Кто делает деньги из вируса?

Кто делает деньги из вируса? | Программы | ОТР

Каким направлениям бизнеса пандемия принесла небывалые прибыли?

2020-10-29T22:31:00+03:00
Кто делает деньги из вируса?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Шуляк
фарманалитик, генеральный директор компании «DSM Group»
Евгений Коган
президент инвестиционной группы «Московские партнеры», к.э.н, профессор ВШЭ
Владимир Козлов
член Гильдии Маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Константин Чуриков: А сейчас давайте устроим в эфире мозговой штурм и все вместе подумаем, кому выгодно то, что сейчас происходит, я имею в виду вот эту коронавирусную пандемию. Кто на ней делает деньги? На чем конкретно и какие? Ну кроме, наверное, даже самого очевидного, сферы лекарств, масок и компьютеризации. Просто вот хочется понять, насколько сильны люди, которые извлекают из этого прибыль, и как долго это, следовательно, будет длиться. И кстати, сразу хочу сказать, что мы не утверждаем, что обязательно вот эти люди плохие какие-то, просто давайте разберемся.

Вот у вас какие наблюдения, что стали покупать чаще вы лично, ваши знакомые? Что необычного из предложений вы заметили? Может быть, вы как специалист в своей сфере тоже можете, как сказать, поделиться с нами наблюдениями? Расскажите нам.

Дарья Шулик: Ну кстати, о наблюдениях. Недавно швейцарский банк UBS и компания PricewaterhouseCoopers выяснили, что пандемия существенно увеличила число миллиардеров. Их стало почти 2 200 человек, и их совокупное состояние пополнилось более чем на 2 триллиона и достигло рекордных 10 триллионов долларов, что, кстати, в 4 раза больше, чем, например, в 2009 году. Что любопытно, возврат этих средств обществу весьма и весьма скромный: 209 миллиардеров официально собрали на борьбу с пандемией всего 7 миллиардов долларов.

Константин Чуриков: Да, это в мире в целом. Эксперты отмечают, что вот такой благоприятной ситуации для вот этих богатых людей не было с 2017 года. И вот пока мир болеет, удивительное дело, люди лишаются работы, беднеют, богатые, что, конечно, неудивительно, наверное, становятся богаче. Благодаря чему, сейчас узнаем.

Дарья Шулик: Узнаем у нашего первого эксперта – это Евгений Коган, президент инвестиционной группы «Московские партнеры», кандидат экономических наук, профессор Высшей школы экономики.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Евгений Борисович.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Евгений Коган: Да, добрый вечер, добрый вечер, друзья.

Константин Чуриков: Вот сегодня у нас такая, у нас-то сложная, у вас простая задача, мы хотим докопаться до сути и, с одной стороны, может быть, какие-то очевидные для всех сделать выводы, а с другой стороны неочевидные. Давайте начнем с тех, кто вот... Ну вот давайте с России начнем, с тех, кто у нас, так сказать, гребет лопатой сегодня. Кто эти люди? Что это за сферы?

Евгений Коган: Ну, первое. Вы знаете, вот первые, кто заработал на этом деле, – это прежде всего банки и брокеры. Дело в том, что мощное снижение процентных ставок, которое привело к тому, что, собственно, депозиты в банках стали практически приносить отрицательную доходность, привело миллионы людей на биржу. Соответственно, брокерские компании получили (и, кстати, не только брокерские компании, вспомните того же Тинькова и его банк) миллионы активных счетов. Так что они очень неплохо заработали с этого, и люди вкладывают в ценные бумаги, соответственно, вот эта индустрия зарабатывает очень неплохо, ведь можно работать, собственно говоря, онлайн. Так что вот вам первые бенефициары поневоле, так уж случилось.

Константин Чуриков: Так.

Евгений Коган: Тема №2 – это наши девелоперы. Понимаете, дело в том, что, во-первых, люди стали снимать деньги с депозитов, во-вторых, мы получили мощную государственную поддержку ипотеку, следовательно, народ пошел покупать квартиры. Причем кто-то покупает их, потому что решает в этот момент свою жилищную проблему, ну а кто-то просто решает, что, наверное, это лучший момент вложить в недвижимость, может быть, девальвация там впереди, может быть, еще что-то, заработать на этом деле. Я думаю, что заработать на этом не получится, но это отдельная история.

