Ксения Юркова: В школах сегодня нет той профориентации, какой она должна быть с учетом рынка труда

Гости
Ксения Юркова
исполнительный директор «Национального центра занятости»

Александр Денисов: Безработица помолодела. В стране почти 2 миллиона молодых, которые нигде не учатся и не работают. Что это за потерянное поколение, которое не ищет своего места в жизни? Вот в эпоху СССР таких судили за тунеядство. Ну а сейчас правительство думает, не ставить ли их на биржу труда сразу и не начать ли им выплачивать пособия по безработице. Вот в причинах явления и будем разбираться в течение ближайшего получаса.

Марина Калинина: Министр труда и социальной защиты Максим Топилин прокомментировал ситуацию с уровнем безработицы именно среди молодежи в нашей стране. И вот сейчас среди граждан в возрасте от 20 до 29 лет она составляет больше 34%. А вот среди тех, кому более 56 лет, это около 11%.

Александр Денисов: Проблема молодежной безработицы есть не только у нас, а во всем мире. Вот в Европе этот уровень в среднем составляет 15%, но в Италии, Испании и Греции даже еще больше – 30%. Еще острее эта проблема в Китае, в Канаде и в Индии.

Ну, тему будем сегодня обсуждать с нашей гостьей – Ксения Юркова, член Ассоциации экспертов рынка труда. Ксения, сразу вопрос: что это у нас такая за «молодежная сборная по безработице» образовалась в стране? Откуда? 2 миллиона!

Ксения Юркова: Добрый день.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Ксения Юркова: Да, мы только что смотрели статистику. Не только по России, но и по всему миру безработица молодеет, то есть вакансии есть…

Марина Калинина: Ну, мы на уровне Испании по цифрам находимся.

Ксения Юркова: Я не согласилась бы немного с этой статистикой. Я думаю, что безработица значительно выше.

Александр Денисов: То есть больше 2 миллионов?

Ксения Юркова: Конечно. Как по России, так и по Европе. Это во-первых. Во-вторых, мы говорим об общем тренде. То есть сейчас, наверное, корректно употреблять слово «тренд» – не работать, заниматься собой, сидеть в соцсетях и…

Александр Денисов: И ждать счастливое будущее.

Ксения Юркова: Ждать будущее, да.

Александр Денисов: То есть сами виноваты?

Марина Калинина: Ну, наверное, не в этом еще и дело. Конечно, есть такая прослойка, которая не работает и ищет легких путей. Но есть люди, которые просто не могут найти работу. Это больше, наверное, касается небольших городов, маленьких городов, где с этим не так все радужно. А вообще какая сейчас ситуация на рынке? Кто нужен? Кто обращается? Почему именно с молодежью такие проблемы растут?

Ксения Юркова: Ну, я бы действительно делила Россию на две России – Москва, Санкт-Петербург и Россия, регионы.

Марина Калинина: Да. Ну, собственно об этом и речь.

Ксения Юркова: Если мы говорим про столицу, то это, скорее всего, тренд, это, скорее всего, возможность не работать. А если мы говорим про регионы, то я скажу, что работа есть всегда. Прежде всего это продажи. Всегда нужны менеджеры по продажам в тот же ритейл, мобильные телефоны, курьеры…

Александр Денисов: Те, кого ноги кормят.

Ксения Юркова: Конечно. То есть работа есть всегда. Всегда можно поехать и вахтовым методом заработать. На месяц, на два выехать либо в соседний крупный город, либо уехать в Москву, месяц-два поработать и вернуться к себе. Если мы говорим про студентов, то, конечно, в регионах студентам устроиться сложнее, чем в Москве, но возможности есть. Также среди нового поколения, этого «поколения миллениум», популярен заработок в сетях, в интернете. То есть многие ведут блоги…

Александр Денисов: Ну, это не многим светит, скажем прямо. Основным средством заработка это даже если и будет, то не надолго.

Ксения Юркова: Не только мы говорим про соцсети, а мы говорим в принципе про заработок в соцсетях – он доступен как в Москве, так и в регионах. Возможно, там он не так развит, но при желании, при наличии мозгов и в регионах можно зарабатывать достаточно большие деньги именно в интернете.

