Кто следит за порядком и чистотой на пляжах?

Кто следит за порядком и чистотой на пляжах? | Программы | ОТР

Состояние пляжных зон и мест отдыха оставляет желать лучшего...

2020-07-07T19:29:00+03:00
Кто следит за порядком и чистотой на пляжах?
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Владимир Климанов
директор центра региональной политики РАНХиГС
Илья Заливухин
архитектор-градостроитель
Алексей Петропольский
предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса
Андрей Нагибин
глава Общероссийской общественной организации «Зеленый патруль»

Оксана Галькевич: Ну что, Костя уже раскрыл практически тему. Вот и лето, друзья, пришло, жара, июль, все как полагается. Сегодня, кстати, один из самых жарких, а может быть, даже и самый жаркий день с начала сезона теплого.

Константин Чуриков: Ну, Москве немножко не хватило до рекордного значения 1972 года, воздух сегодня прогрелся только до 32–34 градусов, то же самое по всей Центральной России, там какой-то был рекорд до этого, но это было давно. На юге страны столбик термометра сегодня вообще поднимался до 40 градусов и выше. Изнывают от жары у нас и сибиряки, там даже не под, а за 30, яркое солнце.

Оксана Галькевич: Вот так вот, Константин, да. Вы знаете, с нашей зимой, с этой весной такой непростой, наполненной какими-то тревожными событиями, мы правда долго ждали начала тепла, тут еще и выезд за границу закрыли, никаких там Турций, Греций и прочего. Ну вот где в таких условиях в этой ситуации спасаться от изнуряющей жары нам с вами? Люди, естественно, ищут места на берегах самых разных водоемов, и у нас в принципе, может быть, морей теплых не так много, но рек и озер у нас достаточно. Но достаточно ли эти места отдыха ухожены, достаточно ли они благоустроены? Они вообще готовы к приему гостей?

Константин Чуриков: Ну вот расскажите, у вас в эти жаркие дни как обстоят дела с местами отдыха? Чисто ли там, убран ли мусор, есть ли кабинки для переодевания, если это пляж, туалеты, кстати, в конце концов, доступные и чистые.

Оксана Галькевич: Да, важно.

Константин Чуриков: Звоните-пишите, мы в прямом эфире, телефоны все бесплатные у вас на экране.

Оксана Галькевич: Ну а еще вот расскажите, вы вообще уверены, что вода чистая и там можно купаться? Вот как эту информацию получить, если вдруг вы местный житель и заинтересовались, хотите выяснить, мы сейчас спросим у нашего первого собеседника.

На связи с нами эксперт Общероссийского народного фронта, руководитель Общероссийской организации «Зеленый патруль» Андрей Нагибин. Андрей Николаевич, здравствуйте.

Константин Чуриков: Андрей Николаевич, здравствуйте.

Андрей Нагибин: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Андрей Николаевич, значит, очень такая пестрая картина приходит из разных регионов нашей страны. Оренбург: водоемы Оренбургской области признали не просто грязными, а экстремально загрязненными. Значит, в Омске обнаружены паразиты какие-то на некоторых пляжах. Скажите, вот в этих условиях... А людей все равно тянет к воде. Вот здесь какие регламенты существуют? Кто и как это контролирует? Надо ли людей каким-то образом удерживать от этого опасного купания? Вообще как это делается?

Андрей Нагибин: Ну, существуют стандарты в принципе, они общероссийские, я думаю, что в принципе как для Москвы, как для Омска, Екатеринбурга в принципе все достаточно должно быть на одном уровне. Ведь перед тем как открыть пляжный сезон, допустим, открыть пляж как таковой для купания в том числе, необходимо проделать очень серьезную работу.

Вот сами по себе пляжи такие получаются своего рода целые фабрики: перед тем, как подготовиться к пляжному сезону, необходимо проверить дно, Роспотребнадзор занимается своим делом, вплоть до дезинфекции всей прилежащей территории, я говорю о наличии клещей, комаров и так далее. Естественно, мониторинг постоянный воды, он берется 2–3 раза в день, и если вода становится, как бы идут какие-то превышения по предельно допустимым концентрациям, то пляж закрывается.

Поэтому если пляж готов к купальному сезону, то там должны быть все соответствующие вещи, начиная от катера МЧС, скажем так, на территории и заканчивая всеми раздевалками, всеми возможными... Ведь мы же привыкли к тому, что, если лежаки есть, значит, уже купаться можно, – нет, конечно, там целая работа.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, это означает, что пляж – это в принципе такая официальная единица...

Андрей Нагибин: Это большая инфраструктура.

Оксана Галькевич: Да-да, это объект инфраструктуры, официальная единица.

Андрей Нагибин: Да, да.

Оксана Галькевич: Соответственно, на подготовку к сезону и обслуживание во время сезона выделяются определенные деньги из бюджета муниципалитета, области? Из бюджета какого уровня?

Андрей Нагибин: Это в принципе муниципалитеты и городские бюджеты. Но большая часть пляжа отдана в аренду коммерческим структурам, которые выдерживают все стандарты. Да, это, конечно, платные пляжи, но, безусловно, за эти деньги люди получают соответствующий сервис, в том числе и безопасность, здоровье, экологичность и так далее.

Потому что, безусловно, скажем так, пляжи, где застойные воды, где запрещено купаться, ну реально там не стоит купаться, потому что гарантий никаких нет, тем более в режиме пандемии, я уже говорил о том, что те же утки являются разносчиками, допустим, птичьего гриппа. Это тоже определенная проблема, мы сейчас даже дуем на воду, ну после того, что у нас произошло, поэтому желательно вообще придерживаться и не пускать детей, допустим, тем более купаться на тех пляжах, где запрещено купаться. Мало того, что мы не знаем, что мы там поймаем.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, я, в общем, собственно, в финансовую сторону повернула, потому что я хочу понять. Вот существуют, например, у того или иного муниципалитета 3 пляжа, которые на его балансе. Ну, есть в принципе места поблизости в зоне ответственности муниципалитета, которые можно было бы тоже сделать пляжем или какой-то вот культурной, аккуратной такой территорией для отдыха. Что для этого необходимо? Для этого нужно, я не знаю, составить документацию, проверку, обивать какие-то пороги, ставить на какой-то, я не знаю, контроль? Что для этого необходимо?

Андрей Нагибин: Для этого необходимо привлечение ряда структур. Во-первых, необходимо провести водолазные работы по проверке того, что там есть внизу, чтобы люди не получили какие-то травмы или что-то еще, это в рамках подготовки к купальному сезону. Потом необходимо провести проверку качества воды, это Роспотребнадзор, необходимо провести, соответственно, еще дополнительные проверки по... Это большая такая подготовительная работа...