А, скажем так, девелоперы пока сегодня чувствуют себя весьма неплохо. И обратите внимание, сегодня произошло на бирже весьма знаменательное событие, произошло IPO группы «Самолет», девелопер, очень качественный, неплохой девелопер, и, соответственно, спрос превысил предложение по его акциям. Ну, правда, день сегодня был не очень на мировых площадках, поэтому там заработать сильно не удалось ребятам, но по крайней мере ситуация выглядит вполне неплохой для девелоперов, у них сегодня очень много заказов, очень много покупок недвижимости, так что, ребята... Я не скажу, что они гребут лопатой, но по крайней мере зарабатывают сегодня неплохо. Вот вам вторые бенефициары.

Третьи – это все те, кто связан с миром интернета. Хотя скажу откровенно: вы знаете, когда говорят, что компьютерщики сегодня являются главными бенефициарами того, что происходит, это немножко не так. Компьютерщики ведь получают заказы не только от крупных корпораций, у которых все хорошо или не очень хорошо, или же от Google, Amazon и так далее, а компьютерщики – это еще и те, кто получают заказы от тех, у кого сегодня не очень хорошо. Соответственно, объем этих заказов сегодня, в общем-то, снижается в мире, и у них, скажем так, кому-то везет, кому-то не очень, но в целом эта индустрия сильно не бедствует.

Ну и, наконец, вы знаете, все те, кто занят, например, ремонтами, обустройством домов и так далее. Народ же покупает квартиры, их надо ремонтировать, стройматериалы опять же. Идет стройка – значит, нужно делать ремонт, значит, нужно покупать мебель, так что здесь тоже некоторое оживление. Ну, я думаю, достаточно.

Константин Чуриков: Евгений Борисович, подождите, но у нас же государство с большим объемом государственной такой экономики, государственного бизнеса. У нас есть, например, чудесный авиаперевозчик, действительно люблю, «Аэрофлот». Но тут мы узнаем, что, значит, дополнительные акции, государство их выкупило, 80 миллиардов рублей. Ну представьте, мы с вами, значит, предположим, в «Аэрофлоте», мы всю дорогу зарабатывали тем, что мы совершали международные рейсы, сейчас мы их не совершаем. Мы с вами сидим в аэропорту «Шереметьево», чай пьем, да, а нам просто платят зарплату.

Евгений Коган: Ну, я бы сказал немножко иначе. Смотрите, у авиаперевозчиков сегодня тяжелые времена. «Аэрофлот» – это государственная компания, государство вздохнуло, поняло, что деваться некуда, и влило в «Аэрофлот» большие деньги. Но тут же, извините, выход-то какой? Компанию нужно спасать. При этом чудес не бывает, значит, государство сделало допэмиссию. Ну все правильно, а что еще нужно было делать?

Я не скажу, что это очень сильно помогло акционерам «Аэрофлота», потому что, естественно, цена на акции «Аэрофлота» сегодня на минимальных значениях, в общем-то, акционеры не зарабатывают, но это и понятно, а какие сегодня авиакомпании в мире зарабатывают? Я вас умоляю. Так что это было скорее поневоле.

Константин Чуриков: Ага. У нас много звонков, Даша, давай послушаем.

Дарья Шулик: Давайте, да, послушаем звонки. Валерий из Липецкой области. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я бы хотел такую обеспокоенность высказать. Значит, весь мир, вся Россия, значит, все лето ожидали вторую волну COVID, и вдруг получается так, что в настоящий момент пропали в одночасье все препараты, антибиотики, вот в частности в нашем городе, я прямо конкретно. Я сегодня объехал весь город, в одной только аптеке мы нашли, значит, препарат этот, и к ним еще навязали нам за 125 рублей для обработки рук антисептик.

То есть получается, и их подняли цену на антибиотики на 10 рублей на каждый флакончик, и еще в нагрузку дают, как раньше при советской власти давали капусту морскую, – что это за дела такие? Весь мир ожидал повышения, неужели нельзя было предусмотреть все это и все эти аптеки заполнить? Уже ж ожидали, все ожидали, что будет вторая волна.

Константин Чуриков: Валерий, мы сейчас сделаем на вашем вопросе закладку, потому что буквально через несколько минут у нас будет на связи представитель фарминдустрии, как раз его спросим про антибиотики и про вот эту, как вы сказали, морскую капусту в нагрузку.