Александр Денисов: Ну, вернемся к причинам. Вот вы говорите, что работа есть. То есть молодежи она не подходит, «не катит», короче говоря, для них вот такая?

Ксения Юркова: Работа есть, да, но не та, которую хотели бы, не то, чем бы хотелось заниматься.

Александр Денисов: А чего бы они хотели, какой уровень зарплаты? То есть что их не устраивает?

Марина Калинина: Нет, ну я так понимаю, что если человек закончил какой-то вуз, он же хочет идти работать по специальности и работу себе ищет по специальности уже на старших курсах того или иного вуза. И вот тут начинаются проблемы. Я не знаю, проблема ли в том, что у них ожидания не совпадают с тем, что им предлагают, даже по специальности? Вот как здесь?

Ксения Юркова: Ну, ожидания и реальность не совпадают.

Марина Калинина: Может быть, это завышенные амбиции какие-то?

Ксения Юркова: Часто в вузах им закладывают, наверное, не совсем корректную самооценку: «Вы обучились в хорошем вузе – вы можете идти в любую компанию после нашего вуза и спокойно работать». Конечно, это не так. Если мы говорим про советы… Если студент действительно хочет работать или молодой человек действительно хочет найти работу, я могла бы дать несколько советов.

Александр Денисов: Давайте.

Ксения Юркова: Первое – это найти работы, подработку еще на стадии обучения, на последних курсах обучения, причем найти подработку именно профильную. Можно пойти стажером без оплаты, два-три месяца проработать тем же летом, не прогулять с друзьями, не поехать в Европу путешествовать на родительские деньги, а устроиться на бесплатную стажировку. И я уверена, что если вы отправите 20–30 писем в крупные компании, например, в юридические компании и изъявите свое желание отработать три месяца бесплатно, то два-три предложения вам поступят.

Александр Денисов: То есть сделать инвестиции в свое будущее?

Ксения Юркова: Конечно, конечно, если у вас есть желание. Если вам повезет и вы сможете устроиться на работу стажером или ассистентом с минимальной зарплатой, то это еще лучше. По сокращенному графику – еще лучше. Но на данный момент молодежь не хочет работать за 15, 20, 30 тысяч рублей. Ну, мы говорим про московские зарплаты. Они хотят хотя бы от 40. При том, что когда мы проводили тренинги, курсы для студентов вообще по построению карьеры и спрашивали «Что вы хотите?», то студенты вторых-третьих курсов говорили, что меньше 40–50 тысяч (ну, мы про Москву говорим) зарплата им не интересна. Ну, это говорит о завышенных ожиданиях.

Марина Калинина: У нас есть звонок – Людмила из Нижегородской области. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Моя дочь закончила пединститут три года назад, географ. Специальность, конечно, такая у нее неходовая. В общем, она искала работу где-то восемь месяцев. Ничего по специальности, конечно, не предлагали. Потом она нашла работу в гостинице, какая-то мини-гостиница, без всякого оформления. Но она была рада и этому, потому что жить-то надо, кушать надо. И там было несколько девочек с ней, их тоже никто не оформлял. Так она где-то около года работала без всякого оформления. То есть она, считайте, неработающая, наверное. Никакие отчисления ни в какие фонды никто не делал. Платили им около 15 тысяч, 13–15.

Значит, она решила все-таки оттуда уйти. Стала искать работу, где хотя бы хоть как-то ее оформили. Нашла другую гостиницу, тоже что-то частное. Оформили на полставки. Поработала она там где-то полгода, забеременела. Ну, перед этим она вышла замуж. И когда хозяин узнал, что она беременная, начал всякую работу ей предлагать тяжелую. В общем, можно сказать, ее выжили, довели до больницы. Слава богу, ребенок сохранился. Сейчас она без работы. В общем, ни декретных никаких, ничего у нее нет.

В общем, я вам хочу сказать, что молодежь… А, пыталась она на биржу стать, когда ее уволили из этой гостиницы последней, на биржу стать. Ей сказали: «Беременных не берут нигде. Вам нужно будет ходить по городу, ездить, искать. 850 рублей вы получите, но имейте в виду – беременных нигде не берут». Ну, естественно, поскольку у нее была уже угроза как бы выкидыша, чтобы не потерять ребенка, она решила никуда не ездить, ни на какую биржу не вставать. Поэтому я думаю, что… Я хочу сказать не про свою дочь. С ней работали несколько девочек, и их также – кого вообще не оформляли, кого на полставки. Извините, я волнуюсь.

