоваться) давать деньги только тем, кто платит исправно.

Константин Чуриков: Звонят.

Ксения Сакурова: Звонят. Татьяна из Саратовской области. Татьяна, здравствуйте.

Константин Чуриков: Надеюсь, кредит предлагать не будут. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я бы хотела рассказать нашу историю, как мы взяли кредит по ипотеке.

Константин Чуриков: Так?

Зритель: Вот смотрите. Мы взяли три года назад ипотечный кредит, купили квартиру дочери. Банку мы должны 860 тысяч. Это на 15 лет. Платеж у нас небольшой – 9 тысяч с копеечками. И вот смотрите. Подходят три года, как мы платим этот кредит. Я посмотрела в своем личном кабинете. И всего мы заплатили 50 тысяч.

Константин Чуриков: В тело кредита?

Зритель: В тело кредита, да.

Ксения Сакурова: В целом, да?

Зритель: А по факту за три года мы выплатили почти 300 тысяч.

Константин Чуриков: Оп-па! Вот оно что! Правильно. Вернее, не правильно. Я просто об этом часто говорю, поэтому…

Ксения Сакурова: Татьяна, а когда вы брали кредит, вы понимали, сколько вы реально отдадите денег?

Зритель: Конечно, мы понимали, мы все рассчитывали. Сама я предприниматель, доходы у меня есть. И вот сейчас мы с мужем посоветовались и решили, что мы, конечно же, постараемся досрочно все это погасить. И больше никакие такие кредиты, несмотря на то, что мы не самые, так сказать, ну уж совсем бедные люди, конечно, мы больше не возьмем. Ну вы сами подумайте. Просто сумма переплат впечатляет.

Константин Чуриков: Ну конечно.

Зритель: Она очень впечатляет!

Константин Чуриков: Конечно, конечно. Слушайте…

Зритель: Вот вам пример, пожалуйста.

Константин Чуриков: Да, спасибо за этот ваш интересный пример.

Антон Валерьевич, ну правда… У нас же сейчас о жадности в стране говорят. Тут прямо жадность просто в полный рост!

Антон Табах: Давайте пожалуемся на учебник математики. В данном случае это расчет абсолютно по формулам. То же самое, как в конце люди же не удивятся, когда в последние месяцы 95% их платежа будет идти на погашение тела, а не процентов. Вот так рассчитывается (не побоюсь этого странно звучащего слова) аннуитетный платеж. Да, это стимулирует досрочное погашение. Да, так устроены все длинные кредиты. Ну, все претензии к учебнику математики и к формуле сложного процента.

Константин Чуриков: В учебнике математики не прописано же, что самая богатая страна в мире, в общем-то, как минимум, получается, практически с 20% бедного населения, да? Поскольку этого не прописано, может быть, какие-то экстраординарные меры принять? Я в том смысле, что сначала тогда в тело кредита пускай Татьяна из Саратова платит.

Антон Табах: Нет, у нас есть льготная ипотека, у нас есть налоговые вычеты. Например, товарищи, видимо, забыли сказать (очень рад, у них абсолютно правильный подход), что они наверняка получили вычет на покупку недвижимости, если они покупали на себя, или дочь получила – 13% от стоимости квартиры до 2 миллионов живыми деньгами от федерального правительства, если они зарабатывали. Они получают вычет с тех процентов, которые они платят, – тоже 13%. Поэтому если начать все это калькулировать, то все окажется не так печально.

Константин Чуриков: Хорошо.

Антон Табах: Просто говорят об одном, но забывают сказать о другом.

Константин Чуриков: Хорошо. Спасибо вам большое.

Ксения Сакурова: Спасибо. Антон Табах, главный экономист рейтингового авторства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ, был с нами на связи.

Конечно, тема такая достаточно серьезная.

Константин Чуриков: Тема такая, что, в общем-то, не каждую эсэмэску можно процитировать, не заменяя слова. Ну, я так мягко скажу. Ставропольский край: «Банки… замучили, – скажем так. Придешь за пенсией – навязывают разную кабалу. Хоть за пенсией не ходи». Нет, вы, пожалуйста, за пенсией приходите. «Взяли вторую ипотеку, первую выплатили», – нам, кстати, звонят, вернее, пишут обеспеченные люди из Краснодарского края.