Еще у нас звонок, Денис из Кирова. Здравствуйте, Денис.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Такая история. Значит, пришел к врачу на прием после перенесенного заболевания COVID, и, как вам сказать, говорит, что нужен препарат вот такой-то, написал на бумажке. Я сказал: «Хорошо, а вы напишите тогда, пожалуйста, рецепт». А она сказала: «Сейчас я посмотрю». Стала в телефоне смотреть, сказала: «Нет, я в рецепт этот препарат вносить не буду», – и стала выписывать другой препарат, просто другой.

Я сказал: «А почему вы не пишете в рецепт этот препарат?» Она сказала: «Ну вот я так считаю нужным, я не стала писать». Ну я сказал, что как бы 13% чтобы мне вернуть с рецепта с чеком с товарным, она не стала его вносить. То есть вот такая вот история.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Евгений Борисович, есть что добавить к этому?

Евгений Коган: Конечно, есть. Первое: я не виноват, вот вы знаете. Второе: друзья, то, что у нас бардак в этом плане, ну мы же все очень хорошо знаем, это действительно проблема. И пропали, причем часто пропали не потому, что пропали, а просто из-за определенного бардака с маркировкой, многие лекарства.

Теперь смотрите, многие говорят, сейчас очень неплохо зарабатывают фармацевты, цены на лекарства растут. Нет, ребята, проблема в другом. Во-первых, вторая волна, мы ее не ждем, она давно уже началась, она уже с нами. Второе: вы знаете, лекарства растут не от хорошей жизни. Большинство этих лекарств либо делаются за границей, либо препараты из них делаются за границей, поэтому цена растет просто потому, что цена доллара, собственно говоря, рубль падает, а доллар растет, или там другие валюты относительно рубля растут. Поэтому естественно, что цена лекарства растет, и здесь в данном случае ни аптеки, ни фармацевты ни в чем не виноваты.

Более того, если вы немножко знаете аптечный рынок, там, к сожалению или к счастью, норма прибыли очень четко зафиксирована, и аптекари, говорят, они сейчас гребут деньги лопатой, – нет, они не гребут, в действительности у аптекарей жизнь совсем не такая легкая, поверьте, я этот бизнес неплохо знаю.

Константин Чуриков: Евгений Борисович, но когда, например, мы ввели антисанкции, с Западом разругались в 2014 году, помните, как стал подниматься наш отечественный, так сказать, агропром, заколосились, значит, все там стали делать, вот. А здесь, а здесь? Вот это, может быть, шанс для нас нашу фарму как-то поднять, даешь отечественные лекарства, хватит импорт покупать и так далее?

Евгений Коган: Вы знаете, хотели бы, и все бы замечательно. Есть одна небольшая, как говорится, проблема, одно небольшое «но». Если вы поговорите с нашими фармацевтами, все равно огромное количество ингредиентов мы получаем все равно из-за границы, ну вот такая у нас жизнь, и сделать полностью все ингредиенты отечественные – это, конечно, неплохо, но пока, увы, не получается.

А вот про агропром, с ним да. Смотрите, произошла девальвация у нас, рубль наш колосился на уровне 50–60–65, теперь мы имеем, соответственно, другую лигу, то есть уже под 80. Ну и, естественно, для всех наших экспортеров это не так плохо, только не сегодня, они почувствуют облегчение определенное через какое-то время, когда спрос восстановится. Но в принципе производители сельхозпродукции у нас, у них действительно очень неплохое время, и, наверное, мне надо было упомянуть и их. Они сейчас в мире достаточно неплохо продают свою продукцию, часть из них выходит, кстати, на биржу. Вы знаете, не так давно даже относительно небольшое предприятие «Русагро» вышло на биржу в Сингапуре, торгуется там. Так что да, сельхозпроизводители наши вздохнули, потому что девальвация снижает издержки и повышает доходы, это правда.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Евгений Борисович Коган, президент инвестиционной группы «Московские партнеры», кандидат экономических наук, профессор Высшей школы экономики.

Много вопросов как раз по поводу, естественно, лекарств. Нам пишут, что «государство зарабатывает сейчас на штрафах, чуть что – плати штраф». Архангельск пишет: «Нет, деньги не из вируса, деньги из (неприличное слово) футбола». Ну, мы сейчас все-таки про лекарства поговорим.

Дарья Шулик: Да, это очень актуальная тема, действительно. И у нас следующий наш эксперт – это Сергей Шуляк, фарманалитик, генеральный директор компании DSM Group.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Сергей Александрович...

Дарья Шулик: Сергей Александрович...

Сергей Шуляк: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Ну вот смотрите, у нас действительно в чате очень много сообщений приходят о том, что цены на лекарства по нынешним временам ну просто какие-то даже не космические, а какие-то запредельные. Вот в связи с этим у меня такой вопрос. Действительно, мы сейчас говорили о том, что сейчас хороший такой у нас случай поднять нашу фармсферу, предыдущий наш эксперт говорил, что у нас все импортное, все комплектующие, скажем так, для наших лекарств, они все импортные. Вот действительно, в этой ситуации цены растут, потому что фармкомпании на нас зарабатывают и у них есть все необходимое, наше отечественное, родное, или выхода нет?

Сергей Шуляк: Ну смотрите, сейчас очень сложная, непростая ситуация сложилась на фармацевтическом рынке. В начале я скажу, что 70% упаковок, которые в России продаются и поступают в больницы, это препараты, произведенные на территории России.

Так вот, возвращаясь к тяжелой ситуации: с 1 июля введена обязательная маркировка лекарственных препаратов, система сейчас сбоит, и, к сожалению, ни дистрибьюторы, ни аптеки не могут продавать лекарственные препараты, пока не получают ответа от электронной системы МДЛП о том, что препарат такой уже не продавался, что он действительно был выпущен. И действительно, на складах, в аптеках есть лекарства, которые они не могут, не имеют права продавать. Кроме того, ряд производителей столкнулся с трудностями по вводу лекарственных препаратов на территорию России, опять-таки не получая на таможне ответ от системы МДЛП, производители вынуждены разворачивать фуры и отправлять лекарства обратно на склады производства.

Минпромторг на этой неделе заявил о том, что можно не проверять ответы системы, но пока официальных документов на этот счет не было выпущено. Поэтому вот и сталкиваемся с такой ситуацией, что цены на те лекарства, которые не входят в список жизненно важных, где не регулируется цена, на них ползет цена, потому что они в дефиците, а спрос существует.

Константин Чуриков: Это, получается, государство помогло, да?

Сергей Шуляк: Да, безусловно, потому что государство ввело обязательную маркировку лекарственных препаратов. И ждем, конечно, официальных документов, для того чтобы эту ситуацию просто разрешить. Действительно, зачастую пациенты приходят в аптеку, препарат такой есть, но продать аптека не имеет права...

Константин Чуриков: Сергей Александрович, знаете, как американцы по этому поводу говорят? – «wrong place, wrong time», то есть не в то время, не в том месте вот это было сделано, хотя, наверное, идея разумная.

Сергей Шуляк: В США, наверное, да.

Константин Чуриков: Давайте сейчас звонки послушаем.

Дарья Шулик: Лидия из Курска. Здравствуйте, Лидия.

Зритель: Добрый вечер!

Я хочу вступиться за аптеки. Я 40 лет работала в аптеке, я знаю, как заказывают лекарства, я работала с фирмами-поставщиками. То есть по прайс-листам я выбираю препараты, где они подешевле, мне нет смысла, это самое, накупать препараты дорогие, аптеки не наваривают, это самое, деньги большие не делают на лекарствах. Вчера я была в аптеке, да, нет антибиотиков, я конкретно спросила левофлоксацин, азитромицин, нет противовирусных, это самое, препаратов, арбидола, ингавирина. Но девочки говорят: «Мы здесь ни при чем, их нет, временно нет. Потом, возможно, они появятся».

Константин Чуриков: Ну да, только они сейчас нам нужны.

Зритель: Цены наваривает производитель в первую очередь, производитель товара, далее посредник, поставщик и уже потом аптеки. Ну как этого люди не могут понять, что аптеки не спекулянты? Есть группа жизненно важных препаратов, которые обязаны быть в аптеке, и ни на копейку аптека не имеет права выше нормы наварить какие-то эти самые деньги. То есть это нужно понимать, это не все понимают.

Константин Чуриков: Да, одно дело аптеки, другое дело производители. Спасибо большое, Лидия.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, ну все-таки сама по себе ситуация, ведь это с точки зрения теории бизнеса, когда уникальный спрос на твою продукцию, и вот эта упаковочка стоит в 8–10 раз дороже, да? То есть получается, сейчас у фармпроизводителей, я понимаю, что там канитель с регистрацией и вопросов много, но у них открылось это окно возможностей, да? Вот ваши прогнозы как у аналитика, как вырастут крупнейшие производители лекарств, например, чьи лекарства мы видим иногда в наших магазинах, в наших аптеках вернее?

Сергей Шуляк: Ну смотрите, мы исследуем рынок еженедельно, еженедельно отслеживаем продажи лекарственных препаратов по аптекам в стране. На 1 сентября индекс инфляции составил по России 4%, всего лишь 4%, то есть это невысокая цифра.

Другое дело, я уже упомянул о маркировке. Дело в том, что производители и дистрибьюторы сделали запас немаркированных товаров, и многие аптеки, для того чтобы не переходить с ЕНВД на общую систему налогообложения, чтобы не быть убыточными, закупали даже после 1 июля только немаркированные товары. Сейчас немаркированные товары заканчиваются, соответственно, аптеки уже переходят на другую систему налогообложения. Так вот вот эти остатки немаркированных товаров, чтобы аптекам не было проблем с маркировкой, они в последнее время очень сильно дорожали. Конечно, это в целом не сказалось на рынке, но потребители могли заметить изменения цены на некоторые позиции вот еще тех лекарственных препаратов, которые без маркировки.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Сергей Александрович. Это был Сергей Шуляк, фарманалитик, генеральный директор компании DSM Group.

А теперь давайте посмотрим на тех, кто сумел заработать, собственно говоря, в кризис...

Константин Чуриков: ...в нашей стране. Тут будут тоже как очевидные выводы, так и не очевидные.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Да, и это еще...

Дарья Шулик: Интересная фраза «пандемия пошла на пользу», мне понравилась.

Константин Чуриков: Да-да-да, кому пандемия, а кому мать родная.

Лидия, Московская область, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот говорят, повысились, это, цены на лекарства, необходимо, потому что делают за границей. А те, которые делаются в Калужской области, корвалол, обычный корвалол таблетки, который стоил 30 рублей в свое время, теперь он стоит 120! Это как?

Константин Чуриков: А градусники, ртутные термометры знаете, как подорожали? Там вообще просто сумасшедшие какие-то цены, 500-600 рублей, 700, люди гоняются за ними. Ну потому что вот эти, как раз к вопросу о цифровизации, вот эти цифровые показывают совсем не ту температуру. Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Мы сейчас все-таки с темы лекарств попробуем как-то ненадолго сойти, с этой дорожки, потому что сейчас будем обсуждать вообще, в целом что творится на рынке. У нас сейчас в эфире Владимир Козлов, член Гильдии маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга. Владимир Николаевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Владимир Козлов: Добрый день.

Константин Чуриков: Вы знаете все и даже больше, поэтому расскажите нам, пожалуйста, а как изменилось поведение людей в интернете? Что они стали искать, заказывать? Ну кроме вот очевидного, мы понимаем, что продукты, мы понимаем, что какие-то маски, я не знаю, какие-то программные продукты они покупают. Что-то такое вот, чего мы не знаем, а знаете вы, можете нам рассказать?

Владимир Козлов: Вы знаете, из интересного выросла продажа изделий для спорта. Потому что, как выяснилось, сидение дома и вообще вот это вот снижение подвижности сыграло такую злую шутку в том числе со мной, вот, и я как и очень многие люди... По статистике на 15–18% вырос спрос только за последний квартал на спортивные товары для дома, для спорта, скажем, для поддержания здоровья и физической формы.

Дарья Шулик: Но это в принципе логично, были закрыты фитнес-клубы всевозможные, людям негде было вообще заниматься спортом.

Константин Чуриков: Так сейчас они и так закроются, эти фитнес-клубы многие.

Владимир Козлов: Да.

Дарья Шулик: Поэтому... А еще? Вот хорошо, спортивные товары, но это в принципе объяснимо, это понятно. А вот какие-то необычные, которые в принципе ну не догадаться? Спрос на что вырос?

Владимир Козлов: Вы знаете, вырос спрос на умные и развивающие игрушки для маленьких детей. Люди стали больше времени проводить дома с детьми, у нас у самих в семье есть маленький ребенок, и моя жена сидит в так называемых мамских чатах, и мы видим гигантский спрос. И он виден в цифрах, он виден в аналитике, в том числе он создал спрос на обучающие карточки, кубики, какие-то развивающие игры, которые можно складывать, как их собирать. И это, как ни странно, создает новые рабочие места в нашей стране, потому что все больше людей начинают делать какие-то интересные, необычные игры, какие-то там... считалки, обучалки, это очень интересно на самом деле.

Константин Чуриков: Владимир Николаевич, что тоже интересно, нам вот зрители пишут про похоронный бизнес, ну естественно, да, тут к гадалке не ходи. Я вчера увидел информацию, что госзакупки в регионах (вы извините, такая тема, конечно, чувствительная, но тем не менее), больницы покупают сейчас в некоторых регионах, закупают, извините за выражение, мешки для тел, да? Мешок стоит 250 рублей, он там специальный должен быть.

Владимир Козлов: Да.

Константин Чуриков: Вот и такой бизнес... Ну а что еще? Будем вас пытать.

Владимир Козлов: Ну, что еще? Вы знаете, я, наверное, коснусь не столько e-commerce, не столько вот электронной торговли, сколько офлайновых, обычных, привычных нам магазинов.

Константин Чуриков: Так.

Владимир Козлов: Вы знаете, примерно на половину выросла доля оборота так называемых жестких дискаунтеров. Это такие специальные небольшие магазины, где товары, скажем так, выставляются по супернизким ценам. Это очень интересная такая тенденция, и их доля сейчас растет, и даже один из крупнейших российских ретейлеров открыл новый формат в Москве недавно, специально в таких магазинах такие жесткие дискаунтеры.

Константин Чуриков: А что происходит у нас с продажами алкоголя? Я сейчас не про какие-то, естественно, элитные марки, ну водка, например? Даже Валентина Ивановна Матвиенко говорила в Совете Федерации, что была какая-то весной статистика, россияне стали больше покупать водки, Валентина Ивановна сказала, что, наверное, для дезинфекции, вот. Что происходит?

Владимир Козлов: Вы знаете, наверное, россияне продолжают качественно все дезинфицировать, работают стабильно, надежно, и работают, видимо, снаружи и изнутри. Наверное, это можно как-то поддержать и даже как-то понять, особенно в условиях..., которые есть, как-то так.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Владимир Николаевич. Это был Владимир Козлов, член Гильдии маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга.

Мы подключаем нашего следующего эксперта – это Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ».

Константин Чуриков: Здравствуйте, Алексей Львович.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Алексей Львович.

Алексей Коренев: Добрый вечер.

Дарья Шулик: Алексей Львович, ну давайте поговорим немножко про акции. Мы вот чуть ранее, Костя говорил о том, что вот «Аэрофлоту» так повезло, он 80 миллиардов получил, а акции у него, как ни странно, не дают прибыли акционерам. А какие акции сейчас дают акционерам прибыль?

Алексей Коренев: Вот мы как раз можем продолжить тему фармакологии, фармацевтики.

Дарья Шулик: Ага.

Алексей Коренев: Я абсолютно соглашусь и с Сергеем Александровичем, и с Евгением Борисовичем в том, что сама фармацевтика сейчас не имеет высокой нормы прибыли и точно не гребет деньги лопатой. Подорожание лекарств, как правильно было замечено, связано с тем, что у нас обесценился рубль и значительная часть субстанций поставляется из-за рубежа. Дефицит лекарств связан не с тем, что их, лекарства, прижимают и пытаются продать подороже, как бы поспекулировать на этом деле, это действительно административные наши заморочки, что называется, простите за такое выражение. Но я могу сказать по себе, я сам вот сейчас сижу с пневмонией...

Константин Чуриков: Ой-ой-ой...

Алексей Коренев: Мне прописали..., я его не нашел. Объездив все Подмосковье, я нашел российский дженерик, офлоксацин, в общем, что-то такое похожее, но и то с большим трудом. То есть с лекарствами это точно не те, кто гребут деньги лопатой.

Тем не менее не в России, а в других странах есть замечательные истории действительно бешеного заработка именно фармацевтики в основном на слухах о том, что той или иной компании вот-вот удается приблизиться к разработке вакцины против коронавируса. Простейший пример: в Штатах компания Novavax подорожала с начала этого года на 2840% только на слухах о том, что они скоро сделают вакцину. Акции компании Regeneron выросли на 60%, почти на 300% по итогам года должны вырасти акции Moderna и…, опять же никто из них пока вакцину до конца не сделал, но слухи о том, что вот-вот, они близки, приводят к росту стоимости акций компаний.

Что касается остальных, вы знаете, на самом деле здесь как бы вот Евгений Борисович перечислил достаточно полный список бенефициаров. Я бы, правда, немножко его дополнил, с вашего позволения, потому что расклад такой. Ну, абсолютно точно у нас очень хорошо выиграли продуктовые ретейлеры, как правильно сейчас говорилось, за счет магазинов-дискаунтеров, это действительно очень сейчас модная тема, его развивает «Магнит», его развивает группа Х5 Retail Group, это магазины «Перекресток», «Пятерочка», «Карусель». Но свежая статистика, сегодня я читал..., у них в III квартале прибыль увеличилась на 174%, а выручка почти на 12%. На днях отчитывался Х5 Retail Group, это вот «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель», у них пятикратный рост прибыли и 15,6% рост выручки, это продуктовый ретейл, это еще не чемпионы.

Выиграли айтишники, как правильно говорил, соглашусь опять же с Евгением Борисовичем, не все, тут разовые истории. В безумном выигрыше те, кто предоставляют сервисы, высоковостребованные в условиях самоудаленки, в первую очередь Zoom: акции компании с начала года выросли больше чем на 680%, ну потому что сейчас все, кто работают на удаленке, кто имеют возможность, вынуждены сидеть в Zoom, не говоря уже о том, что преподаватели ведут уроки через Zoom. Компания FAVEA 650% с лишним с начала года, это вот по акциям вы спрашиваете, да.

Дарья Шулик: Ага.

Алексей Коренев: Бенефициары, реальные бенефициары, при том что, в общем-то, Zoom не единственный, кто производит сервисы удаленных видеоконференций, но почему-то все сели в Zoom, вот понравился он всем.

Очень неплохо, даже, пожалуй, сильнее всех, самый... Да, еще забыли такую вещь: любые сервисы дистанционного досуга оказались в хорошем выигрыше. Американский крупнейший производитель игрушек Hasbro увеличил выручку на 9% в сегменте США – Канада и на 7% в сегменте Европы за счет возросшего спроса на игру «Монополия». Оказывается, она еще существует, я уже и забыл про нее – нет, играют, и активно играют именно сейчас, в период самоизоляции. А выручка от каналов электронной связи у Hasbro выросла с начала года на 50%.

Константин Чуриков: Ага. Алексей Львович, вот вы говорите, почему-то все выбрали Zoom, – а вот это как раз самый интересный вопрос: почему все выбрали Zoom? А почему российских школьников загнали именно в Zoom, заметьте, а не куда-то.

Алексей Коренев: Ну вот, понимаете, появляется модная сумочка, все покупают эту модную сумочку, а другую, которая, может быть, более практичная и удобная, не покупают. Ну...

Константин Чуриков: Ну, Алексей Львович, не мне вам рассказывать, в любой крупной компании есть обязательно специалист, да не один, по GR, по PR, он знает людей, он знает, как презентовать, рассказывать и так далее.

Дарья Шулик: Давайте послушаем наших телезрителей. К нам дозвонился Сергей из Краснодарского края. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Вечер добрый, ведущие и эксперт.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Вот у меня к вам такой, к эксперту, вопрос. У нас в Мостовском районе, я сегодня ездил за лекарством, покупал лекарства. Элементарной ацетилки нет. Позвонил другу в Краснодар, говорю: «Спроси, в Краснодаре есть в аптеках ацетилка?» Он проехал 10 аптек, ацетилки нет. У нас 5 аптек в Мостовском районе, за 15 километров инвалид II группы едет, понимаете, за таблетками, чтобы купить, и там даже нет ацетилки.

Константин Чуриков: Да не дело это, естественно, и зачем столько аптек, если в них...

Дарья Шулик: Если в них ничего нет. Спасибо.

Константин Чуриков: ...не продается важное лекарство. Сергей, мы завтра будем отдельно вообще в эфире, отдельным сюжетом говорить об этой тяжелой теме.

Дарья Шулик: В 14:00 завтра будет эта тема.

Константин Чуриков: Да. Еще звонок.

Дарья Шулик: У нас Наталья из Ростовской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Я хотела пояснить, кто у нас еще зарабатывает хорошо на нашей проблеме сейчас коронавируса. Сейчас невозможно попросить бесплатное тестирование провести в поликлиниках, поэтому все бегут быстрее и платно проводят тестирование. А, извините меня, это 2,5 тысячи, очередь на 2 недели, на неделю. Поэтому все у нас, получается, по результатам, когда доходит очередь, они у нас все отрицательные результаты, хотя все прекрасно понимают, что это положительный результат, у вас пропало обоняние, все переживают одинаковые симптомы, но никто не может добиться правильного лечения и правильного подхода.

Также я могу сказать, что люди, которые оказались в такой ситуации, которые все-таки платно сделали тестирование, заплатили большие деньги, получили положительный результат, сидят дома, закрыты, и они не могут даже найти лекарства, никто не может предоставить лекарство. Вот у меня как бы родственник, который сидит дома, я сама тоже больная бегаю по аптекам, не могу найти лекарство, сижу на сайтах с утра до вечера, пытаюсь принести им лекарство, потому что у меня одновременно болеет и мама, и сестра болеет, все боятся кого-то заразить. А я, получается, самый не больной человек, бегаю по аптекам и пытаюсь найти...

Константин Чуриков: Ну да.

Дарья Шулик: Да, Наталья, к сожалению, эта проблема во многих регионах.

Константин Чуриков: Наталья, смотрите, Алексей Львович просто не по этой сфере специалист. Мы завтра будем отдельно как раз уже с экспертами, из госорганов в том числе, об этом говорить. Спасибо вам большое.

Алексей Львович, ну смотрите, мы все-таки как-то вот все говорим, какие-то богатые люди разбогатели. Давайте сейчас хотя бы, не знаю, что это у нас будет, Forbes сейчас откроем, как изменилось состояние известных людей в нашей стране. Вот сейчас мы видим как раз, это Владимир Потанин, например, основатель владелец «Норильского никеля», он занял в этом году первую строчку части рейтинга Forbes, состояние за этот период у него выросло на 32% до 26 миллиардов, хотя, мы помним, были проблемы с разливом топлива. По итогам сентября впервые за последние годы в списке богатейших новый еще лидер, крупнейший владелец, собственно, Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин, состояние достигло 22,7 миллиардов долларов. Ну, говорят, вырос спрос на логистику и металлы.

И еще, вот смотрите, стало у нас на 2 долларовых миллиардера больше, это данные опять-таки Forbes, бизнесмены Ратмир Тимашев и Андрей Баронов, они продали свою компанию Veeam Software, которая разрабатывала продукты для резервного копирования, в общем, связано все это с компьютерами. Алексей Львович, вот смотрите, такая беда в стране, а люди богатеют, – нам как на это реагировать? Вообще нормально это, не нормально?

Алексей Коренев: Так, ну если позволите, я несколько секунд посвящу все-таки завершению темы лекарств, а то люди спрашивают, хотя вроде обсудили.

Константин Чуриков: Да.

Алексей Коренев: Сергей Александрович доходчиво объяснил и абсолютно правильно, что проблема отсутствия лекарств – это проблема маркировки и неготовности нашей фармакологии к этой теме. Кстати говоря, насчет того, что люди сдают анализы на коронавирус, а они не подтверждаются, все-таки надо сдавать не только кровь, а мазок на ПЦР, а это уже не 2,5 тысячи, а 4,5 тысячи, но зато вероятность правильного ответа будет намного выше.

Что касается, собственно, появившихся новых миллиардеров или разбогатевших старых. В общем-то, металлурги в последнее время действительно находятся в хорошем состоянии, металлургические компании хорошо зарабатывают. Можно смело сказать, что они не так сильно пострадали от пандемии, как многие другие сегменты экономики, поэтому ничего удивительного нет. Более того, в общем-то, это характерно для любого кризиса, что бедные в кризис беднеют, а богатые в кризис богатеют, по-моему, это было в любой кризис, во все времена, и вряд ли что-то изменится в ближайшее время, ничего удивительного нет.

Да, расслоение увеличивается, коэффициент Джини растет, мы и так по нему находимся на уровне Римской империи, но все-таки. Тут ничего не сделаешь, тут металлурги растут просто потому, что растут прибыли металлургических компаний. И потом, надо иметь в виду, что когда говорят о том, что Потанин стал богаче, это не значит, что у него «КамАЗ» наличности, просто увеличилась стоимость корпорации, которая находится под его контролем.

Константин Чуриков: Алексей Львович, большое спасибо, что согласились нам дать интервью. Вам выздоровления! Поражение легких сколько процентов у вас?

Алексей Коренев: У меня пневмония, не знаю, какая-то нижняя долевая, нестрашная.

Константин Чуриков: Поправляйтесь скорее. Спасибо.

Дарья Шулик: Дай бог, чтобы все было хорошо. Здоровья вам!

Константин Чуриков: Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Говорили о тех, кому это выгодно, не обо всех успели сказать, потому что выгодоприобретателей очень много не только в нашей стране, но и в мире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)