Кризис как окно возможностей. Как российскому бизнесу пережить трудные времена?

Кризис как окно возможностей. Как российскому бизнесу пережить трудные времена?
Как правильно сидеть на карантине?
Татьяна Глущенко «Секрет дракона»
Сергей Лесков: Если мы восстановим то сотрудничество с США, которое было во времена идеологического противостояния, - это будет хорошо
Изоляция затягивается
Артист цирка Михаил Ермаков – о дрессуре: У собак всё как у людей – кто-то с ходу ловит, а кто поглупее, учится дольше
Когда будет вакцина? Мнения трёх медицинских экспертов
Проведи карантин с пользой. Советы психиатра, спортсмена и диетолога
Траты на ЖКУ вырастут?
Крови не хватает
Один в капсуле: как переносят изоляцию космонавты и полярники?
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Антон Любич
заместитель главы «Ассоциации защиты бизнеса»

Александр Денисов: «Трансформируйся или умри» – вот так в нынешних условиях следует переделать знаменитый лозунг бизнеса «Заработай или умри», как там, «Get rich or die». Любой бизнесмен, который думает, что рано или поздно трудные времена закончатся, жизнь пойдет прежним чередом, неизбежно проиграет. Вот как меняется российский бизнес, заодно и мы, вот кому кризис дает шанс, кого, наоборот, приговаривает? Обо всем этом сегодня и побеседуем.

Ольга Арсланова: Кстати, о бизнесе. Сегодня вот буквально несколько часов назад власти Москвы утвердили первый пакет мер антикризисной поддержки бизнеса, ну непросто, естественно, бизнесу сейчас, во время эпидемии. Что в этом пакете? Например, можно не платить за аренду, если бизнес встал из-за вируса. Сроки уплаты торгового сбора продлевают. Но понятно, для чего это делается: сейчас в Москве отменены массовые мероприятия, то есть целая индустрия выкошена, закрыты школы и фитнес-залы, бассейны. Власти города призывали жителей уйти на режим самоизоляции, а компании перевести сотрудников на удаленный режим работы. То есть это вилка, это падение спроса и падение предложения одновременно. Что с этим делать, непонятно.

Александр Денисов: Да. Ну вот на эту тему мы сегодня поговорим вместе с вами, а также с нашими гостями. В студии у нас Антон Любич, заместитель главы «Ассоциации защиты бизнеса», – Антон, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Антон Любич: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте. А также Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России», – Юрий Михайлович, добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Вы знаете, вот главный вопрос. Мы слышим, что кризис – это окно возможностей.

Юрий Савелов: Да.

Александр Денисов: Вот русский бизнес, ему есть, с чем появиться в этом окне, с чем заявить о себе на рынке, или он просто может шагнуть в это окно, рухнуть вниз и разбиться?

Юрий Савелов: Нет, давайте...

Александр Денисов: Давайте начнем.

Юрий Савелов: Давайте так.

Александр Денисов: Готовые русские штаны, русские смартфоны...

Юрий Савелов: Нет, подождите, давайте... Если отвечать на ваш вопрос, в любом кризисе, даже, допустим, кризис 2014 года, сто компаний, из них 20–25% тех компаний, которые действительно приобрели. В любом кризисе есть компании, которые ведут свою экономическую политику так, что они только приобретают, и условия, и товар у них, допустим, подходят для кризиса, это обязательно. А 70–75% людей, да, те, конечно, проседают, может быть, закрываются, могут быть банкротами. У нас, к сожалению, за 20 лет с лишним бизнеса и свободной экономики есть уже большой опыт.

Если разделить на сегодняшний день те проблемы, которые есть, на две, первая – это ослабление рубля, кризис? Кризис. И второе на него накладывается, это, конечно, коронавирус, проблемы с эпидемией. Вот все это становится сложным.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, мы все это знаем, вы нам про конкретные скажите, русскому бизнесу есть с чем выходить на рынок и завоевывать наши кошельки? Потому что мы сейчас не будем iPhone покупать, хотим русский купить.

Юрий Савелов: Ну давайте... Я понял, давайте...

Александр Денисов: Башмаки русские есть?

Юрий Савелов: Давайте со стороны доллара. Вот смотрите, в 2014 году доллар стоил 26 рублей, потом произошел кризис, нефть упала, и он стал стоить...

Александр Денисов: Вот вы как-то криво ходите, вы скажите «да» или «нет».

Юрий Савелов: Я сейчас подведу к этому. Почему? Потому что, допустим, ну хорошо, те предприятия, которые на сегодняшний день работают на экспорт, ориентированы на экспорт за эти 5 лет и стали что-то производить и наш товар стал востребованным быть, потому что это показывает, что мы его продаем за границу и получаем валюту.

Ольга Арсланова: Он есть или его нет?

Юрий Савелов: Конечно, есть, и его становится больше.

Ольга Арсланова: Так.

Юрий Савелов: Сейчас вот доллар скакнул, допустим, наши товары будут еще востребованнее, еще много шансов производить товары, которые будут востребованы во всем мире, цена и качество.

Ольга Арсланова: А что это за товары? Какие товары мы сейчас сами делаем?

Юрий Савелов: Любой товар, любой товар, есть и то, что мы не можем делать, как вы говорите. Любой товар, который на сегодняшний день может быстро перестроиться... Вот холодильники делают где-то под Санкт-Петербургом, если его делают из наших материалов, если минимально завозят из-за границы, он будет очень востребован во многих странах, потому что цена-качество будет соответствовать. Наши автомашины... Вот я не знаю, с двигателями иностранными, допустим, один вопрос, но все равно там много русского...

Ольга Арсланова: Собираются.

Юрий Савелов: Тоже становятся востребованными, понимаете? Курс рубля как 5 лет назад сделает свое дело. Сейчас должны только подсуетиться предприниматели и банки не должны их лишить средств, понимаете, кредитов, вот это самое главное.

Александр Денисов: Да.

Антон, согласны, что у нас есть с чем выходить на рынок и бизнес, наоборот, воспользуется этой ситуацией, а не будет только денег и поддержки просить, что-то еще предложит?

Антон Любич: Предприниматели, конечно, воспользуются этой ситуацией, будут какие-то сервисы по доставке на дом выигрывать, возможно, появятся какие-то сервисы, которые заменят иные услуги онлайн из-за карантина и так далее, возможно, появятся какие-то заменители импортных комплектующих в сервисе потребительском. Но будем честны: мы 6 лет с 2014 года, которые у нас были для импортозамещения, толком не использовали.

Александр Денисов: А чья вина-то это? Наверное, бизнеса самого?