И звонят тоже. У нас на связи Сергей.

Ксения Сакурова: Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Константин Чуриков: Голос грустный. Да, Сергей, пожалуйста.

Зритель: Голос грустный, конечно. Тоже по поводу кредита. Ну, если коротко, короче, подделали мою подпись, кредит взяли. И сделали как? Получился я поручителем. И узнал это только со второго суда. Уже решение суда пришло мне на работу, мне его предоставил бригадир. Он говорит: «Что такое? Нормальный мужик, а попал». Я говорю: «Ничего не знаю». Ну, я просудился уже восемь лет, ничего не могу добиться. Все говорят, что это очень просто – нужна почерковедческая подпись.

Константин Чуриков: Сергей, почерковедческая экспертиза.

Зритель: Но никто не дает на это разрешения.

Константин Чуриков: Так, секундочку, Сергей! Можно сейчас пару вопросов? И оставайтесь на связи, потому что дальше Павел Медведев будет у нас на связи, тоже вам чем-то поможет.

Скажите, пожалуйста, вот те люди, которые решили, что вы их поручитель, и подделали вашу подпись, вы их знаете или не знаете?

Зритель: Да, знаю. Ну, это жена, но мы уже не живем.

Ксения Сакурова: Бывшая супруга?

Зритель: Бывшая, да.

Константин Чуриков: Так, хорошо. Ну, я понимаю, что не каждый побежит даже на бывшую супругу заявлять. Вы обращались в полицию?

Зритель: Просто обидно.

Константин Чуриков: Нет, вы обращались в полицию?

Зритель: У нас и внуки, и дети…

Константин Чуриков: Сергей, вы обращались в полицию?

Зритель: Да, обращался в полицию, обращался, писал в Генеральную прокуратуру раза четыре, еще Чайка там был. Он прислал оттуда на наш край, чтобы подали. Здесь четыре суда отказали, краевой суд…

Константин Чуриков: Сергей, сейчас Павел Алексеевич Медведев вам что-то посоветует. От себя совет, поскольку у меня похищали паспорт и я проходил эту почерковедческую экспертизу. Исписываешь очень много листов. Но это очень важная вещь на самом деле! Там со мной рядом сидела женщина, и она исписала, по-моему, 20, 30, 40 листов, одна фраза: «Я не брала кредит», «Я не брала кредит». Вот так вот. Оставайтесь на линии.

Павел Алексеевич, вам слово. Павел Медведев, экономист, финансист. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Павел Медведев: Здравствуйте.

Сергей, есть такой прием, он не в 100% случаев действует, но, по-моему, в 90% действует. Надо пойти к своему депутату Государственной Думы с письменным обращением. В этом обращении надо описать, что с вами произошло, и попросить депутата сделать депутатский запрос. Это термин, запишите. Депутатский запрос генеральному прокурору.

Генеральный прокурор об этом запросе никогда ничего не узнает, но у него есть сотрудник, который, скорее всего, позвонит в полицию, в вашу полицию, в которую вы жаловались, и скажет полицейским, чтобы больше от вас жалоб не было. Как можно сделать, чтобы от вас не было жалоб? Назначить экспертизу и проверить, кто расписался вместо вас на бумажках.

Зритель: Извините, можно я скажу?

Константин Чуриков: Павел Алексеевич, вы же ранее занимались, были еще омбудсменом на общественных началах.

Павел Медведев: Я и сейчас есть.

Константин Чуриков: Вы можете помочь Сергею? Сергею можете помочь?

Павел Медведев: Это уголовное преступление. К сожалению, не в моих силах заниматься уголовным преступлением. Все, что я могу сделать – это посоветовать. Но вот этот совет, который я сейчас дал, не забудьте. Ну, мягко выражаясь, сейчас для вас хорошее время, потому что скоро выборы. Депутаты у нас очень хорошие, умные, особенно перед выборами. Перед выборами они вам напишут хороший депутатский запрос и еще проследят за тем, чтобы вас больше не обижали.