Оксана Галькевич: ...и затратная, насколько я понимаю.

Андрей Нагибин: Да, она достаточно затратная, но в принципе она входит в федеральную повестку. То есть если она предусмотрена, что, допустим, эти пляжные зоны, допустим, у нас в Москве от 9 до 12 пляжей являются, скажем так, возможными, открытыми для купания, то там проводится действительно очень большая и серьезная работа. Поверьте мне, у нас наше законодательство, в том числе в рамках санитарных правил Роспотребнадзора, они достаточно жесткие даже в сравнении с международными.

Константин Чуриков: Ой, да ладно. Я вот видел за несколько дней, как говорится, до окончания режима вот этой повышенной готовности, когда еще формально на пляже было нельзя, нам со стороны Крылатского-то видно, что там на том бережку происходит, – там народ уже гулял, танцевал, там все было нормально, Серебряный бор.

Давайте сейчас послушаем звонки зрителей. Сергей из Тверской области. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Говорите.

Зритель: Я хочу сказать, вот просто про пляжи говорите. Еще раз здравствуйте, уважаемые ведущие. Дело в том, что, смотрите, я с Тверской области, но в Тверь часто езжу. Там официального пляжа не существует, хотя Волга… течет там, … есть еще речка и Лазурь. Официальных пляжей нет, но люди когда приходят, вот просто восклицание такое пошло, что не убирают за собой вообще ничего. Вот даже вот тверская администрация почему-то не ставит... Ну хотя бы знают, что неофициальные пляжи, ну поставили хотя бы контейнер один на каждом пляже, вот там люди...

Оксана Галькевич: Ну, видите, нам эксперт объясняет, что вот просто так абы где не поставишь урны.

Зритель: Нет, понимаете, там есть, вот даже в Твери есть специальный подъезд для машин, я имею в виду даже...

Оксана Галькевич: Но это не является пляжем, это не является вот этой административной единицей.

Зритель: Ну это да, я с вами согласен.

Оксана Галькевич: Вот.

Зритель: Дело в том, что...

Константин Чуриков: Ну да. Вы имеете в виду, что официальных пляжей нет, но если есть неофициальные, то хотя бы эту территорию надо как-то развивать, чтобы люди нормально купались?

Зритель: Да. Понимаете, вот в центре Твери есть неофициальный пляж, там песок, все, напротив горсад. А с другой стороны, на набережной Афанасия, там пляж песочный, все, там постоянно, уже сколько лет, всю жизнь... Вот мне 42 года, я как бы знаю, там постоянно народ, сам сколько раз там был. Но там кабинки поставили, наверное, не знаю, года 3–4 назад всего, а так там просто вот ну ничего не приспособлено, даже спасателей нет, ничего.

Константин Чуриков: Сергей, у нас чуть позже в эфире будет эксперт по градостроительной политике...

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: ...мы вот спросим, вообще возможно ли такое, чтобы в городе, где живут сотни тысяч жителей, просто не было при наличии реки своего пляжа, возможно ли это.

Давай сразу еще звонок послушаем, Калининградская область, Владимир. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. На Балтике стоите, хорошо расположены.

Константин Чуриков: Владимир?

Зритель: Да, расположены замечательно. Добрый день.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Андрей Нагибин: Здравствуйте.

Зритель: Ну вот мы смотрим, вся страна изнывает от жары буквально... Ребята, у нас +18 воздух, вода +19.

Константин Чуриков: Вообще шикарно, мы к вам.

Зритель: Чистейший воздух, замечательные оборудованные пляжи...

Андрей Нагибин: Я вас поздравляю, потому что я тоже сейчас в Калининграде в этой же ситуации.

Оксана Галькевич: Понятно, откуда... Вот удаленная связь-то, оказывается.

Константин Чуриков: Так.

Андрей Нагибин: Да.

Зритель: Поэтому вот лучшего отдыха летом, чем в Калининградской области, вообще придумать невозможно для всех категорий людей. Ну а Крым, Сочи и так далее – это уже ранняя весна и поздняя осень.

Константин Чуриков: Владимир, вы знаете, тут нас всех приглашают, и вас, и нас, и нашего эксперта в Мурманскую область зрители, пишут, что озера чистейшие, правда, температура воды 10 градусов и воздуха 12, вот тут мы уже все засомневались. Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Ну, ты знаешь, нам Ульяновская область пишет: «Жару ненавижу, хочу жить в Сортавале», – кстати, недалеко до Мурманской области. Так что, Костя, на вкус и цвет и на разные температуры товарищей нет.

Константин Чуриков: Андрей Николаевич, а вот такой вопрос. Вот там вот у них в Европах, у них на каждом пляже какой-то флажок, это вот пляж супердостойный, там рейтинговый не рейтинговый, и там еще пишут качество воды, температуру. Вот у нас вот это вот как-то по протоколу нужно делать, чтобы люди понимали, сколько там этих червей, гельминтов, паразитов в воде? Это надо обнародовать?

Андрей Нагибин: Мы немножко неправильно... Да нет, в Европе нет такого. В Европе, скажем так, категория действительно рейтингования пляжей. Пляжи зависят по рейтингу от чистоты песка, от чистоты воды и так далее...

Константин Чуриков: Флажки вывешивают красный, желтый, зеленый.

Андрей Нагибин: Да, совершенно верно, это независимые международные рейтинги, которые не имеют никакого отношения, допустим, к четким правилам Роспотреб-, Росприроднадзора, ну Роспотребнадзора в данном случае. Поэтому, безусловно, купаться там, где разрешено, там разрешено, другое дело, что мы теперь уже напитались всем этим, мы хотим уже экологии, мы уже хотим прямо чистоты песка, к примеру. Мы понимаем, что если голубой флаг, допустим, над пляжем, то там действительно очень экологично и очень красиво и так далее. Плюс еще сервис, это тоже важная вещь на самом деле, вы правильно сказали про туалеты, душевые кабины и переодевальные кабинки.

Оксана Галькевич: Ой, ну мы такой сервис, знаете, перечислили-то самый элементарный, согласитесь, Андрей Николаевич.

Андрей Нагибин: Ну да.

Оксана Галькевич: Чтобы туалет и кабинка стояли, ну это...

Вы знаете, нам вот люди пишут, что в адскую жару люди готовы искупаться где угодно, это правда, вот везде. «Сегодня в Воронеже было +37, людей на всех водоемах как на море, все забито под завязку». Нам хочется не только более чистого песка, более прозрачной воды, нам хочется вообще, в принципе приличного схода в воду, понимаете, нормального чистого берега без мусора. И, учитывая, что люди действительно ищут самые разные места, необязательно в официальном статусе, вот здесь вот пляж, а где угодно готовы искупаться, чтобы как-то это все в порядке поддерживалось.