Антон Любич: Вы знаете, это комплексная вина. Это прежде всего денежно-кредитной политики вина, потому что бизнес – это сочетание деловой инициативы предпринимателя, капитала и соответственно кредитов. Вот у нас с последними двумя составляющими очень сложно.

Ольга Арсланова: Антон, Юрий, вот у меня такой вопрос. Мы говорим о том, что есть смысл, и в кризисное время эта готовность проверяется, делать все самим. А это панацея? Вот Китай, например, очень многое делает самостоятельно, не все, но очень многое, и тем не менее по прогнозу МВФ -10% ВВП как минимум сейчас из-за пандемии, это притом что Китай уже справился более-менее. То есть они делают, но это их не спасает. То есть сейчас, в современном мире, в XXI веке это залог успешности экономики и бизнеса?

Юрий Савелов: Вы знаете, сейчас настолько переизбыток, перепроизводство... Ну и что, что 10%? Он восстановится через полгода. Сейчас зависит все от правительства и от китайского, допустим, и от российского, как страна себя...

Ольга Арсланова: То есть панацея делать все внутри страны?

Юрий Савелов: Конечно. Страна будет себя чувствовать сейчас в зависимости от того, какие действия будет совершать правительство, понимаете? Ведь из любого кризиса можно выйти с минимальными потерями. Вот сейчас совершаются действия правительством, которые внушают очень большой оптимизм, понимаете? Вот смотришь, какие действия, какие меры, как быстро принимаются, на что они принимаются, думаешь: о, как интересно, если дальше так пойдет, то и бизнес готов здесь, значит, подсуетиться, с него деньги не будут забирать, что-то приготовить новое и на фоне, допустим, дорогого доллара что-то произвести, попробовать вывезти за границу. Все очень просто, элементарная формула.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а вы вот про себя расскажите, вы шьете...

Юрий Савелов: А мы, наоборот, подпадаем...

Александр Денисов: Вы чем рынок завоюете, расскажите?

Юрий Савелов: А мы ничем не завоюем, потому что у нас импорт, понимаете? А те компании, которые...

Ольга Арсланова: То есть?

Александр Денисов: Импортные материалы у вас?

Юрий Савелов: Импортный материал, да.

Ольга Арсланова: Из них вы уже шьете здесь?

Юрий Савелов: Ткани ввозим, да, мы из них шьем одежду и продаем. Доллар вырос на 25%, соответственно у нас все пойдет...

Ольга Арсланова: Слушайте, я тут...

Александр Денисов: Отрекламируйте, что мы можем у вас купить, вот Оля и я, например.

Юрий Савелов: Спецодежду.

Ольга Арсланова: Юрий, объясните мне одну вещь, вот сейчас коротко, мы примем звонки и обязательно дальше продолжим о глобальных вещах. Давайте вот о локальном, о тканях.

Юрий Савелов: Давайте.

Ольга Арсланова: Захожу шторы заказать домой в магазин.

Юрий Савелов: Так.

Ольга Арсланова: Мне показывают, вот вообще любая цена, от самого дешевого до супердорогого.

Юрий Савелов: Прекрасно.

Ольга Арсланова: Я говорю: отлично, а какой процент российских тканей? Угадайте.

Юрий Савелов: Ну, я думаю, у нас очень...

Ольга Арсланова: Ноль процентов.

Юрий Савелов: Проблема в легкой промышленности.

Ольга Арсланова: Я спрашиваю: «А почему?» Огромный магазин. Я говорю: «А почему?» Они говорят: «А вот вы посмотрите, нам тут один образец привезли», – и показывают какую-то, знаете, бязь, которую... И это очень плохого качества, а стоит дорого.

Юрий Савелов: Да.

Ольга Арсланова: Почему? Неужели Россия... Причем там представлены все страны, включая Иран.

Юрий Савелов: Ну Иран почему? Иран славится своими тканями.

Ольга Арсланова: Да?

Юрий Савелов: Дело не в этом.

Ольга Арсланова: Почему Россия не может делать свои ткани?

Юрий Савелов: Почему, может Россия делать. Но на сегодняшний день, допустим, конкурировать сейчас в легкой промышленности без поддержки государства очень сложно. Скажем так, во всех этих странах была поддержка государства.

Ольга Арсланова: Вот все эти страны поддерживали?

Юрий Савелов: Конечно, была поддержка ситуации и была основа, то, с чего они стартанули. Ведь Китай стартанул не с ракет, посылаемых на Луну, и не с автомобилей, он стартанул с легкой промышленности, перчаток, с ткани и всего остального, с детских игрушек и так далее, и тому подобного. Правительство для этого создало условия у них, что они могли это делать, сразу им оплачивали НДС 20%, у них там налогов полгода не платили, за электроэнергию, кто этим занимался, люди были обеспечены работой, и все это выпустили на международный рынок, потому что было дешево и сердито, как говорится, и весь мир стал покупать и подсел на эти изделия.

Александр Денисов: Ну, кстати, я вступлюсь за нашу текстильную промышленность.

Юрий Савелов: Вступитесь, пожалуйста.

Александр Денисов: Я вот знаю, в Ярославской области делают прекрасный лен, выращивают его, собирают, ткут из него полотно, шьют, и шторы делают, и постельное белье, и столовое белье...

Юрий Савелов: Конечно, есть, но это не...

Ольга Арсланова: Это штучный товар какой-то.

Александр Денисов: Как? Заваливают магазины московские.

Ольга Арсланова: А сколько стоит это все?

Александр Денисов: Комплект постельный белья, пахнет прямо вот, знаете, полем, 12 тысяч рублей.

Юрий Савелов: Ну что же, наверное, я думаю, адекватная цена, да.

Александр Денисов: В Москве и нарасхват, нарасхват.

Ольга Арсланова: Ну дорого, если честно.

Юрий Савелов: Но вы знаете, в чем сложность? Вы должны посеять... Смотрите, там же не так все просто, не произвести белье из льна проблема, а проблема посеять, получить сам лен, само сырье. Кто будет его убирать? Ведь это сложный процесс.

Александр Денисов: Нет, ну там есть, кому, справляются.

Юрий Савелов: Нет, вот, знаете, проблема. В Китае точно есть, а у нас нет. Значит, надо механизировать, значит, надо изобретать, чтобы лен убирали машины, чтобы мы могли его распространять на весь мир, потому что у нас есть условия для того, чтобы он родился. Конечно, и здесь должно опять участвовать правительство.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Антон, тот же вопрос: есть ли смысл консолидировать все отрасли в одной стране, то есть ориентироваться больше на производство для своего потребителя, а не на импорт?