Константин Чуриков: Павел Алексеевич, а что еще попросить нам всем, не знаю, у депутатов тех же перед выборами? Ну, действительно, большая и серьезная проблема – у людей просто нет денег. Ничего пока не происходит. Говорят, что экономика сейчас встанет с колен, все будет хорошо, вот и появятся деньги. Но этого пока не происходят. Люди в кредитах. Что еще попросить, как вы думаете?

Павел Медведев: Ну, экономика требует серьезных преобразований. Обидно эти банальности повторять. Вот только что Сергей нам объяснил, какая прореха в экономике. Если не назначается экспертиза, имеющая экономический смысл, в течение пяти минут после заявления человека, то что-то не так. Мы уже тысячу раз… ну, Кудрин, например, проекты реформы экономики расписывал. В эту реформу, безусловно, и входит реформа судебной системы и полицейской системы.

Невозможно восемь лет доказывать, что ты не подписывал какую-то бумажку юридическую значимую. Этот человек расстался с личными деньгами. Но рядом же находится какой-то мелкий бизнесмен, у которого ровно такая же проблема. Невозможно жить с такой полицией и с такой судебной системой и при этом развивать экономику. Я еще раз извиняюсь перед Кудриным, перед вами и перед вашими слушателями. Это банальности, о которых известно, ну я не знаю, уже 100 лет.

Ксения Сакурова: Павел Алексеевич, мы тут много говорим про жадность. Такое ощущение, что все немножко стрелки друг на друга переводят, кто здесь более жадный. Все-таки к банкам вернемся к и их жадности. Вот нам зрители пишут, что постоянно им звонят банки, предлагают кредиты, что постоянно им пишут эсэмэски, предлагают кредиты. При этом я ни разу не встречала, чтобы банк (хотя, казалось бы, он в этом заинтересован) действительно всерьез разъяснял все нюансы этого кредитования.

Заманивать? Да, заманивают. Но разъясняют? Нет, не разъясняют. А почему так? Ведь банкам же выгодно, чтобы им отдавали.

Павел Медведев: Вы знаете, вынужден еще раз перед вами извиниться. Есть закон «О персональных данных». Мне тоже по пять раз в день звонят, но я придумал способ, как избавиться.

Константин Чуриков: У вас какой?

Павел Медведев: Способ такой. Позвонили? Запишите, чей это звонок: это звонок мошенника. И дату поставить. Следующие пять или двадцать пять раз будет этот мошенник звонить – на экране моего телефона высвечиваются слова «мошенник» и дата. И я не беру этот звонок, не разговариваю.

Ксения Сакурова: Это вы банки так маркируете в телефоне?

Павел Медведев: В конце концов, он, бедненький, устает и перестает звонить.

Константин Чуриков: Мошенник № 2785, да?

Павел Медведев: Еще раз извиняюсь перед вами, но есть закон «О персональных данных», и за нарушение этого закона есть наказание. И это наказание должны осуществлять полицейские. Попробуйте пойти в полицию и сообщить, что двадцать пять раз на дню звонят и что-то предлагают, несмотря на то, что вы не давали разрешения звонить. Что вам полицейский ответит? Снова сказка про белого бычка – реформа полиции нужна.

Константин Чуриков: Нам ответят: «Наша служба и опасна, и трудна. Мы тут преступников ловим, а вы нам тут мешаете».

Ксения Сакурова: «А вы к нам с мелочами какими-то».

Павел Медведев: Именно так и ответят.

Константин Чуриков: «Идите, не мешайте работать».

Павел Медведев: Именно так и ответят. Хотя должны выполнять законы все, а не рассказывать, как им трудно их выполнять.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое, спасибо. Павел Медведев, экономист, финансист.

Тоже себе позволю совет дать. Ну, мне же тоже звонят. А я обычно просто каменным голосом снимаю трубку и говорю: «Морг слушает» или «Похоронное бюро», или «ОВД Басманный». Работает!

Ксения Сакурова: Я не буду тебе звонить с неизвестных номеров, Костя.

Константин Чуриков: Мы продолжим через несколько минут. Будем говорить о том, что за трудоустройство молодых теперь хотят и приплачивать.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Россияне набрали займов на 20 трлн. Почему люди попадают в кредитное рабство?