Константин Чуриков: Я можно сейчас процитирую, Оксана, коротко SMS из Волгограда?

Оксана Галькевич: Давай.

Константин Чуриков: «Мусор есть неотъемлемая часть нашей особой цивилизации, как в Индии: если там убрать весь бардак, это уже будет не Индия».

Оксана Галькевич: Нет, вот тут чтобы не было, как в Индии, потому что все-таки... Ну это такие, знаете, эмоциональные оценки, но, чтобы так не было, что надо делать?

Андрей Нагибин: Так нужно продолжать работать. Надо продолжать работать, как ни цинично это звучит, с национальными проектами, потому что у нас есть и «Чистый воздух», и «Чистая вода», и так далее, реанимация и модернизация всех очистных сооружений, в том числе и на водоемах, на больших водоемах, у нас же есть Волга с огромными притоками и так далее, этим всем нужно заниматься. Потому что, конечно, мы очень хотим купаться в 37 градусов, но если, допустим, в верховьях реки нет очистных сооружений, то мы понимаем, что мы будем купаться, мягко говоря, в своей собственной органике.

Константин Чуриков: Это вы так очень мягко сказали, дипломатично.

Оксана Галькевич: Да, выбираем мягкие выражения.

Константин Чуриков: «В своей органике», в собственном соку.

Оксана Галькевич: Нам, кстати, Самарская область пишет... (У кого сок какой, Костя, у всех разный.) «В Тольятти сегодня вышли половить рыбу, весь берег был залит водами, сброшенными с проходящих судов. Их сбрасывают по ночам втихаря, проще называется мазут, и никто это не контролирует», – вот еще такая проблема тоже есть.

Андрей Нагибин: Это не просто мазут, в том числе да, по ночам скидывают, допустим, речные суда, морские суда в своих акваториях. Просто когда... Там есть очень интересная история, практика: если не подходит бункеровщик, то втихушку, чтобы не платить деньги, просто-напросто суда сливают свои отходы, а ведь судно – это большой живой организм, это не только мазут, топливо отработанное и так далее, это еще и продукты жизнедеятельности. И потихоньку это спускают в акватории, пока они стоят в портах, хотя в принципе это необходимо делать в 12-мильной зоне, когда судно уже уходит за территорию прибрежную 12 миль.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну вообще что-то на Волгу больше не хочется.

Константин Чуриков: Расхотелось, да?

Оксана Галькевич: Что делать-то? Такая жара.

Константин Чуриков: У нас еще звонок, Юрий, Краснодарский край. Юрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте, уважаемые ведущие.

Скажите, пожалуйста, почему у нас на всем Кавказском побережье нет ни одного отстойника? Сливается вся грязь из города Туапсе, Геленджика, с любого города, Сочи, с любого города сливается все в реки. А река, извините меня, идет вся, полностью в море. Сейчас, вот я много лет живу здесь, вижу, что уже люди даже не хотят приезжать сюда. Были вчера-позавчера, мы купались, 3 человека из Самары приехали, говорят: «Что за безобразие у вас? Вы посмотрите, все плавает, все из канализации, все, вонь такая стоит».

Константин Чуриков: Ну да. Юрий, вы бы объяснили приезжим людям, что этой проблеме на самом деле не один год. Я вот помню, в своем советском детстве тоже такое замечал и с вашего берега, и с крымского берега. Сейчас спросим эксперта, почему мы все на том и стоим. Андрей Николаевич?

Оксана Галькевич: Какой у тебя обширный опыт общения с соками.

Константин Чуриков: Ну а что? В Крыму вообще, бывало, труба, и прямо там сливают.

Оксана Галькевич: Давай все уже.

Андрей Нагибин: Ситуация очень тяжелая, причем мы сами себя не любим ни в чем обвинять. Потому что вот, допустим, мы были в Крыму, объехали фактически все побережья, вот у нас было перед Новым годом, как раз перед сезоном мы хотели проехать посмотреть, – 90% частного сектора отсутствуют очистные сооружения, о чем мы говорим с вами? То есть мало того, что мы, конечно, можем винить государство, кого угодно, но у нас нет, допустим, в Крыму инфраструктуры по жидким бытовым отходам, по нейтрализации жидких бытовых отходов. У нас все привыкли...

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, ну это же вопрос не жителей, которые в этом частном секторе живут, им либо канализацию проведут туда, либо не проведут, они так и будут, простите, делать все в море.

Андрей Нагибин: Ну да. Поэтому...

Оксана Галькевич: Поэтому, простите, претензии к государству здесь имеют место быть.

Андрей Нагибин: Нам просто очень повезло, что, допустим, Крым, побережье Сочи, море имеет еще за зиму возможность самовосстановления. Конечно, самое лучшее море – это у нас май-июнь, пока еще народ не приехал; когда уже июль-август-сентябрь, когда уже очистные просто не в состоянии...

Константин Чуриков: Ну да...

Андрей Нагибин: ...если даже где-то они есть, не в состоянии переваривать все это хозяйство, то нужно понимать, что...

Константин Чуриков: ...водица уже не та.

Андрей Нагибин: ...море в этом плане не очень... Да, море уже не то.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо. Андрей Нагибин, эксперт ОНФ, руководитель Общероссийской организации «Зеленый патруль».

Пишет зритель, Саратов: «А еще в Волгу сбрасывают старые холодильники с теплохода, сама видела», – пишет зрительница.

Оксана Галькевич: Вообще, слушай, тут такого наслушаешься, узнаешь, что теперь не знаешь, вообще куда податься в выходные. Вот нам пишет Нижегородская область, что там две реки, Волга и Ока, купаться в обеих нельзя, ой...

Константин Чуриков: Что «ой»?

Оксана Галькевич: В Мурманске зато, Константин, пишет нам Ленобласть, «сопки есть, а между ними прекрасные маленькие озера ледяные, но мы купаемся там, залезаешь вот так, бывало, на сопку, а внизу все красно от шляпок грибов, романтика!»

Константин Чуриков: Ой, романтика, не говори.

Оксана Галькевич: Махнешь в Мурманск?

Константин Чуриков: Махну легко.

Далее сюжет Татьяны Григорьянц, как сегодня у нас купались Алтай, Тверская и Новгородская области.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну смотрите-ка, а жизнь-то все-таки налаживается, да? Люди, отдых, сколько вот счастливых людей сегодня посреди наших серых будней решили окунуться.