Антон Любич: Производить все в своей стране не нужно, но нужно мочь производить у себя все в случае необходимости. Германия не производила маски до коронавирусной проблемы, но им хватило одного месяца, чтобы наладить производство и заместить выпавший китайский импорт. Вот такая необходимость мобилизационная должна, конечно, присутствовать.

Я дополню ответ по поводу легкой промышленности. Что такое возродить легкую промышленность в России? Это значит закупить современное оборудование, которое производят за рубежом, закупить его за валюту. Можно ли это сделать, когда у вас рубль постоянно обесценивают искусственно? Это сложно сделать, когда у вас постоянно обесценивают рубль. Что значит возродить текстильную промышленность? Это значит постоянно производить изделия и брать на это кредиты. Под какие ставки? И вы получаете 15% годовых, когда китайский производитель имеет 2% годовых.

Александр Денисов: Антон, вы знаете, вот вернусь, простите, что прерываю. Вы сказали «иметь возможность производить» – то есть это что, держать промышленность под парами, но при этом не загружать? Я как-то с трудом себе это представляю таких владельцев.

Ольга Арсланова: А главное специалисты, как они будут?

Александр Денисов: Как это вообще возможно?

Антон Любич: Всегда существуют возможности производить какой-то продукт более высокомаржинальный на тех или иных мощностях, а соответственно в условиях кризиса, когда у вас нет возможности закупать что-то более дешевое за рубежом, вы производите это внутри страны. Я приведу очень простой пример, таких примеров очень много в промышленности, – например, производство макарон в военное время может трансформироваться в производство патронов.

Юрий Савелов: Ну это уже слишком...

Антон Любич: Таких примеров достаточно много, просто мы уйдем во много деталей.

Александр Денисов: А мне нравится, Юрий Михайлович, такое предложение.

Юрий Савелов: Ну это давно было...

Антон Любич: Я принципиально хочу обратить внимание на другое.

Ольга Арсланова: Наоборот, знаете, тоже неплохо.

Юрий Савелов: Это остатки Советского Союза.

Антон Любич: Еще раз, мы говорим...

Ольга Арсланова: А сейчас макароны-то актуальнее.

Александр Денисов: Да, Антон интересные примеры приводит, послушаем дальше.

Антон Любич: Мы говорим о том, что все это упирается в системную государственную политику. Еще раз говорю, когда у нас обрушивают рубль, это не только то, что вы не можете съездить отдохнуть за границу, это значит, что вы не можете купить новые технологии и модернизировать свое производство внутри страны, это обвал рубля. Что такое высокие процентные ставки? Это значит, что у вас китайский производитель условно текстиля производит в 4 раза дешевле, чем в России. Вы в России должны иметь в 4 раза бо́льшую маржу, чтобы произвести ту же продукцию, вот об этом идет речь.

Александр Денисов: Антон, а давайте спросим Юрия Михайловича: Юрий Михайлович, значит, вы «спецухи» шьете, да?

Юрий Савелов: Да.

Александр Денисов: А вот, например, подрос евро, доллар, джинсы дорогие, вы можете резко для нас настрочить штанов модных, чтобы мы у вас покупали?

Юрий Савелов: Из чего? Материал какой?

Александр Денисов: Вот видите, Антон, сразу вопросы начинаются.

Юрий Савелов: Конечно, поэтому я и хочу поспорить, не так все просто, как вы говорите, не только оборудование, ведь еще и сырье достаточно... Вот хлопок мы с вами не производим, а джинсы из хлопка. Нам негде его выращивать.

Александр Денисов: А вот эту краску, как она называется, синяя?

Ольга Арсланова: Индиго.

Александр Денисов: Да, где вы возьмете?

Антон Любич: В Астраханской области...

Ольга Арсланова: Нет, подождите, а почему вы не можете хлопок...

Юрий Савелов: Индиго мы еще можем произвести, потому что это химия, а где вы хлопок в таком объеме? Ну Краснодар...

Ольга Арсланова: А вот наши соседи по СНГ, которые, может быть... ?

Юрий Савелов: Это другой вопрос, мы говорим про себя и про внутренности страны. Вы говорите пахать и жать – значит, придется контактировать с соседями, а у них в валюте мы покупаем, мы не покупаем у них за рубли.

Александр Денисов: То есть это невозможно?

Юрий Савелов: Конечно. Вот сейчас футболки и джинсы... у них подорожали сразу, они нам продавали по 20 долларов, а сейчас сразу будет по 25. Все ориентируется на доллар даже внутри СНГ.

Александр Денисов: Ну вот сколько у вас уйдет времени, чтобы наладить и в итоге занять свою нишу?

Юрий Савелов: Я вам говорю, надо вырастить хлопок, если у вас джинсы из хлопка.

Ольга Арсланова: Ну то есть это никогда, да?

Юрий Савелов: О чем, собственно, шел сначала разговор? – о том, что необязательно все производить. Ну нет у нас хлопка, мы должны как огромная, большая страна, как держава должны его выращивать в Краснодаре, вкладывать туда деньги, что-то производить, но такого количества мы не произведем и конкурировать мы не сможем с ведущими странами, которые хлопок торгуют на бирже.

Ольга Арсланова: По джинсам.

Юрий Савелов: Нам это ни к чему. У нас, допустим, самое главное синтетика, вот 5 лет я этим занимаюсь, 5 лет об этом говорю. Это наши ткани, есть синтетические ткани, которые дороже хлопковых намного, в разы. Мы их не делаем.

Александр Денисов: Есть хорошая синтетика, кстати, да.

Юрий Савелов: Роскошная, сейчас все больше и больше, я об этом неоднократно говорил, даже во Франции лет 5 назад в медицине стали использовать синтетику, а не хб, которая давно считалась...

Александр Денисов: Оль, поправь меня, если я путаю, «Prada», по-моему, все из синтетики строчит, да?

Ольга Арсланова: Да, да сейчас очень многие.

Александр Денисов: Вот эти бренды люксовые.

Юрий Савелов: Вот, они дорогие, дышащие ткани. Вот это все делается из составляющих нефти.

Ольга Арсланова: А вот вы говорите, подождите... Вот этого у нас навалом.

Юрий Савелов: Вот об этом и разговор.

Ольга Арсланова: Вы говорите, мы этим не пользуемся – как не пользуемся? То есть мы не шьем ничего?

Юрий Савелов: Мы не делаем это, мы не производим ткани. Чтобы пошить что-то, нужны ткани, понимаете? Когда вы зашли в магазин, там все было импортное. Вот когда мы дадим ткани свои...

Александр Денисов: Антон, вот научите Юрия Михайловича, чтобы не впадать сразу в отчаяние.

Юрий Савелов: Юрия Михайловича научить?

Ольга Арсланова: Коллега ваш.

Александр Денисов: Держать под парами и сразу...

Антон Любич: Вопрос не в том, что Юрия Михайловича нужно держать под парами, вопрос в том, что системная должна быть государственная экономическая политика. Вот мы поддерживаем, например, сельское хозяйство, но мы его поддерживаем в одной связке, сельское хозяйство и пищевая промышленность. Но ведь сельское хозяйство дает в том числе сырье для легкой промышленности.

Юрий Савелов: Конечно.

Антон Любич: Соответственно, если мы даем меры поддержки тем, кто хотел бы строить фабрики по переработке шерсти, по переработке льна, по изготовлению соответственно льняной продукции, шерстяной продукции, хлопковой продукции в Астрахани, на Кубани, то мы, соответственно, делаем выгоднее занятие сельским хозяйством в своей стране. А мы вот на такие связки не работаем, к сожалению.

Александр Денисов: Кстати, вот насчет шерсти, Юрий Михайлович, идею вам подкидываю, бизнес-идею.

Юрий Савелов: Пожалуйста.

Александр Денисов: В Советском Союзе были отличные, шикарные пальто из хорошей ткани, из хорошей шерсти. Сейчас даже зарубежные отвратительного качества пальто.

Ольга Арсланова: Из российской шерсти.

Александр Денисов: С таким трудом ты найдешь хорошую себе одежду. Займите эту нишу!

Юрий Савелов: Да не так все просто «займите», я встал сейчас, вот закончится передача, встал, пошел и занял. Да вы что, о чем вы говорите?

Ольга Арсланова: Хорошо, а с шерстью какие проблемы?

Юрий Савелов: Без государства вообще очень многое нельзя сделать, мы не говорим же там про банки, про большие проценты, это не так все просто. Ниша есть, да, но без государства это сделать практически невозможно, это очень тяжело.

Ольга Арсланова: Хорошо. Есть сферы, где с вот этим сырьем чуть меньше проблем, мы говорим о сфере услуг, у которой сейчас очень тяжелое время.

Юрий Савелов: Ну...

Ольга Арсланова: Вот, например, сегодня уже вышла рекомендация закрыть ночные клубы, кинотеатры, детские игровые комнаты, развлекательные центры, курение кальянов в барах, ресторанах тоже запретить, а дальше очень скоро бары и рестораны, скорее всего, закроют. Была вот вчера в кафе, спросила официантку: «А вас закрывают?» Она говорит: «Да, скоро закроют». – «А вы что будете делать?» – «А мы будем сидеть без зарплаты, пока нас не откроют». Собственно, без зарплаты, вероятно, без дохода будет сидеть и владелец, даже если не будет платить аренду. Сфера услуг – это, казалось бы, то, где мы можем быть самостоятельны, но что с ней будет теперь?

Антон Любич: Ну, Ольга, давайте поймем, что сейчас все же кризисная ситуация. Вот врачи говорят, что коронавирус сам не убивает, он просто вызывает осложнения других заболеваний. Вот коронавирусная эпопея, раз, падение цен на нефть, два, они, естественно, бьют по сфере услуг, потому что те деньги, которые заработали нефтяники, они тратят, соответственно, в сфере услуг, они покупают хлеб, те, кто произвел хлеб, опять же идут в сферу услуг. У вас ограничилось количество денег в экономике, у вас в конечном итоге страдает сфера услуг, она 60% экономики составляет любой развитой.

Ольга Арсланова: Понятно.

Антон Любич: Что мы сейчас реально можем сделать для поддержки сферы услуг? Мы можем дать кредитные каникулы. Для банков это не такой большой удар, потому что у банка всегда есть поддержка Центробанка с печатным станком в случае чего, в сферу услуг никто не придет с печатным станком.

Второе – это страховые взносы на заработные платы, они составляют грубым счетом около половины того, что предприниматель тратит на заработную плату. Соответственно если бюджет простил предпринимателю страховые взносы за несколько месяцев, например, за счет Фонда национального благосостояния, это дает предпринимателю в 2 раза дольше держать работников и не увольнять их, это огромная мера социальной поддержки.

И, наконец, третье: да, у нас Министерство финансов очень негативно реагирует на любые предложения повысить зарплаты, потому что это создает постоянные расходы для бюджета, но если мы видим кризисную ситуацию, давайте выплатим разово какие-то премиальные, например, врачам, например, учителям, например, чиновникам, как бы их многие ни...

Александр Денисов: Ну с врачами уже решили.

Юрий Савелов: Врачам выплачивают и пенсионерам по 4 тысячи.

Антон Любич: И в результате это создаст разовый эффект для повышения потребительского спроса и поддержит тех самых официантов и так далее. Я приведу один простой пример. Вчера разговорился с таксистом, он 12 часов проработал, сверх аренды автомобиля у него осталось 62 рубля.

Александр Денисов: Вы знаете, Антон, вот хорошо, что про таксиста упомянули, у нас есть интересный сюжет Маргариты Твердовой как раз про таксистов, как они сейчас выживают.

Ольга Арсланова: Да, и не только про них, кстати, но в том числе.

Александр Денисов: Да, посмотрим и продолжим обсуждение.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Вот принято считать, что это у нас такой бизнес ноет, вечно деньги просит.

Юрий Савелов: Огромная армия, цифра, я не знаю, пугающая какая-то... Нет, почему? Не ноют. Наш бизнес действительно привык, я говорю, за последние 20 лет ко всяким катаклизмам. Это, правда, более серьезный, для импортеров одно, коронавирус другое для кафе. Но давайте немножко разберем, почему они не откроются? Имею я два кафе, допустим, посетителей нет. Что у меня, если я их закрою сейчас? У меня аренда, аренда, говорят, льготная, не плати 3 месяца, электроэнергия, охрана, надо посмотреть. Самое главное – это люди.

Ольга Арсланова: Они уйдут, скорее всего.

Юрий Савелов: Нет, а куда им идти? У кого-то ипотека, у кого-то еще что-то, вот самая главная проблема с государством. Человек говорит, что давайте им сразу взнос 50%, да, о чем идет разговор. Чтобы платить вам зарплату 50 тысяч, надо 25 тысяч еще во все страховые взносы. Вот сейчас хотя бы с марта, не тянуть правительству надо, а вот мартовскую зарплату уже не платить...

Александр Денисов: ...в социальные фонды.

Юрий Савелов: Страховые взносы, да, уже будет... Значит, месяц предприниматель, закрыв даже кафе, может людей продержать. Потом он должен, допустим... Понимаю, если коронавирус продолжается, если он будет продолжаться, будет еще проблемнее. Да, должно понимать государство, о чем я и говорю, правительство очень хорошо сейчас стало работать, что через месяц у предпринимателя могут закончиться деньги, и тогда этим людям уже должно помогать правительство, ну чтобы не было...

Восемь миллионов – представляете, что это такое? Мы надеемся, что этого не произойдет, это я вот про кафе говорю, так же про гостиницы, допустим. Самое главное здесь люди. Аренду можно отсрочить, можно договориться, электроэнергия, охрана, ну какие-то такие затраты в услугах, как вы говорите, они есть. Но люди, куда люди? У меня знакомый закрывает магазин, бутик с цветами, говорит, никому не нужен, как бы последняя капля, закрывает. Сколько человек? – 11 человек.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, с другой стороны, все понятно, и хорошо, что они не ходят в кафе, потому что люди заботятся о здоровье своем, своих...

Юрий Савелов: Конечно. А я не говорю, государство должно просто поддержать.

Александр Денисов: Смотрите, вот сложно не заметить тенденцию, вот мы говорили вчера так в макромасштабе, что произойдет с миром, политические системы, прочие, с экономикой всего мира. Мир поменяется однозначно после этих катаклизмов. Давайте в микро заглянем. Вот сейчас все крутится вокруг конкретного жилья, все услуги идут туда, доставка, фитнес сейчас уже туда перешел...

Юрий Савелов: Да-да, так.

Александр Денисов: Что там, лечение тоже, все связываются...

Ольга Арсланова: Образование.

Александр Денисов: Да, медицины нет, но есть какое-то приложение, которое сможет отследить, что у вас температура.

Юрий Савелов: Оно и до кризиса было, но неважно.

Александр Денисов: Да-да. Смотрите, из квартиры исходит, то есть людей туда удалили, они оттуда работают. Нужно бизнесу перестраиваться, ресторану не ждать у себя со своими пустыми столиками, давайте туда пойдем!

Юрий Савелов: Конечно, конечно, об этом и разговор тоже. Но, вы понимаете, вот это вот, то, что произошло, вернее то, что произошло из-за коронавируса, люди стали по домам, сейчас идет пробное как раз, как бы вам сказать, пробное то, что, может быть, после вируса, когда он пройдет, побыстрее даже, через месяц-два, предприниматели вообще будут рассматривать вопрос работы на дому.

Александр Денисов: А вы согласны, что бизнес действительно поменяется и нужно поменяться, что уже прежней жизни не будет?

Юрий Савелов: Может сильно поменяться, конечно. Допустим, если человек... В Москве ехать до работы 2,5 часа, а то и по 3 ездят, представляете? Два часа туда, два назад, в день человек тратит 4 часа. И если сейчас предприниматель понимает, что его сотрудник может легко работать дома и приносить столько же пользы компании, отрабатывать свои деньги, почему бы нет, понимаете? Тогда вот, до кризиса, вернее до вируса, он боялся дома его оставить, пробовать, как-то не так, а здесь вдруг это необходимость, и она сработала. И правильно говорите, мир поменяется совершенно по-другому, люди, может быть, вообще, огромное количество людей, может, школьники не будут ходить в школу, да все что угодно может произойти.

Ольга Арсланова: Не пугайте нас.

Юрий Савелов: Нет, почему?

Александр Денисов: Не пугайте молодую маму.

Юрий Савелов: Нет, дослушайте, в пятницу отменят, и в пятницу будут, допустим, дети учиться дома, как они сейчас учатся, уже не 5 дней будут ходить, не рано утром вставать, ребенок идет в школу в четвертом классе, он еще спит, может быть, им еще придется пятницу подарить. Ну почему бы нет?

Александр Денисов: Продолжим эту тему.

Ольга Арсланова: Послушаем зрителей.

Юрий Савелов: Из каждого плохого надо что-то, чтобы получилось хорошее.

Ольга Арсланова: А какие еще варианты?

Давайте Татьяну из Волгоградской области послушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, ведущие, добрый вечер. Я вот хотела рассказать. Здесь все у нас про сферу, так сказать, услуг, кафе, фитнес. Наша организация, например, существует с 1989 года, и основной вид деятельности у нас был тогда, значит, ремонт промышленного оборудования на крупных заводах Волгограда. В 1990-е гг. сами знаете, что там началось, взаимные неплатежи, все предприятия стояли, еле выживали, заводы не платили своевременно за выполненные работы.

И у нашей организации с 1994 года по 2004 год были заблокированы все счета в банках, ну там взаимозачеты проходили, а счета были заблокированы, мы не могли снять на зарплату, мы не могли что-то купить, выжили только благодаря тому, что, значит, заводы сами предоставляли нам, так сказать, материал, мы их материалами производили эти работы.

Александр Денисов: Да, скажите, у вас вопрос есть к нашим экспертам, конкретного совета попросить какого хотите?

Зритель: Я не совет, я хочу рассказать, как мы выжили. Вот в 2002 году, в начале нулевых...

Юрий Савелов: Совершенно другие кризисы были, понимаете? Сейчас нельзя применить то, что было в 1990-е гг., сейчас другие должны быть подходы у предпринимателей, у правительства. Нельзя рассказывать то, как вы выжили... Прекрасно выжили, молодцы.

Зритель: Нам помогло.

Юрий Савелов: Сейчас это нельзя, вернее вот тот опыт можно применить, 2014 года, но частично.

Зритель: Вы меня не выслушали.

Александр Денисов: Да, хорошо, можно покороче?

Зритель: Такой опыт! Послушайте меня, пожалуйста.

Александр Денисов: Да-да-да, конечно, говорите.

Зритель: Пожалуйста. Дело в том, что в начале 2000-х гг. правительство приняло такие меры: они, значит, ввели упрощенную, предприятия малые могли перейти на упрощенную систему налогообложения, благодаря чему, значит, мы перешли, значительно снизилось налоговое бремя. Второй момент: разрешили провести реструктуризацию долгов. То есть в чем это заключалось? Если предприятие начинает платить текущие платежи, налоги оплачивать, то тогда полностью списали пени. У нас пени за 10 лет накопились больше, чем сами налоги, понимаете?

И благодаря этому не только наше предприятие, многие предприятия выжили. То есть я считаю, что нужно, чтобы правительство приняло какие-то кардинальные... Мы никогда не брали кредитов, нам никогда не помогал ни бюджет, никогда не просили у государства «помогите», как вот все вот эти...

Юрий Савелов: Можно я задам вопрос?

Ольга Арсланова: Да, конечно.

Юрий Савелов: Скажите, сейчас чего вам не хватает? Сейчас, вот именно в данный момент?

Зритель: А сейчас... Сейчас у нас получилось так, что поскольку все-таки заводы те разорились...

Юрий Савелов: Так.

Зритель: ...и у нас в последние годы единственный один раз, значит, один завод в счет долгов нам продал помещение, взаимозачетом было продано помещение. Мы сдаем в аренду 10 комнат где-то.

Ольга Арсланова: Ну понятно.

Александр Денисов: Спасибо большое, простите, что прерываем, просто долгая история.

Вы знаете, вот вернемся к этой теме, вот как будет меняться бизнес. Расскажу, Антон, да и всем расскажу. Приятель у меня, у него свое рекламное агентство небольшое, он купил себе новую квартиру, и вместе с квартирой он купил, вот сейчас уже застройщики как делают, под микроофисы, что-то внутри, какая-то коморочка, их очень много, и он купил себе вот эту коморку. Я еще говорил: «Слушай, зачем она тебе нужна?» Он говорит: «Вот я офис не хочу снимать, я туда спущусь, у меня там будет лежать аппаратура, стоять ноутбук. Дети у меня наверху, я спущусь, работаю, поднимусь, пообедаю, потом обратно вернусь». И я уверен, что это не частный случай, что эта тенденция будет набирать обороты. Вот вы юридическими услугами занимаетесь, мы доживем до тех времен, как в фильме про Преображенского, будет висеть табличка «Частный врач» в подъезде, «Частный адвокат»? До таких времен?

Антон Любич: Ну, вы знаете, лично у меня оборудован дома кабинет, я эту практику использую с 2016 года, то есть уже 4 года лично. И действительно это, безусловно, будущее, потому что там, где есть возможность оказывать услуги дистанционно, там они будут оказываться. Абсолютно не должно волновать клиентов, в какой точке земного шара или Москвы в данный момент я нахожусь, соответственно, если он заказал услугу, он ее получит в электронном виде, необходимую ему консультацию, документы, выйдет со мной на связь через мессенджер при необходимости, это все уже оказывается.

Александр Денисов: Ну а домой-то к вам можно прийти?

Юрий Савелов: Вот вопрос в чем, конечно.

Антон Любич: Можно при необходимости. Важный момент состоит в следующем. Вот сейчас очень многие работодатели действительно поймут, что им нет необходимости держать работников в офисе, сгонять под псевдодисциплину, это произойдет, это положительный момент. Но никто же не спорит, Юрий Михайлович с самого начала сказал, что из каждого кризиса предприниматели, на то они и предприниматели, они постоянно предпринимают, извлекут какие-то уроки, сделают какие-то выводы, научатся зарабатывать. Мы говорим о мерах поддержки по очень простой причине – потому что 8,5 миллионов человек находятся под риском потери доходов здесь и сейчас, и именно для этого необходимы меры поддержки. Конечно, человечество подстроится и Россия подстроится, предприниматели подстроятся.

Юрий Савелов: Да, мы же...

Александр Денисов: Юрий Михайлович, да, кстати, вот вы... Вот раньше, в советские времена, я помню, было такое в промкомбинатах, такой способ труда, надомницы.

Юрий Савелов: Конечно.

Александр Денисов: То есть привозили здоровенную швейную машину на станине, материал, строчили трусы...

Юрий Савелов: Да-да, особенно если люди как бы с инвалидностью, а как же, работали.

Александр Денисов: Да и здоровые. Вот вы сейчас так практикуете, переводите?

Юрий Савелов: Да, но тогда... Да нет, конечно же.

Александр Денисов: Почему?

Юрий Савелов: Потому что тогда не делали из этого прибыли, тогда надо было просто обеспечить людей работой, понимали... Вот как вы сейчас про кино рассказывали, про это, их надо было обеспечить работой и как бы в социальной той сфере, той среде они бы что-то зарабатывали и были социально значимыми для общества. Это было правильно сделано. И если государство сейчас где-то обеспечивает людей-надомников, это невыгодно экономически.

Александр Денисов: Невыгодно?

Юрий Савелов: Конечно.

Александр Денисов: Ну а вам держать здоровенных цех?

Юрий Савелов: Нет, смотря что, почему... Только в здоровенном цехе можно получить те вещи, которые мы шьем. Нет, надомники что-то делают, конечно, и развозят им. Нет, предприниматель, если выгодно, понимаете, может делать все что угодно: можно развозить по квартирам, можно развозить по деревням, можно что угодно, если предпринимателю это выгодно. Но если только предпринимателю невыгодно, откуда он возьмет денег, понимаете? Он никому ничего не повезет, никому ничего не привезет, ну это закон бизнеса, закон предпринимательства.

Мы сейчас ведь разговариваем, собрались о том, насколько сейчас будет тяжело предпринимателям, куда мы денем действительно, я сейчас просто хочу поддержать, 8 миллионов человек. Вот тот, кто звонил, я говорю, правительство сейчас делает для этого все, уже какие-то распоряжения пошли. Вот про деньги самое главное, реструктуризация долгов, надо в марте погасить 10 миллионов... Ведь что происходит? Я сейчас за минуту вам объясню. Что происходило в 2014 году? Вам надо погасить в марте сейчас, 31 марта, 10 миллионов, вы должны банку собрать. Если вы не соберете, попадете в черный список, у вас закроют все счета, соберут все деньги, вы не сможете зарплату выплачивать...

Александр Денисов: Юрий Михайлович, о разных вещах мы с вами разговариваем: я про товар, а вы все про деньги да про деньги.

Юрий Савелов: Да потому что мы можем работать и с большими процентами, мы в кризис это прошли, понимаете? Предприниматели не могут работать без денег, вот идет о чем разговор, и когда их лишают, рушится весь бизнес, это самое интересное, понимаете? Такие банки существуют... Раньше вот у вас есть бизнес, как пример товарищ мне приводил, берет банк, возвращает деньги, отламывает ручку у чайника, и как вы будете пользоваться этим чайником? Один цех у вас отняли основной, остальное все вам оставили, продолжайте свой бизнес. А из-за того, что вы банку должны, оказались в кризис, в марте, в апреле, в мае вернуть деньги. А вот сейчас... Вот видите, как интересно.

Ольга Арсланова: Подождите, а разве бизнес не в курсе, что в марте ему нужно будет вернуть эти деньги?

Юрий Савелов: Кому?

Ольга Арсланова: Ну бизнес, когда заключает договор.

Юрий Савелов: Нет, а вот самое интересное, потому что никто не знал, что доллар будет под 80, и не было никакого кризиса, и это была планомерная перекредитация.

Ольга Арсланова: А вы что, не в рублях брали?

Юрий Савелов: Нет, кредитация планомерная, уже договоренность, уже договора где-то начинали подписываться, знали, что март, вы гасите миллион рублей, на следующий день вам дают...

Александр Денисов: Юрий Михайлович, с другой стороны, есть определенное лукавство в ваших речах, смотрите, почему. Я с удивлением узнал, слушал по радио, многие бизнесмены рассказывают, их спрашивали: «Вот шарахнул доллар, будете повышать цены?» Многие даже поставщики элитного алкоголя говорят: «Нет, мы знаем, что доллар может вырасти значительно, и мы прописываем договоры все в рублях». То есть люди заранее смотрят на перспективу.

Юрий Савелов: Конечно, кто-то, может быть, это предвидел.

Александр Денисов: Да-да, поэтому нужно подстраховываться. Что же все время, каждый месяц вы будете от доллара зависеть? Вы что думаете?

Юрий Савелов: Почему каждый месяц? Мы уже последние 3 года живем в границах доллара 62–64, мы уже к нему привыкли.

Александр Денисов: А чего же тогда жалуетесь, если у вас в контрактах прописана прежняя цена? Тогда что, нормально же.

Юрий Савелов: Опять «жалуемся»... Мы прописали с Китаем, Китай по-другому не продает, только в долларах, Европа в евро. Как, с кем мы должны прописать в рублях? Никто не прописывает контракт. Понимаете, у меня контракт, вот сейчас я должен оплатить уже в долларах за ткань, сколько, 78, 80 мы оплатили, кстати, контейнер 4 дня назад, нужно работать, чтобы люди были, как говорится, при деле. Сырье-то должно прийти, мы уже по 80 оплатили, а 2–3 недели назад мы оплачивали по 63, вот в чем вся проблема.

Александр Денисов: А там что, нельзя прописать цену в долларах?

Юрий Савелов: А кто пропишет, какой китаец?

Ольга Арсланова: А как европейцы будут за рубли продавать?

Антон Любич: По очень простой причине: потому что рублю должны доверять ваши партнеры, китайцы, европейцы, американцы, африканцы и латиноамериканцы.

Александр Денисов: Ну вот я вам приводил пример поставщиков элитного алкоголя, у них все цены прописаны в рублях.

Антон Любич: А если у нас... Рано или поздно на каком-то этапе цепочки прописан доллар, кто-то этот риск обязан у себя принять.

Юрий Савелов: Конечно, на себя взять.

Антон Любич: Соответственно, когда у нас за 6 лет второе кратное падение рубля происходит... И люди ведь видят, есть Центробанк, у него есть 570 миллиардов долларов резервов, которые по закону предназначены для того, чтобы (закон этот называется Конституция Российской Федерации, статья 75-я) обеспечивать устойчивость рубля. А вместо обеспечения устойчивости нам объясняют какие угодно другие цели для использования этих самых резервов этого самого Центробанка. Естественно, на это смотрят наши уважаемые зарубежные партнеры, как мы научились их называть, и говорят: «Ну слушайте, разберитесь со своим рублем сами, а нам, пожалуйста, заплатите евро, юанями, а лучше долларами».

Ольга Арсланова: Их вполне можно понять.

Юрий Савелов: И еще в вашем элитном алкоголе я поверю, что контракт зарубежный был заключен...

Александр Денисов: Вдолгую причем, да.

Юрий Савелов: Вдолгую в рублях, потому что там рентабельность может быть 1000%. Грубо говоря, ваша бутылка стоит 10 долларов, не знаю, по 26 рублей, в рублях вы прописываете не 260 рублей (ну просто экономически понимаете, да?), а 2 000. И какой бы доллар ни случился за 5 лет...

Александр Денисов: ...вы все равно в плюсе.

Юрий Савелов: ...все равно будут все в плюсе, вот и все. Это зарубежные партнеры, от российских не зависит ничего, они готовы подписать, понимаете, не в долларах, потому что все подписывают в долларах, стабильная валюта. Ну как же на международном рынке, по-другому никак не получится. И сейчас из этой вот ситуации как будет работать, еще повторюсь, наше правительство: мы можем с минимальными потерями выйти, еще поднять свою экономику.

Мы стали ведь лучше... Вы не дали мне сказать про доллар, вы меня перебили, это показатель экономики. Если доллар скакнул в 2014 году в 2,5 раза, то сейчас он скакнул на 0,5, понимаете, да? Ну на 150%, сейчас он должен где-то 90 рублей. Если регулятор, Центральный банк не будет влезать, то доллар будет стоить 85–90. Это говорит о чем? Значит, у нас есть поступления другие валютные кроме нефти и газа.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Савелов: Понимаете, углеводороды – это показатель доллара.

Александр Денисов: Интересный момент, спасибо, Юрий Михайлович, интересно.

Юрий Савелов: Конечно, если его отпустить.

Ольга Арсланова: Послушаем Владимира, Ставропольский край. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый.

Зритель: Владимир, Ставропольский край, Степновский район. Я являюсь субъектом малого бизнеса, занимаемся аграрным бизнесом, в частности фермер, растениеводство, выращиваем пшеницу, тоже продовольствие.

Что хотелось бы сказать? Вот сегодня… Я вот не понимаю, о какой поддержке вы говорите. Вот сегодня нам объявляют и раздают уведомления о том, что наша арендная плата за землю, которую мы арендуем у государства, получается, поднимается в 5 раз, то есть с 500 рублей за гектар до 2 500 тысяч за гектар. Вот кто это придумал, то ли это наш губернатор уважаемый Владимиров, то ли это правительство нас так «порадовать» решило мерами поддержки... Так что вот когда слушаешь вот эти все рассуждения о том, что вот как, мы вот тут заботимся, – вот так заботятся о людях, которые кормят страну, а потом спрашивают, где крупы, где макароны.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Савелов: Позволите, я отвечу немножко вразрез.

Александр Денисов: Пожалуйста.

Юрий Савелов: В принципе, конечно, прав, что подняли цены. Но, с другой стороны, сейчас цены на международных рынках на пшеницу поднялись, доллар поднялся – сколько же они получат? Если сейчас ни бензин не будет поднят, ни запчасти на технику...

Ольга Арсланова: Ну да, экспортерам проще.

Юрий Савелов: У них же сейчас... Они же эксперты пшеницы, у них есть на это права, выращивай, экспортируй.

Антон Любич: Я вас умоляю, ну какие это экспортеры? Это мелкий ставропольский фермер. Я на правах человека, который сельским хозяйством лично занимался, вам скажу следующее...

Юрий Савелов: Я просто хочу вам сказать, вот здесь как раз...

Антон Любич: Это очень сложно.

Юрий Савелов: Нет, государство, пусть они свозят куда-то, государство, свой урожай они должны куда-то свозить, и государство должно у них принимать.

Антон Любич: И по внутренним ценам у них это все покупать.

Юрий Савелов: А это неправильно.

Антон Любич: Это очень сложно обеспечить вывоз сельхозпродукции маленькому фермеру.

Юрий Савелов: Опять государство не занимается.

Антон Любич: Ну давайте мы на него не будем перекладывать эти проблемы.

Юрий Савелов: Ему не надо завозить.

Антон Любич: И это действительно абсолютно правильная постановка вопроса. Государство тоже должно принять на себя часть бремени.

Юрий Савелов: Конечно, конечно!

Антон Любич: И если московское правительство как минимум приняло решение о том, чтобы не взимать арендную плату с муниципальной собственности, оно подало отличный пример 84 оставшимся субъектам федерации, которые пока делают вид, что ничего не происходит.

Александр Денисов: Антон, согласны.

Юрий Савелов: Почему? У нас есть федеральные законы.

Александр Денисов: Пять копеек свои вставлю. Вот помню из учебника еще на журфаке экономики, там было написано, почему фермеры проигрывают, – потому что они не объединяются в ассоциации.

Юрий Савелов: Конечно.

Александр Денисов: В одиночку они в ауте.

Юрий Савелов: Конечно.

Александр Денисов: Если они будут объединяться...

Юрий Савелов: Если они мелкие, как вы говорите.

Александр Денисов: ...не дожидаясь, что к ним придет государство и скажет: «Давай мы у тебя купим да по хорошей мировой цене».

Юрий Савелов: Государство здесь не должно участвовать.

Антон Любич: В странах, которые хотят развивать сельское хозяйство, существует опять же целенаправленная государственная политика.

Александр Денисов: Ну а сами-то что же вы не можете собраться?

Антон Любич: Существуют минимальные государственные закупочные цены, и тогда вы поддерживаете занятость людей на селе. Это огромный социальный вопрос. С точки зрения растениеводства вы можете легко сократить занятость, только вопрос в том, где будут работать люди на селе.

Александр Денисов: Я про объединение, почему фермеры, зная, что у всех одна головная боль, не соберутся и не...

Юрий Савелов: Менталитет у нас еще очень слабый, я вам отвечаю, самое главное – это менталитет. Когда люди собираются больше, как говорится, трех человек, они начинают друг друга подозревать.

Ольга Арсланова: Так пора менять менталитет-то, видимо.

Юрий Савелов: Ну вот пытаемся это сделать за 20 лет, это проявлять доверие.

Ольга Арсланова: Вот как раз возможность.

Юрий Савелов: Вы говорите «занимайтесь сельским хозяйством».

Антон Любич: Это экономический процесс. Естественно, крупная монополия, в том числе большой агрохолдинг, победит без мер государственной поддержки всех фермеров, это очевидный и закономерный процесс. Если мы хотим, чтобы каждая семья сельхозников могла заняться собственным делом, если мы хотим диверсификации рынков на сельском производстве продуктов питания и сырья для легкой промышленности в том числе, то мы должны поддерживать фермеров как фермеров.

Александр Денисов: Антон, вы все-таки не ответили, почему не объединяются фермеры, простой вопрос.

Юрий Савелов: А на него нет ответа.

Антон Любич: Я вам говорю. Они, конечно, могут объединиться, и рано или поздно это превратится в один большой конгломерат.

Юрий Савелов: Конечно.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Савелов: Нет, зачем конгломерат? По областям, по районам.

Антон Любич: Есть... Я не знаю, можно ли прорекламировать, вот известный российский банк «Райффайзенбанк», «дочка» австрийского «Райффайзенбанка».

Ольга Арсланова: Понятно.

Антон Любич: Это, собственно говоря, известный кооператив сельхозников.

Ольга Арсланова: Давайте, вот у нас минута остается, хочу быстро очень показать графику поддержки, как страны сейчас бизнес поддерживают. Вот там интересные цифры, сколько процентов от ВВП те или иные страны. Вот смотрите, США направляют 9% от ВВП, Британия 15%, Испания 20% ВВП. И вот Россия – менее 3%. Вопрос: почему? Ведь очевидно, что у нас бизнес развит меньше, чем в этих странах.

Юрий Савелов: Во-первых, бизнес развит меньше. Дело не в этом.

Ольга Арсланова: Так а что? Значит, больше выделять нужно.

Юрий Савелов: Понимаете, тут нужно правительству поработать, чтобы деньги, которые хотя бы выделены, 3%, попали тем, кому они нужны, вот что сейчас самое главное.

Ольга Арсланова: То есть даже 3%...

Юрий Савелов: Потому что деньги сейчас начнут попадать всем, кому нужны, кому не нужны, понимаете? И не достанется как раз тем, кто потом объявит себя банкротом и не будет работать, вот которым прежде всего нужно. Вот правительство быстро должно разобраться, даже выделяет 3%, чтобы деньги дошли до тех, кому они действительно нужны. А сейчас поддержат холдинги, сельхозхолдинги огромные, им денег дадут, конечно, они как составляющие отрасли...

Антон Любич: Я Юрия Михайловича чуть-чуть поправлю, я скажу так: те, кому не попадет от государства мер поддержки, те и обанкротятся, вот я бы так это сформулировал.

Юрий Савелов: Ну не так, потому что не всем надо дать, надо разобраться.

Антон Любич: У нас 2,7% по той причине, что люди в правительстве пока не очень сознают важность малого бизнеса в экономике страны.

Юрий Савелов: Осознают-осознают, начинают по крайней мере.

Антон Любич: Вот в Перми сейчас, например, объявили, что поддержат «Мотовилихинские заводы», гигантские заводы...

Александр Денисов: Антон, совсем коротко, да-да.

Антон Любич: А соответственно, кто поддержит тех же арендаторов в торговых центрах, которые сейчас стоят пустые и вынуждены платить аренду, никто не думает.

Александр Денисов: Спасибо большое. Интересная дискуссия была.

В студии у нас сегодня обсуждали русский бизнес Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России», а также Антон Любич, заместитель главы «Ассоциации защиты бизнеса». Спасибо вам большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Николай Иванович
Уважаемые,почему у Вас программу ведет совершенно некомпетентный ведущий? Ему нужно вести передачи для детей.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски