Крови не хватает

Крови не хватает
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Юрий Жулев
сопредседатель Всероссийского союза пациентов

Тамара Шорникова: Ну да, действительно, у многих сейчас жизнь как будто встала на паузу. Но есть и то, что нельзя отложить на потом. Прямо сейчас на станциях переливания крови по всей стране говорят о серьезной нехватке доноров. Запас крови достиг критического минимума. Это значит, что больные дети, пациенты с лейкозом, жертвы ДТП, женщины после тяжелых родов и другие тяжелые пациенты могут остаться без помощи. Один из регионов, в котором медики говорят о дефиците биоматериала – это Кемеровская область.

Иван Князев: Людей из-за введенных ограничений стало на 70% меньше. А также стало меньше организаций, куда направлялись выездные бригады по забору крови. Несмотря на то, что у врачей есть необходимый запас, они призывают доноров не отказываться в этот период от сдачи биоматериала.

Светлана Рагожина, заместитель главного врача Кемеровского областного центра крови: «У нас есть активные кадровые доноры, которые к нам приходят. Мы вызываем их по звонкам. Но дело в том, что существует сайт «Донорский светофор», где доноры могут рассмотреть, какая группа крови у нас необходима на сегодняшний день. Мы ежедневно его обновляем».

Иван Князев: Врачи гарантируют донорам инфекционную безопасность на территории всех подразделений центра в регионе. При входе всем обязательно измерят температуру и будут обрабатывать руку антисептиком.

Тамара Шорникова: Расскажите нам, позвоните, если вы сдавали кровь, были донором. И честно ответьте: вот сейчас, в этот момент, решились бы на это?

Иван Князев: Готовы?

Тамара Шорникова: «Да» или «нет». И объясните, почему так думаете.

Поговорим с нашими экспертами о процедурах, о мерах безопасности, о тех, кому необходима сейчас ваша кровь. Сергей Балашов, координатор общественной организации «Добровольные доноры России», выходит с нами на связи. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Балашов: Здравствуйте.

Иван Князев: Сергей, такой вопрос. Ну смотрите. Понятно ведь на самом деле, что сейчас ситуация сложная, что сейчас вся медицина наша перенаправлена на борьбу с коронавирусом. Но должны же мы были как-то просчитать ситуацию, что у нас будет нехватка доноров?

Тамара Шорникова: Насколько критична ситуация?

Сергей Балашов: Ситуация не настолько критична, как она могла бы быть, по крайней мере в городе Москве. По статистике, доноры у нас достаточно молодые в России, в отличие от многих других зарубежных стран. Тем не менее, конечно, на своем примере в том числе, поскольку мне уже приходилось стать донором в этот период эпидемии коронавируса, я должен сказать, что на станциях переливания крови и в центрах переливания крови количество доноров, конечно, сократилось.

Тамара Шорникова: А в перспективе какие угрозы существуют? Если вот сейчас ничего не изменится, количество доноров останется прежним, сокращенным, то когда можно будет говорить о резком дефиците?

Иван Князев: Насколько запасов хватит?

Сергей Балашов: Ну, я не думаю, что здесь в принципе можно говорить о каких-то запасах. Например, цельную кровь, которую принимают у доноров, обязаны перелить, соответственно, реципиенту в течение пяти дней. А компоненты, которые берут, – какие-то определенные запасы есть. Они обычно должны пройти шестимесячный карантин, так сказать.

Я думаю, что в связи с тем, что в России исторически доноров меньше было, чем нужно, в 2–3 раза меньше, в зависимости от субъекта, то если, по крайней мере, уровень не останется сегодня на том же уровне, то все очень быстро отойдет… Как бы вам сказать? Все станет очень плохо.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Сергей, такой вопрос еще. Давайте немножко успокоим наших телезрителей, кто, может быть, хотел бы стать донором. Вот мы сказали, что все меры безопасности будут соблюдены. Расскажите, что будет делаться? Насколько действительно безопасно прямо сейчас пойти и сдать кровь? Ну и как на самом деле выйти из дома, чтобы дойти до пункта?

Сергей Балашов: На станциях переливания крови на самом деле беспрецедентные меры безопасности: и температуру измерят, и маски там обязательно выдают, и перчатки обязательно выдают. По крайней мере, во время моего посещения точно выдали. И, соответственно, дополнительно проверяют кровь на отсутствие каких-либо…

Иван Князев: Ну понятно, пропуска выдают. А как добраться? Вот человек, может быть, захотел бы.

Сергей Балашов: Ну, на данный момент, насколько я понимаю, пока никакие пропуска для донорства крови не нужны в настоящий момент. Любой желающий может поехать на станцию переливания крови, сдать донорскую кровь.

Тамара Шорникова: Вот эсэмэска…

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Буквально еще один вопрос, короткий. Все-таки переживают. А если «прошляпят» больного? Сейчас многие говорят о том, что может бессимптомно проявляться, а человек уже заражен. Не дай бог, такая кровь кому-то попадет. Как вот этого избежать?

Сергей Балашов: Ну, «прошляпить» больного там не могут, потому что всегда при сдаче донорской крови принимается кровь не только та, которую будут переливать непосредственно нуждающемуся человеку, но и кровь на анализ. Пока кровь анализ не пройдет, пока на сто процентов не установят, что никаких вирусов и заражений нет, ее, соответственно, пациенту переливать не будут.

Тамара Шорникова: Спасибо. Сергей Балашов, координатор общественной организации «Добровольные доноры России», разъяснил нам многие моменты.

Иван Князев: Московская область пишет: «Сдала бы прямо сейчас, являюсь донором». Адыгея: «Я почетный донор. И сейчас бы сдала, но уже возраст не позволяет», – 71 год человеку.

Тамара Шорникова: Послушаем Вячеслава из Кемеровской области.

Иван Князев: Здравствуйте, Вячеслав.

Тамара Шорникова: Вячеслав, слушаем вас. Алло. Пока не можем…

Иван Князев: Ну, видимо, не с нами сейчас Вячеслав. Еще один наш эксперт…

Тамара Шорникова: Юрий Жулев. Пообщаемся.

Иван Князев: Да. Сопредседатель Всероссийского союза пациентов. Он выходит с нами на связь. Сейчас увидим его.

Тамара Шорникова: Алло.

Иван Князев: Юрий Александрович, слышите нас?

Тамара Шорникова: Да. И видим.

Иван Князев: Вот теперь видим.

Юрий Жулев: Здравствуйте.

Иван Князев: Юрий Александрович, вроде как наш предыдущий эксперт сказал, что ситуация достаточно стабильная. Сколько людей сейчас нуждаются в переливании крови? Есть ли дефицит, по вашим данным?

Юрий Жулев: Абсолютных цифр я не знаю, но, поверьте мне, потребность в крови, в донорской крови, в компонентах крови является постоянной – это начиная от автокатастроф и заканчивая роддомами. Ситуации бывают разные, поэтому потребность постоянная.

Если говорить о дефиците каком-то, то о каком-то серьезном дефиците я не знаю. Называют эксперты разные цифры. В некоторых регионах снижение где-то на 10%.

Тамара Шорникова: Вы знаете, мы читали, что в некоторых вдвое буквально упало количество доноров. Мне кажется, это серьезное сокращение.

Юрий Жулев: Это мировая тенденция, неприятная, крайне неприятная и (я не побоюсь этого слова) опасная – снижение количества доноров. Это очень неприятная ситуация.

Иван Князев: А какие-то меры в связи с этим предпринимаете?

Юрий Жулев: Я хочу сказать, что предпринимать меры должна, безусловно, служба крови. Здесь уже говорилось и о повышении безопасности. Я знаю, что многие станции переливания крови ввели предварительную запись. Это очень хорошо. Это чтобы дистанцировать между собой доноров для снижения риска заражения. Дополнительные меры по дезинфекции. И конечно, всем миром надо призвать людей продолжить свою благородную деятельность, а именно – сдавать кровь и ее компоненты.

Иван Князев: Сейчас, Тамара. Прости, пожалуйста. Кировская область спрашивает: «Мне 15 лет. Можно ли мне быть донором?»

Юрий Жулев: Ну, насколько я знаю – нет.

Иван Князев: Нельзя? То есть только совершеннолетним?

Юрий Жулев: Да.

Тамара Шорникова: И есть вопрос из Воронежской, там просто спрашивают: «А как в Воронеже конкретно сдать кровь?» Какие общие алгоритмы? Куда звонить?

Юрий Жулев: Очень просто. Мы сейчас все имеем доступ к сети Интернет. Набрать: «станция переливания крови в Воронежской области». И на сайте каждой станции переливания крови всегда есть очень подробная информация: как стать донором, какие условия сдачи крови, в том числе как записаться на сдачу крови. В том числе, конечно, обязательны предварительные анализы, потому что безопасность – прежде сего.

Иван Князев: Да. Спасибо вам большое.

Давайте телезрителей послушаем. Вячеслав из Кемерова у нас на связи. Здравствуйте, Вячеслав.

Тамара Шорникова: Надеемся, что получилось у нас связаться.

Зритель: Здравствуйте. Есть связь? Слышно?

Тамара Шорникова: Слышно.

Зритель: Я из Кемеровской области, являюсь почетным донором. Никаких опасений по сдаче нет у меня. Как только дойдет очередь (мы же можем сдавать не чаще чем раз в два месяца), обязательно пойду и сдам.

Тамара Шорникова: Здорово!

Иван Князев: Ну отлично! Спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Спасибо. И Елену из Волгограда давайте послушаем следом. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Волгоградской области, из города Камышина. Являюсь донором достаточно долго уже. И сейчас не вижу никакой причины в настоящее время отказывать донорам или самим донорам не являться для плановой сдачи – так называемой донации. У меня есть свой автомобиль, то есть я сяду и приеду, если будет работать станция переливания крови.

Тамара Шорникова: Смотрите, Елена, это то, что нам пишут в эсэмэсках, например. Большое количество людей, скопление. Неизвестно, действительно… Все-таки больницы, поликлиники – как-то настороженно к ним сейчас люди относятся во время распространения болезни. А вы считаете… У вас таких опасений нет?

Зритель: Нет, у меня лично нет. К нашей станции доверие есть у меня. Одену маску также. Думаю, что больных туда просто не допустят.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за вашу позицию.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое.

Вот итоги нашего опроса: «Вы бы сдали сейчас кровь?» Больше половины всех опрошенных жителей нашей страны готовы сдать кровь – 54%. Какие молодцы, друзья! Спасибо.

Тамара Шорникова: Готовы? Сделайте! Спасибо. Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)