Сейчас у нас два звонка, Александр из Екатеринбурга. Александр, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Тоже, может быть, счастливые люди нам звонят.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Как у вас с пляжами, с купаниями?

Зритель: У нас сегодня погодка супер, очень отличная такая, это. Но знаете, нам негде здесь купаться. Просто есть, это, там один-два водоема, где можно искупаться, а в речках и прудах невозможно.

Оксана Галькевич: Почему невозможно-то?

Константин Чуриков: Александр, мне казалось, что ваш регион вообще такой проблематичный с точки зрения качества воды в водоемах. Я бывал у вас несколько раз в Екатеринбурге.

Зритель: Ну, я сам вообще это, как бы это, из-под Нижней Туры, и как бы я никогда не жаловался, там водоемы отличные, речки это, прекрасные, ничего такого не испытывал никогда.

Оксана Галькевич: А в Екатеринбурге какие проблемы?

Зритель: Вот здесь никто не купается, если честно, в этих водоемах.

Оксана Галькевич: Ну почему, почему, объясните, непонятно же людям, которые слушают вас сейчас.

Зритель: Ну как? Все местные тут понимают, тут это, блин, просто бензина лужи, вонища идет, то есть как бы это...

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Ну люди не хотят.

Оксана Галькевич: Ну понятно, бензиновые лужи, вонища, теперь все все сразу поняли, не только местные.

Константин Чуриков: Да, и «блины» плавают в реке, да. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Давайте еще Наталью из Петербурга послушаем. Наталья, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Блины ты от себя уже добавил, Костя.

Константин Чуриков: Вслед за зрителем.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, Петербург. Хорошая тема у вас сегодня, пляжи. Могу рассказать, что делается в Питере.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: У нас же место прекрасное, у нас залив, у нас Нева, у нас уйма озер. По официальным источникам, у нас 19 пляжей, на которых можно купаться.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: То есть которые предназначены для купания. Но с каждым годом там, где позволено купаться, этих пляжей меньше, меньше и меньше. Если в прошлом году было 3, то в этом году категорически запрещено купаться во всех водоемах Ленинградской области. Грязь необыкновенная, кишечные палочки, какие-то дерматологические, я не биолог, не могу сказать. Загажены до невозможности, берега озер застроены, впритык к воде спускаются все стоки в озера, все заросло, цветет. В Неве нельзя, на заливе нельзя, народ не обращает внимания...

Константин Чуриков: Подождите, у вас же там всегда в Сестрорецке, по-моему, все купаются, загорают традиционно.

Оксана Галькевич: Ну или дальше можно отъехать.

Зритель: А запрещено, а народ вообще, что называется, на все эти запреты плюет и лезет. Представляете, вот при таком сейчас эпидемиологическом у нас тяжелом состоянии, Питер по смертности первое место занимает, запрещено вообще лезть в воду, а они не обращают внимания. Откуда будут у нас здоровые люди?

Константин Чуриков: Ну, понимаете, тут двойной вопрос: с одной стороны, людям надо объяснять, и люди должны понимать; с другой стороны, все-таки надо делать так, чтобы пляжи были. Город большой...

Оксана Галькевич: Может быть, собственно, Наталья, пляжи не открыты потому, что вот такая ситуация сложная с коронавирусом, а не потому, что исключительно грязные и кишечная палочка?

Зритель: Вы знаете, то, что я читала, то, что я слышала по местным новостям, вот именно как раз грязь. Они не объясняют это коронавирусом, они объясняют, что наши пляжи не готовы.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Давайте сразу еще один звонок, это Марина из Новороссийска. Марина, что за проблема у вас с пляжем возникла? Здравствуйте.

Зритель: У нас проблема такая. В Восточном районе у нас кусочек есть побережья, которое хотят сейчас застроить очередной контейнерной площадкой и для перевалки сыпучих грузов. А люди хотят оставить за собой этот кусочек пляжа, чтобы его не застраивали. Поднимают вопрос в газете, и никакой вопрос этот не решается. Хотелось бы на уровне, высшем уровне выйти, чтобы решить данную проблему.

Константин Чуриков: Марина, очевидно, это связано с развитием новороссийского порта, да?

Зритель: Так уже все застроили. У нас такая экология, она уже никуда не годится, дышать нечем. Я живу вот в этом районе, у нас вот дороги проходят через город. Дорогу такую, которая соединяет Цемдолину и Портовую, никак не построят, говорят ждать еще 3 года – так сколько можно ждать эту дорогу? И застраивают все пляжи.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: А застраивают пляжи-то, наверное, гостиницами, какой-то инфраструктурой или чем застраивают, промышленной, жилой?

Зритель: Ну в данный момент люди пишут в газету, поднимают этот вопрос через «Наш Новороссийск», называется газета, поднимают вопрос о том, чтобы этот кусочек пляжа оставить для людей Восточного района, там большой массив такой, правда, там частный сектор, немного больших домов, но можно же оставить, решить эту проблему.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Марина.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте еще одного эксперта подключим к нашему разговору: архитектор-градостроитель, федеральный эксперт по развитию территорий Илья Заливухин.

Константин Чуриков: Илья, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Илья, здравствуйте.

Илья Заливухин: Здравствуйте, да, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Илья, вы знаете, нам вот люди пишут, что жара, люди готовы окунуться где угодно, мест вроде бы достаточно в округе самых разных городов и поселков, но купаться по сути негде, потому что ну где-то берег не отсыпан, где-то мусор не убирается, где-то что-то еще. Разговариваешь с другой стороной, знаете, приводят в качестве аргумента, мол, вы же знаете, мы в таком климате живем, сезон у нас короткий, зачем нам в это вкладываться, лето пролетело, не успели, ну вот как-то так. И так получается, что один короткий сезон, второй короткий сезон, и так вот жизнь у нас проходит, и нормальной среды мы не имеем.

Почему вот так? Почему те же финны, которые вот рядом с Ленинградской областью, откуда только что был звонок, из Петербурга, несмотря на свой тоже достаточно короткий сезон этим вопросам уделяют внимание, а мы нет?

Илья Заливухин: Ну, действительно, на самом деле пляжи – это же не просто место, где покупаться, это единая инженерно-экологическая система. И мы действительно очень долго не занимались инфраструктурой, развитием территорий, и сегодня мы постепенно начинаем заниматься инфраструктурой, причем не просто небольшими какими-то проектами, а глобальными, серьезными проектами развития в том числе инженерно-экологических каркасов.

Вот все, что касается пляжей, – это же не просто такой момент покупаться, но на самом деле, кроме всего этого, это работает круглый год, потому что качество воды, то есть в принципе качество экосистемы, напрямую весь год влияет на здоровье людей. Это испарения, которые происходят, и так далее, и так далее, то есть важно заниматься комплексно созданием экосистемы по той знаменитой поговорке, что готовь дрова летом, а пляжи зимой. Невозможно в таком авральном режиме что-то починить, это должна быть многолетняя комплексная работа именно над вот этой вот здоровой экосистемой.

Константин Чуриков: Да. Как должно быть, мы-то все прекрасно, более-менее понимаем. Илья, вопрос в том, что у нас как будто этому летнему периоду власти разного уровня не уделяют достаточного внимания. Нам звонят зрители и говорят, что нет ни одного официально разрешенного пляжа, например, в Твери, если верить нашим зрителям, – это вообще возможно с точки зрения градостроительной политики? Если есть река, если есть водоем, а пляжа нет.

Оксана Галькевич: А если Турция открыта, зачем своими пляжами заниматься? Все равно уедут, Костя.

Константин Чуриков: Да.

Илья Заливухин: Нет, смотрите, я именно это и сказал, что невозможно за один месяц, когда жара, решить проблему пляжей, нужно заниматься все время, целый год единой, комплексной системой, в том числе подготавливая ее, эту систему, эти водоемы, на тот момент, когда будет жарко, чтобы люди могли там купаться. Это нельзя решить в один месяц. То есть руководители всех городов, всех муниципалитетов должны поставить себе эту задачу и решать ее. На самом деле, да, нужны вложения федеральные в именно инженерно-экологическую систему города, вот в эти очистные сооружения, в эти стоки и так далее. То есть душ, туалет и кафе – это, скажем так, минимальная проблема, в первую очередь надо добиться качества воды.

А дальше уже и бизнес подтянется, у нас возникнут частные пляжи, если нужно, будут люди вкладывать деньги. Потому что сегодня любой бизнес понимает, что бесполезно вкладывать деньги в инфраструктуру, если качество воды такое, что там неизвестно что можно подцепить, вот это может решить только государство, только на уровне муниципалитетов, региональной, федеральной власти.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Илья, так, понимаете, речь-то идет не о том, что это надо успеть сделать было в один летний месяц, июнь, а так получилось, что вот с этой пандемией мы оказались в условиях, которые нам ну все вскрыли, все проблемы. Мы не просто за месяц не способны справиться с этой проблемой, мы годами этим не занимаемся, мы вообще, в принципе не считаем, что этим нужно заниматься, вот.

Илья Заливухин: Вот поэтому надо понять, что этим нужно заниматься, и постепенно начинать этим заниматься как можно быстрее, потому что каждое лето мы тогда с вами будем говорить о том, что у нас пляжи не готовы, через год опять пляжи не готовы, пляжи не готовы. Ну это же ненормально. Надо взять и начать системно эту проблему решать с точки зрения единой экосистемы, тогда у нас будет нормальная вода, тогда можно будет купаться в центре городов, крупных городов. Потому что в небольших поселениях, там, где, я не знаю, нет людей, там можно купаться, там же нет никаких проблем. Люди в огромном своем количестве с производствами, с транспортом, с продуктами жизнедеятельности создают вот эти вот проблемы, которые нужно, конечно, решать, создавать нормальные условия для, собственно, жизни людей в крупных городах, в том числе возможность купаться. Это часть программы, часть мастер-плана комплексного развития города, без этого никак невозможно.

Константин Чуриков: Илья, для начала короткий вопрос: у нас в стране пляжи же все государственные, то есть они общедоступные должны быть, правильно?

Илья Заливухин: Конечно. У нас есть охранная зона водоемов, там нельзя строить что-то, конечно.

Константин Чуриков: Отлично. Смотрите, на Avito сегодня мы нашли такое объявление, сейчас попрошу показать мой компьютер: Алушта, готовый бизнес, сфера услуг, готовый бизнес, пляж и все оборудование для работы, некий Алексей предлагает свои услуги, тут вот фотография этого пляжа...

Илья Заливухин: Он мог...

Константин Чуриков: Вот готовый бизнес, катамараны, тря-ля-ля, шезлонги, аренда пляжа на сезон 250 тысяч рублей, право аренды на любой срок. Еще есть один у него пляж со своим оборудованием за... сколько тут нулей-то, боже ты мой... это за миллион рублей он готов. Это вообще что, лохотрон?

Илья Заливухин: Это аренда пляжа. На самом деле этот пляж является, конечно, собственностью муниципалитета и он берет его в аренду и, соответственно, сдает как готовый бизнес. Этот пляж ему 100% не может принадлежать.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Ага.

Звонок у нас есть, давайте выслушаем Артема из Подмосковья. Артем, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые Константин и Оксана, здравствуйте, гость. Я бы хотел заступиться за «Июль. Жара. Пляж».

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Потому что мы тут в субботу с семьей были приятно удивлены: поехали на тур в старинную Коломну, потому что за границей мы уже много где были, и в Сочи, и в Крыму были, решили восполнить пробел. Были удивлены.

Были удивлены, во-первых, бесподобной экскурсией – Владимир Иванович, спасибо за экскурсию огромное. И во-вторых, в 200 метрах от кремля и памятника Дмитрию Донскому красивейшего пляж на реке Коломенка: буквально все оформлено, все чисто. Работница ходит, листочки даже собирает, я уж не говорю про окурки, которых мы там, кстати, и не видели. Водичка проточная, ну просто я не знаю. Оказывается, это, наверное, все-таки зависит от местного начальства.

Константин Чуриков: Так, Артем, еще раз адрес, пожалуйста, в эфире на всю страну.

Зритель: Коломна Московской области.

Константин Чуриков: Коломна Московской области. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Еще звонок у нас из Омска, наш зритель по имени Игорь. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Игорь

Зритель: Здравствуйте.

По теме «Пляж. Жара». Мы находимся в поселке Новоомский на берегу Иртыша. В данный момент у нас Иртыш, берег Иртыша, считался природоохранной..., везде стояли таблички. В данный момент мы отрезаны полностью..., не можем проехать, не можем пройти. Открылся карьер, песок добывают, и... ведут учения военные... Техника работает, берега... полностью все перерыты, все испоганено.

Оксана Галькевич: Не очень хорошо слышно.

Константин Чуриков: Игорь, да, связь плохая, примерно мы вас поняли.

Оксана Галькевич: Спасибо, Игорь.

Константин Чуриков: Илья, смотрите, вот нет доступа к пляжу, добыча песка и что-то там военные делают.

Илья Заливухин: Ну, опять же здесь вопрос в том, что не подготовлена территория, не спланирована, люди, собственно, сами пытаются подойти к водоему, пытаются купаться, но никто... В отличие от, как бы пример, как в Нижнем Новгороде или в Коломне, те положительные примеры, которые мы сегодня слышали, там, заметьте, администрация подготовилась: она проверила всю систему воды, которая есть, разрешили там купаться, сделала инфраструктуру. То есть только после этого можно, соответственно, говорить о том, что пляж готов. Соответственно, это зависит от администрации конкретных муниципалитетов. Вот про что говорил человек сейчас в эфире? – про то, что подобраться, может быть, можно, но все завалено, загажено, непонятно, где как...

Оксана Галькевич: Илья, а вот скажите, для муниципалитетов, для людей, которые занимаются принятием решений в отношении территории, обустраивать ее, не обустраивать, вот эти вот пляжи, точки отдыха, это, кстати, необязательно ведь пляж, необязательно как место для купания, это просто какое-то место, куда люди приходят отдыхать, время проводить. Это что, это точка притяжения финансов, они так это должны понимать, или точка притяжения проблем бесконечных? Вот они ходят и ходят, топчут, гадят и вот это все, или все-таки глядишь, там налоги какие-то, еще что-то, продажи, торговля?

Илья Заливухин: Ну конечно, две важнейшие инфраструктуры, ну их три, социальная, инженерно-экологическая и транспортная, в зависимости от вложений в эту инфраструктуру можно говорить о развитии бизнеса. То есть это та платформа, тот фундамент, на котором дальше развивается малый и средний бизнес, который мы сегодня так хотим, чтобы он развивался в стране. Поэтому открытие набережных рек, которые часто у нас заброшены даже в центре городов, невозможно даже пойти...

Вот у нас такой пример, например, был в Наро-Фоминске с проектом, который мы делали, там открытая река, там огромное количество людей, но купаться там нельзя, но очень много людей хотя бы притягивает набережная, вода, рядом с которой можно гулять, прогуливаться и ходить. То есть это социальная, конечно, точка притяжения. Но опять же повторюсь, все эти реки, водоемы нужно рассматривать как экосистему, это важнейший элемент здоровья организма территории, города любого.

Константин Чуриков: Безусловно, а это еще, между прочим, для местной казны еще и фактор дополнительного, так сказать, развития бизнеса, извините, обогащения. Торговля, налоги – это же здорово!

Оксана Галькевич: О чем Илья, собственно, и сказал нам.

Илья Заливухин: Но сначала надо вложить деньги в инфраструктуру, надо привести в порядок эту инфраструктуру, и только потом она начнет давать деньги. Невозможно сразу ждать, что вот придут и на грязном водоеме начнут что-то там, заниматься бизнесом.

Оксана Галькевич: Мороженое продавать, да, вряд ли начнут. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Илья Заливухин, архитектор-градостроитель, федеральный эксперт по развитию территорий, был у нас на связи. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Вот нам звонил зритель из Омска, сейчас как раз посмотрим, какая там ситуация: наши корреспонденты подготовили сюжет.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Ну вот так вот, и в Иртыше уже искупаться нельзя.

Константин Чуриков: Да, вот такой пляж.

Оксана Галькевич: Давайте звонок примем из Тулы, вот у нас знаете, какая география, Омск, теперь Тула. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Что у вас в Туле?

Зритель: Ну, хотелось бы сначала поблагодарить вашу передачу, где хоть можно высказать свое мнение по крайней мере о происходящем, вот.

Константин Чуриков: Ну, по поводу пляжей рассказывайте.

Оксана Галькевич: Так, а что с пляжами, с отдыхом у вас?

Зритель: Ну смотрите, значит, мы отъезжаем 15 километров от Тулы в сторону города Новомосковска, пересекаем так называемую реку Упу, такая у нас есть. Вы попробуйте к ней подойдите, борщевиком заросло.

Оксана Галькевич: Это да... Вокруг Москвы все действительно борщевиком заросло.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Есть река Шат, которая приток Упы, она впадает ровно через километр, там стволы деревьев, а не борщевик.

Вопрос: почему муниципалитет не занимается, вообще никому ничего не нужно? Вы знаете, вот такое ощущение... Есть такой мультфильм, по-моему, «Иван Царевич и Серый Волк», где они кушали розовое варенье, что ли, и жили в каком-то другом месте. Так вот наше руководство, по-моему, начиная от высока и заканчивая муниципалитетом, какие-то таблетки, может, принимают или варенье кушают: нам рассказывают одно, а на деле-то другое совсем.

Константин Чуриков: Игорь, а вы открывали вашему местному руководству на это глаза? Вы им как-то писали, говорили, жаловались?

Зритель: Вы знаете, если бы, допустим, ваш гость приехал к нам, я бы его очень хотел пригласить, который сейчас рассказывал о том, что в маленьких поселениях можно искупаться где угодно.

Оксана Галькевич: Кто же это у нас рассказывал...

Константин Чуриков: Нет, вы знаете, на самом деле, Игорь, вот мы вас слушаем и становится страшно, потому что мы понимаем, что в городах больших с экологией неважно. Но когда вы нам рассказываете о том, что это сколько-то там километров от Тулы, и даже там невозможно подойти и, наверное, купаться опасно, и борщевик, и вообще попробуй туда подойти в принципе, тут уже как бы чувствуешь, что что-то у нас происходит не то.

Давайте сейчас мы побеседуем с нашим экспертом следующим – это Алексей Петропольский, предприниматель, вот выслушаем бизнес-сторону, эксперт в сфере защиты...

Оксана Галькевич: Может быть, бизнес, может быть, у муниципалитетов нет денег. Алексей Игоревич, присоединяйтесь к нам. Алексей Петропольский. Может быть, у муниципалитетов нет денег? Вы знаете, у нас все любят очень в такой ситуации в сторону бизнеса смотреть: приходите, частно-государственное партнерство, вкладывайтесь, развивайте, помогайте, почему нет.

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Алексей Петропольский: Ну, действительно, сейчас настало самое идеальное время, для того чтобы развивать внутренний туризм, поскольку все наши граждане практически сейчас находятся внутри страны, ехать им по сути абсолютно некуда. Черноморское побережье все забито, все отели на первой линии подняли цены на 200–300%, и сейчас, казалось бы, можно поехать на среднюю полосу России, полететь на Байкал. Но нет инфраструктуры.

И вот сейчас наши муниципалитеты вместе с Министерством туризма Российской Федерации должны собрать все предприятия крупные и заставить их построить по гостинице 3, 4 или 5 звезд, дабы распределить поток туристов на будущее в разные красивейшие регионы...

Константин Чуриков: Да. Алексей Игоревич...

Оксана Галькевич: Подождите, это вы говорите (сейчас, подожди, Костя) «должны» – это в смысле вам бы этого хотелось? А то, знаете, можно подумать, что уже такой проект, такая работа идет.

Алексей Петропольский: Ну, по-настоящему в некоторых регионах России, в частности в Астрахани, в Санкт-Петербурге, понятное дело, и даже на Байкале и в Горно-Алтайске есть уже хорошие инфраструктурные проекты, 3, 4, 5 звезд, где можно отдохнуть, и надо сказать, что люди открывают для себя эти места. Муниципалитеты в свою очередь помогают предпринимателям зайти в эти регионы, получить коммуникации, землю, получить все нужные бумаги для оформления разрешения на строительство и прочее. То есть на сегодня действительно для инвестора открыты, что называется, чиновничьи объятия, чтобы получить все документы.

Что же касается уже действующих мест, где уже какие-то базы отдыха открыты либо просто открытые водоемы, которые сейчас начинают принимать туристов и местных отдыхающих, то здесь самое главное следить за безопасностью и хотя бы попытаться восстановить или поставить с нуля инфраструктуру для безопасности пребывания граждан и отдыхающих.

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, ну понятно, что у нас этот год, так сказать, особый, вот он, уникальный шанс нарастить внутренний туризм, чтобы все отдыхали, куда-то ездили, знакомились с нашими родными красотами. Но, как говорится, дорого яичко к пасхальному дню, понимаете, у нас до этого было на самом деле много лет благоприятной среды для развития внутреннего туризма. Во-первых, у нас появились внутренние правила, законы, по которым сотрудники силовых ведомств, полиция, Росгвардия и так далее, не могут выезжать за рубеж, правильно? То есть уже есть контингент людей, которые ну все, они в любом случае в стране отдыхают. Теперь присоединились уже широкие массы трудящихся, которые заперты в стране.

Скажите, нам сколько ждать, прежде чем мы будем говорить о достойном, хорошем отдыхе в Крыму, на Северном Кавказе, не знаю, на том же Байкале? Насколько вдолгую эта игра?

Оксана Галькевич: Слушайте, да разве речь вообще о таких удаленных поездках? Не только удаленных, вот здесь вот, где-то рядом. Костя, ты на выходные летаешь на Кавказ, или в Сочи куда-нибудь, или в Крым на 2 дня?

Константин Чуриков: Нет, у меня нет таких буржуазных привычек.

Оксана Галькевич: Но есть такие люди, но вот где-то поблизости тоже свои территории.

Алексей Петропольский: Ну вот по своему личному примеру могу вам рассказать, что я езжу раз в 2 года по Золотому кольцу, и я могу сказать, что каждый год, который я приезжаю, появляются новые отели, новые рестораны, новые какие-то парки обустроенные. То есть и муниципалитет, и бизнес, видя растущий туристический поток, стараются наращивать инфраструктуру, и даже забронировать летом где-нибудь на Волге хороший отель достаточно проблематично, это нужно делать гораздо заранее.

А сейчас вот эта коронавирусная инфекция даст толчок, но ждать придется 2–3, может быть, 4 года, потому что любой проект от момента его старта до момента его запуска, особенно если это туристическая сфера и гостиничные услуги, он занимает примерно 3–4 года. Поэтому ну я уверен, что огромное количество российских инвесторов, кто стал безвыездным или, что называется, понял, что внутри России тоже можно зарабатывать деньги, сейчас будет скупать земли или получать их у местного муниципалитета для развития туристической инфраструктуры.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое. Алексей Петропольский, предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса.

Продолжают звонить зрители, Елена из Новороссийска хочет нам на что-то пожаловаться, а может быть, что-то похвалить. Елена, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу рассказать про наш пляж, Суджукская коса называется. Галечный пляж, чистейшее море. Когда-то давно построили очистные сооружения, аж 8 километров вглубь моря уходит труба, вода чистейшая, прозрачная. Но как всегда, вмешался человеческий фактор, приехало народу видимо-невидимо с компаниями, с маленькими детьми, сидят на пляже, бухают пиво, курят сигареты одну от одной, вообще морем не пахнет, вообще нет никакого морского воздуха, дым, смог. Попили пиво, заходят на полминуты в воду, выходят из воды, мы только догадываемся, что они после пива делают в этой воде...

Константин Чуриков: А, в этом смысле... Понял.

Зритель: Да, и опять сидят, пиво, курят, а вокруг дети дышат этим никотином, дымом. Вот такой вот у нас отдыхающий народ.

Константин Чуриков: Елена, а инфраструктура на пляже присутствует?

Зритель: Все есть: и водные развлечения...

Константин Чуриков: То есть кабинки есть?

Зритель: ...и навесы, и кабинки шикарные.

Константин Чуриков: Туалеты?

Зритель: Вот мы на детском пляже с детьми, там кабинки, я не знаю, на 8 комнаток, вот такие, даже больше. И медперсонал, и спасатель сидит...

Константин Чуриков: Ну да, и туалеты, да?

Зритель: Да. Но народ приехал пить и курить, я потрясаюсь просто.

Константин Чуриков: Елена, ну подождите, может, они в море просто охладиться заходят, нет?

Зритель: А курить? Ну пейте, зачем... Они так дымят, что морского воздуха не чувствуешь. Делаешь замечание, извините, нецензурная брань.

Константин Чуриков: Да, в эфире повторять не будем.

Зритель: Это значит, всем ехать людям...

Оксана Галькевич: Да, но курить, конечно, сидя на пляже среди людей, это ужасно.

Константин Чуриков: Да, кстати, разрешено ли это нашим законом действующим.

Оксана Галькевич: Так же как и в парке, нужно отходить все-таки в сторону куда-то от людей, абсолютно правильно сказали.

Константин Чуриков: Спасибо, Елена, за ваш звонок.

Мы сейчас попросим как-то подытожить нашу сегодняшнюю тему Владимира Климанова, это директор Центра региональной политики РАНХиГС. Владимир Викторович, здравствуйте.

Владимир Климанов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Саратовская область нам пишет: «Не надо развивать никакой туризм, последнее загадят».

Константин Чуриков: Надо-надо.

Владимир Викторович, смотрите, мы, значит, вот граждане в нашей стране проголосовали за поправки в Конституцию, у нас теперь муниципалитеты встроены в систему публичной власти. Ну что, муниципалитетам теперь станет сподручнее развивать инфраструктуру для туризма?

Оксана Галькевич: Территории свои.

Константин Чуриков: Да, территории.

Владимир Климанов: Вы знаете, сами поправки в Конституцию не подразумевают то, что финансовая самостоятельность муниципалитетов резко увеличится. Для этого нужно проделывать новые, какие-то дополнительные шаги по расширению их возможностей. И действительно, я соглашусь, что сейчас у муниципалитетов нет реальных ни финансовых, ни каких-то иных ресурсов для такого полномасштабного развития пляжей, ну и каких-то других мест комфортной городской среды, вот как принято сейчас говорить.

Оксана Галькевич: Ну, городской, загородной, вообще как бы нормальной среды для досуга культурного, человеческого. У нас очень часто сегодня поднимался вопрос о том, что нужды справить человеческие негде зачастую.

Константин Чуриков: Владимир Викторович...

Владимир Климанов: Соглашусь с вами, но вот еще раз повторю, что сама по себе поправка в Конституцию, которая касается встраивания местных органов власти в единую систему публичной власти в нашей стране, не гарантирует вот такого вот изменения.

Константин Чуриков: Да. А как сделать так, чтобы власти было в хорошем смысле выгодно с частным бизнесом работать, и бизнесу было легко сотрудничать и что-то строить, не знаю, те же дорожки, набережные, пляжи, травка, и всем было хорошо?

Владимир Климанов: Я считаю, что, действительно, замкнутый круг, что одни говорят, что денег нет и возможностей нет, а других не допускают, и поэтому вот ситуация никак в лучшую сторону не развивается, его нужно разрывать, и разрывать нужно с каких-то малых дел. Опять-таки про городскую среду если мы говорим, то те рекомендации, которые касались обустройства городов и тех действий, которые в городах нужно сделать, подразумевают в том числе и создание таких мест, как пляжи, в случае наличия таких возможностей, на реках, на побережьях морей, озер, туда, куда выходят города. Я соглашусь с тем, что нужно развивать какие-то местные инициативы, где они существуют; все-таки если есть активность со стороны бизнеса, то ее нужно каким-либо образом структурировать в рамках действующих норм законодательства. Вот все это...

Оксана Галькевич: Владимир Викторович, а механизмы такие на самом деле есть понятные для муниципалитетов, механизмы, которыми можно воспользоваться? Знаете, на самом деле мы можем сколько угодно критиковать муниципалитеты, но мы действительно с вами знаем, что у них и средств зачастую не хватает, да и страшно иногда какие-то инициативы пытаться реализовать, правда, потому что прилетает очень часто вслед за...

Владимир Климанов: Вы знаете, я очень много путешествую по России, даже вот сейчас, уже в постпандемийные такие недели тут несколько раз выезжал за пределы московского региона. И мне вот иногда горько видеть, как в одном и том же регионе у разных муниципалитетов при примерно одинаковой бюджетной обеспеченности возникает разное какое-то самоощущение в городе. Это касается не только мест пляжей, но и центра города, мест, куда могут ходить молодые люди, обустройство, в конце концов, набережных, пешеходных и велосипедных дорожек и так далее. То есть если есть возможность это сделать, то... инициатива найдется. Вернее, должна быть такая инициатива, чтобы она нашлась, чтобы это можно было сделать, потому что сетовать только на то, что у нас нет никаких ресурсов, возможностей, ничего, ну можно привести и другие примеры, почему в каких-то городах это...

Константин Чуриков: Ага. Владимир Викторович, а может быть, нужно какое-то просто, скажем так, более долгое терпение, оно нам всем требуется? Потому что, видимо, где-то еще кто-то не осознал, что люди в своей стране должны отдыхать. Понимаете, вот, может быть, у нас в стране проще запретить выходить на пляж, запретить где-то купаться, чем что-то развивать и делать?

Владимир Климанов: Соглашусь с вами абсолютно, что такое вот негативное понимание очень часто присутствует, и его нужно каким-либо образом, в общем, разрушать, ломать. Мы живем в этой стране, мы хотим ее обустроить, мы хотим, чтобы здесь жили наши дети, – ну слушайте, давайте тогда делать что-то, чтобы, так сказать, это было лучше, вот я всегда исхожу из этого. Ведь какие-то даже малые действия, которые здесь возможны, нужно всячески поощрять.

Оксана Галькевич: Вот вы сказали о том, что вы много ездите по стране и вам обидно, когда в одном и том же районе в рамках похожих, схожих возможностей разные результаты вы видите. А нам на самом деле... Знаете, можно сравнивать ведь себя не только в рамках нового района, можно с нашими соседями, схожими по климатической ситуации, сравнивать, с теми же финнами, например, с теми же поляками. Вот почему-то как-то там уделяют этому внимание, считают это важным. Может быть, у нас просто по остаточному принципу, да, эти вещи финансируются и осмысливаются?

Владимир Климанов: Ну, Оксана, вы задаете почти риторический вопрос. Конечно, нужно менять здесь какую-то идеологию, хотя не всегда даже сравнение подходит, понимаете. Вот мы привыкли сравнивать дороги в скандинавских странах и у нас, даже вот совсем недавно я объезжал границу Ленинградской области и Карелии, и в Карелии дороги лучше, это чувствуется.

Но здесь есть и объективные просто иногда, природно-географические условия, разная подстилающая поверхность, которая не на то влияет, и так далее, это тоже нельзя сбрасывать со счетов, как бы там ни было. И для местных органов власти очень важны все-таки иногда и природно-географические какие-то особенности. Понимаете, в Центральном федеральном округе отопительный сезон длится на 2 недели больше или меньше в зависимости от разных регионов, входящих просто в Центральный федеральный округ. То есть здесь нельзя сказать, почему именно там так, а здесь не так, то есть это все тоже нужно учитывать. С другой стороны, вы абсолютно правы, нужно воспитывать любовь к своей родине, к своей малой родине, к России в целом, чтобы каким-то образом обустраивать то, что у нас есть вокруг нас.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Да, похоже, и в чиновниках эту любовь тоже надо воспитывать. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Владимир Климанов, директор Центра региональной политики РАНХиГС.

Много было сообщений, вот я просто отложил одно из таких комплиментарных: «В Белгороде центральные пляжи, – нам пишут, – оборудованы классно. Спасибо губернатору и мэру, что беспокоятся о досуге граждан», – вот так нам написали.

Оксана Галькевич: А вообще, на самом деле климатом прикрываться странно. Помню одну дорогу, построенную в Ленобласти финнами, она была прекрасной несмотря на разные климатические подложки, или что нам сказал эксперт.

Сейчас, друзья, о том, как живет наша самая удивительная в мире страна, «Информационная погода в России».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)