Марина Калинина: Ничего страшного.

Зритель: Поэтому я считаю, что у нас безработица какая-то странная. Ну, молодежи трудно найти работу. И они бы рады работать. И трудолюбивая девочка, и за такую невысокую зарплату работала, не отказывалась. Вот так совпали обстоятельства.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо вам за вашу историю.

Вот видите, Ксения, бывают и такие ситуации, когда человек бьется-бьется и ничего в своем регионе найти не может.

Ксения Юркова: Ну, я готова прокомментировать. Первоначальная проблема, как мы услышали, – это достаточно редкая профессия, по которой человек просто не смог найти себе работу.

Марина Калинина: Ну, географов-то не хватает в стране, учителей нет, они требуются.

Ксения Юркова: Я вам скажу, что, в принципе, учителем можно устроиться. То есть мы не знаем, куда обращался человек, в какие заведения, все ли школы обошел данный кандидат, данная девушка. Мы не знаем этого. Я в принципе говорю о том, что сейчас «поколение миллениум», как я уже сказала, и все-таки все уходит в технологии. И при выборе профессии, как мы сказали…

Вы знаете, десять лет назад были одни юристы и экономисты, которые, в принципе, по профессии своей не работали. Сейчас популярны робототехника, генная инженерия, то есть в это направление уходят, продвижение, маркетинг, продажи. То есть при выборе специальности нужно понимать, кем ты сможешь работать и кем ты хочешь работать.

Ведь зачастую сейчас студенты (ну давайте говорить открыто) получают образование, потому что мама и папа настаивают. И наверное, еще нет зрелости при выборе профессии. И нет, наверное, у нас профессиональной ориентации в школах, какой она должна быть, с учетом реалий рынка труда. Ну, я думаю, что все-таки надо готовить детей (наверное, еще детей), наставлять их на путь еще со времен школы.

Марина Калинина: Насколько трудно найти работу молодому специалисту? Давайте посмотрим сюжеты из Крыма и Самарской области.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Ксения, пояснение, пояснить хочу. Вот Олег Зайковский сказал, что сложно устроиться журналистом. Вот одна из тех профессий, куда заходят через бесплатную как раз стажировку. Все мои друзья по журфаку действительно на последнем курсе, на пятом, кто-то даже на четвертом курсе ходили летом, в газетах публиковались, на телевидении корреспондентами работали – и они нашли работу. А вот те однокурсники, которые это откладывали на потом, вот как раз столкнулись со сложностями, потому что им кредит доверия уже не выдавали. Так ты молодой, ты пришел, ты бесплатно работаешь – тебе простят любой, грубо говоря, «косяк», как молодежь выражается. А дальше – уже нет, с тебя большой спрос, потому что ты уже не бесплатный стажер. И действительно, журналистика. Еще какие профессии есть, в которые сложно зайти без бесплатной стажировки?

Ксения Юркова: Конечно. Бухгалтер, менеджер по подбору персонала тот же самый, юрист. Вот сегодня буквально проводила собеседование. Пришла ко мне девушка и говорит: «Получила образование, не могу найти работу юристом. Хочу работать юристом». Я говорю: «Ну, может быть, вы бесплатно пойдете и поработаете?» – «Нет, не могу, не хочу, не буду, нет возможности».

Александр Денисов: Сразу зарплату подавай?

Ксения Юркова: Да, конечно. В принципе, сюжет и подтверждает наше с вами рассуждение о том, что хотят много и сразу. А работодатель может выбирать. Если он платит деньги, и платит большие деньги, он уже выбирает. Зачем ему брать человека без опыта, если за те же деньги он возьмет более опытного сотрудника? И конечно, работа стажером, ассистентом во время учебы многое говорит и о человеке. И работодатель видит…

Александр Денисов: То есть в какой-то мере это тоже образование.

Ксения Юркова: Она характеризует его.

Александр Денисов: То есть практические навыки набираешь.

Ксения Юркова: Конечно, ты прокачиваешься. Знаете, я думаю, что многие работодатели не берут людей без опыта работы не только потому, что нет опыта практической работы (зачастую она и не нужна, зачастую обучают), а нет опыта коммуникации. Потому что студент, ты приходишь на первую работу, и ты все взаимоотношения воспринимаешь как личные взаимоотношения. То есть нет еще понимания, что если тебе ругает руководитель, он ругает не конкретно тебя, а он в принципе высказывает свое отношение к какому-то поступку, к какому-то результату работы. И с такими студентами работать достаточно тяжело.

Мы много лет проводим стажировки в наших компаниях. В принципе, ребята… Я не знаю ни одного стажера, который бы не получил хорошую работу после бесплатной работы на протяжении двух-трех месяцев.

Александр Денисов: Бесплатная стажировка – это совсем не стыдно.

Ксения Юркова: Конечно.

Александр Денисов: Вот знаменитый фильм с де Ниро: пожилой пенсионер устроился на работу стажером и в итоге опять начал делать карьеру. И ничего тут страшного нет.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Московской области. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем.

Зритель: Я хотел бы озвучить свою проблему. Тут говорят про Казахстан, Узбекистан, любой регион России, не устроиться на работу. Я третий год ищу работу – не могу устроиться. В открытую даже некоторые работодатели говорят: «Сколько лет?» Ну, мне уже за 50. Говорят: «У нас строго от 25 до 35».

Александр Денисов: Сергей, а кто вы по профессии?

Зритель: Я инженер.

Александр Денисов: Инженер. А в какой сфере?

Зритель: Производство.

Александр Денисов: Производство. Пищевое производство или какое конкретно?

Зритель: Нет, тяжелое машиностроение. У нас в городе…

Александр Денисов: Тяжело машиностроение. А где работали?

Зритель: Ну, работал на предприятии, предприятие три года назад закрылось. И после этого ничего не могу найти. Я работал замдиректора по производству. Сейчас ничего невозможно найти, потому что если кто-то и приглашает на какое-то собеседование, то смотрят: «А почему ты три года не работаешь?» Объясняю, что не могу устроиться по специальности по таким-то причинам. И сейчас уже бросил искать должность ИТР, ищу водителем, потому что у нас здесь одни склады. На складах работать по 12 часов в сутки. Ну, человеку, когда перевалило за 50, это сложновато немного.

Александр Денисов: Сергей, вы знаете, вы живете в регионе, где возможность все-таки есть найти работу. Московская область – она большая. Москва рядом. Не планировали?

Зритель: Да планировал в Москву, везде планировал. Когда приезжаешь на собеседование, и узнают, что тебе за 50 перевалило, то никто не хочет разговаривать.

Марина Калинина: Понятно. Вот такая проблема и у молодых, и у уже 50-летних, тех, кому за 50. То есть получается, что этих не берут, потому что опыта нет, а этих не берут, потому что возраст большой.

Ксения Юркова: Ну, еще раз. Мы говорим про амбиции и про желание.

Марина Калинина: Ну, тут человек опытный, работал замначальника по производству, инженер.

Ксения Юркова: Ну, здесь опять же надо смотреть, куда он подавал свое резюме. Если мы говорим про руководящую должность, то, скорее всего, будет сложнее устроиться, потому что есть в некоторых производствах специфика, и когда за 50, тебе уже сложнее будет подстроиться. А если мы говорим, что человек готов в Москву ездить, то есть такие позиции, как водитель-курьер. И за 50 лет охотно берут, причем отдают предпочтение именно мужчинам за 50, потому что они: а) более ответственные; б) держатся за свою работу; и в) им можно доверить материальную ответственность, деньги. Так что можно попробовать и на эту позицию.

Александр Денисов: Хотя бы временно.

Ксения Юркова: Хотя бы временно, да, для того чтобы три года не сидеть без работы.

Александр Денисов: Потому что это тоже показатель, в общем. Если три года человек не работает, то это же о нем говорит, просто кричит о его характере.

Ксения Юркова: Конечно. Либо если часто меняет, либо если большие перерывы – это все негативно сказывается на вашем резюме.

Александр Денисов: Еще один звонок – Валентина.

Марина Калинина: Валентина из Москвы. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, у меня сын потерял работу, он работал на складе, 31 год. Вот сейчас он обратился… Он обратился на складе кладовщиком. Обращался, ну, очень много раз обращался, и ему отвечают одно – то, что москвичей не берут на работу. Город Москва, человек родился в Москве. Работодателю лучше взять приезжего человека за копейки, который… В Москве, извините, он же работал кладовщиком, он знает эту работу. Они не берут. Лучше за копейки человека взять, сами знаете какого – иностранца или иногороднего, или из Московской области. А москвичи просто сидят, ждут, когда им позвонят.

Ксения Юркова: За копейки? Мы о какой сумме сейчас с вами говорим?

Зритель: Вы знаете, за 15 тысяч идут работать иностранцы. А москвичи…

Ксения Юркова: Я вам скажу…

Зритель: Извините, 15 тысяч моего сына не устраивают, потому что 15 тысяч в Москве – это не прожиточный уровень. Очень тяжело прожить ребенку, который… Я так выражаюсь, потому что для меня он ребенок, но ему 31 год.

Ксения Юркова: Я вам скажу, что я хорошо знакома с рынком труда, в том числе и граждан СНГ. И я вам скажу, что они не идут работать ни за 15, ни за 20, даже зачастую и за 30 тысяч рублей. Поэтому я могу вам с полной уверенностью…

Александр Денисов: То есть у них тоже аппетиты подросли?

Ксения Юркова: Да. Могу с полной уверенностью сказать, особенно когда… не особенно, а когда все хорошо с документами, то меньше 30 тысяч – человек не пойдет работать. Потому что у них также оплата патента, это оплата проживания и так далее, и так далее. И за 15 у нас (ну, мы говорим про Москву) не найдешь работу. Если мы говорим про молодого человека…

Александр Денисов: А что можно посоветовать? Может быть, получить образование? Все-таки это низкая квалификация – кладовщик. Ну, это не профессия.

Ксения Юркова: Если мы говорим про возраст 31 год, то это, мне кажется, самый золотой возраст, чтобы работать и строить карьеру. Можно пойти в любой салон связи – раз. Можно пойти в интернет-магазин – два. Я понимаю, о чем говорит женщина. Зачастую комплектовщики – это вахтовый способ. Приезжают, работают и уезжают. Но это те же 30 тысяч плюс. Можно пойти в любой интернет-магазин. Можно пойти менеджером по продажам опять же, я говорю. То есть смотря какие запросы, какое образование у человека. Но за 30–40 можно найти даже без опыта работы, если мы говорим про Москву.

Александр Денисов: Про Москву?

Ксения Юркова: Да. В регионах все сложнее.

Александр Денисов: Да, конечно, страшно слышать жалобы, что в Москве сложно найти работу. В общем, где же ее еще искать, как не здесь?

Ксения Юркова: И москвичу.

Александр Денисов: Да.

Марина Калинина: А что регионам делать в таком случае? Все в Москву?

Ксения Юркова: Давайте мы определимся. Первое – при выборе профессии ты должен понимать… Вот мы смотрели сюжет, что много технических специальностей. Все студенты-гуманитарии не хотят работать за копейки, а хотят либо строить свой бизнес… Но мы понимаем, что, по сути, предпринимателями являются только 5% населения, имеют такой мозг, видение и возможности развивать свой бизнес. Все остальные прогорают либо закрывают свой бизнес в течение первых двух лет работы. Соответственно, первое – это твое образование, кем ты хочешь работать и что востребовано.

Марина Калинина: В общем, главное – это правильно выбрать свою специальность. Нам, к сожалению, надо заканчивать. Ксения Юркова, исполнительный директор Национального центра занятости. Спасибо.

Ксения Юркова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Почему безработица молодеет

Комментарии

Сергей !!!
Господи! Нашли кого пригласить. Да этой Гостьи самой переучиться бы на продавца и идти торговать на рынке. Мне 45 и у меня техническое и высшее образование и я не собираюсь идти переучиваться из-за глупых менеджеров, которые не способны продумать стратегию развития производства, в масштабах Государства, но зато вон как говорят. "Нужно переучиваться"!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты